Н.К.Рерих и Сыма Цянь. Рождение художественного мифа.

Тема в разделе "Свободное общение", создана пользователем Ivaemon, 17 авг 2015.

  1. Ivaemon

    Ivaemon Хранитель

    Сообщения:
    1.107
    У Н.К.Рериха есть загадочное эпическое стихотворение "Вождь".
    Загадочно оно тем, что описывает события, которых не было.
    Вот его начало.

    Таково предание о Чингиз-хане, вожде Темучине.


    Родила Чингиз-хана нелюбимая ханша.
    Стал Чингиз-хан немилым сыном отцу.
    Отец отослал его в дальнюю вотчину.
    Собрал к себе Чингиз других нелюбимых.
    Глупо стал жить Чингиз-хан.
    Брал оружие и невольниц, выезжал на охоту.
    Не давал Чингиз о себе вестей.


    Вот будто упился Чингиз кумысом
    И побился с друзьями на смертный заклад,
    Что никто от него не отстанет!
    Тогда сделал стрелку-свистунку Чингиз.
    Слугам сказал привести коней.
    Конными поехали все его люди.
    Начал дело свое Чингиз-хан.


    Вот Чингиз выехал в степь,
    Подъезжает хан к табунам своим.
    Нежданно пускает свистунку Чингиз.
    Пускает в лучшего коня десятиверстного.
    А конь для татар – сокровище.
    Иные убоялись застрелить коня.
    Им отрубили головы.


    Опять едет в степь Чингиз-хан.
    И вдруг пускает свистунку в ханшу свою.
    И не все пустили за ним свои стрелы.
    Тем, кто убоялся, сейчас сняли головы.
    Начали друзья бояться Чингиза,
    Но связал он их всех смертным закладом.
    Молодец был Чингиз-хан!


    Подъезжает Чингиз к табунам отца.
    Пускает свистунку в отцовского коня.
    Все друзья пустили стрелы туда же.
    Так приготовил к делу друзей,
    Испытал Чингиз преданных людей.
    Не любили, но стали бояться Чингиза.
    Такой он был молодец!


    Вдруг большое начал Чингиз.
    Он поехал к ставке отца своего
    И пустил свистунку в отца.
    Все друзья Чингиза пустили стрелы туда же.
    Убил старого хана целый народ!
    Стал Чингиз ханом над Большой Ордой!
    Вот молодец был Чингиз-хан!


    Сердились на Чингиза Соседние Дома.
    Над молодым Соседние Дома возгордились.
    Посылают сердитого гонца:
    Отдать им все табуны лучших коней,
    Отдать им украшенное оружие,
    Отдать им все сокровища ханские!
    Поклонился Чингиз-хан гонцу.


    Созвал Чингиз своих людей на совет.
    Стали шуметь советники;
    Требуют: «идти войной на Соседний Дом».
    Отослал Чингиз таких советников.
    Сказал: «нельзя воевать из-за коней»,
    И послал все ханам соседним.
    Такой был хитрый Чингиз-хан.


    Совсем загордились ханы Соседнего Дома.
    Требуют: «прислать им всех ханских жен».
    Зашумели советники Чингиз-хана,
    Жалели жен ханских и грозили войною.
    И опять отослал Чингиз советников.
    И отправил Соседнему Дому всех своих жен.
    Такой был хитрый Чингиз-хан.


    Стали безмерно гордиться ханы Соседнего Дома.
    Звали людей Чингизовых трусами,
    Обидно поносили они ордынцев Большой Орды,
    И, в гордости, убрали ханы стражу с границы.
    И забавлялись ханы с новыми женами.
    И гонялись ханы на чужих конях.
    И злоба росла в Большой Орде.


    Вдруг ночью встал Чингиз-хан.
    Велит всей орде идти за ним на конях.
    Вдруг нападает Чингиз на ханов Соседнего Дома.
    Полонил всю их орду.
    Отбирает сокровища, и коней, и оружие.
    Отбирает назад всех своих жен,
    Многих даже нетронутых.

    ....

    Ни одного события из описанных с Чингисханом в реальности не происходило. Не убивал он ни отца своего, который якобы его выслал (Есугей любил своего сына и умер, когда тому было 9 или 10 лет), ни своей жены (напротив, Чингис свою жену Бортэ любил без памяти), ни последующих хитростей не было. Более того, следующие строки поэмы также не выдерживают исторической критики: Чингисхан не "громил землю русскую" и уж тем более "не угрожал кесарю".
    И Н.К., без всякого сомнения, знал об этом, так как "Сокровенное сказание монголов" к тому времени уже было издано в переводе на русский язык, и историю Чингисхана он наверняка изучал.
    Так откуда же эти фантазии, и фантазии ли?

    Откроем "Исторические записки" Сыма Цяня, главу 110. Вот так описывает он возвышение Маодуня, будущего повелителя гуннов:

    "У шаньюя был старший сын по имени Маодунь. Позднее у него появился младший сын, родившийся от любимой яньчжи. Шаньюй, желая устранить Маодуня и возвести на престол младшего сына, отправил Маодуня заложником к юэчжи. Как только Маодунь прибыл к юэчжи заложником, Тоумань внезапно напал на юэчжи. Юэчжи хотели убить Маодуня, но он украл у них прекрасного коня и ускакал на нем обратно. Тоумань оценил его мужество и приказал [Маодуню] командовать десятью тысячами всадников.

    Тогда Маодунь изготовил свистящие стрелы и стал обучать своих всадников стрельбе из лука. Объявив приказ: «Все, кто не станет стрелять туда, куда полетит свистящая стрела, будут обезглавлены», Маодунь поехал на охоту на птиц и зверей: при этом всем тем, кто не стрелял туда, куда летела свистящая стрела, отрубил головы.

    Вскоре Маодунь пустил свистящую стрелу в своего прекрасного коня. Некоторые из приближенных не осмелились стрелять, и Маодунь тут же отрубил головы тем, кто не стрелял в прекрасного коня. Некоторое время спустя [Маодунь] снова сам пустил стрелу в любимую жену. Некоторые из приближенных очень испугались и не посмели стрелять. Маодунь отрубил головы и им. Еще через некоторое время Маодунь выехал на охоту и пустил свистящую стрелу в прекрасного коня шаньюя. Все приближенные также выстрелили в него. Маодунь понял, что [отныне] он может полагаться на всех своих приближенных.

    Последовав за своим отцом — шаньюем Тоуманем на охоту, он выпустил свистящую стрелу в Тоуманя; все его приближенные тоже выстрелили туда, куда полетела свистящая стрела, и шаньюй Тоумань был убит; после этого [Маодунь] предал смерти мачеху, младшего брата и сановников, не желавших повиноваться ему. [Затем] Маодунь сам вступил на престол и стал шаньюем.

    Когда Маодунь вступил на престол, дунху были сильны и достигли расцвета. Узнав, что Маодунь убил отца и вступил на престол, они отправили гонца сообщить Маодуню, что хотят получить бывшего у Тоуманя коня, пробегавшего в день 1000 ли. Маодунь посоветовался с сановниками и все они сказали: «Конь, пробегающий в день 1000 ли, является драгоценным конем для сюнну, не отдавайте его». «Маодунь ответил: «Разве можно жить рядом с другим государством и жалеть для него одного коня», и отдал дунху коня, пробегавшего в день тысячу ли.

    Через некоторое время дунху, думая, что Маодунь боится их, отправили гонца сказать ему, что они хотят получить одну из шаньюйских яньчжи. Маодунь снова стал советоваться с приближенными, и все приближенные с негодованием ответили: «Дунху не знают правил приличия, а поэтому и требуют яньчжи. Нападите на них». Маодунь ответил: «Разве можно жить рядом с другим государством и жалеть для него одну женщину», взял любимую яньчжи и отдал ее дунху.

    Правитель дунху, еще более возгордясь, начал захватывать земли на запад. Между [дунху] и сюнну пролегала брошенная земля, на которой на расстоянии более 1000 ли никто не жил; и те, и другие жили по ее краям, образуя оуто. Дунху отправили гонца сказать Маодуню: «Брошенную землю за пределами оуто, служащей границей между сюнну и нами, сюнну не должны посещать, мы хотим владеть ею». Маодунь снова посоветовался с сановниками и некоторые из сановников сказали: «Это — брошенная земля, ее можно отдать и можно не отдавать». Крайне разгневанный Маодунь ответил: «Земля — основа государства, разве можно отдавать ее». Всем, советовавшим отдать землю, он отрубил головы.

    [Затем] Маодунь сел на коня, приказал рубить голову каждому в государстве, кто опоздает явиться, двинулся на восток и внезапно напал на дунху. Дунху, пренебрегавшие до сих пор Маодунем, не принимали мер предосторожности. [Поэтому], когда Маодунь во главе войск совершил нападение, он разгромил дунху наголову, убил их правителя, взял в плен людей из народа и захватил принадлежавший ему домашний скот.
    "

    К моменту написания Н.К. своего "Вождя" в 1904 г. уже был известен немецкий перевод "Исторических записок", с которым, очевидно, и ознакомился НК. События, описанные Сыма Цянем, произошли 13 с половиной веков до Чингис-Хана, но были перенесены на иную историческую почву художественной фантазией Н.К. и выданы за "предание о Чингиз-хане".
    Самое интересное - никто не знает, правду или легенду записал сам Сыма Цянь.

    Вывод из этого напрашивается лишь один: не стоит искать исторической правды от произведений, которые вовсе не имели цель отразить историческую правду.

    PS К сожалению, наверняка многие, не зная истории и прочитав стихотворение, с этого момента думают, что Чингисхан в самом деле убил своего отца и жену для того, чтобы стать вождем.