Показать сообщение отдельно
Старый 07.11.2012, 14:42   #2
Меритатон
Участник форума
 
Регистрация: 28.08.2012
Адрес: Калининград
Сообщений: 41
По умолчанию Re: Проза Меритатон

Пробуждение


1.

Савелий Петрович Никанорин был обычный молодой человек лет двадцати шести, среднего роста, нормального телосложения, с короткой шевелюрой неопределённого цвета. Черты его лица, хотя и не лишённые некоторой привлекательности, были также совершенно типичны для центральной полосы России и, опять-таки, ничем не выделяли их обладателя среди остальных представителей мужской половины населения.
Жизнь Савелия Петровича, так же как и его внешность, мало отличалась от жизни других молодых людей его возраста; тем не менее, в среде ближайших знакомых он считался чуть ли не счастливчиком. Савелию едва исполнилось двадцать три года, как он получил всё, чего мог пожелать молодой человек, едва закончивший университет: высокооплачиваемую должность в крупной компании, специализирующийся на программном обеспечении других крупных компаний, двухкомнатную квартиру в центре города, подаренную любящими родителями вместе с новеньким Chevrolet.
О чём ещё можно мечтать? Ах, ну да... В свою новую квартиру Савелий переехал вдвоём с не очень умной, но очень красивой девушкой Ларисой, место которой, впрочем, довольно скоро заняла не менее красивая и не более умная Марина, а за ней Света, Даша, Настя и так далее.
В общем, Савелий не скучал. Да и разве можно скучать, когда практически каждый вечер проводишь в баре или ночном клубе в обществе всегда весёлых, поддатых старых (и не очень) друзей, после чего возвращаешься домой неизменно в компании новой сногсшибательной знакомой. Что касается отпуска, то он и праздники не могут проводиться нигде, кроме разнообразных курортов, отечественных и заграничных, и никак иначе, кроме как с затратой бессмысленно большой суммы на всяческие развлечения.
Лишь одно доставляло Савелию Петровичу дискомфорт - это необходимость каждый будний день приходить на работу, хотя и вызывавшую у него некоторый интерес, так как была связана с единственным, к чему он питал определённую привязанность, - с компьютером, всёже воспринималась им как досадная помеха непрестанным пьянкам и любовным приключениям.
Но не стоит думать, что ,кроме вечеринок и девушек, Савелий ничем больше не интересовался. Нет. В его жизни было увлечение, даже больше – любовь, любовь к интернету. Всё время, свободное от девиц, попоек и работы, он проводил там, в мире блогов, чатов, сетевых игр, коротких и не утомительных для мозга лент новостей. Порой он развлекался, взламывая какие-нибудь закрытые сайты, извлекая хранящуюся на них конфиденциальную, но мало ему интересную информацию. Иногда Савелий писал программы, создавал вирусы, реже антивирусы… Его хакерская деятельность показывала, что парень он совсем не глупый, по крайне мере в своей, компьютерной, сфере, за что, в общем-то, его и взяли в фирму, где он и работал.
Такую жизнь безмятежно и вполне счастливо Савелий Петрович вёл в течение трёх лет и вёл бы дальше, если бы не одно «но».
Несмотря на бурную и необременительную личную жизнь, постоянные развлечения, регулярные поездки за границу, увлекательное и активное пребывание в виртуальном мире, Савелий Петрович стал таки скучать. Хотя, наверное, скука - не совсем подходящее слово. То, что совершенно неожиданно для себя стал ощущать Савелий, было скукой лишь в самом начале. Тихо, незаметно, как лёгкий холодный ветерок, проникла в его подсознание необъяснимая тоска, словно ему чего-то недоставало, но он сам не представлял чего. Возникнув как едва осознаваемое неудобство, эта странная тоска начала медленно расти, с каждым днём причиняя Савелию всё больше беспокойства.
Самым неприятным было то, что Савелий никак не мог понять, когда же впервые в нём возникло это тянущее чувство, особенно усиливавшееся, когда он оставался один – словно чьи-то ледяные пальцы сжимали его горло. Отчего-то Савелию казалось, что если он установит-таки, когда и почему впервые возникло в нём это странное чувство, он сможет понять и то, как от него избавиться. И вот, как-то раз, сидя на диване в своей гостиной, во время особенно мучительного приступа тоски он стал усердно вспоминать, что такое могло случиться в его монотонной жизни за последнее время.
Сидел Савелий час, сидел два, но на ум ему так ничего путного и не пришло. Он уже начал терять надежду установить истину, как вдруг его осенила догадка. Сначала эта идея показалась ему притянутой за уши, а возможность подобного просто невероятной, но потом… «А почему бы и нет?» - подумал Савелий, - «Других вариантов всё равно, вроде, нет».
А пришло в голову Савелию вот что. Примерно три месяца назад, где-то в начале мая, он познакомился на свадьбе своего друга и соседа по кабинету Андрея с двумя девушками. Одна из них (звали её Таня) была, что называется «не в его вкусе»: невысокая, бледная, с довольно нескладной (на его взгляд) фигурой и жиденькими светлыми волосами. Как Таня была одета, Савелий, понятное дело, не запомнил, но ему казалось, что это было нечто невзрачное и явно ей не подходящее. Короче говоря, девушка ему не понравилась, и тогда он очень жалел, что все места за свадебным столом рядом с более привлекательными девушками были уже заняты.
Савелий не помнил, как и почему заговорил с ней. Кажется, спросил что-то о женихе, на что Таня ответить не смогла, так как сама только что пришла и вообще она была подругой невесты. Потом Таня сама задала какой-то вопрос, на который уже Савелий не смог ответить; кажется, он был совсем банальный, так что ему, чтобы не выглядеть глупо, пришлось быстро пошутить. На шутку Таня улыбнулось, но по её взгляду Савелий легко понял, что всё-таки сел в лужу из-за своего невежества. Однако Таня оказалась достаточно деликатной собеседницей и, свою очередь, тоже пошутила, что-то насчёт интернета. Дырявая память Савелия снова не позволила ему восстановить, что же именно она сказала, но это навело его на мысли, что Таня, вероятно, также имеет не последнее отношение к профессиональному миру высоких технологий.
- Извините, а кем вы работаете? – поддавшись внезапному интересу, спросил Савелий.
- Я? – немного удивилась Таня, - да так, программист в лаборатории Касперского, - махнула рукой девушка.
У Савелия округлились глаза: «Да эта Танька, должно быть, в десять раз круче меня, если она работает в «Каспере»!» - ведь его самого туда когда-то не взяли.
- Вижу, вы удивлены, - спокойно ответила девушка на изумление Савелия.
- Честно говоря…. – он запнулся, а потом вдруг выпалил, - простите, а сколько Вам лет?
Таня усмехнулась.
- А Вам не кажется, что задавать подобные вопросы девушке неприлично?
Савелий будто не слышал. Его снедало любопытство - как эта серая мышь смогла устроиться в фирму, куда не взяли его, Его, Гения! Да что в ней есть такого!
- Наверное, там у вас уже были друзья, - пробурчал он себе под нос.
- Нет, - всё также спокойно ответила Таня, - я просто выиграла вступительный конкурс и прошла собеседование.
- А на какую должность, если не секрет? И когда это было? – Савелий прищурился, глядя на девушку.
- Не секрет, если вам это интересно. Разработчик компонентов антивирусных баз. Полтора года назад.
- Так это были Вы! – воскликнул Савелий, ударив рукой по столу.
Именно полтора года назад, в Москве, он потерпел несправедливейшее поражение. У него и ещё у кого-то был самый высокий результат по итогам конкурса – 100%, но взяли не его. Соперник каким-то образом обошёл его на собеседовании. Всё это время Савелий думал, что это был парень, а теперь, узнав, что его обставила девчонка, он просто места себе не находил от досады.
- Не совсем понимаю, что Вы имеете в виду, - нахмурилась Таня.
- Полтора года назад вы участвовали в конкурсе на место, которое сейчас занимаете в компании, - затараторил Савелий. – Вы прошли в финал вдвоем с ещё одним участником и выиграли, а он нет!
- Хотите сказать, что Вы были тем самым вторым финалистом? – произнесла Таня, начиная понимать причину столь бесцеремонного поведения.
Савелий не ответил.
- Странно, что вы об этом всё ещё беспокоитесь, - продолжила Таня, - и забавно. – Она улыбнулась столь несерьёзному, по её мнению, поведению.
- Забавно! – воскликнул Савелий так громко, что ближайшие соседи услышали его возглас, не смотря даже на грохот музыки.
- Да,– ещё шире улыбнулась Таня. - Особенно для человека в вашем возрасте. Пора бы уже научиться справлять с эмоциями и не реагировать на проигрыш так, словно вам пять лет. Несерьёзно.
Савелий смог только беззвучно открыть рот и снова его закрыть. Что можно сказать, если тебя, вполне справедливо, назвали капризным мальчишкой. Неожиданно для себя Савелий почувствовал, что у него покраснели уши – впервые за много лет ему стало стыдно. Это давно забытое чувство до того ему не понравилось, что молодой программист отчаянно захотел немедленно испариться, только бы скрыться от осуждающего взгляда внимательных серых глаз собеседницы.
- Впрочем, - проговорила Таня, отведя глаза, - я не вправе судить. Откуда мне знать, что значило для вас это место.
- Нет, - скривился Савелий, - боюсь, Вы правы, я психанул. А потом добавил:
- Прошу прощения за вопрос о возрасте.
- Прощаю, - ответила Таня.
Разговор перешёл на другую тему: оказалось, что у Савелия и Тани, кроме невесты, есть ещё несколько общих знакомых. В процессе общения Таня не раз как-то странно взглянула на жениха, Савелию даже показалось, что при этом она иногда неодобрительно покачивала головой. Наконец, решив узнать, чем вызвано такое поведение, он спросил:
- Вы, кажется, не особенно одобряете выбор вашей подруги?
- Андрея? – Таня нахмурилась, - Ну, как вам сказать… Он же вроде как ваш друг.
- Я ему не скажу, - улыбнулся Савелий.
- Не в этом дело…- замялась Таня, - Нет, не подумайте, - быстро заговорила девушка, увидев, что Савелий изменился в лице, - будто здесь криминал или ещё что-нибудь серьёзное. Просто, на мой взгляд, они не подходят друг другу. Андрей слишком не дотягивает до уровня Оли, причём я не имею в виду деньги или образование. Нет. Здесь нечто другое. Понимаете, - она снова также неодобрительно и даже как-то обречённо покачала головой, - он совсем не читает.
- Как это? – не понял Савелий. – Он же работает вместе со мной, сидит рядом, постоянно уткнувшись в комп. По-моему, он много читает…
- Я не имею в виду блоги и ленты новостей, - произнесла Таня презрительно. – Я говорю про Книги! Как я узнала, за последние лет двенадцать он не прочитал ни одной книги! Ни художественной литературы, ни фантастики, ни детективов, ничего, вообще ничего!
Возмущению её не было предела, Таня говорила так, будто Андрей совершил непростительнейший из грехов и нисколько при этом не раскаивался. Честно говоря, Савелий никак не мог понять, что же такое ужасное совершил Андрей. Он сам с момента окончания школы не брал в руки ни одной книги.
А Таня тем временем продолжала:
- У него невероятно узкий кругозор, он ничем не интересуется, кроме компьютеров и футбола. Как-то раз мы с Олей при нём стали обсуждать, как было бы здорово в июле, во время очередного метеорного дождя, выехать на ночь куда-нибудь загород, где небо особенно ясное. Знаете, посмотреть дождь без помех, ведь в городе увидеть что-либо почти невозможно. Оля спросила Андрея, что он насчёт этого думает. Он даже не понял, о чём его спрашивают, а потом выдаёт, что он ей из интернета накачает ролики с метеорным дождём, и что он вообще в астрономии плохо разбирается. Это лишь один из примеров живости его ума и восприимчивости психики, - Таня немного помолчала, а затем добавила, - Если Андрей не поднимет своё воображение выше уровня моллюска, Оля с ним долго не останется.
- В так случае, почему же она вышла за Андрея замуж? – спросил Савелий холодно.
- Как говорится: «Любовь зла, полюбишь и козла», - пожала плечами Таня. – А с другой стороны: «Ничто не вечно под луной». Ведь основа по-настоящему прочной любви – это внутреннее единство, делающее людей одним целым. А о каком единстве может идти речь, если жизненные интересы людей полярно различны? Влюблённость, привязанность – всё это проходит. А дети, имущество и привычка уже не аргумент в наше время. Браки распадаются так легко.
- Но почему, всё обязательно должно быть так… - начал было возражать Савелий, но Таня его прервала, увидев кого-то за его спиной.
- Лена! – воскликнула девушка и помахала рукой. – Иди сюда.
Обернувшись, Савелий увидел Лену.
Лена была полной противоположностью Тани: высокая, стройная девица с копной бронзовых волос и горящими глазами. Средней длины облегающее платье так удачно подчёркивало все достоинства её фигуры, что Савелий даже слега обалдел от такой красоты.
Лена подошла к их столику и села рядом с Таней, напротив Савелия. Таня их представила, а потом стала о чём-то расспрашивать Лену, но Савелий этого уже не слышал. Он не мог оторвать взгляд от зеленоглазой красавицы Лены и смотрел на неё как завороженный. Савелию казалось, что он ещё никогда в жизни не видел столь прекрасной, столь совершенной девушки. Он даже не представлял, что кто-то может быть так яростно красив.
Лена о чём-то взволнованно рассказывала Тане, и хотя зачарованный Савелий с трудом понимал, о чём идёт речь, но вроде бы рассказ был о каком-то судебном разбирательстве. Каждый раз, когда Лена называла какое-то имя (возможно, оппонента) её глаза вспыхивали, а лицо как будто начинало светиться изнутри. Она так бурно изливала свои чувства, что совершенно не замечала никого вокруг. В красках описывая Тане некую судебную баталию, она так разгорячилась, что стала похожа на бушующее пламя. Оставаясь внешне почти неподвижной, Лена излучала такую энергию, что Савелий почти физически ощущал её жгучие волны.
Вдруг с Савелием начало происходить что-то странное. Он внезапно заметил, что куда-то исчезли все звуки, кроме давящего нарастающего звона. В глазах у молодого человека стало темнеть, в сужающемся поле зрения осталось только лицо Лены с беззвучно шевелящимися губами, но вскоре стало меркнуть и оно. Савелии почувствовал, как энергетические волы, исходящие от Лены, проходят сквозь его тело, словно растворяя его и унося куда-то вдаль.
- Лена, - вдруг донёсся откуда-то издалека тихий голос, - успокойся. Посмотри, что ты сделала.
- Ой, да, - как колокол зазвенел в ушах Савелия голос Лены, - сейчас я его разбужу.
В следующий миг энергетический поток изменил своё направление, он больше не размывал тело Савелия. Наоборот, заметно усилившиеся волны стали возвращаться и, снова проходя сквозь Савелия, приводить его в прежнее состояние. Пара мгновений, и он снова спокойно сидит за столом в банкетном зале, ещё миг и к нему вернулись слух и зрение.
- Ну, как ты? – спросила Лена, пощёлкав пальцами у Савелия перед лицом, чтобы привлечь его внимание, - Голова не кружится, руки ноги чувствуешь?
В ответ Савелий промычал что-то нечленораздельное. Развалившись на стуле, молодой человек ошарашено водил глазами по залу, всё ещё с трудом соображая. Наконец, немного овладев собой, он нерешительно поднялся и как можно быстрее направился к выходу из зала. Растолкав по пути несколько танцующих пар, Савелий выбрался в коридор и сломя голову понёсся к лестнице, ведущей на подземную парковку.
На слабо освещённой, пропахшей сыростью и бензином стоянке было штук десять автомобиле, включая его собственный. Покачиваясь и дрожа от холода – на стоянке было жутко стыло – Савелий пошел к своему Chevrolet, пробираясь между другими машинами. Добравшись почти до самого выезда и, обойдя квадратную опорную колонну, Савелий увидел, наконец, свою машину и возле неё…
- Здравствуйте ещё раз, – воскликнула Лена, очаровательно улыбаясь, – думаю, что в вашем состоянии лучше не садиться за руль.
- Что! Как вы… - Савелий хотел было сказать что-нибудь грубое этой рыжей бестии, выросшей словно из-под земли. «И как она только смогла меня опередить, ведь лифт на парковку не идёт, - подумал Савелий, - не телепортировалась же она сюда, в самом деле!». Но тут молодой человек почувствовал, что у него подкашиваются ноги. Чтобы не свалиться на пол, Савелий прислонился к машине, судорожно пытаясь извлечь из кармана джинсов ключи.
- Ты не поедешь за рулём, - прозвенел в ушах Савелия громоподобный голос Лены. Он почувствовал, как тело его одеревенело, а воля угасла. Вся его жизнь сосредоточилась в горящих изумрудных глазах, в мире ничего не существовало, кроме них и медно звенящего Голоса.
- Достань ключи и отключи сигнализацию, - приказал Голос.
Руки сами всё сделали, даже раньше, чем Савелий успел подумать об этом.
- Молодец. А теперь открой заднюю дверь и садись.
Савелий подчинился, двигаясь медленно, как во сне.
- Дай мне ключи.
Он отдал и задняя дверь захлопнулась.
Задним умом Савелий осознал, что Елена села на место водителя и, пристегнувшись, завела мотор.
- Я отвезу тебя домой, - сказала девушка и нажала на газ.
Огни ночного города мелькали за окном машины так быстро, что казались одной широкой светящейся рекой. Машин на дороге почти не было, как и людей на улице, в три часа утра город спал. Савелий находился в странном состоянии полусна. Смутно осознавая, что происходит что-то необычное, он, тем не менее, не испытывал беспокойства, а лишь глядел в ночную даль.
Не прошло и пятнадцати минут как они остановились во дворе хорошо знакомого Савелию дома. Елена выключила мотор и, отстегнув ремень безопасности, посмотрела на Савелия в стекло заднего вида.
- Прости меня, Савушка, - заговорила девушка своим обычным голосом, - злая шутка с тобой получилась. Я не хотела. Но ты, бедненький, и сам виноват, слишком падок на женский пол… Самое печальное для тебя, Савушка, что уже ничего нельзя исправить. Да, увы. То, что начато моим невольным воздействием, уже не остановить. Жизнь твоя, Савушка, изменится, и ты это скоро заметишь… Когда станет совсем невмоготу, решение придёт само. Прощай, Сава! – Лена умолкла, прикрыла глаза.
- Выходи из машины, - снова зазвенело в ушах.
Савелий открыл дверцу, выбрался наружу. Лена выбралась следом, захлопнула дверцу и включила сигнализацию.
- Возьми ключи.
Савелий взял и спрятал ключи в карман.
- Сейчас ты поднимешься к себе в квартиру и ляжешь спать. С тобой всё будет хорошо.
Снова став собой Лена, подскочила к Савелию и, едва дотянувшись, прошептала ему на ухо:
- Время снов кончилось!
Меритатон вне форума   Ответить с цитированием