Показать сообщение отдельно
Старый 04.08.2014, 09:44   #207
arkad
Основатель
 
Аватар для arkad
 
Регистрация: 04.04.2007
Адрес: г. Обнинск
Сообщений: 6,575
По умолчанию Re: Календарь памятных дат

Памяти Александра Александровича Блока

28 ноября 1880 - 7 августа 1921 г

Выдающийся русский поэт символист XX столетия, один из величайших поэтов России.

И тогда в гремящей сфере Небывалого огня
Светлый меч нам вскроет двери Ослепительного дня.

Поэма «Двенадцать» (последняя часть)

...Вдаль идут державным шагом...
– Кто еще там? Выходи!
Это – ветер с красным флагом
Разыгрался впереди...

**** Впереди – сугроб холодный,
– Кто в сугробе – выходи!..
Только нищий пес голодный
Ковыляет позади...

**** – Отвяжись ты, шелудивый,
Я штыком пощекочу!
Старый мир, как пес паршивый,
Провались – поколочу!

**** ...Скалит зубы – волк голодный –
Хвост поджал – не отстает –
Пес холодный – пес безродный...
– Эй, откликнись, кто идет?

**** – Кто там машет красным флагом?
– Приглядись-ка, эка тьма!
– Кто там ходит беглым шагом,
Хоронясь за все дома?

**** – Все равно, тебя добуду,
Лучше сдайся мне живьем!
– Эй, товарищ, будет худо,
Выходи, стрелять начнем!

**** Трах-тах-тах! – И только эхо
Откликается в домах...
Только вьюга долгим смехом
Заливается в снегах...

**** Трах-тах-тах!
Трах-тах-тах...

**** ...Так идут державным шагом,
Позади – голодный пес,
Впереди – с кровавым флагом,
И за вьюгой невидим,
И от пули невредим,
Нежной поступью надвьюжной,
Снежной россыпью жемчужной,
В белом венчике из роз –
Впереди – Исус Христос.
* * *

Он был странный человек, со странным именем («Одно единственное движение губ. Имя твое — пять букв...» - писала о нем Марина Цветаева), странной внешностью, странными стихами...
В его жизни странным было очень многое...

Странная любовь Александра Блока

Высокий, статный, с изысканно строгим белым матовым лицом, обрамленным копной прекрасных пепельных локонов, внешне очень напоминающий архангела; безупречно вежливый, тонкий, волнующий поэт Александр Александрович Блок, в июле 1898 года впервые появился в Боблово — имении великого ученого Дмитрия Менделеева.
С первой же встречи он буквально сразил сердце единственной дочери Менделеева, шестнадцатилетней Любови Дмитриевны. Слишком бойкая, слишком веселая, слишком жизнелюбивая девушка влюбилась в его прохладную отчужденность и странный, задумчивый, как будто неземной взгляд...
Оба они были заядлыми театралами, грезили театром, поэтому практически сразу же принялись осуществлять постановку не чего-нибудь, а шекспировского «Гамлета». Играли в большом светлом сарае, срочно переоборудованном под театральную сцену. Она была Офелией, он — Гамлетом, вся их летняя жизнь — Шекспир... Поэт должен быть влюблен, и молодой Александр Блок влюбился в Любу Менделееву.
По возвращении в Петербург они виделись мало: Любочка заканчивала гимназию, Александр посещал лекции в университете. Он - любил и ждал, она — любила и молчала...
Следующим летом они снова устроили театр в сарае, где к столетию великого Пушкина играли сцены из «Каменного гостя» и «Бориса Годунова». Томление — так можно было назвать душевное состояние влюбленного поэта; робость и неуверенность, словно предчувствие неотвратимости своей судьбы - вот что занимало и мучило влюбленную Любу.
Осенью они опять расстались. В столице Блок практически перестал посещать дом Менделеевых и, скорее всего, их взаимное молчаливое чувство погасло бы, если не одно «но»... Что это было — судьба, высшее вмешательство?! - Пасхальный подарок от матери — томик стихов известного властителя молодых умов, мыслителя, публициста, философа и богослова Владимира Соловьева. Для впечатлительного поэта все вдруг прояснилось, все встало на свои места, все приобрело новый, великий, непреложный смысл. Все это Мировая Душа, вечная Женственность, прекрасная и непостижимая...

Он был странный человек, со странным именем («Одно единственное движение губ. Имя твое — пять букв...» - писала о нем Марина Цветаева), странной внешностью, странными стихами... Родившись в неполной семье (к моменту рождения мальчика его родители развелись), маленький Саша стал главным мужчиной в жизни своей матери, что, безусловно, сказалось на формировании его тонкой восприимчивой натуры... (Много позже мать Блока, Александра Андреевна, все же вышла замуж еще раз.) Блок смотрел на женщин с обожанием и преклонением, как на источник поэтического вдохновения, на свою Музу, служа которой, он был способен поистине на неземные чувства. Потому и земная, то есть плотская сторона любви стояла для него далеко не на первом месте... Все было так, пока он не поехал с матушкой и теткой на один из популярных немецких курортов. Почти сразу по приезде на пути мечтательного юноши встретилась интересная, яркая, элегантная Ксения Михайловна Садовская — дама на двадцать лет старше поэта, его первая, короткая, но сильная любовь. Через месяц они расстались, но вдруг оказалось, что для нее, опытной зрелой женщины, это короткое сильное чувство стало главным в жизни. Спустя двадцать лет, претерпев ужасы революции и Гражданской войны, отнявшей у нее все, даже детей; больной, нищей, полубезумной старухой попав в одну из клиник Одессы, Ксения Садовская узнала о том, что, вспоминая их короткий курортный роман, Александр Блок создал цикл пронзительно нежных, бессмертных стихов «Через двенадцать лет», и посвятил его ей, своей первой синеокой богине - «К.М.С.»... Именно она, потеряв все в буквальном смысле, сохранила пачку трога*тельных нежных писем от влюбленного гимназиста, написанных более 25 лет назад, зашив их в подол своей юбки...

... Теперь, в 1901-м, впечатленный Соловьевскими стихами о Прекрасной Даме, Александр Блок понял, что в его жизни Она уже есть, прекрасная и недостижимая — Любовь Менделеева.
Живая, веселая Любочка, давно и нежно любившая своего поэта с лицом архангела, не догадывалась, что стала «божеством»; потому была по-женски счастлива, когда Блок сделал ей предложение. «Для меня цель и смысл жизни, все — ты...» - писала она жениху...
Первый жестокий нежданный удар Любочка получила в ночь после венчания. Ее таинственный и нежный «архангел» объяснил, что истинная необыкновенная любовь не нуждается в грязных плотских утехах, а он ее любит именно истинной любовью.
Незадолго до свадьбы поэт записал в дневнике: «Запрещенность всегда должна оставаться в браке.... как ни силюсь, никак не представляется некоторое, хотя знаю, что ничего, кроме хорошего, не будет...» Почему так? Напугала ли его темная жаркая сладкая страсть к Садовской, заглушающая все в его сердце, не дающая ему, поэту, дрожать как струна? Все же, скорее всего, впечатлительный юноша глубоко проникся идеями Соловьева. Впрочем, в ту же первую брачную ночь Блок объяснил жене, что оба они остаются свободны для плотских утех... Любовь Дмитриевна любила мужа и поэтому приняла все, что обрушилось на нее в эту странную страшную первую ночь. Может быть, любя, эта истинно русская женщина продолжала надеяться, что все изменится, все пройдет...

Их семейная жизнь начиналась странно и странной была до конца. Через несколько месяцев Любочка Блок познакомится с новым другом мужа Борисом Бугаевым — поэтом Андреем Белым. Белый будет часто бывать у них; втроем они станут появляться на людях, удивляя всех такой крепкой мужской дружбой двух поэтов - «братьев». Но только они трое знали истинную причину столь необычных отношений. Не творчество, не личная симпатия так тесно связывала этих людей, а женщина — одна на двоих. Белый был отчаянно, страстно, почти безумно влюблен в жену Блока. Она это знала и Блок тоже. Поначалу все так и оставалось. Влюбленный Андрей Белый, называющий соперника «братом»; боготворивший жену Александр Блок, который, вероятно, еще более убедился в подлинности неземной своей любви к женщине, способной вызывать у другого мужчины столь сильное чувство; и она, пока еще надеющаяся на чудо, на возможность сошествия со своего «пьедестала» Прекрасной Дамы, на вполне обыкновенную человеческую любовь единственного мужчины - мужа... Белый, получив отказ, удаляется. Будучи не в состоянии видеть Любовь Дмитриевну, он продолжает забрасывать ее страстными, полными боли письмами, обещая украсть, увезти ее от мужа... На грани помешательства, представляя себе снисходительную улыбку на блоковских «архангельских» губах, Андрей Белый злится и дерзит. Люба — на стороне мужа. Еще немного, и дело дойдет до дуэли, но... Любовь двух мужчин к одной женщине, такая разная и такая сильная, оказывается превыше всего. Белый вновь начинает бывать у Блоков, и вновь они втроем выезжают в театры и на прогулки, а влюбленный безумец уже в открытую ухаживает за Любой. От отчаяния или для того, чтобы задеть, раззадорить любимого всепрощающего мужа, Любовь Дмитриевна делает вид, что принимает его любовь. Вдвоем они уезжают на многочасовые прогулки, обедают в ресторанах; она слушает его больной любовный бред, отвечает на поцелуи, обещает все, но... В последний момент, когда счастье земной человеческой любви между мужчиной и женщиной было так близко, так возможно, Люба сбегает от Белого к... мужу. Блок прощает, принимает и опять... преклоняется перед своей Прекрасной Дамой...

С Андреем Белым Любовь Дмитриевна рассталась окончательно в 1907 (!) году. С тех пор они виделись всего дважды, последний раз — у гроба Блока...
Пока Люба разбирается в своих отношениях с Белым, Александра Александровича Блока вдруг посещает земная любовь.
Высокая, очень худая, черноволосая и одетая всегда в черное актриса театра Мейерхольда Наталия Волохова, экстравагантная и интересная, поражает воображение поэта... В его жизнь и творчество навсегда входит таинственная героиня, «женщина в черном», «снежная дева», прекрасная и почти бесплотная. Их двухлетний роман был известен Любови Дмитриевне, она дружила с Волоховой. Может быть, и они сошлись не только на почве любви к театру, но и — к одному мужчине... Люба играет в нескольких спектаклях в театре Мейерхольда и даже уезжает с ними на гастроли. Она бежит от всепонимающего, всепрощающего, обожавшего Блока.
Вернулась Любовь Дмитриевна... беременной. Поэт был счастлив. Он хотел признать ребенка и воспитывать его. Как иначе? Это был малыш его Прекрасной Дамы, следовательно, «полубог». Мальчик прожил всего восемь дней. Александр Блок сам похоронил его и потом часто навещал могилку...
А Люба устала быть «божеством». Она стала надолго уезжать из дома, заводила романы, искала простой «обыкновенной» любви. Блок смиренно звал ее домой и искренне страдал без своей Прекрасной Дамы. Люба возвращалась, но опять уезжала... Поэт тосковал, чувствовал себя покинутым и однажды... снова влюбился.

Последней возлюбленной великого символиста стала оперная дива Любовь Дельмас, урожденная Тишинская, — страстная и опасная Кармен. Блок посвятил ей целый цикл искристых пламенных блистательных стихов «Кармен». Они были так непохожи, поэт с «архангельским» лицом и рыжая «огненная» певица, так по-разному воспринимали мир, что... очень дополняли друг друга. Их часто видели вместе, гуляющими в Таврическом саду, где на сиреневых аллеях они искали пятилепестковое счастье в тяжелых пахучих гроздьях. И им казалось, что оно придет, что «радость будет». В 1915 году поэт подарил ей поэму «Соловьиный сад» с надписью «Той, что поет в Соловьином саду». Слишком разными были их взгляды на жизнь, на творчество, на искусство; слишком сильной, слишком жаркой, слишком плотской была страсть поэта к Дельмас и, может быть, это напугало его. Любовь — такая, какую ищут и ждут обыкновенные люди, обрушилась на поэта-рыцаря. Образ Прекрасной Дамы внезапно померк перед образом земной женщины... И Блок решился на разрыв. Величие поэта — в страдании, в вечном искании, в поклонении идеалу, и он вспомнил о своем «божестве», о Любови Дмитриевне... «Надо, чтобы месяцы растянулись в годы, надо, чтобы сердце мое сейчас обливалось кровью, надо, чтобы я испытывал сейчас то, что не испытывал никогда, - точно с Вами я теряю последнее земное...» - писал Блок Дельмас. Он
— вечно ищущий поэт с архангельским лицом приносит на алтарь Прекрасной Дамы и эту свою «земную» любовь...

Незадолго до смерти Александр Блок скажет, что на всем белом свете для него существовало только две женщины — жена Люба и «все остальные», Прекрасная Дама и обычные женщины...
Один из его биографов, В.Орлов, пишет, что ни одна из тех, кого любил Александр Блок, не была красавицей, но в каждой из женщин он разглядел что-то прекрасное и сотворил их такими, какими теперь их видим мы: тонкими, волшебными, почти неземными возлюбленными великого поэта...

Татьяна УПИРВИЦКАЯ.
«Уютная газета».
__________________
"Каждый сам кует путь свой".
arkad вне форума   Ответить с цитированием