Показать сообщение отдельно
Старый 08.07.2011, 14:01   #12
arkad
Основатель
 
Аватар для arkad
 
Регистрация: 04.04.2007
Адрес: г. Обнинск
Сообщений: 6,575
По умолчанию Re: Сильные духом

СМЕТАННИКОВ ВИКТОР

Первый в мире священник

(Русская Православная Церковь, г. Новосибирск)
прыгнул с парашютом на Северный полюс (Пасха 1998) и на Южный полюс (Рождество 2000)
и первый в мире установил на полюсах христианский крест


ЗВЕЗДА ГЕРОЯ

Алексей Смирнов


(статья впервые опубликована в сокращённом варианте под названием «Нести свой крест» в газете «Завтра» № 15 (908) от 13 апреля 2011 г. и в газете «День литературы», 2011, № 4)


«Я – Сметанников!» – звенел в трубку его уверенный голос. Или: «Министерство обороны слушает». Это он, рискуя жизнью, прыгнул с парашютом на Северный и Южный полюс и первым в мире установил там и там православный крест. Восемь образований, включая юридическое и консерваторское, кандидат социологических наук, подполковник ГРУ, священнослужитель православной церкви, один из лучших строителей на Горном Алтае. Всё это – один человек, Виктор Викторович Сметанников в неполные пятьдесят лет. С неизменной бородой, по-военному подтянутый, не унывающий ни при каких обстоятельствах, грудь колесом – всегда герой. У каждого человека есть жизненное призвание. У Сметанникова призванием была армия. Одним из любимых праздников его был день ВДВ.
Весной 1994 года Церковь заключила с Министерством обороны соглашение о допуске священников в армию. Этой же весной Сметанников стал настоятелем Новосибирской церкви Покрова Пресвятой Богородицы. Духовной семинарии он не заканчивал, но сначала пел в церковном хоре, когда учился в консерватории, а с мая 1991 г. был рукоположен в сан диакона, стал служить в кафедральном соборе Новосибирской епархии. Корреспондент писал: «С весны 1994 года отец Виктор живет такой жизнью: он – то ли воин, то ли священник. После договоренности Церкви и армии о взаимодействии ему поручили окормлять воинские части, находящиеся в Новосибирской епархии, а это ни много ни мало почти весь Западно-Сибирский военный округ. Отец Виктор как будто только этого и ждал. Покровский храм получил приставку – воинский, а дом-причта стал больше напоминать маленький штаб». 20 августа 1994 г., в возрасте 33 лет Сметанников был рукоположен в иерейский сан.
Армия и церковь по внутренней дисциплине схожи: там и там приказы не обсуждают. Сметанникову достался старый полуразвалившийся приход, подобие склада.


Не было священников, не было клироса, не было сторожей. Пришлось всё восстанавливать и всё делать самому. Сюда же из общежития перебралась его семья. Прошло немного времени, и засияли на стенах иконы, в храм потянулись люди. Кроме службы в церкви он организовал и руководил профессиональным мужским православным хором «Сибирские певчие», организовал при церкви реставрационно-иконописную артель, церковноприходскую школу, школу традиционной казачьей культуры «Ермакова рать», издательский отдел. По его инициативе начались, ставшие потом традиционными, ежегодные фестивали русской музыки «Покровская осень», а в 1998 году он при поддержке Управления Западно-Сибирской железной дороги организовал двухнедельную гастрольную поездку по Новосибирской области, дав начало акции миссионерского поезда «За духовное возрождение Сибири».
Ему также вменялось от церкви осуществлять связи с казачеством. Даром, что сам был из казаков. Сибирь и казаки как понятия – родственны. Ермак с казаками покорил Сибирь. Летом 1998 года, в честь 400-летия этого сибирского похода Ермака, по тому же пути, Сметанников организовал казачий марш. Верхом, участвуя по маршруту в митингах и празднествах, отряд прошёл по городам и сёлам тысячу километров.



Имя отца Виктора становилось всё более популярно. В его приход шли и прихожане, и военные и казаки. Его широкая душа никому не знала отказа. Многочисленные программы требовали средств, а в приходе поначалу не хватало даже на зарплату. Армия в то время находилась в беднейшем положении. С криминалом или с «новыми русскими» отцу Виктору изначально было не по пути. Церковь, выделив отцу Виктору самый неустроенный храм, помогала мало. Среди бизнесменов у него были друзья, но Сметанников не привык жить на подаяние. Он организует при своём приходе столярную мастерскую, по всему городу открывает иконные лавки, разрабатывает программу по возрождению сельских православных традиций, создаёт крестьянскую сельскохозяйственную общину на 6000 гектар.
Главной заботой Сметанникова была, конечно, армия. В войсках к нему относились с неподдельным уважением. На учебном полигоне вместе с солдатами он бросал гранаты и ложился под танки. Ободряя новобранцев, с парашютом первый прыгал за борт. Ездил на Северный флот освещать подшефную подводную лодку «Новосибирск» и катапультировался там с глубины, выполнив так называемый «норматив на выживаемость». На экранах местного телевидения можно было увидеть, как отец Виктор молодецки сидит на танке с автоматом в руках. В его кабинете, помимо икон и книг – двухпудовая гиря. За время службы в войсках иерей Сметанников получил значок «отличный десантник» и «отличник ВМФ». На такого духовного отца военным можно было равняться.
Когда осенью 1994 года началась Чечня, отец Виктор оказался в Чечне. Со знаменитой бердской бригадой спецназа ГРУ он выезжал туда трижды в первую и трижды во вторую компании. Бригада спецназа прославилась тем, что стала первой, которая вошла в Грозный в декабре 1994 года. Хватался ли священник за оружие, когда рядом падали свои? Лез ли первым под пули, или же прятался за чужие спины? Скажем так, что в боях его контузило. Рассматривался вопрос о боевой награде, но запнулись, вроде как компрометирует духовный сан. Присвоили «гвардии войсковой священник». В армии «гвардию» дают за героизм, мужество и военное искусство. Теперь в войсках звучало: «товарищ гвардии войсковой священник, разрешите обратиться». Он дорожил этим званием.


Священник на передовой и священник в городе это разные стихии. Здесь здоровые мужики и смерть, а там всё престарелые да бабы. Перед лицом смерти многие вспоминают Бога. Сметанников говорил: «Если с той стороны за веру идут на смерть, то как без веры одолеть противника?» В его походную церковь в окопавшейся Ханкале стекались военные из разных частей и родов войск. В день приходилось крестить до 30-ти человек. Трудно было видеть, как смерть уносит жизни. Ему же приходилось и отпевать. Он многое там пережил. С войны возвращаются другими.
На вопрос корреспондента во время чеченской компании о, якобы, несостоятельности армии, он ответил: «СМИ, которые распространяют такие высказывания и мнения, работают не на могущество России, а на её развал… Попытки некоторых СМИ преподнести действия боевиков не как бандитские и даже сделать их героями наводит на мысль о сговоре с врагами России… Запад контролирует и ведёт циничную, утончённую войну против России… Иные силы пытаются преподнести конфликт как исламско-христианский. На самом деле… в рядах боевиков против Российской армии воюет не чеченский народ, а уголовники разных национальностей… Православная вера многие столетия объединяла Русь, помогала выстоять против многочисленных врагов. После развала Советского Союза в России нет никакой идеологии. Это очень опасно, потому что патриотизм строится на всеобщей объединяющей вере, идее. Без неё – тó, что мы, к сожалению, наблюдаем сегодня. Отсутствие духовности и идеологии угрожает целостности России».
Покорение Сметанниковым полюсов – отдельная история. Сначала был Северный полюс, 20 апреля 1998 г., на православную Пасху. Это православное завоевание отец Виктор посвятил 400-летию сибирского завоевания Ермака. На полюс он отправился в составе молодежной парашютной экспедиции, посвященной первым в мире Всемирным Юношеским Играм, проводимым в Москве. В экспедиции принимало участие 70 представителей из девяти стран. Сметанников прыгал первый. Журналист описывал, как приземлившись на снег, Сметанников взвалил на плечи собранный из частей трехметровый


деревянный крест и понес его к последней северной точке, ещё не освоенной Православием земли.
– Где Россия-то? В какой стороне? – спросил он, устанавливая крест. Кто-то недоуменно ответил:
– Здесь в какую сторону ни посмотри – везде юг.
– При чем тут юг? Мне Россия нужна!
– Вот там Томск, – показали рукой куда-то вдаль.
Крест заскрипел в пробуравленной лунке, поворачиваясь к России. В звенящем морозном воздухе разнеслись слова пасхального торжества: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав».
Видеоматериалы об установлении на Северном полюсе креста вошли в фильм «Северный полюс», который впоследствии обошел полмира. Фильм также транслировали на регионы России и страны СНГ. Его увидели зрители от Краснодара до Хабаровска. Американское телевизионное агентство «Всемирные телевизионные новости» распространило видеокартинку более чем двумстам своим подписчикам во всем мире, включая таких лидеров международных новостей, как CNN, ABC, Euronews и др.
В 2000 году, на новый год, в составе международной экспедиции он прыгнул с парашютом на Южный полюс и установил на Рождество трехметровый крест.






Температура воздуха на высоте – пятьдесят пять градусов мороза. Скорость встречного потока – сорок метров в секунду. Небо и линия горизонта сливаются в слепящую белую массу снега и облаков. Все предыдущие попытки прыгнуть в Антарктиде заканчивались трагически. Последний такой случай произошёл год назад, в декабре 1998 года, когда шестеро опытнейших американцев прыгнули в точке прямо над географическим полюсом – в живых осталось только трое, остальные не смогли раскрыть парашют. Русский священник отец Виктор – прыгнул первый. Купол у него черный – сам только что без рясы, в специальном комбинезоне для прыжков. Совершив пару кругов над визжащей толпой, отче на хорошей скорости врубился спецназовскими ботинками в плотный антарктический снег. За ним стали приземляться остальные.
Это была беспрецедентная экспедиция. Ее планировали несколько раз, причем многие страны. Но из-за невозможности эвакуировать участников со льдов Антарктиды задуманное всё время приходилось откладывать. Не под силу это было даже американцам: у авиации ВВС США есть специальный высокогрузный самолет, оборудованный шасси и лыжами, который мог бы забрать участников экспедиции и их груз , но его эксплуатация возможна только с разрешения конгресса США, поскольку выливается в астрономические суммы. Российско-белорусская команда, организовавшая экспедицию, пошла другим путём. Решили покорить полюс на специально-сконструированных вездеходах с редукторами от списанных стратегических бомбардировщиков. На подобный блицкриг способна только Россия.
Чтобы добраться до полюса, наша команда проделала длинный путь по многим странам, преодолевая бесконечные бюрократические и технические препоны. Так, в Мадриде цену за авиационный бензин увеличили вдвое, выкачав из экспедиции практически все средства и лишив возможности пользоваться по маршруту нормальным питанием и проживанием, а на острове Сал один из участников был сбит машиной и получил перелом ноги и сотрясение мозга. Наконец, впервые в истории полярной авиации русскому тяжелому военно-транспортному самолету Ил-76, не имеющему необходимых посадочных лыж, и к тому же перегруженному вездеходами, удалось приземлиться на естественный лёд.
Парашютный десант высадился в полночь на Новый Год в районе крайней полярной станции Пэтриот Хиллс. Здесь же к российско-белорусской группе присоединились участники из других стран. Впереди были ещё полторы тысячи километров, которые предстояло пройти на восьми вездеходах. Последнюю часть пути, оставив в промежуточном лагере половину поломавшихся машин и более половины группы, Сметанников и тринадцать избранных пробирались на пределе физических и психических сил. Погода резко ухудшилась, боковой ветер достигал до 30 м/с. Особую опасность представляли многометровые трещины во льду, сокрытые снегом – в одну из них угодил вездеход. Под конец пошла полоса с высокими, иногда до полутора метров ледяными застругами, называемыми здесь «зубья дракона». Участник экспедиция записал, что по мере приближения к полюсу у вездеходов падает мощность и без того полумертвых двигателей. Высота здесь около трёх тысяч метров, разряженный воздух, недостаток кислорода, мороз и голод. Ничего труднее в своей жизни четырнадцать измученных человек не испытывали. Никакие приспособления для разогрева воды, типа примусов, паяльных ламп и прочего здесь не работали – нет кислорода! Топить твердый снег и греть воду для приготовления любимой растворимой лапши приходилось с помощью газовой горелки воздушного шара.
Наконец, они были у цели. Сотрудники американской станции, возле которой находится полюс, были заинтригованы приближением необычной группы вездеходов: «Русские идут!». Полюс находится в ста метрах от корпусов станции и обозначен пограничным столбом с зеркальной сферой. Возникло некоторое сопротивление администрации станции, возражавшей против установления возле точки полюса православного креста. Из-за этого, как писал участник группы, «у отца Виктора начались антиамериканские волнения». Однако, всё утряслось, крест был водружён.
На большую землю ушла телеграмма:
«На Южном полюсе, на вершине нашей планеты, в светлый праздник Рождества Христова в рамках экспедиции торжественно зажжен Огонь Мира и, после подписания меморандума – “Обращение к Человечеству”, был дан старт “Маршу Мира”. Над полюсом поднялся воздушный шар со Знаменем Мира Рериха, Государственными флагами Беларуси, России и флагом ООН. Воздвигнут православный крест и о. Виктором отслужен праздничный молебен. На полюсе подняты государственные флаги стран-участниц экспедиции».


На Южном полюсе отец Виктор не только провёл службу, но даже совершил бракосочетание американской пары: сначала окрестил, а затем обвенчал. Первое в мире венчание на куполе планеты было заснято на видеоплёнку и кадры обошли весь мир.
Сметанников рассказывал, что пока двигались на полюс и возвращались обратно, он десять суток подряд не спал. Видавший виды и имевший ранее суровые испытания, он после поездки приходил в себя несколько недель. В дальнейших планах Сметанникова было водрузить русский крест на высшей точке планеты – гималайском Эвересте.

Открытие третьего тысячелетия на Южном полюсе стало уникальным со многих сторон. Впервые в истории освоения Антарктиды – континента без пограничников и границ, действовала международная экспедиция в составе 88 представителей из 18 государств. С духовной точки зрения, впервые в одной экспедиции объединились носители общепланетарной миссии – Знамя Мира Рериха и русский православный крест. Знамя Рериха до этого уже поднималось Фёдором Конюховым (ныне он диакон РПЦ) 6 мая 1989 г. на Северном полюсе и 14 мая 1992 г. на Эвересте. А на этот раз полотно Знамени до поднятия на Южном полюсе облетело планету несколько раз в космосе.

Покорение Южного полюса получило высочайший резонанс. По возвращении в Москву Знамя Мира Рериха было 20 января в торжественной обстановке вручено Генеральному секретарю ООН Кофи Аннану. По случаю водружения на Южном полюсе православного креста отец Виктор совместно с Патриархом Алексием II отслужил молебен в Успенском соборе Кремля.
Для православных людей, верующих в планетарную миссию России, установление русским священником креста на оси планеты – знаковое событие. Среди православных бытует старое греческое пророчество о русском народе: «на смену одряхлевшему духовно избранному греческому народу Господь Промыслитель пошлет третий богоизбранный Свой народ… Сей дивный свет Христов озарит оттуда и просветит все народы мира, чему поможет промыслительно посланная заранее в рассеяние часть этого народа…». О провиденциальной планетарной миссии России и её будущего вождя указывала Державная икона Богоматери, чудесным образом найденная в день отречения последнего царя. Держава в руках Богоматери на этой иконе – наша планета. Ось полюсов – жезл власти, которым надлежит в это время быть отмеченным державному вождю. Священник из Сибири Виктор Сметанников водружением на полюсах русского креста обозначил для мира начало новой эпохи – эпохи России.

В мае 1999 г. Сметанников был избран член-корреспондентом Петровской Академии наук и искусства, а в 2000-м году закончил аспирантуру и защитил диссертацию по психологической подготовке и реабилитации воинов во время вооруженных конфликтов. Благо, опыт был не кабинетный, а полевой. И все эти грандиозные дела свершались в течении пяти лет. Когда он только всё успевал?!

В 2001 г. его наградили премией Славянского общества Алтайского края. Как сообщалось: «Отец Виктор Сметанников отмечен за научное исследование и практическую деятельность по духовной реабилитации участников локальных войн… Он сумел сформировать группу единомышленников, которые работали с допризывниками, помогая юношам освоить азы военного искусства, обрести духовную зрелость. Подготовка, полученная воспитанниками Сметанникова, позволяла им служить в элитных воинских подразделениях. По договоренности с военкоматами их посылали в “горячие точки”, но ребята вернулись оттуда живыми-здоровыми, с боевыми наградами и сумели без проблем и осложнений освоиться в послевоенной жизни. Под руководством отца Виктора было организовано сестричество в окружном госпитале, где молодые добровольцы ухаживали за ранеными, помогали им адаптироваться в жизни. Помощникам Сметанникова удалось также найти партитуры для духовного оркестра и сборник песен Сибирского казачьего войска былых времен. Многие из найденных песен были озвучены православным хором “Сибирские певчие”».

Прошёл год, на столе у Патриарха ещё лежало представление на высокую церковную награду, как весной 2001 г. против вчерашнего героя возбудили сначала одно, а затем другое уголовное дело, и чуть не посадили. Первое было о якобы антикварных фолиантах, «случайно» обнаруженных налоговиками в риэлтерской фирме. Его завела городская прокуратора. Дело не пошло. Второе было о присвоении и растрате из церковной кассы 17 миллионов рублей. Оно могло закончиться десятью годами строгого режима. Его инициировала Новосибирская епархия, которую только что возглавил новый архиепископ. Попутно епархия направила в Священный синод документы на лишение отца Виктора церковного сана. Как писала местная газета, за время бурной деятельности отца Виктора «…росло недопонимание между ним и отдельными представителями епархии. Всё это не могло качественно не влиять на реализацию задуманных проектов. Так продолжалось до кончины Владыки Сергия. Если до этого недоброжелатели действовали “втёмную”, то теперь прессинг обретал открытые формы. В конце ноября 2000 года отцу Виктору в довольно грубой форме было предложено освободить служебную квартиру, несмотря на стоявшие на улице холода». В начале 2001 года приехал вновь назначенный новый глава епархии, но установка на снятие священника, критиковавшего власти города и области и пропагандирующего национал-патриотические лозунги, была куда выше.

Два года дело о растрате за неимением доказательств то прекращали, то под давлением сверху возобновляли. Наконец, в октябре 2003 г. состоялся окончательный суд. По большинству ранее предъявленных обвинений Сметанникова оправдали. Как было установлено судом, отец Виктор взял кредит в банке на покупку зерна. Предполагалось, что прибыль от продажи урожая будет потрачена на храм. Зерно засеяли на фермерском хозяйстве при храме, однако из-за непогоды урожай не удался. Отец Виктор, по его словам, планировал возместить кредит средствами за урожай следующего года, но не успел, его к этому времени уволили, после чего возбудили уголовное дело. К моменту суда 600 тыс. руб., которые Сметанников в качестве кредита взял в коммерческом банке, вернул гарант. Другие 200 тыс., как установил суд, он потратил на лекарства и фрукты для раненых военнослужащих, а также на командировки. Все эти расходы священнослужитель подтвердил финансовыми документами, приобщенными к делу. Отца Виктора суд признал виновным только в присвоении приходского уазика, ценою в 13 тыс. рублей. По словам самого обвиняемого, старую машину он поручил продать приходскому шофёру, который скрылся с деньгами, а затем оклеветал, заявив, что Сметанников был ему должен такую же сумму. Взвесив все за и против, суд назначил священнику два года лишения свободы условно с испытательным сроком на один год. Не удалось добиться и лишения Сметанникова иерейского сана.

О завершении двухлетнего следствия в прессе писали: «Вчера подсудимому Сметанникову предоставили последнее слово. На судебное заседание священнослужитель пришел в рубахе и тельняшке морского пехотинца. “Ваша честь, во всех преступлениях, которые инкриминируют мне следователи, виновным себя не признаю. Всю свою жизнь я руководствовался одной целью — служению Отечеству с полной отдачей. Служил как умел, жил как умел. Любое решение суда я приму с уважением и благодарностью».

Его лишили всех воинских званий и наград, выслуги лет, запретили осуществлять службу, а он не стал всё это обжаловать. Как сказал корреспонденту после суда Сметанников: «В ходе расследования дела я получил такие уроки, которые не преподают ни в одном университете. Но кроме этого суда будет еще суд небесный». С этого времени с политикой и церковью он завязал навсегда.

Почему такой поворот? Девяностые перестроечные годы стали тяжелейшими для России. В качестве естественной реакции самозащиты в стране поднялся национал-патриотизм. Ведь именно так когда-то Россию спасли Минин и Пожарский. Очень часто патриотическое движение окрашивалось недопустимыми и провокационными националистическими лозунгами. Но наряду с этой сопутствующей пеной, дискредитирующей движение, в стране крепло зерно патриотического самосознания. На фоне разнузданного охаивания и оплёвывания известных СМИ всего русского, всех достижений нашего народа, за честь России, за возрождение народного духа приходилось тогда поистине сражаться. Сметанников оказался в первых рядах этого движения, и оно же его выдвинуло вперёд: в войсковые священники, в казачество, в состав международных экспедиций на полюса. Без участия в патриотическом движении никакого завоевания полюсов не было бы. За патриотизм пришлось заплатить.

После полярных завоеваний России спохватился Запад, и через год католический священник Либерио Андреатта, директор паломнической службы Ватикана, по благословлению Римского Папы прибыл в 2001 г. на Северный и в 2002 г. – на Южный полюс, где совершил мессу и установил переданный Римским Папой католический крест. В декабре 2001 года Андреатта и его помощники уже пытались покорить Южный полюс, однако из-за погодных условий их экспедиция была вынуждена покинуть Антарктиду, не достигнув цели.
После католического посещения полюсов православное информационное агентство без каких-либо комментариев сообщало: «Побывав на двух полюсах нашей планеты, монс. Андреатта заметил, что теперь “Крест стал осью Земли”». Почему же теперь? А как же отец Виктор Сметанников и православный приоритет? Ведь даже в СМИ того времени можно было встретить заголовок: «Благодаря миссии отца Виктора Сметанникова земной шар теперь вращается на православной оси» («Новая Сибирь», 11.02.2000).

В зарубежных СМИ о приоритете Сметанникова и неожиданном смысле, вкладываемом русскими в полярные завоевания, вспомнили 5 апреля 2008 г., когда архиепископ Петропавловский и Камчатский Игнатий при участии депутата Госдумы в тот день совершил на Северном полюсе православную службу. С установлением русскими креста на полюсе сначала Сметанниковым, а затем архиепископом Игнатием религиозный комментатор Ричард Бартоломью соотнёс прошлогодний полускандал, разразившийся на фоне споров между странами о правах на континентальный полярный шельф. Тогда, 2 августа 2007 г. россияне с риском для жизни совершили первое в мире глубоководное погружение на северном полюсе, установив на морском дне на глубине 4261 метров титановый российский триколор. СМИ растиражировали слова Артура Чилингарова – знаменитого полярного путешественника, депутата Госдумы и члена Высшего совета партии «Единая Россия», участвовавшего в этом погружении, которые он высказал журналистам в аэропорту: «Арктика всегда была российской, и она будет российской… Мы счастливы, что установили российский флаг на глубине океана, где никогда не было ни одного человека. И мне наплевать, что по этому поводу говорят какие-то там зарубежные деятели. Если кому-то это не нравится, то пусть сами попробуют туда опуститься и что-нибудь установить». Артур Чилингаров и другой участник – Анатолий Сагалевич, 7 августа были приняты в Ново-Огареве Президентом России В.В.Путиным, который их поздравил с замечательными успехами экспедиции. На следующий день после установки флага британская «The Times» написала: «Началась война за минералы: русские водрузили флаг на глубине нескольких миль под полюсом. Это знаменует начало новой глобальной борьбы за то, чтобы “застолбить за собой” колоссальные залежи сырья в регионе Северного Ледовитого океана». «Daily Telegraph» уколола Россию заголовком статьи – «Полярный империализм». Но полярное завоевание Сметанникова, совершенное во времена мирного Северного полюса – это несколько иное, это народная инициатива и народная дипломатия. Русский патриотизм в подлинном своём значении заметно отличается от обычных патриотизмов и национализмов. Ибо, русская национальная идея, а она же – православная, заключается в том, что Россией спасётся мир.
Можно ли нечто завоевать, купив билет на вертолёт или в мягкий вагон поезда? Особенно в рамках служебного откомандирования? Крайний Север, Сибирь, горные пики, полюса – завоевывались по-другому. В прессе сообщалось о полярном «завоевании» Ватикана: «Римский папа предоставил монсеньору специальные лыжи и ботинки такого же белого цвета, как церковная мантия, чтобы в них тот провёл праздничную службу на полюсе». До Северного полюса монсеньор Андреатта вместе с группой поддержки проделал путь на лыжах только на последнем градусе долготы, а на Южный полюс его прямо до точки назначения доставил легкокрылый самолёт. Сметанникову не предоставляли ничего, он своими руками и по собственному почину сделал из сибирской сосны крест и продирался до цели, выражаясь словами пророчества, «руками и ногами», рискуя головой. Средства на дорогу были также не от конфессии, а от знакомых и друзей. Не было при штурме полюсов и Патриаршего благословения, его потом приписали некоторые СМИ. Подобно Ермаку, самочинно отправившемуся на покорение Сибири, отец Виктор без особого церковного благоволения отправился штурмовать небо и возвещать на полюс наступление Русской Зари. В международной экспедиции на Южном полюсе Отец Виктор в одной общей палатке по-братски делил кров и молитву о спасении с представителями других стран и других вероисповеданий, а на вездеходах отвечал ещё и за насущный хлеб. Знаки духовности были водружены на полюсе не от конфессии – от души народа. А ей куда легче, она вне конфессий, она – без-гранична.
Ещё недавно СМИ писали о Сметанникове как об уникальном «священнике-экстремале», а теперь издевались, что вчерашний герой оказался «между парашютом и парашей» – ославили на всю Россию.

Что же Сметанников? А он никогда не унывал. Пока два года его сажали, он преподавал социологию в архитектурно-строительной академии. Когда же всё закончилось, армейское начальство предложило ему отправиться на восстановление алтайского села, разрушенного землетрясением. Так он переквалифицировался в строителя, стал строить в сложных условиях Алтая. Здесь он попытался, забыв всё, начать жизнь с полного нуля.
Ребята-строители за его манеру командовать величали его «Генерал», хотя здесь никто не знал о его войсковом и церковном прошлом. На кого он был менее всего похож, так это на елейного священника. Лишних слов на ветер не бросал, что обещал, то делал. Моралью не томил. Когда ему выговаривали, даже несправедливое – не спорил, не оправдывался, лишь нахмурившись молчал. Объяснял другим всё просто и ясно, умел внимательно выслушать и, сколько мог, помогал. На Алтае он стал известен как хороший строитель. Фирма, в которой он со временем осел, благодаря ему стала выполнять заказы сравнительно недорого, качественно и на редкость для здешних мест – в срок.
Он и здесь пытался создать своего рода то ли социализм, то ли духовно-трудовую общину. Ввёл социальную помощь, помогал рабочим кредитами, построил общежитие, перевоспитывал рабочих как мог, вынужден был вмешиваться и разрешать семейные конфликты. На его объектах поддерживался чёткий порядок как в армии. Можно было видеть, как здоровые парни тягали вручную под крышу огроменные кедровые брёвна. Сам не пил и до завершения строительства не разрешал пить в бригадах. С утра до вечера, без выходных, включая праздники, мотался по разбросанным по горам объектам. В период строительного бума два шофёра, которые его поочерёдно возили, чуть не теряли от усталости сознание. Про таких говорят – трудоголик. Но правильнее было бы сказать – его жизнь заключалась в борьбе. Можно было спросить: «Виктор Викторович, ходил ли ты на такой-то склон, красота-то там какая!?», а он отмахивался и отвечал, что его время гулять по красотам прошло. Его и дома, как правило, не бывало, глубоко ночью приедет, а полвосьмого уже на работу.

Куда стремился Сметанников, в чём был для него жизненный смысл, от чего и куда он бежал? Денег он всегда сторонился, на фирме работал как директор по строительству, собственность была не его. Среди окружавших его людей ему абсолютно не с кем было поговорить, его здесь не понимали. А его широкой душе нужен был размах. Среди редких знакомых находились люди, с которыми он пытался придумать духовно-общинное построение Алтая. Но когда время такого строительства придёт?
Когда до Алтая в 2009-м докатился мировой кризис и инвестиции в строительство остановились, Сметанников вернулся к старому, заговорил о вырождении русского начала, что когда-то это были богатыри, а сейчас уже ничего нет. Ему говоришь: «Да откуда ты это взял, про тех богатырей придумали романисты. Разве Россия не возрождается?» А он: «Молодые парни приходят на стройку, а в глазах нет ничего. Мне нужны специалисты, я ему говорю, готов тебя послать учиться, а ему лишь бы получить скорее зарплату и напиться. Да и пьют не вино или водку, а совершеннейшие денатураты, любой спиртовой носитель, травятся. Живут от получки до получки, чтобы только залить. Выгонишь его, а он приведёт жену, детей, а они голодают. Возьмёшь назад, а он нормальный только до первого аванса». Помимо стройбизнеса организовали лесопилку, купили финское оборудование, но где найти нормальные кадры? Туда приезжаешь, а там как в Чикаго: между рабочими разборки, половина продукции разворовывается или делается налево, план срывается.

Мировой кризис катком прошёлся здесь по многим. Для Сметанникова всё одновременно сплелось в один тугой клубок. Столичные заказчики за выполненные работы не заплатили и исчезли. Субподрядчики и бригады требуют своего. Две лучшие строительные бригады за один сезон сгинули: одна бригада попросила у него денег в долг, купила машину и, возвращаясь, разбилась, все погибли. Во второй один запил и втянул остальных, так бригада и развалилась. Из-за невозможности привлекать дорогих специалистов вынужден был нанимать узбеков. А от тех только отойдёшь, как нахалтурят и всё испортят. Для Сметанникова так невозможно – это же дело чести, а здесь стыдно заказчику в глаза посмотреть. Так Сметанникова на почве общего переутомления хватил сердечный удар, но как только чуть оправился, из-под капельницы убежал на работу – ведь всё держалось исключительно на нём. А через неделю автомобильная авария. А через три недели на бревнах лесопилки оступился и поломал рёбра. Немного отлежался и снова на работу. Всё имеет свой скрытый смысл и свою отмеренную судьбу.

7 декабря 2010 года Сметанникова не стало.
Он не дожил до пятидесяти лет. Восемь образований и всегда готовый, как Суворов, штурмовать со слонами Альпы, он вполне мог стать первым священником, кто бы и в открытый космос, ради прославления России вынес бы русский крест.
Работал как мог, служил как мог, если ошибался, то кто без ошибок? Сметанников был настоящим русским, с отзывчивым сердцем, неугомонный, непокорный, с неутолимой жаждой строить новый, лучший мир. И военного, и священника, и строителя – его любило громадное число людей. Среди окружающих сетований и недовольств он до последнего дня озарял нас своим мужеством, непоколебимой верой в победу.

Герои не живут долго. Они метеором пронзают небо, чтобы напомнить человеку его призвание: летать, а не ползать. Со всеми своими талантами он не вписался в это перестроечное время. Что ж, не беда, на небесах такие не засиживаются. Он досрочно ушёл, чтобы снова прийти – продолжать возрождать Россию.

Алексей Смирнов, 24 февраля 2011 г.
__________________
"Каждый сам кует путь свой".
arkad вне форума   Ответить с цитированием
Благодарность от:
Лоэла (28.11.2017)