Показать сообщение отдельно
Старый 17.01.2010, 00:38   #154
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,105
По умолчанию Re: Женщины мира

Ирина Костекиди писала: "А помните ещё пару: русский граф времён Екатерины, если не ошибаюсь, и испанская девушка с зап. побережья Сев. Америки? Граф погибает в дороге через Сибирь, желая получить разрешение на брак от императора (императрицы), а она так и не выходит замуж, т.к. другие для неё не существуют."
Действительно, романтическая любовь испанской красавицы Кончиты и русского графа Николая Резанова, воспетая многими поэтами и писателями, достойна восхищения во все времена наряду с историями Александра и Таис, Перикла и Аспазии, Антония и Клеопатры, Ромео и Джульетты.


Летом 1803 года из Санкт-Петербурга в Японию стартовала экспедиция русской миссии, руководителем которой был Граф Николай Петрович Резанов - камергер Двора Его Императорского Величества, государственный деятель, писатель, блестящий красавец, великолепно образованный, знающий пять европейских языков, учредитель Российско-Американской компании. Ему было 42 года, четыре года назад он похоронил жену.
Экспедиция продлилась несколько лет. В марте 1806 года на корабле «Юнона» Николай Резанов прибыл к берегам залива Сан-Франциско, чтобы пополнить запасы продовольствия для русской колонии на Аляске. Здесь, на земле, в то время носившей имя Erba Buena, произошла встреча, которой суждено было остаться в веках.

Познакомившись с семьёй коменданта испанской крепости Сан-Франциско, граф Резанов произвёл большое впечатление на его дочь Консепсьон или как её называли в семье, Кончиту, которая слыла «красой Калифорнии». В парадном покое комендантского дома Николай Петрович, знакомясь с его обитателями впервые увидел Её. «Моя сестра Мария де ла Консепсьон, — представлял дон Луис, сын коменданта, и гости (Резанов и морские офицеры) вежливо поклонились в ответ на реверанс девушки. Назывались новые имена, звучал голос дона Луиса, но вряд ли до них доходило всё остальное, происходящее после того, как им представили поразившую их необычайной красотой Марию де ла Консепсьон.
Она родилась 10 февраля 1791 года в семье коменданта крепости Сан-Франциско Хосе Дарио Аргуэльо и донны Марии Игнасии Мораги де Аргуэльо. Это была, несомненно, красавица двух Калифорний. Недавно ей исполнилось 15 лет. Она сразу приковывала к себе внимание всякого, кто имел счастье видеть её. Природа щедро одарила её великолепными данными: удивительно пушистые ресницы, большие жгучие чёрные глаза, изогнутые линии бровей, стройные красивые длинные ноги, редкий золотистый цвет кожи, чёрные шелковистые волосы. Консепсьон отличалась от других своей живостью и жизнерадостностью, превосходной белозубой улыбкой, стройностью фигуры: мягкие женственные очертания её грациозного тела могли свести с ума кого угодно. Её глаза завораживали ласкающим бархатным блеском, и в них светилась какая-то неземная одухотворённость... они воспламеняли любовь. С уверенностью и превосходством королевы глядела она на окружающих.
Молодой Георг Лангсдорф, натуралист и личный врач Резанова, влюбившийся в Кончиту с первого взгляда, так описывает её в своём дневнике: «Она выделяется величественной осанкой, черты лица прекрасны и выразительны, глаза обвораживают. Добавьте сюда изящную фигуру,чудесные природные кудри, чудные зубы и тысячи других прелестей. Таких красивых женщин можно сыскать лишь в Италии, Португалии или Испании, но и то очень редко». У неё была совершенно естественная, ненаигранная манера держаться — черта, свойственная людям умным и знающим себе цену.
Кончита, как и все девушки её возраста во всём мире, грезила несбыточными мечтами о встрече со сказочным принцем, естественно, что Н. П. Резанов, командор и камергер Его Императорского Величества, сильный, высокий и красивый человек, произвёл на юную испанскую красавицу глубокое впечатление. Резанов был единственным из делегации русских, кто владел испанским языком, поэтому он мог разделить с Кончитой любую беседу. Он часто рассказывал ей, во многом по собственному её желанию, о Петербурге, Европе, дворе Екатерины Великой...
Он восхищал её своим благородством, образованностью, тактичностью, самообладанием, она этого восхищения и не пыталась скрывать. Именно непосредственностью, откровенностью и искренностью она его и завораживала. К тому же он увидел, как она умна (умна не по годам): Кончита давала ему много дельных советов и раскрыла ему глаза на политическую обстановку в Калифорнии. В разговорах они узнавали друг друга с каждой встречей всё больше и больше, и в сердце девушки родилась страстная любовь к прекрасному принцу её снов. И, конечно, он, опытный, умудрённый жизнью человек, уже догадывался о любви Кончиты к нему. Когда он сделал ей предложение, она не на минуту не задумываясь, согласилась и уверенно выражала желание отправиться вместе с ним в Россию, о которой он ей так много рассказывал.
«Предложение моё сразило воспитанных в фанатизме родителей её (Кончиты). Разность религий и впереди разлука с дочерью были для них громовым ударом. Они прибегли к миссионерам, те не знали, на что решиться. Возили бедную Консепсию в церковь, исповедывали её, убеждали к отказу, но решимость её наконец всех успокоила.
Святые отцы оставили разрешению Римского Престола, и я, ежели не мог окончить женитьбы моей, то сделал на то кондиционный акт и принудил помолвить нас, на то coглашено с тем, чтоб до разрешения Папы было сие тайною.» Из письма Резанова к министру коммерции (Н.П. Румянцеву) видно, что родители Кончиты были поражены, узнав о намерении Николая Петровича жениться на их дочери. В ещё больший ужас они пришли, когда поняли, что Кончита ни за что не откажется от своей любви, несмотря на все уговоры святых отцов, которые, указывая на невозможность брака ввиду различия религий, надеялись «образумить» упрямую девушку, делая упор на её чувство преданности и верности католической вере. Кончита, самоотверженно защищая свою любовь к Резанову, и не думала «изменять» вере, ведь ей казалось, что Бог поймёт их чувства, для неё различие религий не являлось препятствием к браку. В итоге, было решено «испросить разрешения» на данный («смешанный», т.е. между католичкой и православным) брак у святого Римского Престола. Но Резанов на этом не остановился и добился помолвки, которая в отличие от обручения и венчания не являлась церковным обрядом, поэтому о помолвке было объявлено немедленно.

Было решено отложить венчание до той поры, пока граф не вернётся в Санкт-Петербург и не заручится ходатайством своего Императора перед Римским папой для получения официального разрешение католической церкви на «смешанный» брак. Резанов полагал, что на это могло уйти около двух лет. Но не только эта причина торопила Резанова покинуть Сан-Франциско и свою невесту – жители русских поселений на Американском Севере остро нуждались в продуктах питания. Резанов рассчитывал сначала зайти с грузом продовольствия на Аляску, а затем через Сибирь добраться до Санкт-Петербурга. В начале лета 1806 года на судне «Юнона» он отправился в обратный путь.

Я знаю, чем скорей уедешь ты,
тем мы скорее вечно будем вместе.
Как не хочу, чтоб уезжал,
как я хочу, чтоб ты скорей уехал,
Возьми меня, возлюбленный, с собой.
Я буду тебе парусом в дороге.
Я буду сердцем бури предвещать,
Мне кажется, что я тебя теряю...

А.Вознесенский

Для Кончиты начались долгие месяцы, а затем и годы, ожидания. Ежедневно она выходила на берег океана, на самый мыс, усаживалась там на камень и неотрывно смотрела вдаль, ожидая появления корабля своего жениха. Но прошли уже все сроки, а её любимый так и не появился. Родители Кончиты утешали её и старались убедить не отчаиваться. Потом до неё дошли известия о том, что граф Резанов, будучи на Аляске, сильно простудился, однако продолжал свой путь. Хотя перенесённая болезнь подорвала его здоровье, он очень спешил, но, к несчастью, уже в России, он упал с лошади и ударился головой. После этого он уже не оправился и умер в сибирском городе Красноярске 1 марта 1807 года. Кончита долгое время отказывалась верить плохим вестям и продолжала ждать.

Десять лет в ожиданьи прошло
Ты в пути. Ты все ближе ко мне.
Чтобы в пути тебе было светло,
Я свечу оставляю в окне.
Двадцать лет в ожиданьи прошло,
Ты в пути, ты все ближе ко мне.
Ты поборешь всемирное зло...
Я свечу оставляю в окне.
Тридцать лет в ожиданьи прошло,
Ты в пути, ты все ближе ко мне.
У меня отрастает крыло!
Я оставила свечку в окне...

А.Вознесенский

Бесконечных 35 лет ждала Кончита своего возлюбленного. Даже когда ей рассказали о его смерти, она осталась верна ему - так и не вышла замуж, хотя ей предлагали руку и сердце достойнейшие женихи Калифорнии, занималась благотворительностью, обучала индейцев. Её называли La Beata. В начале 1840-х годов донна Консепсьон вступила в третий Орден Белого Духовенства, а по основании в 1851 году в городе Бенишия монастыря Св. Доминика стала его первой монахиней под именем Мария Доминга.
Она умерла в возрасте 67 лет 23 декабря 1857 года и была похоронена на кладбище при монастыре, а в 1897 году все захоронения монахинь, в том числе и её могила, были перенесены на специальное кладбище Ордена Святого Доменика, где она покоится по сей день. Рядом с её простым надгробием в Бениции установлен белый памятник, где всегда лежат цветы. Каждый год общество местного исторического музея устраивает праздник в честь этой истории любви, проводит поэтический конкурс. В небольшом музее Президио есть макет крепости и местности Erba Buena с фигурками Резанова и Кончиты, стоящими на мысу залива.
В 2000 году на Троицком кладбище Красноярска был установлен новый надгробный памятник Николаю Петровичу Резанову в виде большого креста из белого мрамора, на котором можно прочесть надпись «Я тебя никогда не увижу. Я тебя никогда не забуду». В том же году был совершён символический акт воссоединения влюбленных: шериф города Монтерей (Калифорния, США) Гарри Браун привёз в Красноярск розу и горсть земли с могилы Консепсьон Аргуэльо и развеял её над могилой Николая Резанова. В свою очередь, он увёз из России горсть земли с могилы Резанова, которую развеяли на могиле Кончиты на кладбище Святого Доминика в Бениции.
Поэт Андрей Вознесенский посвятил истории графа Резанова и Кончиты поэму “Авось!”, которая была написана в 1970 году. Семь лет спустя Вознесенский создал либретто рок-оперы «Юнона и Авось» (это названия двух парусных судов, участвовавших в плавании Резанова) на музыку Алексея Рыбникова, которую поставил на сцене театра «Ленком» режиссёр Марк Захаров. Премьера оперы «Юнона и Авось» состоялась 9 июля 1981 года. На протяжении многих лет она шла с неизменным аншлагом и до сих пор входит в репертуар театра. Её крылатым девизом является известная фраза “Я тебя никогда не увижу, я тебя никогда не забуду». Опера «Юнона и Авось» гастролировала в Париже, Нью-Йорке, в Германии, Голландии, была поставлена в Польше, Венгрии, Чехии, Германии, Южной Корее.

По этой ссылке вы можете посмотреть отрывок из спектакля "Юнона и Авось" и еще раз прослушать замечательный романс "Я тебя никогда не забуду..." в исполнении Н.Караченцова и Е.Шаниной.
http://www.video4viet.com/watchvideo.ht ... 0%B4%D1%83


На Аляске, вблизи Ситки, бывшей столицы Русской Америки, есть маленький островок под названием Аргуэло. Это последний привет, который послал своей нареченной Николай Резанов, назвав остров ее фамилией.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума