Ленин и современность

Тема в разделе "Свободное общение", создана пользователем Evgeny_R, 22 дек 2012.

  1. Evgeny_R

    Evgeny_R Завсегдатай

    Сообщения:
    178
    Адрес:
    Могилёв, Беларусь
    Надолго пропал, потому что взялся читать полное собрание сочинений В.И.Ленина, ну и по другим материальным причинам. Поскольку Ленин ценится в Агни-Йоге, возможно, когда-нибудь здесь будет отдельный раздел про него. А пока начну тему со своими размышлениями о его идеях.
     
    1 человеку нравится это.
  2. Evgeny_R

    Evgeny_R Завсегдатай

    Сообщения:
    178
    Адрес:
    Могилёв, Беларусь
    ВЫЯВЛЯТЬ ИСТИННЫЕ АНТАГОНИЗМЫ

    В своих первых работах В.И.Ленин призывает видеть и выявлять истинный антагонизм интересов – это антагонизм классов – капиталистов и пролетариата. Именно этот антагонизм, по Ленину, есть основание для правильной работы тогдашних общественных деятелей. Именно этот антагонизм, в сочетании с концентрацией пролетариата, обусловленной существующими производственными отношениями, и обуславливающей его организацию в движении к общим целям, является возможностью для смены общественно-экономической формации. Для последующего изложения вспомним, однако, и другой вид антагонизма, указанный Лениным же – это антагонизм между капиталистами – между крупным и мелким капиталом, между капиталами в одной отрасли. Этот фактор не исследуется при построении прогнозов развития общества – и закономерно – поскольку тогда он не приобрёл ещё достаточных масштабов.

    Что изменилось за истекшие сто лет? В контексте понятий эксплуатации, научно обоснованных в «Капитале» Маркса, антагонизм между пролетариатом и капиталом, конечно же, остался. Гигантский скачок совершили технологии, что означает, что класс пролетариата теперь не растёт, как сто лет назад, а, будучи уже достаточно малым, продолжает уменьшаться. Появился также другой многочисленный класс, обусловленный развитием технологий и наукоёмкости производства – этот класс называют когнитариатом. На мой взгляд, растёт и третий класс, обуславливаемый ненужностью рабочих рук и инженерных умов в условиях способности производства обеспечивать все потребности малыми трудовыми ресурсами. Высвобождение этих ресурсов обуславливает рост класса интеллигенции, занятой в сфере развлечений, массовой «культуры» и информации.

    При этом никто не отменял природы капитала – присвоение прибавочной стоимости. А значит, эксплуатация имеет место. Но другой фактор – информационные технологии в СМИ в сочетании с ростом благосостояния и размеров частной собственности – индивидуализируют сознание людей, тем самым обеспечивая их разобщение и уничтожая возможность столетней давности, заключающуюся в потенциале организованности эксплуатируемых классов.

    Что тогда может изменить общественно-экономическую формацию на более прогрессивную? Может быть, появились новые антагонизмы, которые могут стать движущей силой? Посмотрим, что изменилось , если можно так выразиться, внутри самого капитала. Он стал глобальным. Причём следует отметить, что эта его трансформация произошла не только по причинам его саморазвития, как капитала, вечно стремящегося к бесконечной экспансии, а и по причинам развития транспорта и информационных технологий. Учитывая тот факт, что правительства стран являются выразителями интересов «держателей» существующих общественно-экономических формаций, а значит интересов капитала, то совершенно очевидно, что при таком развитии капитализма на первый план выходит антагонизм интересов правительств между собой. Тут уж без разницы, над чем стоит это правительство, над суперконцерном СССР, или над капиталистической Россией. Экономическое развитие такого субъекта, как СССР укрепляет силу идеологического врага капитализма, а существование капиталистической России является врагом других капиталистических стран уже по своей естественной природе капитала без всякой идеологии. Что так, что эдак.

    Каков же естественно-исторический процесс в условиях этого антагонизма? Пока существует страна – идеологический враг – нужно бить его на идеологическом поле, чему очень сильно поможет более высокое благосостояние эксплуатируемых классов. Когда же идеологический враг уничтожен, на идеологическом поле биться не нужно – высокое благосостояние эксплуатируемых классов в странах капитала становится не нужным. Это мы видим в росте благосостояния масс в капстранах в середине 20-го века, и начало наступления на массы в кризисах 2008-2012. Но, однако, остаётся капиталистическое поле битвы, естественно-историческим результатом которого должно стать подчинение всех правительств (капиталов) одному правительству (капиталу).

    И как же в таких условиях надо действовать? Если по-ленински, то нужно выявлять истинный антагонизм интересов, подчёркивать невозможность реализации «благих пожеланий» и вредность замазывающих улучшений. Однако при наличии этого антагонизма у нас не хватает организованной силы, такой, какой сто лет назад был класс пролетариата. Поскольку антагонизм носит характер странового, то и сила должна организовываться на почве патриотизма. Правда существует мнение, что на это уже нет времени, и сила должны быть такая, которая будет действовать в условиях всеобщего разрушения.