Интернет-община "Содружество"

Всему поможет Община, но Общине поможет расширение сознания

Поэзия Живого Сердца

Тема в разделе "Литература будущего", создана пользователем arkady3, 28 июн 2012.

  1. Аметиста

    Аметиста Почётный автор ИО "Содружество"

    Сообщения:
    944
    За счастьем погоня опять неудачна…
    И вечер дождливый, на улице мрачно…
    А в детстве…намазала булку вареньем
    И точно счастливая, до одуренья…

    Гламур, этикет, бриллианты, джакузи…
    Теперь, кроме счастья, в судьбе «All inclusive»,
    А в детстве с подсолнуха семечки ела,
    И счастью, казалось, не будет предела…

    Мы стали похожи на клоунов очень…
    У каждого грим, что снаружи хохочет…
    А в детстве… лишь солнце с небес пробивалось
    И сердце счастливое так улыбалось…

    Людей отбираем, как в «Золушке» гречку…
    Всех нужных – в контакты… Невыгодных в печку…
    А в детстве в нас верило чистое небо…
    Где радость от запаха свежего хлеба?

    И дружба теперь покупается тоже…
    Дожились… Живём в мире меха и кожи…
    А в детстве дворнягу от ливня спасали…
    И счастье давая, его получали.

    Мы искренность, чуткость теряли с годами…
    Границы и рамки придумали сами…
    Есть булка и банка с вишнёвым вареньем?
    Так будьте счастливыми, до одуренья!!!
     
  2. Аметиста

    Аметиста Почётный автор ИО "Содружество"

    Сообщения:
    944
    Муса Джалиль

    Варварство (1943)

    Они с детьми погнали матерей
    И яму рыть заставили, а сами
    Они стояли, кучка дикарей,
    И хриплыми смеялись голосами.
    У края бездны выстроили в ряд
    Бессильных женщин, худеньких ребят.

    Пришел хмельной майор и медными глазами
    Окинул обреченных... Мутный дождь
    Гудел в листве соседних рощ
    И на полях, одетых мглою,
    И тучи опустились над землею,
    Друг друга с бешенством гоня...

    Нет, этого я не забуду дня,
    Я не забуду никогда, вовеки!
    Я видел: плакали, как дети, реки,
    И в ярости рыдала мать-земля.
    Своими видел я глазами,
    Как солнце скорбное, омытое слезами,
    Сквозь тучу вышло на поля,
    В последний раз детей поцеловало,
    В последний раз...

    Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас
    Он обезумел. Гневно бушевала
    Его листва. Сгущалась мгла вокруг.
    Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,
    Он падал, издавая вздох тяжелый.
    Детей внезапно охватил испуг,--
    Прижались к матерям, цепляясь за подолы.

    И выстрела раздался резкий звук,
    Прервав проклятье,
    Что вырвалось у женщины одной.
    Ребенок, мальчуган больной,
    Головку спрятал в складках платья
    Еще не старой женщины. Она
    Смотрела, ужаса полна.

    Как не лишиться ей рассудка!
    Все понял, понял все малютка.
    -- Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать! --
    Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.
    Дитя, что ей всего дороже,
    Нагнувшись, подняла двумя руками мать,
    Прижала к сердцу, против дула прямо...

    -- Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
    Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь? --
    И хочет вырваться из рук ребенок,
    И страшен плач, и голос тонок,
    И в сердце он вонзается, как нож.

    -- Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты
    вольно.
    Закрой глаза, но голову не прячь,
    Чтобы тебя живым не закопал палач.
    Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно.--

    И он закрыл глаза. И заалела кровь,
    По шее лентой красной извиваясь.
    Две жизни наземь падают, сливаясь,
    Две жизни и одна любовь!

    Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
    Заплакала земля в тоске глухой,
    О, сколько слез, горячих и горючих!
    Земля моя, скажи мне, что с тобой?
    Ты часто горе видела людское,
    Ты миллионы лет цвела для нас,
    Но испытала ль ты хотя бы раз
    Такой позор и варварство такое?

    Страна моя, враги тебе грозят,
    Но выше подними великой правды знамя,
    Омой его земли кровавыми слезами,
    И пусть его лучи пронзят,
    Пусть уничтожат беспощадно
    Тех варваров, тех дикарей,
    Что кровь детей глотают жадно,
    Кровь наших матерей...
     
  3. Аметиста

    Аметиста Почётный автор ИО "Содружество"

    Сообщения:
    944
    Собери всех ученых мужей

    И спроси,

    почему есть

    Семь пядей во лбу,

    Семь отверстий в любой голове,

    Семь у кожи слоев,

    Семь у ада кругов,

    И семь смертных грехов,

    Семь небес

    И семь верст до небес,

    Семь на свете чудес,

    И в неделе семь дней,

    И у лиры семь струн,

    И у звука семь нот,

    И один лишь ответ

    На семь бед?

    Почему через семь дней

    Меняются фазы Луны?

    Через семь лет меняются клетки твои?

    Почему у всех тайн семь замков?

    И у радуги есть семь цветов?

    И тайный Бог

    почему взялся мир сотворить

    За семь дней?

    Собери всех ученых мужей,

    Пусть отмерят семь раз,

    Прежде чем отрицать,

    Что в тебе семь тебя,

    Семь таинственных "Я"!

    Это значит, что в теле твоем есть семь тел

    На семи этажах бытия.

    Плоть животная, страхи

    И страсть - это в самом низу,

    А на самом верху - Живой Свет,

    Вечный, знающий все,

    Свет, творящий миры - это Ты.
     
  4. Migrant

    Migrant Хранитель ИО "Содружество"

    Сообщения:
    5.358
    Адрес:
    переменчиво
    В своё время удивился, что беременность женщин длится 7 месяцев, 7 недель и 7 дней.
     
  5. Elentirmo

    Elentirmo Хранитель ИО "Содружество"

    Сообщения:
    5.579
    Адрес:
    Иваново
    Не у всех и не всегда. ))
     
  6. ОКА

    ОКА Хранитель ИО "Содружество"

    Сообщения:
    3.682
    Адрес:
    Рязанщина
    Почему так болит сердце? Как-то даже неловко говорить об этом среди тех, кто, казалось бы, знает о Сердце всё, числится знатоком сердечных наук, даёт о нём поразительные сведения, прикладывает руки в восточном жесте при каждом шевелении интернета...

    Если на огромном экране показать, как работает сердце человека, едва ли устоит самый изысканный лгун! Это — целая фабрика, потрясающий насос, невероятно сложное предприятие, феноменальный замысел Конструктора. И мне стало не по себе. Зачем такая огромная безостановочная работа?
    Разве нельзя было сконструировать сердце по типу маленькой батарейки для фонарика? Разве не правильнее, экономя энергию, отключать ее, когда не пользуешься, когда спишь, когда сидишь у телевизора. Почему бы сердцу не отдохнуть во время просмотра бесчисленных рулеток, убийств и мыльных опер? Чтения никчемной беллетристики, вслушивания в эфир, участие в злобе дня? Корпоративных сценах защиты заведомо известных негодяев?

    Движется! Безостановочно. Мы устаем, засыпаем, а оно не знает покоя. Год за годом.День за днём. Секунда за секундой...

    Какая расточительность! Но во имя чего? В чем замысел Творца?
    Постепенно, раздумывая над этим, можно пережить целую философскую картину мира от отрицания Творца до его почтения! И если прав Экзюпери и Метерлинк, утверждавшие едино, что "самого главного глазами не увидишь, а зорко одно лишь сердце", тогда надо признать, что сердце давно ответило на все вопросы и взвесило все меры вещей, чтобы не дать каждому из нас окончательно "ослепнуть" и потеряться среди миллионов таких же слепцов, нарушивших тайный завет живого Сердца!

    Меня спросили: Зачем вы пишите нам это? Для того, чтобы заработать деньги? Всем хорошо известно, в каком вы нищенстве прозябаете... Мы зарабатываем деньги, чтобы была еда. А зачем еда? Для того, чтобы зарядить организм энергией… и… еще больше и активнее работать. А это значит — заработать больше денег и… купить больше еды… для выработки еще больше рабочей энергии. В конечном итоге… купить широкую кровать. Для чего? Чтобы, выспавшись, работать еще лучше и заработать еще больше денег… на еду и… на улучшенную модель кровати. Точно также обстоят дела с улучшением приобретений других радостей жизни! Благо, что им нет конца!
    И если вы, читая это сейчас, рассердились на меня, то вина в этом не моя, а самой жизни с ее примитивным круговоротом.
    Положим, что "не хлебом единым..." Сегодня ему много замен. Те, кто моложе знают, к примеру… дискотека.
    Это — место эротических подготовок. Природа так устроила, что человек испытывает неимоверную тягу к… размножению. И дискотека — это выставка возможных сексуальных партнеров. Подростки, рвущиеся на дискотеку, даже не подозревают, как хитер Конструктор. Им и в голову не приходит, что безумное стремление к дискотеке — сублимация тяги к размножению. Музыка там насквозь биологична, женщины - мефистофельски обнажены, потребны. Подчеркнуты все достоинства фигуры, приспособленной для деторождения. Здесь всё для вашего самоудовлетворения!
    Вот, оказывается, для чего безостановочно работает сердце — этот уникальный насос-агрегат. Не зная покоя ни днем ни ночью.

    И все-таки… я уверен, что в нашей жизни есть иная цель.

    Сердце бьется для того, чтобы мы могли… услышать музыку Моцарта, увидеть живопись Саврасова, осознать Космос Чижевского, испить из родника Конфуция...

    Мы строим мост. Это хорошо или плохо? Если мы строим мост для того, чтобы рациональнее добраться до работы, чтобы заработать денег и купить еду, то функция моста — улучшить качество пищи и кровати. И вновь… тот же круговорот.

    А если мост построен для того, чтобы облегчить преступнику возможность добраться до противоположной стороны и уничтожить жителей на той стороне? Тогда получается, что построенный мост — это плохо. Преступник ждал, когда построят мост.

    А если цель моста — сэкономить время на пути к картинам Саврасова или к музыке Моцарта?Космосу Чижевского и роднику Конфуция?

    Я уверен, что сердце работает столь напряженно и беспрерывно потому, что... ждет. Ждет, когда мы разорвем порочный круг и поймем, что мы работаем, питаемся, спим для того, чтобы Моцарт, Рембрандт, Саврасов, Чюрлёнис, Есенин, Селлинджер, Демис Руссос жили в нём рядком, ладом и благом. Все остальное — вспомогательные функции. Добывание пищи, строительство берлог, коллекция машин и женщин, яростные схватки с обнажением меча злословия и ненависти - не от сердца. При создании человека замысел у Конструктора был иной. Отсюда — великая мысль Иммануила Канта. Он был первым, кто очень четко и глубоко сформулировал свой постулат доказательства бытия Бога: ЧЕЛОВЕК БУДЕТ СПАСЁН СЕРДЦЕМ, ПОТОМУ ЧТО СЕРДЦЕ ЕСТЬ ПРЕДЕЛ БОГА! Ночная песнь Беспредельности...
     
  7. Аметиста

    Аметиста Почётный автор ИО "Содружество"

    Сообщения:
    944
    СЕРДЕЧНАЯ ДОБРОТА

    Ничто не может сердце изменить -

    Ни слава, ни почет, ни положение.

    Ни за какие деньги не купить

    Нам доброты сердечной, без сомнения.

    А что для счастья нужно иногда?

    Лишь чуточку сердечного внимания.

    Казалось бы, такая ерунда -

    Обычное людское понимание.

    Благословлен будь тот, кто щедр душой!

    И кто людей не судит по одежке,

    Всегда готов делиться добротой.

    И не откажет никогда в поддержке.

    Протянет руку в самый трудный час,

    Свои проблемы в этот миг забудет.

    И, слава Богу, что живут средь нас

    Такие замечательные люди
     
  8. ОКА

    ОКА Хранитель ИО "Содружество"

    Сообщения:
    3.682
    Адрес:
    Рязанщина
    Мигрант дал ссылку и ссылка скучала на одной из наших веток....Как-то случайно ткнулся ( как то не туда!) и тихо сполз со стула....
    Литература будущего на расстоянии вздоха соседа и других зажатых в тесном пространстве переполненной маршрутки нашего движения к заветной цели....
    ЛИДИЯ КУПЦОВА
    (Университетов не кончала)
    Когда напрыгнут вдруг грехи,
    Тогда я и пишу стихи.
    Сказать вам – из какого сора?
    Из слез, печали и позора!

    НА БЕГУ

    Лист облетает, жизнь итожа,
    Но ты, старушка, не спеши.
    Смотри-ка, день какой погожий,
    Как хулиганят малыши!

    Когда же мой придет, последний,
    Ничем себе не помогу
    И, словно этот дуб столетний,
    Вот так и рухну на бегу!

    МОЙ ВРАГ

    Живу я вроде начеку,
    Граната под рукой,
    Но вдруг – бабахнет кто в боку,
    Нарушив мой покой!

    А после – в голову пальнет,
    В боль моего бедра,
    И бабка больше не уснет
    До самого утра.

    Да кто ж ты, думаю, шельмец,
    Бандит и подлюган?
    Ведь я достану наконец
    Свой именной наган

    И расстреляю в пух и прах,
    Гранатой разорву,
    Пошлю, как говорится, нах
    И руки оторву!

    Влетают в форточку снега,
    Мне темя серебря,
    Я вижу в зеркале врага,
    Я вижу в нем – себя.

    ПОСЛЕДНИЙ ЦВЕТОК

    Вите

    За окошком день просох,
    Наливайся, кружка!
    Гребешком расчешет мох
    Старая старушка.

    На столе стоит цветок,
    Сорванный с любовью.
    Не забудь его, сынок,
    Бросить в изголовье.

    ПАМЯТЬ

    Я помню всё, что было в сорок пятом,
    В пятидесятом было что году,
    А во вчера, печальном и распятом,
    Себя уже порою не найду.

    Одна надежда – русские поэты
    Меня от сумасшествия спасут.
    Напомнят всё – и это, и вот это,
    Проводят старую на Божий Суд.

    Тогда-то я и вспомню всё, что было,
    Что не желаю помнить и боюсь –
    Как плакала под бревнами кобыла,
    Как у сыночка оборвался пульс,

    Как жалила людей я грешным словом,
    Как после заливалася слезьми…
    Я, Господи, на все уже готова,
    Хоть Ты меня куда-нибудь возьми!

    ЕДИНСТВЕННЫЙ

    В «десятку» раньше попадала
    И вмиг заучивала стих,
    На мотоцикле рассекала,
    Любила пареньков лихих.

    Да я и нынче – как комета,
    Хоть и замедлилась чуток,
    Но как же он глядит с портрета –
    Единственный мой паренек!

    БЕЛАЯ СОТНЯ

    Над головой старушки солнце,
    А в голове старушки – птички.
    Сижу у белого оконца,
    Считаю спрятанные спички.

    И понимаю, что однажды
    Сожгу я эту богадельню,
    А стариков, моих сограждан,
    В лесу укрою, под метелью.

    У костерка мы сядем кругом
    И поглядим в родные очи,
    И попрощаемся друг с другом –
    В преддверии спокойной ночи.

    Под белым саваном пушистым
    Застынем старческим парадом.
    Над нами небо будет чистым,
    И будут белки прыгать рядом.

    Сто человек – как в Лету канут,
    Нас ветками прикроют ели…
    А если «Вести» вдруг нагрянут,
    Скажите им, что мы сгорели.

    ДОМОЙ

    На плечи взобралась усталость,
    Уже не мягко, не любя.
    Привет тебе, подруга старость,
    Глаза б не видели тебя!

    А за окном кричат мамаши:
    «Домой пора! Пора домой!»
    И мне рукою кто-то машет.
    Не Ты ли это, Боже мой?

    ХОЛОСТЯК

    Вот уверяют, что – негодник,
    Что попирается закон,
    А я, как доедаю полдник,
    Всё думаю: ну, как там он?

    Кто в холостяцкой той квартире
    Ему сварганит бутерброд?
    Расскажет – что творится в мире,
    И как там русский наш народ?

    Кто слово ласковое молвит:
    «О чем задумался, дружок?»
    И на работу приготовит
    Ему с капустой пирожок?

    Вот вроде скрипнула калитка –
    В такой ответственный момент.
    - Ну, здравствуй, что ли, бабка Лидка!
    - Привет, товарищ президент!

    НЕ ГРУСТИ

    Россию вновь покрыл великий снег.
    Я у окна сижу, и так спокойно
    Мне этой ночью, и нигде не больно,
    Ведь я давно замыслила побег.

    За стенкой спят хозяева мои,
    Хорошие, заботливые люди,
    А я пью чай и думаю о чуде –
    О том, как оторваться от земли.

    Вот первый человек прошел в ночи
    И словно растворился в первом снеге.
    Чудачка, не грусти о человеке,
    Не вспоминай, не думай, не ищи!

    ПОЕЗД

    Когда веселая бабуля
    В плацкарту тесную вползет,
    Тотчас подсядет к ней дедуля
    И рюмку полную нальет.

    И заведет свою шарманку –
    Про то, как был вооружен,
    Как бил он уток спозаранку,
    И сколько было этих жён.

    Бутылка первая… Вторая…
    Уж дед под лавкою лежит,
    И только бабка, не мигая,
    В окно полночное глядит.

    Спят пассажиры, проводница,
    И старая не прячет слёз,
    Ведь за стеклом – родные лица,
    Под стук колес, под стук колес.

    НА ПЕРРОНЕ

    Увидела странных людей –
    С помадой на бледных губах.
    Похожи они на глядей,
    Хотя, между прочим, в штанах.

    А мимо, скрипя сапогом, –
    Шаги их совсем нелегки! –
    С понятным таким матерком
    Простые прошли мужики.

    И бабы глядели им вслед,
    А после полезли в вагон.
    Гляжу – а глядей уже нет,
    Во тьме растворился перрон.

    СЕСТРА

    Угостили консервой меня,
    Вкусным спиртом украсили стол –
    Те, кто дожил до этого дня,
    Кто от ночи морозной ушел.

    Мы укрылись кирпичной стеной,
    А еще – этим драным кустом.
    Ветер северный греем спиной,
    Забывая, что будет потом.

    А потом – снова черная ночь,
    До костей пробирающий хлад.
    За отца где-то молится дочь,
    Помнит брата какой-нибудь брат.

    Я укрою себя, чем смогу,
    Старых глаз не сомкну до утра.
    И иконку в руке сберегу,
    И меня, может, вспомнит сестра.

    ПРИЩЕПКА

    Я в зеркало глядеть
    Стараюсь очень редко.
    Чего в него глядеть?
    Что в нем увижу я?

    Давно приколки нет,
    Торчит в башке прищепка.
    Так и живет, мой друг,
    Красавица твоя.

    Когда ощерю вдруг
    Десну свою стальную
    И замахнусь ножом
    На старое чело,

    Хоть ты меня пойми –
    Ведь это я тоскую,
    И больше – ничего,
    И больше – ничего…

    ПОДРУГА

    Она кричала мне, икая:
    «Да церковь ваша – растакая!»
    И я горела, как в огне,
    Ни мертвая и ни живая,
    Но «розочку» в руке сжимая,
    А что же оставалось мне!

    Пьянчуги местные молчали,
    Но в сердце не было печали,
    На темя опустилась мгла.
    Стекло хрустело под ногами,
    И смерть вставала между нами,
    И снег был серым, как зола.

    Торчали космы из-под шапок
    У вечно перебравших бабок,
    Вздымались грозные слова…
    Наутро я глаза открыла
    И вижу – Господи, помилуй! –
    Подружка старая – жива.

    ТРАНЖИРА

    Пай-девочкой не была,
    И пьянки, и драки – в радость.
    Мне пенсию власть дала,
    Теперь прожигаю старость –

    Как ватник, почти насквозь,
    Прожгла моя сигарета,
    Как мозг прожигал допрос,
    Как небо прожгла комета.

    Не жалко мне эту плоть,
    Жива, не жива – не важно.
    Вот только бы мой Господь
    Меня пожалел однажды.

    Пай-девочкой не была,
    Пай-бабкою – не успею.
    Куда попадет душа –
    И думать о том не смею.

    ПРИЮТ

    Эмилю

    Что-то мало в жизни ласки,
    И заботы, и тепла.
    Может, есть все это в Лальске,
    Может, мне пора туда?

    В безымянном переулке
    Дом сниму – за пару блох.
    Будут жить со мною мурки
    И печальный кабысдох.

    Человек я, или – нолик?
    Что так грудь мою теснит?
    Но приедет вдруг Соколик,
    Жизни смысл объяснит.

    Принесу я дров в охапке,
    Водкой напою его,
    И тогда споет он бабке
    Про последнее танго.

    КАК ЛАСТОЧКИ

    Когда начнут нас резать,
    Что будем делать мы?
    Господи, обещаю – трезвой
    Стоять посреди зимы.

    Потом кресты посрубают
    И спустят гладких собак.
    Господи, так не бывает,
    Но будет именно так!

    За руки мы возьмемся,
    Молитву Тебе пропоем,
    И в небо взовьемся –
    Как ласточки летним днем.

    ЭДИК СНОУДЕН

    Не злодей, не агент пресловутый,
    Эдик, в общем, – простой человек.
    Да, маленечко он чеканутый,
    Как и все в этот чокнутый век.

    И шифровка ему не по нраву,
    И вербовка – как острая плеть.
    Но шпионскую эту отраву
    Не намерен отныне терпеть!

    Он приехал на родину нашу
    И на снежных просторах – исчез.
    Ест, наверное, гречневу кашу
    И за пазухой держит обрез.

    Хоть и жутко порой, но красиво
    Проживает наш русский народ.
    Потому и приехал в Россию,
    Что его здесь никто не убьет.

    Пусть враги когти длинные точат,
    Но не выкрасть парнишку врагам,
    Ведь его близорукие очи
    Видят всё, господа и мадам!

    РАДОСТЬ

    Хоть нет уже былой сноровки,
    Жизнь не меняю по рублю.
    Живу от бани до столовки,
    «Боярышник» упорно пью.

    Со мной бомжи мои – скитальцы
    Подохнуть не дают с тоски.
    До плеч не расправляют пальцы,
    Хотя живут не «по-людски».

    Мы ночью сядем у ограды
    И смотрим, смотрим на кресты.
    И как же, Господи, мы рады,
    Что с нами где-то рядом Ты!

    СТЕНА

    И дома нет, сгорел мой дом,
    Нет, в общем, ни хрена.
    Есть в переулке за углом
    Кирпичная стена.

    Моя стена всегда со мной,
    Она, как я, стара.
    Я прижимаюсь к ней спиной
    И греюсь у костра.

    На ней записки я пишу
    Товарищам своим,
    А также рифмами грешу,
    Когда упьюся в дым.

    Под ней и лягу наконец
    Я на исходе дня,
    Когда какой-нибудь стервец
    Распишет вдруг меня.

    И в этот предпоследний миг
    Увижу на стене
    Николы Чудотворца лик –
    Он улыбнется мне.

    Он улыбнется не в бреду,
    Он для меня – живой.
    Иконка бьется на ветру,
    Приклеенная мной.

    НОШУ Я КОЖАНЫЙ ПИДЖАК

    Кому ликер – его етить! –
    Кому-то ром топорщит гриву,
    А я люблю «боярку» пить,
    Привыкла к омскому разливу.

    Еще люблю я бутерброд,
    Когда на нем – ломотик сала.
    Мне фуа-гра не лезет в рот,
    Ее я сроду не едала.

    Ношу я кожаный пиджак,
    Вчера добытый на помойке,
    И без разбора бью в пятак
    На каждой дружеской попойке.

    На свежем воздухе живу,
    Баюкаю в душе надежды,
    Но очень скоро – наяву
    Уже свои закрою вежды.

    СОВЕТ ДРУГУ

    Когда отправишься в Москву,
    В рисковый долгий путь,
    Свои деньжата не забудь
    К рейтузам пристегнуть.

    Но не снаружи – изнутри,
    Чтоб вражия рука
    Их не смогла на раз-два-три
    Стянуть наверняка.

    Резинку затяни узлом,
    Терпи и не робей,
    А то ведь не вернешь потом
    Мозолистых рублей.

    На пузе свой оставят след,
    Но не пускай слезу:
    Рейтузы сберегут от бед –
    Со штрипками внизу!

    В НОВЫЙ ГОД

    Себя уже не называю «голỳбой»,
    Подметки не рву на лету.
    И хочется стать бессердечной и грубой
    И задницей сесть на плиту.

    Летят и летят с головёшки волосья,
    Родной покидая приют,
    А там, за окном, перекличка барбосья,
    За стенкою бабы поют.

    Одно в этой жизни осталось всего лишь,
    Чтоб не ограничивал срок,
    И мордой в салат не свалился мой кореш,
    Ко мне заглянув на часок.

    Чтоб не осерчала, как прежде, голỳба
    И чтоб в новогоднем чаду
    Его не лишила железного зуба –
    Последнего в Новом году!

    КТО-ТО ТРЕТИЙ

    Еще не насмерть мы с тобой сцепились,
    Хоть кровь уже чернеет на снегу,
    Над нами вороны еще не вились,
    Ведь я тебя, подруга, берегу.

    Ты жаждешь удивительного мира,
    Где Бога нет, где прав Искариот,
    А мне же – благодатная просвира
    Милее всех твоих свобод.

    Не торопись. Еще наступит утро,
    Когда услышим вдруг морской прибой,
    Когда придет последняя минута,
    И кто-то третий шлёпнет нас с тобой.

    ПОДРОСТОК

    Не дразни меня, подросток,
    В лоб ударить не спеши.
    В жизни всё, конечно, просто
    Для простой твоей души.

    Посмотри, вот дед столетний,
    Хрясни и ему меж глаз.
    Выбей, что ли, клык последний,
    Если рублик не отдаст.

    Как Мамай, идешь набегом,
    Что же голос твой дрожит?
    Чуешь ли, что этим снегом
    И тебя припорошит?

    ПОЛУСТАНОК

    Живу я жизнью – будто не своей,
    Не примеряю маленькое платье,
    И сердце не становится добрей,
    И никому не падаю в объятья.

    Уже свободна, раз и навсегда,
    От ежедневной вашей канители,
    Мне наплевать, какая там еда,
    Какие там цветочки на постели.

    Снежок меня умоет или дождь –
    Веселый ветер высушит седины.
    А по ночам накатывает дрожь:
    Вернусь ли я в родные палестины,

    На неприметный полустанок мой,
    Где я смогу поплакать и согреться?
    Когда Отец вернет меня домой
    И успокоит бешеное сердце…

    ТАК И ЗНАЙТЕ!

    Они всегда приветливы и милы,
    Всегда у них конфета под рукой.
    За геями приходят педофилы –
    Кровавого приводит голубой.

    И мы всегда приветливы и милы,
    Всегда у нас дубина под рукой.
    В библиотеке мы – библиофилы,
    Когда у нас читательский настрой.

    Но если вдруг коварными руками
    На наших деток кто-то посягнет –
    Таких порвем рабочими руками,
    Хотя мы и доверчивый народ.

    Чтоб больше не выматывали жилы,
    Не обижали больше никого,
    Поднимем гадов на родные вилы,
    Вы так и знайте – всех до одного!

    ПОЭТ

    Равилю и Лиде

    Таким и должен быть поэт –
    Мужчина с добрыми глазами.
    Его, быть может, рядом нет,
    Но он, конечно, рядом с Вами.

    Он видит то, что нам невмочь,
    О чем мы помним, лишь мечтая,
    Как пробивается сквозь ночь,
    Сквозь этот день – любовь святая.

    «БЕНА-БЕЧ!»

    Как осколочной гранатой
    Рвется жизнь моя в куски.
    Надо то и это надо –
    Не подохнуть бы с тоски!

    Под ногой – дворняга лает,
    Бьют соседа у ворот,
    А еще меня пугает
    Наш квартальный идиот.

    Он в друзья набиться хочет
    И, моих касаясь плеч,
    Всё без устали бормочет:
    «Бена-бена, бена-беч!..»

    Глыбой черного гранита
    Ходит-бродит вкруг домов,
    Его рожа не умыта
    Ровно пятьдесят годов.

    Так и я в наш век болезный,
    Чтобы разум уберечь,
    Возоплю, кружась над бездной:
    «Бена-бена, бена-беч!..»

    ПОБЕГ

    Вот тесно стало мне в дому –
    В тепле и ласке,
    А я на грудь сейчас приму,
    Подпрыгну в пляске!

    В окно ударю, чтоб и пульс
    Ударил с кручи,
    И с подоконника свалюсь
    В сугроб колючий.

    В нем полежу, охолону
    Себя до боли,
    И вновь вернусь в свою страну,
    Туда – на волю!

    МЕЧТА

    Хочу, чтоб родину мою сковал мороз,
    Чтоб улицы легли в снегу великом,
    Чтоб человек склонился перед Ликом
    И не скрывал от умиленья слёз.

    Хочу, чтобы мужик, идя домой,
    Купил не горькую, а доче книжку,
    И сказкой вдруг порадовал малышку,
    И печь горячую почувствовал спиной.

    Хочу, чтоб баба, стоя у плиты,
    Сварганила пюрешку и котлеты,
    Мурлыкая под нос себе куплеты –
    Вся в ожидании бессонной темноты.

    Хочу, чтоб вьюга пела песню мне,
    Чтоб я могла уже не торопиться –
    Не спиться, не убить, не застрелиться
    На нашей доброй русской стороне!

    ХОТЬ КТО-НИБУДЬ

    Я гляжу на глобус мой:
    Фофан желто-голубой,
    Носа сизый бугорок,
    Свернутый на левый бок.

    Два зеленых озерца,
    Говорят, что в пол-лица,
    И улыбка до ушей –
    Не гони меня взашей!

    Облачность над головой
    Стала пепельно-седой.
    Ни заплакать, ни уснуть.
    Эй, ответь хоть кто-нибудь!

    БЕРКУТ

    Не беспредельщиной, не сбродом
    Распят, порублен, ослеплен,
    Он в кровь сожжен – своим народом.
    Открыт охотничий сезон!

    Приговоренные не ропщут,
    Готовы умереть – за так.
    Они опять идут на площадь,
    Туда, где радостный чудак

    Заточку заведет под ухо,
    Яремную прошьет насквозь,
    А удивленная старуха
    Очередной вколотит гвоздь.

    Пусть облака плывут нестройно.
    Идут вослед – по одному,
    И им уже совсем не больно,
    Ведь там не больно никому.

    ВЬЮГА

    Забываю даты на фиг,
    Не они спасут судьбу.
    Видела я этот график
    Во сатиновом гробу!

    В черно-белой круговерти
    Снег клубится, как зола.
    Нет огня и нету смерти,
    В чистом поле нет угла.

    Кто мне там могилу роет?
    Кто грозит из забытья?
    Бабка вьюгу матом кроет
    И рыдает, как дитя!..

    Утром выползу из снега,
    Осеню себя крестом
    И, походкой человека,
    Вновь пойду искать свой дом.

    ЗАНАВЕС

    Трескаем давно мы до отвала,
    И шмотья у нас – на век вперед.
    Родина, об этом ты мечтала?
    Для того родился твой народ?

    Боже, пожалей мало̀е стадо,
    Сохрани соборы на Руси,
    А еще – мне многого не надо –
    Занавес железный опусти,

    Громыхнуло чтоб во все пределы,
    Чтоб и враг присел, и кореша!..
    Чтобы в небо иногда глядела
    Наша беспробудная душа.

    ВЕСНА

    Я шагаю, напевая,
    По заснеженной стране:
    Родина моя, живая,
    Ты не думай обо мне!

    Я согласна жить как прежде –
    Водка, чай да сухари,
    Хоть в задрипанной одежде,
    Хоть на краешке зари.

    Вдруг остановлюсь в тумане
    И скажу, подняв свечу:
    Господи, останься с нами…
    Как я этого хочу!

    АНГЕЛ

    Этот ангел был без крыл,
    Скромный парень из народа.
    Зубы в глотку вколотил –
    Арестантская порода!

    Онемела я тогда,
    Рот пустой не открывала
    И в палате, со стыда,
    Лезла всё под одеяло.

    Только ночью, в черном сне,
    Словно грешник на поруки,
    Из груди рвались во вне
    Непонятные мне звуки:

    «Та-та-та́-та, та-та-та́… –
    И опять: – Та-та́, та-та́-та!..»
    Билась в небо немота
    Горлом пролетариата.

    Я не знаю, для чего
    Мне была такая милость.
    После встретила его,
    В ноги – нет, не поклонилась.
     
  9. Игорь

    Игорь Хранитель ИО "Содружество"

    Сообщения:
    4.161
    А вот еще из молодых-Софья Левицкая :
    Все кончается, все начинается снова.
    Меняется форма, разменивается монета.
    Все на свете не представляет собой ничего иного,
    Кроме звука затихающего флажолета.
    Из ничего – мир, свет, апогей всего.
    Из пространства – круг, крест, квадрат.
    Я рисую линии целый год.
    И из линий растет трава.
    Я мешаю краски за разом раз,
    Я ломаю за плоскостью плоскость, за кистью кисть.
    И когда наступит моя пора,
    Я сотру по плечи обе руки.
    Подробнее: http://www.m24.ru/articles/98262?utm_source=CopyBuf
     
  10. ОКА

    ОКА Хранитель ИО "Содружество"

    Сообщения:
    3.682
    Адрес:
    Рязанщина
    Семён Бокман
    СТИХИ О СТИХАХ.
    1.
    Бывают странные печали.
    Они прозрачны и легки.
    Они нечаянно приходят,
    роняя грустные стихи.
    Они приносят горечь гари
    сожжённых ранее мостов.
    Среди конвертов и листов
    они находят те, что ранят.
    Они приводят осторожно
    всех, с кем расстаться довелось:
    и тех, кому мы всё простили,
    и, с кем проститься не пришлось...
    И, зачерпнув со дна колодца
    немного глины и земли,
    дают нам памятью упиться
    того, что в сердце к нам стучится
    и что забыть мы не смогли.
    2.
    Поэты
    преобразуют
    боли
    и муки -
    в слова
    и звуки.
    И отзвуки
    этих
    слов,
    как оттиски
    вещих
    снов,
    как тихое
    эхо
    новых
    поющих
    миров
    живут...
     
  11. ОКА

    ОКА Хранитель ИО "Содружество"

    Сообщения:
    3.682
    Адрес:
    Рязанщина
    Владимир Высоцкий

    БАЛЛАДА О ЛЮБВИ

    Когда вода всемирного потопа
    Вернулась вновь в границы берегов,
    Из пены уходящего потока
    На берег тихо выбралась любовь
    И растворилась в воздухе до срока,
    А срока было сорок сороков.

    И чудаки - еще такие есть -
    Вдыхают полной грудью эту смесь.
    И ни наград не ждут, ни наказанья,
    И, думая, что дышат просто так,
    Они внезапно попадают в такт
    Такого же неровного дыханья...

    Только чувству, словно кораблю,
    Долго оставаться на плаву,
    Прежде чем узнать, что "я люблю",-
    То же, что дышу, или живу!

    И вдоволь будет странствий и скитаний,
    Страна Любви - великая страна!
    И с рыцарей своих для испытаний
    Все строже станет спрашивать она.
    Потребует разлук и расстояний,
    Лишит покоя, отдыха и сна...

    Но вспять безумцев не поворотить,
    Они уже согласны заплатить.
    Любой ценой - и жизнью бы рискнули,
    Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить
    Волшебную невидимую нить,
    Которую меж ними протянули...

    Свежий ветер избранных пьянил,
    С ног сбивал, из мертвых воскрешал,
    Потому что, если не любил,
    Значит, и не жил, и не дышал!

    Но многих захлебнувшихся любовью,
    Не докричишься, сколько не зови...
    Им счет ведут молва и пустословье,
    Но этот счет замешан на крови.
    А мы поставим свечи в изголовье
    Погибшим от невиданной любви...

    Их голосам дано сливаться в такт,
    И душам их дано бродить в цветах.
    И вечностью дышать в одно дыханье,
    И встретиться со вздохом на устах
    На хрупких переправах и мостах,
    На узких перекрестках мирозданья...

    Я поля влюбленным постелю,
    Пусть поют во сне и наяву!
    Я дышу - и значит, я люблю!
    Я люблю - и, значит, я живу!

    1975
     
  12. ОКА

    ОКА Хранитель ИО "Содружество"

    Сообщения:
    3.682
    Адрес:
    Рязанщина
    Яна Фукибари
    осени чую дух.
    искания сердца сбылись.
    дым, вырываясь из труб,
    мягко течет ввысь
    и любовь меня тихо несет
    путеводной сияет нитью
    то застынет беззвучно во всем
    то расцветет в события
    тишина обнимает слух
    лепестки скользят по воде
    я здесь для того чтобы двух
    не обнаружить нигде
     
  13. Игорь

    Игорь Хранитель ИО "Содружество"

    Сообщения:
    4.161
    Еще одно стихотворение Виктории Волковой...
    В череде перемирий обычно теряется мир.
    Скоро в школу пойдут малыши, что его и не знали...
    Год четвёртый, обстрелы и кровь... Человеческий тир...
    А Москва заявляет, мол всё хорошо, вот пленных меняли...
    Новогодний "салют" вновь забрал у кого-то жильё.
    Украина хмельная ликует... В террористов попали.
    А отец, схоронивший ребёнка поднимает ружьё
    Из подобных верёвки не вьются, лишь троссы из стали.
    И пока льётся русская кровь по обоим фронтам,
    Командиры народные грустно взирают со свежих надгробий,
    На балах лихо пляшут девчонки и льют коньяки господам,
    И стоят старики под дождём за одним из пособий,
    Мирно спят...
    все двуличные твари циничной и подлой войны.
    Им легко и привычно так лгать, что за нас не в ответе.
    Ведь не снятся им эти,
    обагрённые кровью, проталины русской весны...
    Не приходят в кошмарах,
    почерневших степей Донбасса седые дети.
    В. В. 05.01.2018
     
  14. Игорь

    Игорь Хранитель ИО "Содружество"

    Сообщения:
    4.161
    И еще одно


    31 янв 2017 в 13:24

    Во мне с трудом рифмуется война...
    Пасует пятясь, гладь словесных оборотов
    И теснота удушливая блиндажей и дзотов
    На мой Донбасс опять возвращена...

    .
     
  15. Игорь

    Игорь Хранитель ИО "Содружество"

    Сообщения:
    4.161
    Продолжаю публикацию стихов Виктории...


    Дебри Дикой Травы

    вчера в 13:50

    Отрывать по кускам своё сердце и бросать в эту землю сырую.
    Я не знаю как жить иначе, только брешь по разрыву саднит.
    Мазохизм - присыпать раны перцем, но умею и практикую.
    Разве сильные девочки плачут? Нет... Они выгорают навзрыд.


    Угощать дорогих и любимых, тонко душу нарезав ломтями.
    А когда по-английски покинут, то остатки с собой завернуть...
    Оставляю их стулья пустыми, и ни с кем не меняю местами...
    Разве сильные девочки стынут? Разве пробуют что-то вернуть?

    Сквозь смотреть глазами сухими, мир качаясь стремится ко дну
    Не шептать горячо - «Помоги мне!» уходя вместе с ним в глубину
    К месту казни пришла добровольно, не цепляя ничьих крепких плеч.
    Разве сильным бывает больно? Кто же думал что нужно беречь...

    07.02.2018
     
  16. ОКА

    ОКА Хранитель ИО "Содружество"

    Сообщения:
    3.682
    Адрес:
    Рязанщина
    АРСЕНИЙ ТАРКОВСКИЙ
    Звёздный каталог
    До сих пор мне было невдомёк —
    Для чего мне звёздный каталог?
    В каталоге десять миллионов
    Номеров небесных телефонов,
    Десять миллионов номеров
    Телефонов марев и миров,
    Полный свод свеченья и мерцанья,
    Список абонентов мирозданья.
    Я-то знаю, как зовут звезду,
    Я и телефон её найду,
    Пережду я очередь земную,
    Поверну я азбуку стальную:
    — А–13–40–25.
    Я не знаю, где тебя искать.
    Запоёт мембрана телефона:
    — Отвечает альфа Ориона.
    Я в дороге, я теперь звезда,
    Я тебя забыла навсегда.
    Я звезда — денницына сестрица,
    Я тебе не захочу присниться,
    До тебя мне дела больше нет.
    Позвони мне через триста лет.
    --
    1945
     
  17. ОКА

    ОКА Хранитель ИО "Содружество"

    Сообщения:
    3.682
    Адрес:
    Рязанщина
    пока друзья озверевали по мере усиления зверства в ТМ....

     
  18. Аметиста

    Аметиста Почётный автор ИО "Содружество"

    Сообщения:
    944
  19. ОКА

    ОКА Хранитель ИО "Содружество"

    Сообщения:
    3.682
    Адрес:
    Рязанщина
    Сэда Вермишева
    Послание
    Куда мне деться от позора,
    В котором мы живем,
    Страна?
    Кому послать слова
    Укора,
    Каким параграфам закона
    Мне прокричать -
    «Держите вора!..»

    Молчит кремлевская стена…

    И новоявленная свора,
    Под звёздной сенью
    Триколора
    Уводит всех нас
    В никуда,
    Где нет ни света, ни простора…
    Увяла мысль, угасло Слово,
    Где вождь наш – светлая икона,
    Даритель благ,
    Держатель трона
    На все грядущие года…

    Где поперек дорог –
    Колода…

    И миф «глубинного народа»
    Рожает в спешке
    Кучка сброда.
    И тошно жить мне,
    Господа…
    А с неба каркает ворона,
    Что приближается
    Беда…

    18. 02.19
     
  20. Аметиста

    Аметиста Почётный автор ИО "Содружество"

    Сообщения:
    944
    Сугробами раскинулась зима,
    В снегу я увязаю по колени.
    И в этой рыхлой, беспросветной лени
    Моргают полусонные дома…

    И фонари подрагивают зябко,
    Протяжно стонут ветви на ветру.
    И в мои окна мутные украдкой
    Заглядывает солнце поутру.

    Все замерло. Устав от ожиданья,
    Земля вздохнула в почерневших льдах.
    Метался месяц в рваных проводах.
    Дрожали буквы в скомканных словах.
    Весна споткнулась о твое молчанье...

    Смирнова Наталья.