Показать сообщение отдельно
Старый 11.01.2014, 22:25   #8
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,105
По умолчанию Re: О.А. Ольховая. СТОЙКОСТЬ ДУХА

Но как бы тяжко по-земному ни приходилось Абрамову, при всех обстоятельствах летит его помощь Наталии Дмитриевне, ни на мгновение не прекращается их связь: «Не думаю, — пишет Борис Николаевич, — чтобы причиной Вашей болезни был грипп, а думаю, что атмосферные неблагополучия и неуравновесия... (...) А главное, что бы ни говорил врач, не считайте себя больной. Нам с Вами хворать нельзя. У меня больна Нина Ивановна и полное одиночество в смысле помощи со стороны, у Вас — работа и больная мать. Помечтал о том, чтобы у Вас всё было хорошо. Напишите сейчас же о своём самочувствии по возможности объективно» (21 января 1963 г.).
«Понимаю, что Вам трудно и что Вы устали, что Александра Алексеевна всё время болеет, да и сами Вы тоже чувствуете себя неважно. Насколько возможно, Вам помогаю, как могу» (19 марта 1964 г.).
А о том, сколько он мог, мы уже немного знаем.
Становится более понятно, что имела в виду Наталия Дмитриевна, когда рассказывала о непрестанной заботе, которую Борис Николаевич проявлял по отношению к ней: «Этим я многократно ему обязана и бесконечно признательна, потому что без этого можно было и не устоять».
«И скажу откровенно, — пишет Борис Николаевич в марте 1971 года, — меня радует наша полная согласованность в понимании многих вопросов жизни. Может быть, потому нам и трудно с теми, с кем этого нет».

Приведём ещё строки из его писем.
«Дорогая Ната! ...Степени Близости варьируются весьма сильно, но можно с уверенностью сказать, что то, что получали Вы в течение Вашей учёбы, те знания и опыт, вряд ли получили другие, несмотря на твёрдость и уверенность в себе. Много мог бы Вам сказать и привести многие слова Вл[адыки] и Дорогой (Е.И. Рерих. — Ред.) в доказательство этого, но надеюсь, что поверите мне и без этих новых доказательств. (...) Если мы являемся лакмусовой бумажкой, то, следовательно, и Вы, благодаря нашим взаимочувствам, тоже являетесь ею, и потому запомните прочно, что, относясь к Вам или нам так или иначе, каждое сердце определяет себя и этим строит проекцию своего будущего» (1 сентября 1964 г.).
«Как бы было хорошо, если бы, например, Вы и мы жили в одном доме: ни Вам, ни нам хворать уже было бы не страшно, и не страшна наша старость: у нас настоящая, у Вас будущая» (29 января 1965 г.).
«У нас положение без изменений. Прибавилось ещё гудение от холодильников и ещё чего-то, чего именно — не знаем. Н.И. мечется по квартире в поисках угла, где звучание тише. Бегаю в хлопотах о перемене, но подходящего ничего найти не могу. Найду ли, не знаю, но надо найти. (...) Как Сказано: "...Твердите себе постоянно, что даже и это: хорошее и плохое, приятное и неприятное, милое сердцу и отвратное, — неизбежно пройдёт"» (5 апреля 1965 г.).
«Мы ещё живы и не только живы, но рады будем повидаться с Вами. Объяснять Вам о понесённых трудах нечего, понимаете по опыту», — пишет Борис Николаевич.
Об их общем московском знакомом он говорит: «...Скажите, что после Вас буду рад повидаться с ним. Он что-то там намудрил, и его дружелюбие трещало. Но... "верного друга цените, верных так мало друзей"» (25 июля 1965 г.).
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума   Ответить с цитированием