ОБЩИНА "ТЕРОС"
Форум школы Агни Йоги (Живой Этики)
и духовного наследия Рерихов
header
header    
Вернуться   Форум АГНИ ЙОГИ (ЖИВОЙ ЭТИКИ) и наследия РЕРИХОВ > Великие Учителя и Подвижники > Матерь Мира > Женщины Мира

Закрытая тема
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 25.06.2011, 15:24   #201
arkad
Основатель
 
Аватар для arkad
 
Регистрация: 04.04.2007
Адрес: г. Обнинск
Сообщений: 6,575
По умолчанию Re: Женщины мира

Мать Иисуса Христа - Мария

Из церковных источников нам известно о Матери Иисуса Христа, Марии, очень немногое.
В Новом Завете Библии сказано, что она была женой Иосифа, непорочно зачавшей и родившей сына Иисуса.
В христианской традиции, Мария никогда не считалась Богиней. Есть мнения, что произошло это по большей части благодаря Павлу, с его женоненавистническими принципами. Женщине, и Марии в частности, он отводил очень незначительное место, а точнее вообще никакого. Павел намеренно отделил все, что могло близко относиться к Матери - языческой или христианской, и таким способом удалил из сознания людей тонкую связь, которую с древних времен имели с Вечной Матерью многие поколения людей.
В текстах Нового Завета, в посланиях Павла, о женщине всегда говорится с оттенком унижения. Женщина именно Павлом поставлена вопреки позиции Иисуса под полное подчинение мужчине.
К примеру, в «1-ом Послании к Коринфянам» Павла половина главы 11 посвящена унижению женщины.
Да и из позиции сегодняшних церковных порядков это тоже отчетливо видно, потому что сегодняшняя церковь не столько христианская, сколько «павлианская».
Виноват ли в этом Павел нам сейчас сложно судить.

Вот Елена Ивановна несколько другого мнения. Говоря именно об этой 11 главе, Е.И. пишет:

«Почему стих из Послания к Коринфянам кажется Вам отвечающим духу учения Павла? Если на основании многочисленных свидетельств мы должны признать неоднократные искажения текстов писаний, то почему не допустить и в этом Послании такого же искажения или даже позднейшей вставки? Ведь подчинение женщины и рабовладельчество настолько вкоренились на протяжении упадочных веков и, особенно, в ту эпоху надвигавшейся умственной темноты, что отказаться от этих прерогатив было труднее трудного. Конечно, апостол Павел был очень высок духом и в своих сокровенных поучениях он не мог допустить такой дикости» (28.05.37.).

Концепции Павла были подхвачены и развиты Августином (354-430гг), который с особой жестокостью преследовал всех, кто по-прежнему продолжал поклоняться Богине Матери. В течение последующих нескольких веков церковь будет с неистовством бороться против всякой формы почитания Богини. Несмотря на все усилия Павла, Августина и отцов церкви, которые старались искоренить культ богини, народная вера в вечное Женское Начало продолжала жить в нем. И это нашло свое выражение в христианской религии в образе Марии, заменившей культ Вселенской Матери. Культ поклонения Деве Марии возникает с пятого века, развивается в течение веков и окончательно утверждается в Средневековье. Это широкое движение основанное на вере в Марию, не опиралось ни на одно из толкований в Писаниях. Мария заменит Афину как защитницу городов, Изиду как Царицу Небесную, Кибелу как хранительницу Рима. Это ассимилирование замечательно проявится в христианском искусстве. Вспомним многие изображения Мадонны с младенцем, Изиды со своим сыном Гором на коленях. На протяжении веков культ Марии вызывал противоречия и серьезную полемику в верховных кругах церкви. Однако эти чисто умозрительные противоречия были совершенно далеки от народного поклонения Марии, представители церкви не могли постичь разумом тонкую реальность Марии и тайну ее присутствия в сердцах простых людей.

О жизни Марии известно очень немногое. О непорочном зачатии Ее Божественного Сына, знают все, но мало кто понимает, что это значит. Неужели простая женщина, могла родить, будучи девственницей? Это же так очевидно - нет! Мария не была простой женщиной, Она была наделена высокой миссией, она должна была сыграть свою высокую роль в Мистерии Жизни, которая должна была разыграться с её Сыном. Сын Человеческий, должен был совершить то, что предназначено. А Мария должна была Ему помочь выполнить эту миссию. Тяжелейшая роль – вынести казнь и истязания своего Сына. Только высокая ответственность и понимание своей Роли в Мировом Событии могло позволить Марии вынести убийство людьми её Сына. Потому что Она знала, в чем заключается победа Спасителя, который, будучи на кресте, так горячо любил людей и молил Отца своего, чтобы Он простил их "ибо не ведают они что творят". Он простил всех - и это была Его победа над силами зла. А дальше на Земле осталась Мать Мария и растерянные апостолы, которые не могли поверить во все происходящее, и не знали, что им делать.
Единственным учеником Иисуса, который не покидал его даже в момент распятия, был любимый ученик Иоанн. В Евангелии Иоанн говорит о распятии Христа:
«При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина.
Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой.
Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе»
(Иоанн, 19-25, 26, 27).

Именно к Иоанну обратился Иисус на кресте, показав на Марию. Он знал, что Иоанн исполнит его просьбу и позаботится о Великой Матери Мира. Что могли означать слова Христа, в тот момент, когда Он должен был уйти к Отцу своему, когда Он прошел весь путь и был так близок к победе? Иисус знал, что Мария была Матерью всего Мироздания, он знал, кто Она! Она исполнила свою Великую Роль в Мире, родила Его и помогла выполнить Великую Жертвенную Задачу жизни Христа.

Почему же Иисус не рассказал людям, о Марии? Возможно, Христос знал, какая участь могла бы ожидать Марию, объяви Он всем о Ее истинной сущности.
Иисус никогда не говорил о Богине - Матери, но Он рассказывал о Святом Духе - женском аспекте Бога в христианстве.

В христианстве, возможно одним из первых, кто постиг божественную сущность Марии, кто прославлял в Марии Вечное Женское Начало, был Св. Бернард (1090-1153 гг). Смиренный монах, живший в аскетизме и бедности, он без колебаний обличал сильных мира сего, в том числе и пап, злоупотребления которых он разоблачал. Он познавал Мир и Бога через созерцание. Он разрывался между призванием созерцателя и необходимостью выполнения функций возложенных на него монашеством. Его созерцание Бога происходило благодаря почитанию Марии, которую он первый назвал Богоматерью. Для Св. Бернарда Мария была единственным спасением: это Она, единственная, Мать Спасения, которая может провести человека по жизни к Союзу с Отцом. Его созерцание позволило ему распознать внутреннюю реальность Марии.

Выше было то, что нам известно о Марии из церковных источников.
------------------------------------

Агни Йога в «Надземном» говорит:

"Мало знает история о Матери Великого Путника, которая была не менее великой нежели Сын. Матерь была из великого рода и собрала в себе утонченность и возвышенность духа. Она прибегла к первому пути, чтобы обезопасить ребенка. Она заложила в Сына первые высшие думы и всегда была оплотом подвига. Она знала несколько наречий и тем облегчила путь Сыну. Она не только не препятствовала хождениям дальним, но собирала все нужное для облегчения странствий. Она пела колыбельную песнь, в которой провидела все чудесное будущее. Она обращала внимание на народ и знала, что он может сохранить сокровище Учения. Она поняла величие завершения и ободряла даже мужей, впавших в малодушие и отречение. Она была готова пережить тот же подвиг, и Ей Сын поведал решение свое, укрепленное Заветами Учителей. Именно Матерь знала о тайне хождений. Не нужно признавать местные обычаи, чтобы понять основание жизни великой Матери. Не обычаи, но утверждение будущего вело волю Матери. О ней, поистине, мало известно, но, говоря о Великом Путнике, прежде всего, следует сказать о Той, которая незримо вела Его по высотам" (Надземное 147).

"Такое неуклонное движение (Великого Путника) не поддерживалось никем из окружающих, кроме Матери. Но Ее водительство заменяло Путнику все трудные страдания" (Надземное 149).

Елена Ивановна Рерих пишет:

"Не рождалась ли у Вас мысль, что такое упорное упоминание во всех легендах, всех народов о непорочном зачатии Высших Существ должно иметь какое-то основание? Так оно и есть. И тогда как физическое зачатие и рождение, конечно, не могут уклониться от установленных Природою законов, то духовное зачатие может подлежать другому, высшему закону. Потому оккультно непорочное зачатие является великой Космической Тайной и Истиной. Дать полное объяснение этому оккультному закону я еще не имею разрешения" (Письма Е.И.Р. 26.05.34).

Продолжение следует.
__________________
"Каждый сам кует путь свой".
arkad вне форума  
Старый 25.06.2011, 15:59   #202
arkad
Основатель
 
Аватар для arkad
 
Регистрация: 04.04.2007
Адрес: г. Обнинск
Сообщений: 6,575
По умолчанию Re: Женщины мира

Продолжение:

Мать Иисуса Христа - Мария

Фалес Аргивянин «Мистерия Христа»
«Беседа с Матерью Бога»

Тихи и пустынны были запутанные, кривые и пыльные улицы маленького Назарета, когда я, Фалес Аргивянин, вступил на них при таинственном свете восходившей Селены. Крошечные домики, скрывавшие мирное население, были обсажены масляничными деревьями. Мне, Фалесу Аргивянину, не нужно было спрашивать пути - ибо вот я видел столб слабого голубоватого света, восходивший от одного из домиков прямо к небу и терявшийся там, в Звездных дорогах.
Это был свет особого оттенка, свойственный источнику Великой Жизни, свет божеств женских, свет, осенявший славу вечно юной ДЕВЫ-МАТЕРИ в Атлантиде и окруживший явление Божественной Изиды в святилищах Фиванских.
Тихо, но уверенно постучал я в дверь одного из таких домов. Дверь тотчас раскрылась, и на пороге появилась высокая женщина, стройность форм которой терялась в широких складках простого, грубого хитона. Лицо ее было скрыто под грубой же кисеей фиванского изделия.
- Что ты хочешь, путник? - на низких грудных нотах прозвучал тихий голос, сразу воскресивший во мне память о дрожащих серебряных струнах систрума в храме Божественной Изиды.
- Я чужестранец, Мать, - ответил я, - ищу отдыха и пищи. В обычае ли у детей Адонаи принимать усталого путника в столь поздний час?
- Я - только бедная вдова, чужестранец, - послышался тихий ответ, - наставники в синагоге нашей осуждают одиноких женщин, принимающих путников. Я одинока, ибо сыновья моего покойного мужа работают на полях близ Вифлеема, у богатых саддукеев, а мой единственный сын... - тут женщина запнулась, - ушел в Иерусалим. Но у меня не хватает духу отказать тебе, усталый путник, и если кружка козьего молока и лепешка удовлетворят тебя, то...
- То я призову благословение Божие на тебя, мать, - ответил я, - несколько дней тому назад я видел твоего сына, мать, я говорил с ним...
- Ты говорил с ним? Что он... - порывисто двинулась она ко мне, но сразу остановилась. - Прости меня, путник, прости мать, беспокоящуюся о своем единственном сыне. Войди, отдохни, поешь.
Я, Фалес Аргивянин, вошел в более чем скромное жилище Матери Бога. Две скамьи, большой стол, жалкая, убогая постель из камыша в углу, прялка у кривого окна да старая святильня на маленькой полочке в углу - вот и все убранство во храме Нового, в который вступил я, Фалес Аргивянин.
Торопливо поставила женщина на стол большую кружку с молоком, положила черную, от приставших к ней угольков, лепешку и, поклонившись мне, сказала:
- Вкуси, чужестранец, хлеба нашего...
Поклонился и я и, сев за стол, окинул острым взором стоящую передо мной женщину и сказал:
- Благословен будет твой хлеб, Мать, а молоко твое я уже вкушал...
Женщина подняла голову:
- Разве ты был уже у нас, чужестранец? - спросила она.
Новая, страшная загадка бытия Неизреченного глянула на меня из уст этой женщины. Но мне ли, Фалесу Аргивянину, Великому Посвященному Фив, носящему символ Маяка Вечности в сердце, отступать перед загадками Бытия? Я напряг все свои силы и окутал женщину теплом мудрости моей, сокрывшей дыхание Матери Изиды...
Женщина вздрогнула и села против меня на скамье.
- Ты прислал Благословение Божие на дом мой, чужестранец, - сказала она, - и это точно так, ибо я сразу почувствовала успокоение в сердце моем. Ты видел сына моего и говорил с ним?
- Я видел его и говорил с ним, Мать, - ответил я, - и Он благословил меня. Что значит мой призыв, жалкого червя Земли, благословения Божия на дом Матери Иисуса - плотника из Назарета перед его благословением?
- Ты... ты уверовал в Него, чужестранец? Не принял ли Он тебя в ученики свои? - тихо, но порывисто спросила она.
- Нет, Мать, - ответил я, - не уверовал в Него, ибо узнал Его. Мне не быть учеником Его, ибо вот я - всегда доныне и во веки веков буду лишь жалким рабом Его...
- Чудны речи твои, чужестранец, - помолчав, сказала женщина, - но на лице твоем я читаю мудрость и страдание великое и мое сердце, сердце бедной, жалкой вдовы, сострадает тебе и влечет к тебе. Скажи мне, мудрый чужестранец, за кого ты считаешь сына моего?
- А за кого ты считаешь его сама, Мать? - ответил я, Фалес Аргивянин.
Женщина вздохнула и стала перебирать пальцами углы покрывала своего.
- Ты, чужестранец, - сказала она, - как бы принес сюда Дыхание Сына моего... Он будто здесь... И полно мое сердце доверия к тебе... Всю жизнь меня мучает заданный тобою вопрос. Поверишь ли, чужестранец, разгадка его порой страшит меня. Кто сын мой? Да разве я знаю это, чужестранец? По моему слабому разуму женщины понять все, что случилось на скромном пути моем?
И тихим торопливым шепотом женщина стала передавать мне, Фалесу Аргивянину, дивные простые слова о чистом детстве своем в семье простых, чистых родителей, о чудесных голосах невидимых, неустанно шептавших ей странные дивные речи, о необыкновенных сновидениях, о явлении ей светлого крылатого юноши, возвестившего ей слова Вести Благой, о замужестве непорочном и непорочном девственном рождении Сына, которому при явлении Его на свет поклонились три мужа вида царственного...
- Они были похожи на тебя, чужестранец, - сказала женщина, - не лицом, нет, а великим миром, которым веяло от них, и чертами мудрости, которую я провижу в тебе... Не было только у них на челе складок великого страдания, неведомый путник... А что было дальше?
И снова потекли слова о ранней мудрости Дивного Дитяти и творимого им самим, о Великой Любви Его ко всему сущему... Одного только не понимала, казалось, сама женщина: той неизреченной космической любви, которую она сама накладывала на слова свои о Сыне своем... И в пылу разговора откинула она покрывало свое с лица и, да будет прославлено имя Вечно Юной Девы-Матери! Я, Фалес Аргивянин, увидел дивные, прекрасные черты и очи, глубина которых рассеяла мои сомнения, но, казалось, еще углубила бездну загадки, развернувшейся передо мной.
- Мать! - сказал я ей. - Разве ты не веришь, что твой Сын - Мессия, предреченный пророками и Моисеем? А может быть, - тихо добавил я, - и больше Мессии?
Испуганно глянула на меня женщина.
- Но... ведь Он - человек, чужестранец, - шепнула она недоуменно.
- Но и ты - простая женщина, Мать, - ответил я, - ведь и тебя ничто не отличает от сестер твоих. Или может быть, Мать, ты не все поведала мне?
Женщина смущенно опустила голову.
- Вот только одно, - сказала она, - смущает сердце мое, чужестранец. Я - искренно верующая еврейка, старательно исполняю все указания Закона и наставников наших... но... сновидения смущают меня...
- Я - снотолкователь из Египта, - быстро сказал я, расскажи мне сновидения твои, Мать, и я попробую объяснить тебе их.
- Да? - радостно воскликнула женщина. - Да будет благословен приход твой, чужестранец! Ведь, может быть, ты снимешь тяжесть неведения с души моей...
И робко, как бы стыдясь, она начала рассказывать мне свои сны. С первых же слов ее заря понимания занялась в мозгу моем, перед моим мысленным взором проходили среди грохота космических стихий и вздохов нарождающихся миров картины неизреченной, грандиозной жизни всесильной Великой Богини, вскормившей своей грудью новые и новые космосы, властно попирающей божественной пятой обломки старых, Богини, устраивающей бытие мрачных бездн Хаоса, Богини, внимающей молениям сотен биллионов стран, народов, человечеств и эволюций, Богини, повелевающей легионами светлых духов, лучезарных взоров, от которых бежит Владыка Мрака, Богини, слышавшей голос мой, Великого Иерофанта храма Вечно Юной Девы-Матери...
И дивно мне, Фалесу Аргивянину, внимать рассказам этим из дрожащих уст простой, бедной, скромной вдовы, жалкого плотника из Иудеи.
- Скажи, Мать, - спросил я, - не говорила ли ты когда-нибудь о снах своих Сыну своему?
- Говорила, - чуть слышно ответила женщина.
- И что же ты слышала от Него, Мать?
- Страшен был ответ Его, - ответила она, - Он ласково сказал мне: "Забудь пока, Мать, о чудесных видениях своих. Но нет греха в них, ибо они от Господа". И еще сказал Он так: "Когда кончится крест твой, Мать, принятый тобой для меня, вернешься ты в жизнь снов своих..." Но что значит, я не знаю.
- Скажи, Мать, - снова спросил я, - не помнишь ли ты меня среди снов своих?
Внимательно оглядела меня женщина, задумчиво обратила свой бездонный взор в темный угол лачуги.
- Как только ты сюда вошел, чужестранец, - тихо сказала она,- я почувствовала, что ты не чужой мне. но пока тщетно я роюсь в памяти моей.... Но... постой... погоди... – и она вдруг сразу вскинула на меня свои бездонные очи.
- Что значили слова твои о том, что пил ты уже молоко мое? – И она вдруг вскочила с места, не спуская с меня взора, загоревшегося вдруг мириадами солнц.
Встал и я, Фалес Аргивянин, понявший, что наступил великий, страшный момент победы Света над Мраком, духа над плотью, Неба над Землей, Богини над женщиной...
- Погоди, вспоминаю, - медленно говорила женщина и слабо поползли из темных углов лачуги нежные звуки систрума и серебряных колокольчиков, - Вижу...храм... я... и ты, распростертый у ног моих... верный слуга мой... другой храм... и снова ты – великий и мудрый... ты... ты... пьешь молоко мое... Фалес Аргивянин, верный раб мой!... – каким-то звенящим аккордом вырвалось из уст ее, и в тот же миг я пал к ногам Великой очеловеченной Богини Изиды.
Долго лежал я, Фалес Аргивянин, не смея поднять головы, ибо почитал себя недостойным созерцать лик просыпающейся Богини. А звуки дивные неземных мелодий все ширились и росли, и только порой мне казалось, что в них доминировал какой-то величественный, но грустный и печальный звук, как будто целый космос жаловался Богу на свою сиротливость без ушедшей неведомо куда Богини Матери.
- Встань, Фалес Аргивянин, встань, любимый слуга мой,- прошелестел надо мной голос Богини, - встань, сядь, забудь Небо, ибо мы здесь не для Неба, а для Земли...
И я, Фалес Аргивянин, встал и сел. Все было по-прежнему: лачуга и темные углы, и одетая в темное, грубое платье женщина с покрывалом на лице.
- Воистину, странна судьба твоя, Фалес Аргивянин, - продолжала Изида-Мария, - когда я поила молоком моим, я сама не знала, что тебе предопределено иметь часть в деяниях моих и бытие моем – явиться в тот миг, когда должен был окончиться земной сон мой. Но он кончился, и отныне я знаю уже, что близок час, для которого я пришла на Землю. Ты знаешь, о каком часе я говорю, Аргивянин, - это тот самый час, от провидения которого оледенело твое мужественное и мудрое сердце, сын Эллады. Близится Великая Жертва. И ныне я поняла, о каком оружии, долженствующем проникнуть в душу мою, говорил мне пророк, когда я впервые вступила на ступени храма Адонаи... Ужасно иметь сердце любящей земной матери, но еще ужаснее освящать его сознанием Божественным. Так вот о каком кресте говорил мне тот, кого я почитаю сыном своим... Вот откуда эта Великая Любовь, связавшая сердце мое с проявлением Неизреченного.
Воцарилось молчание. Низко наклонила голову Изида-Мария; божественные думы кружились вокруг ее чела, скрытого покрывалом.
- Аргивянин, - тихо продолжала она,- подсказала ли тебе твоя мудрость, почему именно я являюсь обыкновенной женщиной ныне, под оболочкой которой никто, кроме трех, а ныне и тебя, иерофанта из Египта, не узнает Богини-Матери? Божественный Сын мой должен был явиться на Землю человеком, ибо только человек может спасти человечество, а для того и родиться должен Он от земной матери. Но ничто не должно смущать взоры и ум людей при появлении Бога Всечеловеческого. И вот я, по указанию Неизреченного, принесла плоть человеческую... мало того, Аргивянин, я даже отдала свое сознание, променяв его на сознание земной женщины, до той поры, пока мне не понадобится сила, мысль и мощь Богини, дабы выполнить возложенную на меня задачу. И отныне я не дам никому заметить пробуждения моего, - я остаюсь прежней Марией, вплоть до конца земных дней моих, который ничем не будет отличаться от конца дней каждого человека... В жизни каждой Девы-Матери, рождающей Новую Землю, бывает, Аргивянин, такой миг, когда она, выполняя высокое назначение свое, впитывает в себя скорби и печали всего ею рожденного и для этого мира нужно все мужество и вся мудрость ее, дабы воистину остаться матерью всего сущего. Ибо только родив Бога, познаешь всю любовь Бога, до сих пор мирно дремавшую на полянах Рая Всевышнего, в саду Матерей Божественных... Когда этот страшный миг придет – будь там, около меня. Но не для того, чтобы помочь мне, ибо мне никто не поможет и не должен помочь, а для того, чтобы великая мудрость твоя стала еще больше от лицезрения двух Жертв Божественных...
- А теперь, Аргивянин, собери мудрость твою и вызови предо мною Лик Сына Моего, ибо я, встав ото сна, нуждаюсь в одобрении взгляда Его. Сама я не имею права чем-либо выходить из границ возможностей женщины Земли обыденной...
И я, Фалес Аргивянин, встал и властно воззвал к лукавым духам отражения, повелел им послать образы наши в пространство и вместе с ними разослал огромные стрелы мыслей моих. Вихрем заколебались вокруг нас блики отражения дорог, полей, садов, деревень... дрогнули... остановились.
И вот увидели мы одинокую маслину среди зеленеющих полей. Несколько человек спали около дерева, а один сидел, наклонившись на камень неподалеку. Это был Он – Сын и Бог. С тихой, поистине божественной лаской глядел Он на Мать свою...
- Благословление Отца да почиет на тебе, проснувшаяся Мать Моя, - сказал Он. – Свершается предначертанное от века Земли сей. Гряди в Иерусалим, Мать, - близка цель пути креста нашего.
и Божественный взор его остановился на мне.
- Ты свершил все, что должен был свершить, мудрый сын Земли, - сказал Он, - доканчивай пути земного странствия своего, ибо столь велики Тайны, открывшиеся тебе, что Земля не удержит тебя, Аргивянин. Я вижу распускающиеся над твоей спиной крылья, сын Эллады. От звезды к звезде будешь летать ты и знак Креста Моего понесешь к границам Мироздания, проповедуя Имя мое и Имя Матери Моей.
Он протянул руки благословляющие свои – и видение исчезло... И снова я простерся перед Матерью Изидой.
- Великая Мать, - воззвал я, - все, что не знаю я, и все, что буду иметь я; - все приношу к ногам Твоим, Мать Великая, оледенело сердце и разум мой, и вот вижу я, что нищ и ничего не имею, и ничего мне не надо.
Ласково коснулась меня рука Изиды-Матери.
- Встань, слуга мой, встань раб Бога Неизреченного. То, что сказал Сын Мой – должно исполниться. Но никогда никакие крылья не унесут тебя от Любви и Дыхания Моего, Аргивянин... А теперь гряди в путь, мудрый сын Эллады. Еще раз встретимся с тобой у подножия Креста Сына Моего...
И я ушел. И были тихи поля, и была тиха ночная дорога, и тихо Селена струила свет свой – и все это отражалось холодными бликами в ледяном сердце одинокого странника, несшего в груди своей страшную Мудрость Видения...
__________________
"Каждый сам кует путь свой".
arkad вне форума  
Старый 25.06.2011, 18:37   #203
Irina
Друг Общины
 
Регистрация: 06.03.2008
Сообщений: 2,692
По умолчанию Re: Женщины мира

Честно говоря, после изучения Библии не осталось впечатления о женоненавистничестве ап. Павла.
Надо вспомнить, что за времена были. В новое Учение "рванулись" те, кто ещё не дорос духом. Вот Павлу и пришлось хоть как-то наводить порядок и устанавливать правила в церквях. Ведь доходило до совершенно неприемлемых поступков среди "христиан". Потому и появились все эти непонятные вещи. Но, если примотреться, то это правила для "кумушек", а не для сестёр во Христе. В последнем случае Павел говорит, что во Христе нет ни раба, ни свободного, ни эллина, ни иудея, ни мужчины, ни женщины.
Да и правила он давал сообразно традициям и времени. Как иначе?

Помню, про него говорилось, что это воплощение Илариона. Разве не так?
А ругают его вероятно те, кто не знает, насколько строги Космические Законы. Конечно, если уж говорить на эту тему, то хорошо бы предметно, пункт за пунктом.

Знаю также, что были времена, когда в церкви давалась проповедь для всех, потом уходили "кумушки" и пр. (не гнать же их?!), тогда при закрытых дверях давалось Учение. Но потом всё знание было утеряно, т.к. церковь стала господствующей и туда потянулись уже "прихлебатели" от Христа, вроде наших членов КПСС, не имеющих никакого основания так называться. Мало стало настоящих последователей Христа в церкви. И теперь Христос сам по себе, церковь сама по себе, там больше иной раз запутаешься, но Свет не приобретёшь.
__________________
5.048. ...предвидеть трудно, как разнесется зараза духа. Сеющие заразу несут ответственность перед всем человечеством.
Irina вне форума  
Старый 25.06.2011, 19:40   #204
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Цитата:
Сообщение от Irina
Помню, про него говорилось, что это воплощение Илариона. Разве не так?
Совершенно верно.
Из Письма Елены Рерих А.М.Асееву:
"Так, Учитель Илларион неоднократно воплощался среди христианских народностей и иногда употребляет так называемую христианскую терминологию. Он был Апостолом Павлом, Фомой Кемпийским и сапожником-мистиком Беме. Известны нам и другие Его христианские воплощения, но если я назову их, то теософы всех национальностей и толков обрушатся на меня. А так как никакой пользы в этом не будет, то предпочитаю молчать" (19.06.37г.).

Аркадий, спасибо тебе за эту удивительную статью о Матери Иисуса!
Прекрасно понимаю, как мало материала по этой теме, как ничтожно скупо она раскрыта до сих пор! Но нужно, обязательно нужно раскрывать, по крупице собирать Великий Образ Матери! Вернуть людям Её истинный Облик!
Рассказ Фалеса меня просто потряс до глубины души! Обязательно прочту всю эту книгу. Спасибо!
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 26.06.2011, 11:33   #205
Irina
Друг Общины
 
Регистрация: 06.03.2008
Сообщений: 2,692
По умолчанию Re: Женщины мира

Пару слов о том, как понимаю высказывание из 1-ого послания Коринфянам:
не муж создан для жены, но жена для мужа.

Павел был человеком учёным и, думаю, знаток того направления, которое проявлено в Каббале. А там Высшая энергия есть Мужское начало, а та тончайшая форма, в которую эта энергия вливается - Женское.
Мужское начало исходит от Божественного для того, чтобы творить мир (и потому оно названо Павлом его образом и славой, Женское (форма, пассивное) строится соответственно энергии, активности (и названо Павлом славой Мужского).

Наверное, позднейшие толкователи, не знавшие о чем говорит Павел, растерялись и списали это на его женоненавистничество. Так же, как древних философов высмеивали за наивность в их рассуждениях о стихиях или же о плоской земле, хотя это совсем не о планете, а о плоскости, в которой движутся все планеты. Так же и звёзды в галактике находятся в одной плоскости. Не так ли?
__________________
5.048. ...предвидеть трудно, как разнесется зараза духа. Сеющие заразу несут ответственность перед всем человечеством.
Irina вне форума  
Старый 26.06.2011, 21:58   #206
Жанна К.
Активный участник
 
Регистрация: 17.02.2010
Адрес: Ленинградская область
Сообщений: 399
По умолчанию Re: Женщины мира

Спасибо, Аркадий. Потрясающий рассказ!
Жанна К. вне форума  
Старый 14.07.2011, 18:52   #207
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Жермена де Сталь (22.04.1766 – 14.07.1817) – известная французская писательница и публицистка



Просвещение и просветители вошли в жизнь баронессы де Сталь, когда она была еще ребенком.
Анна Луиза Жермена Неккер была дочерью известного политического деятеля, банкира и министра финансов при Людовике XVI Жака Неккера, прославившегося своими проектами финансовых реформ и блестящим салоном, который посещали такие знаменитости, как Дидро, Даламбер, Бюффон, Мармонтель, Бернарден де Сен-Пьер.
В одиннадцать лет она с недетской серьезностью прислушивалась к беседам этих людей и отвечала на их шутливые вопросы; в пятнадцать читала «Дух законов» Монтескье и широко известный «Финансовый отчет» своего отца, высказывая о них вполне зрелые суждения. Любимыми книгами ее юности были «Кларисса Гарлоу» Ричардсона, «Вертер» Гёте и, конечно же, романы Руссо, а ее первым серьезным печатным произведением — восторженный панегирик великому просветителю: «Письма о произведениях и о характере Жана Жака Руссо» (1788). Этот выбор очень показателен: в отличие от других вождей Просвещения, Руссо решительно предпочитал разуму чувство; по его стопам пойдут все романтики и одной из первых — Жермена Неккер.
Девушка восхищалась описаниями переживаний героев «Новой Элоизы» или историей духовной жизни самого Руссо, рассказанной им в «Исповеди». Она мечтала о семейном счастье, о сердечной близости с любимым человеком. Эти мечты не сбылись: двадцати лет Жермену выдали замуж за шведского посланника в Париже барона де Сталя, который был старше ее на семнадцать лет. Продиктованный расчетами, а не любовью, брак оказался крайне неудачным; несколькими годами позже мадам де Сталь разошлась с мужем, успев к тому времени прославить его имя.
Восторженное преклонение перед чувством и его гениальным апологетом Руссо не помешало, однако, мадам де Сталь унаследовать чисто вольтеровскую страсть к анализу и рассуждению; через несколько лет после писем о Руссо она опубликовала — уже в эмиграции в 1796 году — трактат «О влиянии страстей на счастье отдельных людей и народов», в котором подробно описывала и анализировала всевозможные человеческие страсти — от жажды славы до любви. Но главное, в чем мадам де Сталь была (и до конца своей жизни осталась) верной дочерью века Просвещения, — это ее несокрушимая вера в прогресс, в торжество разума, добра и справедливости над невежеством, злом и насилием.
Широко и тонко образованная, блестяще владевшая столь популярным в XVIII веке искусством беседы и спора, обладавшая острым причудливым, хотя нередко склонным разбрасываться умом, Жермена де Сталь накануне революции очень быстро становится одной из центральных фигур культурной жизни своего времени, а ее салон - одним из знаменитейших в Париже.
Первые шаги революции вызвали ее восхищение, но террор испугал; она отправилась в эмиграцию, откуда возвратилась после падения якобинской диктатуры. Директория, а затем Наполеон вновь отправили ее в изгнание, где она оставалась почти до конца жизни. Большую часть этого времени она провела в Швейцарии, в замке своего отца — Когте, где ее навещали многие выдающиеся деятели культуры тех лет, в их числе братья Шлегель, Сисмонди, Бенжамен Констан; в последние годы жизни она много путешествовала.
Как писательница Жермена де Сталь обнаруживает еще одну характерную черту, роднящую ее с XVIII веком: моралист и мыслитель нередко берут в ней верх над художником, и она подчас предпочитает идеи в «чистом» виде идеям, воплощенным в образы. Оба ее романа — «Дельфина» (1802) и «Коринна, или Италия» (1807) — повествуют о трагической судьбе женщины, осмелившейся подняться над предрассудками и уродливой моралью сословного общества. Своими романами мадам де Сталь утверждала право женщины на любовь по свободному выбору, не связанному общественными предрассудками; кроме того, она громко и очень смело протестовала против нерасторжимости и мнимой «святости» церковного брака. Известно, что Наполеон считал ее произведения «безнравственными».
Замечательные качества мадам де Сталь как мыслителя с большой силой выступают в ее теоретических трактатах, составляющих важнейшую часть литературного наследства писательницы.
В 1800 году она опубликовала трактат «О литературе, рассматриваемой в связи с общественными установлениями». Лишь немногие современники мадам де Сталь и далеко не все потомки сумели по достоинству оценить эту умную и значительно опередившую свое время книгу. Главная мысль трактата — это мысль о развитии литературы как следствии политического и культурного прогресса общества и о роли самой литературы в этом прогрессе.
В 1810 году в Париже был напечатан еще один большой трактат мадам де Сталь — «О Германии»; это издание было уничтожено по приказу наполеоновского министра полиции, которому книга показалась «недостаточно французской», вероятно, из-за тех похвал, которые там содержались в адрес немецкой культуры; трактат увидел свет во Франции лишь после падения Наполеона. Материалом для трактата послужили наблюдения, сделанные писательницей во время путешествия по Германии, личные встречи со многими выдающимися немецкими писателями и философами — среди них были Гёте и Шиллер. Не будет преувеличением сказать, что эта книга открыла французам немецкую литературу и философию, ранее почти им не известные.
Историческая роль трактата несомненна; сближая две национальные культуры, он содействовал сближению обоих народов. Об этом с глубоким сочувствием говорил, оценивая трактат, Гёте: «Книга мадам де Сталь была тараном, пробившим широкую брешь в китайской стене из старых предрассудков, возвышавшейся между Францией и нами. Благодаря этой книге пробудился интерес к нам как по ту сторону Рейна, так и по ту сторону Ла-Манша».

Жермена де Сталь обладала драгоценной и редкой во Франции тех лет способностью понимать и уважать национальное своеобразие других народов. Путешествуя по России, она с глубоким интересом и сочувствием присматривалась к этой «таинственной» стране и ее людям. «Народ, сохраняющий такие достоинства, способен еще удивить мир»,— написала она в своей книге воспоминаний — и не ошиблась. Ее прозорливость не была случайностью: писательница верила в будущее и в человека, хотя немало ее современников разуверилось и в том и в другом.
А. С. Пушкин, выражая мнение передовых критиков русского общества, высоко оценивал и личность мадам де Сталь, которую «удостоил Наполеон гонения, монархи доверенности, Байрон своей дружбы, Европа своего уважения», и ее литературное творчество. «Взгляд быстрый и проницательный, замечания разительные по своей новости и истине, благодарность и доброжелательство, водившие пером сочинительницы,— все приносит честь уму и чувствам необыкновенной женщины» — так в 1825 году отозвался Пушкин о книге «Десятилетнее изгнание», многие страницы которой посвящены справедливой и умной характеристике России, предоставившей убежище этой неколебимой противнице наполеоновской диктатуры.
Последние годы своей жизни Жермена посветила фундаментальному труду о Французской революции и её последствиях. В конце книги она предсказала политическое будущее мира. И ни в чем не ошиблась.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 15.07.2011, 13:42   #208
Irina
Друг Общины
 
Регистрация: 06.03.2008
Сообщений: 2,692
По умолчанию Re: Женщины мира

Оля, спасибо! Очень интересная фигура. Конечно, из Братства.
__________________
5.048. ...предвидеть трудно, как разнесется зараза духа. Сеющие заразу несут ответственность перед всем человечеством.
Irina вне форума  
Старый 25.07.2011, 22:43   #209
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,444
По умолчанию Re: Женщины мира

Еше Цогель - Тибетская принцесса, ученица Падмасабхавы.
Её жизненный путь и суровая практика йоги впечатляют и вдохновляют.

Этот рассказ осветил лишь малую часть деятельности Еше. Но даже из того немногого, что мы узнали – ясно проявляются принципы беспредельности познания и самосовершенствования ученика, обязательности получения знаний по линии учителя, в основе высших достижений - высшая нравственность и самоотверженность. В долгом процессе просветления сознания заблудшего человечества немалые труды многих и многих женщин, в терминологии тибетского буддизма – йогинь, Дакинь, Тар, а также сокровенной Великой Женской Индивидуальности, Матери Мира, сокрывшей имя своё.


История тибетской принцессы Еше Цогель.


"Прежде всего, я приступила к практике аскетизма в одежде и развития внутреннего тепла. Целый год я провела на пике Тидро возле самого ледника, имея только легкую накидку из хлопковой ткани. Поначалу внутреннее тепло не возникало, и я жестоко страдала от холодного зимнего ветра с дождем и снегом. Атсара Сале не выдержал таких испытаний и вернулся в Самье. Я же, помня о своих обетах, продолжала медитацию. Все мое тело покрылось волдырями, меня бил озноб, началась непрекращающаяся икота, и я почувствовала приближение смерти. Тогда я призвала Гуру в такой молитве:

Владыка Оргьена, истинный Гуру,
Повелитель живых существ!
Сострадательное солнце, ниспошли на меня свои лучи.
Я погибаю от холода среди льдов и снежного шторма.
Не в силах двигаться, я подобна камню
или ледяной глыбе.
Благослови меня лучами своего сострадания.
Зажги во мне огонь внутреннего йогического тепла.
После этого я проделала необходимые дыхательные упражнения. Энергия моей праны пришла в движение, и огонь внутренней теплоты загорелся во мне. Укрепившись в своей вере в учителя, я запела:

Когда истинный Гуру даровал мне
Эликсир своей могущественной доброты
И наделил меня мудростью Ваджрасаттвы,
Я пережила четыре совершенных радости.
Вот явилась дакини Гокармо
И заняла надлежащее ей место,
Даруя теплоту блаженства,
Наделяя полнотой счастья.
Прошу, не оставь меня своей милостью.
Я закончила свою песнь, и передо мной появился Лама Оргьен в форме Херуки. Он дал мне чашу из черепа, полную чанга, и видение исчезло как сон. После этого моя обмороженная, покрытая волдырями кожа сошла с меня подобно тому, как сходит кожа со змеи. Я поняла, что настало время сбросить одежду из хлопка и облечься в костяные украшения."
Упоминания о Еше Цогель, тибетской принцессе, жившей в 7-м веке, содержатся во всех биографиях великого Гуру Падмасамбхавы. Она была подарена Падмасамбхаве царем Трисонг Деценом вместе с другими богатыми дарами и позже стала его духовной супругой. Но лишь в 18-м веке тертон по имени Токшам Нуден Дорже открыл терма (умышленно скрытые тексты, или потаенные сокровища), содержащее отдельную биографию этой удивительной женщины.
Терма эта носит название «Тайное жизнеописание и гимны Еше Цогель». Слово «тайное» в данном случае не означает изложения некой тайны из жизни Цогель. Но означает, что вся её жизнь, начиная с сознательного (подчеркиваем, сознательного) вступления в земное бытиё из духовных сфер и до завершающего растворения в пространстве, является таинственной мистерией, смысл и события которой находятся за пределами рассудочных понятий и определений.
В духовной практике, обычно, различают три уровня постижения, свойственного человеку – внешний, внутренний и тайный.
Внешний уровень постижения – через телесные органы чувств и связанный с ними рассудок.
Внутренний уровень постижения – это мир наших чувств и переживаний, игра фантазии, которой мы можем поделиться с другими посредством речи или иных способов общения.
Тайное же – это глубинное пространство нашего ума, в котором живет невыразимое и самоочевидное чувство истины. Будучи невыразимой, эта истина, тем не менее, передается от учителя к ученику при условии открытости и восприимчивости последнего, а затем развивается и взращивается в процессе дальнейшего опыта. Обычные средства общения бессильны передать это постижение в его сути, потому оно и называется «тайным».
Терма Еше Цогель была написана и сокрыта ею самой по указу Падмасамбхавы. Еше Цогель рассказывает о себе, о тех временах, когда она была дочерью богатого купца, познала Учение Будды и дала нерушимый обет достичь просветления. Покинув тело в конце жизни, она внимала у ног Будды его святым словам в иных пространствах, и стала богиней Сарасвати (в тибетской традиции – богиня звука, речи, музыки, дарующая вдохновение, мудрость постижения Учения, хорошую память, а также музыкальный и поэтический дар). В облике богини она даровала помощь великому множеству живых существ.
В это время в Тибете воцарился царь Трисонг Децен, который был эманацией Бодхисаттвы Манджушри. Царь пригласил великого учителя Падмасабхаву утвердить в стране учение Будды. Был построен монастырь Самье Линг, а также множество других больших и малых монастырей в провинциях и пограничных областях. И тогда Падмасамбхава призвал богиню Сарасвати, для того, чтобы она явила свою эманацию и помогла распространению Учения. Бодхисаттвы даровали богине свое благословение и спустя 9 месяцев она родилась в семье правителя одной из провинций. Правителя звали Вонгчук, он принял новое Учение и своих подданных призвал обратиться к буддизму.
Еще до рождения ребенка родители видели пророческие сны о том, что родится необычная девочка. При рождении земля сотряслась, были раскаты грома и другие, благие и чудесные знамения. Например, озеро перед дворцом увеличилось в размерах, на его берегах расцвели красные и белые цветы, дворец покрылся сетью радужных лучей, а в небе появилось множество Дакинь. Дакини играли на музыкальных инструментах и пели песни благопожеланий, называя новорожденную Матерью Победоносных Будд прошлого, настоящего и будущего, семиглазой Белой Тарой, Матерью Сострадания и, что ее тело наделено наивысшим совершенством и наивысшим разумением.
Ребенок появился безболезненно для матери, без следов нечистот утробы, с зубами цвета белой морской раковины и с ниспадающими на спину волосами. Девочку нарекли Еше Цогель. Когда мать попыталась накормить ее, она заговорила с ней, причем, в поэтической форме.
Росла девочка очень быстро. Уже через месяц она выглядела как восьмилетний ребенок. Родители долго скрывали ее от посторонних взоров. А когда ей исполнилось 10 лет, ее тело приобрело совершенные формы и толпы людей со всего Тибета, Китая, Хора и Непала приходили взглянуть на ее красоту.
Появились женихи, но соискателей было так много, что родители решили – она не достанется никому без соизволения царя Тибета.
Сама же Еше Цогель умоляла родителей не выдавать её замуж, так как ей придется влачить жалкое существование, погрузившись в мирские заботы, а она стремится к «освобождению и просветлению». Но родители были непреклонны. Ее пытались украсть, но она обхватила руками и ногами придорожный камень и прилипла к нему, как кусок глины. Тогда слуги потенциального жениха схватили железные прутья и стали ее избивать. Она же кричала им:

Это тело возникло в результате усилий,
Совершенных в сотнях тысяч воплощений.
Если я не смогу использовать его
Для обретения просветления,
Я все равно не смешаю его с грязью
Сансарического бытия. …
Убейте меня – я не боюсь смерти. …
А ваши греховные тела
Нельзя назвать даже человеческими.
Слуги били её до тех пор, пока её спина не превратилась в сплошную кровоточащую рану и тогда, не в силах сносить боль, она пошла с ними. Строя планы на побег, она молилась:

Будды и Бодхисаттвы, сжальтесь надо мной!
Моя праведность, драгоценная, как золотой сосуд,
Сейчас не более ценна,
Чем бронзовые кружки в руках у этих демонов. …
Мое чистое устремление
Сейчас не более ценно,
Чем камни на дороге этих демонов. …
Я хотела обрести просветление
В этом теле и в этой жизни,
Но они швырнули меня в океан сансары.
Отвратите от меня злую участь,
Сострадательные защитники!
Ей удается бежать, но она попадает к царю Трисонг Децену, который забирает её к себе во дворец, делает своей женой, а позже дарит Падмасамбхаве вместе с прочими богатыми подношениями и просит открыть ему «тайное» учение. На что Падмасамбхава ответил:

Из лотосового пространства …
Не загрязненного и не имеющего образа,
Будда Амитабха, не рожденный и не умирающий,
Посылает свои тело, речь и ум
В виде светоносной сферы. …
Тогда являюсь я, Лотосорожденный, …
Владеющий передачей устной традиции,
Тайных наставлений и обетов,
Которые нельзя нарушить. …
Но тот, кто получает учение,
Должен сам стать подходящим сосудом …
Иначе эликсир вытечет на землю
.
Падмасамбхава наставил Еше Цогель в основах праведной жизни, объяснив ей Четыре Благородные Истины Будды Шакьямуни. Затем она изучила Трипитаку (учение, общее для всех школ буддизма, включающее свод правил поведения, сведения по психологии, космогонии и метафизике). Она узнала о законе кармы и о том, что следует культивировать, а чего избегать в своем поведении; а также другие сведения.
Гуру Падмасамбхава был полон Словом Будды как сосуд, до краев наполненный драгоценным эликсиром. И он стал передавать это знание Еше Цогель, как вливают жидкость в другой сосуд. Она многое усвоила, но чувствовала, что есть более глубокая, более сокровенная основа бытия и возжелала вступить на абсолютный, совершенный путь, превосходящий законы кармы и человеческое разумение.
На что Учитель ей ответил, что основа этих высших знаний – хранение обетов тела, речи и ума, а также двадцать пять побочных обетов. Если обеты будут нарушены, то учитель и ученик оба падут в низшие ады.
Еше Цогель дала обещание хранить эти обеты. Затем они удалились в пещеру Тидро, где Гуру даровал ей посвящение в метод реализации пяти аспектов Будд. И далее, на протяжении всей жизни она постепенно получала все более и более высшие знания, которые раскрывались перед ней, как драгоценная книга, у которой нет конца.
Знания были необычными, нужно было не просто знать, но и уметь. Все знания претворялись в практическое умение. Йогиня долго жила в уединении, в горах, в пещере, посвящая все дни тренировкам ума, тела, духовных сил. Она научилась пребывать в той сфере, где с безначальных времен всякое тело по сути есть божество, всякая речь – мантра, а мысль представляет собой незагрязненную суть всякого опыта.
Она практиковала аскезу в еде и научилась питаться субстанцией минералов и извлекать эссенцию из сока целебных растений. И, в конце концов, научилась питаться воздухом.
Она практиковала аскезу в одежде и научилась согревать себя внутренним йогическим теплом.
Она практиковала аскезу речи и ума, совершенствовала свое умение рассуждать, вести диспуты и толковать учение.
Она практиковала аскезу сострадания – когда нужды других важнее, чем твои собственные, а к врагам относятся как к своим детям.
И, наконец, она училась аскезе щедрости – когда оставлена забота о своем теле и самой жизни, когда развивается устремление служить другим, не помышляя о себе.

Причем Гуру её предупредил, что если она отступит от последней аскезы, аскезы щедрости, ради обычного самоистязательного аскетизма, то её уделом станет фанатизм и другие вредные крайности. «Вложи в своё сердце мои слова» - сказал Гуру.
Путь овладения аскезами был труден. Мы опустим подробности. Несколько лет Еше Цогель провела в одиночестве в пещере на ледниках. Ее тело тяжко страдало, но дух был непреклонен и, наконец, она победила саму себя. Она стала совершенной.
Она подвергалась нападению демонов, испытаниям страхом, соблазнами. Но демоны не нашли в ней даже отклика на свои ухищрения. И тогда они подчинились ей, поднесли в дар свои жизни, стали служить и охранять учение. После этого Еше Цогель покинула свою уединенную обитель и встретилась с Гуру. И он сказал ей:

О йогиня, достигшая совершенства!
Человеческое тело – основа для обретения мудрости;
Тело женщины и мужчины
Одинаково годятся для этой цели,
Но если женщина имеет непреклонную решимость,
Ее возможности выше.
С безначательных времен ты накапливала благие заслуги,
Совершенствуя свою нравственность и мудрость,
И вот теперь ты наделена
Высшими качествами Будды.
Ныне, обретя просветление,
Ты должна начать свою деятельность
На благо других.
В жизнеописании есть глава, которая называется «Песнь Еше Цогель», в которой йогиня в поэтической форме перечисляет то, чему научилась.
Приведем некоторые ее слова, символика которых более или менее понятна нам:

Мое тело стало радужным телом Дакини.
Мой ум пребывает в единстве с умом
Будд настоящего, прошлого и будущего.
Мои тело, речь и ум
Стали тремя формами бытия Будды.
Постигнув истинную природу вещей
Я наполнила землю духовными сокровищами …
Я обрела силу совершенной памяти.
Я овладела мирскими и высшими сиддхами.
Это власть над явлениями,
Способность быстрой ходьбы, всеведения,
Передвижения в небесном пространстве
И умение проходить сквозь камни в мистическом танце.
А далее высшие сиддхи описываются столь иносказательно, что наш неподготовленный ум почти ничего не может воспринять. У нас нет ключа к расшифровке термы.Завершает свою песню Цогель так:

Люди будущих поколений, наделенные верой,
Обращайтесь ко мне,
И вы получите ответ на свои молитвы.
Я поведу вас в запредельные сферы.
Отвергнув меня, вы отвергните всех Победоносных.
И тогда ложные взгляды, и неправильные поступки
Приведут вас в пучину страданий.
Но своим состраданием я не забуду вас,
И, истощив свою карму, вы станете моими учениками.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Старый 25.07.2011, 22:46   #210
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,444
По умолчанию Re: Женщины мира

Продолжение.


Распространение и укрепление Учения.
Поскольку у учения Будды нет иной цели, кроме блага всех живых существ, деятельность Будд совершается ради обретения всеми людьми просветления. Поэтому Еше Цогель продолжила традицию передачи учения, создавала и поддерживала монашеские общины. Например, ею были организованы общины в Лхасе, Самье и других местах. Всего туда поступило 13 тысяч новых монахов. Слава о великой йогине распространилась по всему Тибету, Непалу и северу Индии. Множилось количество её учеников. Некоторое время она была высшим духовным лицом в Тибете, а некоторые её ученики стали подобны ей.
Все эти годы Гуру продолжал передавать Еше Цогель свои духовные сокровища и постепенно передал все без остатка. Подобно тому, как содержимое одного сосуда полностью переливают в другой. А затем он ей сказал, что для него настает время отправиться в Чистую Страну Дакинь. А Еше Цогель должна распространить учение по всему Тибету, записать его, классифицировать и подготовить к тому, чтобы оно стало сокровищем для будущих поколений, не исчезло и не подверглось искажению, но звучало до тех пор, пока сансара не истощится до основания.
Тогда Еше Цогель, обладающая совершенной памятью, собрала своих лучших учеников и они вместе выполнили эту работу. Одни писали на санскрите, другие на языке Дакинь, иные на тибетском; некоторые писали буквами огня, некоторые буквами воды или воздуха. Было записано миллион циклов Совершенства Ума, комментарии, тайные наставления - некоторые обширные, некоторые краткие; некоторые легкие для практики, некоторые подробные, но быстро приводящие к желаемому результату. На все эти тексты были составлены специальные списки, содержащие предсказания для открывателей терма, пробуждающие надежду. И все они были распределены в надлежащем порядке.
Все эти тексты и списки были сокрыты в разных особых местах Тибета до предназначенного срока.
В жизнеописании Еше Цогель рассказывается об известном историческом событии – знаменитом диспуте в Самье между буддистами и последователями школы бон. В диспуте принимали участие Падмасамбхава и Еше Цогель. Победа буддистов определила окончательный выбор государственной религии и утверждение буддизма в Тибете.
Диспут был организован царем Тибета Трисонг Деценом, для того, чтобы установить, в каком учении содержится истина и кто из последователей обладает большей магической силой. А затем решить, какое из учений должно угаснуть, а какое – распространиться.
На диспуте присутствовали придворные, министры, жители всех четырех провинций Центрального Тибета. Буддистами было явлено много манифестаций, фантастических на наш предубежденный ум, но реальных для представителей той культуры, о которой идет речь.
Диспут продолжался несколько дней, но не будем перечислять все долгие перипетии состязаний. Главное – буддисты одержали весомую победу. После этого шаманское учение бон было реформировано, то есть, приведено в согласие с учением Будды. Те, кто согласился с реформой, стали жить спокойно, а фанатики, придерживающиеся крайних взглядов, были изгнаны из пределов страны, в Монголию.
После этого во всей стране указом царя Трисонг Децена утвердилось учение Будды. Семь тысяч монахов поступили в академию в Самье, тысяча монахов – в академию Чимпу, сто человек – в медитационный центр Йонг Дзонг, три тысячи – в академию Лхассы, пятьсот человек – в медитационный центр Ерпа. В городах и провинциях Тибета открылись множество новых монастырей и школ.
Еше Цогель неустанно трудилась по распространению учения. Наконец, она достигла возраста 211 лет. Ее тело было совершенным, признаки перерождения и смерти отсутствовали, но зато были явлены признаки и знаки Будды. По ее мнению, теперь Тибет получил достаточную защиту и покровительство. И она приняла решение, что пора раствориться во внутреннем пространстве. Затем она созвала своих многочисленных учеников, чтобы они были свидетелями мистерии ее ухода. Ученики умоляли ее не удаляться в нирвану, а остаться на земле и продолжать вращать колесо учения. На что Еше Цогель им ответила:

Поскольку жизнь обусловлена причинами,
Она преходяща; …
Вы, собравшиеся здесь мои братья и сестры,
Наделенные верой,
Без смущения и сомнения обращайтесь
С молитвами ко мне, своей Матери,
И я наделю вас благословением
В сферы непрерывного становления.
Там не существует встреч и расставаний.
И я не оставлю тех, с кем уже имею кармическую связь,
А прочие будут спасены эманациями моего сострадания. …
Теперь я ухожу,
Но не печальтесь, мои друзья!
А далее уже ученики Еше Цогель описывают незабываемую мистерию её ухода и растворения в пространстве.
Зрелище было прекрасным! В небе парили поющие и танцующие Дакини. Еше Цогель испустила ослепительное радужное сияние, а затем растворилась в капле синего света размером с кунжутное зерно и исчезла. Но из того места, где она была раздался её голос и прозвучали следующие слова:

Пока вы не обретете
Единство своего ума,
Вам будет казаться, что мы расстались.
Не печальтесь!
Когда ваш разрозненный ум соберется воедино,
Мы встретимся вновь.
Да будет благо!
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Старый 26.07.2011, 17:31   #211
Рунгуна
Модератор
 
Аватар для Рунгуна
 
Регистрация: 29.05.2008
Сообщений: 14,834
По умолчанию Re: Женщины мира

Впервые узнала об этой необычной женщине. В Тибете духовный учитель- женщина - большая редкость.
Наталья, ты прямо настоящая кладоискательница.
Какую прекрасную жемчужину отыскала!
И какие глубокие, мудрые стихи у Еше.
Спасибо, Наташа, за рассказ о ней.
__________________
Мысль каждая моя лети на крыльях Света,
Владыке помогай всегда, везде, во всём!
Рунгуна вне форума  
Старый 31.07.2011, 16:48   #212
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Полина Виардо (18 июля 1821 — 17 мая 1910) – великая французская оперная певица



Кто из нас не читал роман Жорж Санд «Консуэло»? Прообразом главной героини послужила именно она — Полина Виардо, звезда оперной сцены, женщина поразительно многогранного таланта.
Невысокого роста, сутулая, с выпуклыми черными глазами и большим ртом, настолько некрасива, что Гейне сравнивал ее внешность с экзотическим и чудовищным пейзажем. Казалось невероятным, что женщина с такой внешностью способна блистать и покорять сердца. Но стоило Полине выйти на сцену — и происходило чудо. Темные глаза вспыхивали, лицо озарялось внутренним светом. А голос... Голос был таким, что даже Варвара Тургенева, мать писателя, искренне ненавидевшая Виардо, признавала:- «А чертовски хорошо поет цыганка!»
В действительности Полина Виардо была не цыганкой, а испанкой.

Полина Мишель Фердинанд Виардо (урожденная Гарсиа) родилась 18 июля 1821 года в Париже. Ее отец, Мануэль Гарсиа, был известным певцом и музыкальным педагогом, а сестра Мария Малибран – знаменитая испанская певица, легенда оперной сцены. Пению Полина училась у своего отца, фортепианной игре – у самого Ференца Листа, композиции – у Рейха.
Обладая прекрасным меццо-сопрано обширного диапазона и большим сценическим талантом, Полина начала выступать с шестнадцати лет, но настоящий дебют состоялся двумя годами позже. Тогда юная актриса исполнила партию Дездемоны на сцене Итальянской оперы в Париже. Она была слишком хрупка для жестокого мира сцены. Эта чуткая, удивительно воспринимавшая окружающий мир девушка нуждалась в постоянной защите, в броне, которая уберегала бы ее от боли. И таким панцирем стала ее семья — сначала отец, затем муж.
Едва дебютировав, Полина вышла замуж — за директора Итальянской оперы в Париже Луи Виардо. Супруг был старше на двадцать один год, но Полине это нравилось — уверенность и жизненный опыт Луи были той самой поддержкой, в которой она нуждалась. Она искренне и горячо любила мужа, а Луи, что случается очень редко в аристократических семьях, жене абсолютно доверял. Он восхищался не только ее голосом, но и умом, тактом, интуицией... Под его крылом многогранный талант Полины распустился, словно волшебный цветок. За несколько следующих лет певица с концертами проехала по многим странам мира, посетив Берлин, Мадрид, Эдинбург, Вену, Дублин, Лондон, Москву, Петербург. Везде ей сопутствовал необычайный успех.
Полина Виардо - явление исключительное. Она не только была великой певицей, но и находилась в центре артистической, художественной и литературной жизни Парижа. Среди ее поклонников и близких друзей были Шопен, Лист, Берлиоз, Чайковский, Гуно, Сен-Санс, Делакруа, Жорж Санд, Флобер, Золя. И, конечно, Тургенев.
Мадам Виардо была щедро наделена и другими талантами, помимо музыкального. Она свободно владела пятью языками, хорошо пела на русском. Прекрасно рисовала - брала уроки у Делакруа и оставила замечательные портреты Тургенева.
С 1849 по 1863 годы Полина не только выступает на сцене, но и пишет ряд произведений, в том числе комические оперы по либретто Тургенева, романсы на слова Пушкина, Фета, Тютчева, Лермонтова, Кольцова. Выступая в концертах, она часто исполняя произведения русских композиторов, и во многом благодаря ей на западе заговорили о Чайковском.
Слава Виардо гремела по всей Европе, и дирекция Российских Императорских театров пригласила певицу, предложив ей очень выгодный контракт. В ноябре 1843 года состоялся ее первый сезон в Петербурге. Ее голос покорил Николая I. Он вышел на сцену, поцеловал ей руку и затем привел в царскую ложу. Виардо, которой рукоплескали в европейских столицах, считала самым блестящим российский императорский двор. Россию называла своей второй родиной.
Тургенев влюбился в примадонну с первого взгляда. Он обожествлял Полину, она казалась ему недоступным идолом. Тургенев был безумно влюблен в мадам Виардо на протяжении всей жизни. Для него была одна-единственная Женщина с большой буквы - Полина Виардо. А Полина ценила его как близкого и дорогого человека и восхищалась его писательским талантом. Мадам Виардо была верным другом Тургенева, его музой и советчиком. Каждую свою написанную строку он, прежде всего, предъявлял именно на ее суд.
Она оставалась возле умирающего Ивана Сергеевича, самоотверженно ухаживая за ним. Тургенев диктовал ей свои последние рассказы. За несколько минут до кончины, увидев Полину, Тургенев сказал: "Вот царица из цариц, сколько добра она сделала!"
После смерти писатель оставил Полине значительную часть своего состояния, в том числе кольцо-талисман Пушкина и медальон с волосами великого поэта, которые она возвратила в Россию.


Умерла Полина Виардо в Париже 17 мая 1910 года. Три ее дочери стали певицами, а сын Поль – скрипачом.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 20.08.2011, 23:57   #213
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Елизавета Юрьевна Пиленко (Скобцова), в монашестве - Мать Мария, 8 (21) декабря 1891 — 1945, Равенсбрюк, Германия, монахиня Константинопольского Патриархата, святая. Поэтесса, мемуаристка, участница французского Сопротивления

Лиза Пиленко родилась 8 (20) декабря 1891 года в Риге в семье юриста Ю.Д. Пиленко. У Лизы было много друзей. Одной такой дружбой она гордилась долгие годы. Ей было пять лет, когда Константин Петрович Победоносцев - обер-прокурор Священного Синода - впервые увидел её у бабушки, с которой у них была старинная дружба. Когда Лиза жила в Анапе, они переписывались. Пока девочка была маленькой, письма были попроще; но со временем они стали более серьёзными и нравоучительными. Позже Елизавета Юрьевна вспоминала: “В минуты детских неприятностей и огорчений я садилась писать Константину Петровичу, и мои письма к нему были самым искренним изложением моей детской философии… ”.
Начало двадцатого столетия для России выдалось трудным: вначале Японская война, потом вооружённое восстание 1905 года, студенческие волнения. “В моей душе началась большая борьба, - вспоминала Елизавета Юрьевна. - С одной стороны, отец, защищавший революционно настроенную и казавшуюся мне симпатичною молодёжь; а с другой - письма Победоносцева”. И Лиза решила выяснить всё у самого Константина Петровича. Не без волнения она пришла к нему и задала один единственный вопрос: “Что есть истина?”. И старый друг понял, какие сомнения мучают девушку и что делается в её душе.
“Милый мой друг Лизонька! Истина в любви. Правда, многие думают, что истина состоит в любви к дальнему. Но это не так. Если бы каждый любил своего ближнего, находящегося около него, то любовь к дальнему была бы не нужна. Так и в делах: дальние и большие дела - не дела вовсе. Настоящие дела - ближние, малые, незаметные. Подвиг всегда незаметен. Подвиг не в позе, а в самопожертвовании, в скромности…”.
Жизненные пути-дороги завели семью Пиленко сначала в Анапу, а в 1906-м — в Петербург.
Здесь Лиза увлеклась поэзией, начинает сама писать стихи. Заводит дружбу с Анной Ахматовой, бывает в гостях у Михаила Волошина.
Весной 1912 года в «Цехе поэтов» вышел в свет ее первый поэтический сборник «Скифские черепки». А в 1913-м, в самый канун Первой мировой войны, Лиза оказалась в Москве, и все заслонило чувство ее неразделенной любви к А. Блоку, который посвятил ей стихотворение «Когда Вы стоите на моём пути, такая живая, такая красивая…».
Начавшаяся Первая мировая усилила в ней тягу к религии; началась пора поиска пути к Богу. В 1915 году молодая поэтесса издает философскую повесть «Юрали», полную евангельских мотивов. Герой повести — странствующий мыслитель, взыскующий истину и обретающий ее в любви к людям: «Отныне я буду нести и грех, и покаяние, потому что сильны плечи мои и не согнутся под мукой этой». Юрали «расточал душу свою всем», «расколол сердце свое на куски, растопил любовь свою» на многих грешников.
В восемнадцать лет Лиза вышла замуж за Кузьмина-Караваева, молодого юриста, тоже увлекавшегося литературой.
Со временем она начинает понимать суетность и никчёмность литературно-философских диспутов. Богемные литературные собрания отходят на второй план, молодая женщина продолжает свой путь в поисках веры. По благословению правящего митрополита Петербургского она - первая женщина - посещает богословские курсы при Духовной академии, по окончании которых успешно сдает экзамены.
Вскоре она разводится с мужем. Стремясь быть “ближе к земле”, она оставляет Петербург и уезжает в Анапу, в своё имение. Здесь 18 октября 1913 года у неё родилась дочь Гаяна.
Когда разразилась революция, Лиза примкнула к партии социалистов-революционеров. Идеалистические взгляды эсеров, пытавшихся соединить западную демократию с русским народничеством, в тот момент были ближе всего её настроениям.
В 1918 году, в разгар гражданской войны, Елизавету Юрьевну выбирают членом муниципального совета - ответственной за образование и медицину. А вскоре она становится городским головой. Теперь ей приходится искать выход из самых невероятных ситуаций, которые возникают в связи с трудностями гражданской войны и постоянной сменой власти. Так, отстаивая при большевиках порядок в городе, она бесстрашно противостояла матросам-красноармейцам, спасая культурные ценности. Когда же Анапу захватили белые, Елизавету Юрьевну обвинили в сотрудничестве с местными Советами. Дело было передано в военный трибунал. К счастью, всё обошлось двумя неделями домашнего ареста. На благополучный исход судебного дела во многом повлиял Даниил Ермолаевич Скобцов, видный деятель кубанского казачьего движения. Вскоре после суда Елизавета Юрьевна и Даниил Ермолаевич повенчались.
После победы большевиков в гражданской войне в жизни Елизаветы следует череда переездов: Грузия, Константинополь, Сербия и, наконец, Париж... За это время у неё родились сын Юрий и дочь Настя.
Зимой 1925-26 годов маленькая Настя тяжело заболела и 7 марта 1926 года скончалась. Смерть девочки потрясла Елизавету Юрьевну. В своих воспоминаниях она пишет: “Много лет я не знала, что такое раскаянье, а сейчас ужасаюсь ничтожеству своему... Рядом с Настей я чувствовала, как всю жизнь душа по переулочкам бродила, и сейчас хочу настоящего и очищенного пути - не во имя веры в жизнь, а чтобы оправдать, понять и принять смерть. О чём и как ни думай, большего не создать, чем три слова: “любите друг друга”. Только любить нужно до конца и без исключения, и тогда всё оправдано и вся жизнь освящена, а иначе мерзость и тяжесть…” Эти строки можно считать поворотными в жизни Елизаветы Юрьевны, началом того пути, к которому она так долго внутренне готовилась: без остатка отдать себя ближним.
Во Франции она начинает участвовать в собраниях Русского Студенческого Христианского Движения (РСХД) и быстро заслуживает там всеобщее признание. В 1926 году Елизавета Юрьевна посещает богословские курсы на Сергиевском подворье в Париже, а с 1930 года она - секретарь РСХД. При её содействии были открыты приходская школа, миссионерские, лекторские курсы, а также курсы псаломщиков. Начал издаваться журнал.
Далее следует ещё одно потрясение - умирает её старшая дочь Гаяна. В 1932 году Елизавета Юрьевна решает принять монашество, и 7 марта приняла постриг с именем Мария - в честь преподобной Марии Египетской.
В начале 30-х годов мать Мария создаёт объединение «Православное Дело», целью которого было оказание социальной помощи малоимущим и морально опустившимся людям.
“У меня материнское чувство ко всем, - писала она, - к докерам Марселя, шахтёрам железорудных месторождений в Пиренеях, к душевнобольным, наркоманам и алкоголикам”.
Были открыты два приюта для бедных и дом для выздоравливающих туберкулёзных больных. Естественно, что большое количество подопечных было очень тяжело обеспечить всем необходимым в столь тяжёлое время. Мать Мария плотничала, красила стены, шила, доила коров, полола огород... и делала многое другое, жертвуя ради ближних своей монашеской жизнью. ”Сейчас не время для аскезы и уединения, - говорила она, - гораздо важнее отдать себя болящим и бедным людям”.
В своих трудах она писала:
“Беда в том, что старая монашеская община слишком часто ценит, оберегает и распространяет свой уют”.
И далее обращалась к монашествующим:
“Пустите за ваши стены беспризорных, разбейте ваш прекрасный уставной уклад вихрями внешней жизни, унизьтесь, опустошитесь (хотя разве это сравнится с умалением, с самоуничтожением Христа?). Примите обет нестяжания во всей его суровости, сожгите всякий уют, даже монастырский, сожгите ваше сердце так, чтобы оно отказалось от уюта, тогда скажите: "Готово моё сердце, готово”...
С приходом во Францию немецких оккупантов в 1940 году начинаются крупномасштабные преследования лиц еврейской национальности. К этому времени мать Мария уже тесно сотрудничает с антифашистским движением и активно помогает находящимся в опасности евреям: вместе с друзьями получает для них поддельные документы, скрывает их от нацистов и организует заключённым пересылку писем и посылок.
Когда тысячи евреев были согнаны на велодром d'Hiver, мать Мария успешно проникала на спортивный стадион и с помощью сборщиков мусора тайком вывозила еврейских детишек в мусорных ящиках.
"Есть один миг, - как-то написала она, - когда начинаешь гореть любовью и приобретаешь внутреннюю потребность бросить себя к ногам другого человека. Одного такого мига достаточно. Сразу понимаешь, что вместо того, чтобы лишиться жизни, она возвращается тебе вдвойне".
Её отношение к нацистам было категоричным: “Во главе “расы господ”, - говорила Мать Мария, - стоит безумец, параноик, место которого в палате сумасшедшего дома, который нуждается в смирительной рубахе, в пробковой комнате, чтобы его звериный вой не сотрясал вселенную”.
После нападения Германии на Советский Союз в Париже и его окрестностях было арестовано больше тысячи русских эмигрантов, среди которых было много соратников матери Марии по “Православному Делу”.
8 февраля 1943 года, по доносу агента гестапо, внедрённого в приют, фашисты арестовали сына матери Марии Юру, а через некоторое время и её саму. После допросов их отправили в этапный лагерь Компьен, где они в последний раз видели друг друга. По свидетельству очевидцев, перед расставанием они держались твёрдо, но лица их были бледны… Оттуда Юру увезли в Бухенвальд, а мать Марию в вагонах для скота, без воды и уборных, в течение нескольких суток везли в женский лагерь Равенсбрюк, находившийся в Восточной Германии. Где ей вместо имени был присвоен номер 19263.
В последнем письме своим друзьям в Париж, позже найденном в чемодане, возвращённом в его дом, Юрий писал: “Я совершенно спокоен, даже отчасти горд разделить мамину судьбу. Я обещаю вам, что вытерплю всё с достоинством... Я могу абсолютно честно сказать, что больше ничего не боюсь. Я прошу всех, кому причинил боль, простить меня. Христос с вами”.
Зимой 1944 года в возрасте 24 лет Юрий погиб. По одним свидетельствам, он умер от истощения, по другим - был отправлен в газовую камеру...
В ужасных условиях лагерной системы мать Мария не сломалась и смогла сохранить своё человеческое достоинство. “Она никогда не бывала удручённой, - вспоминала одна из узниц, - и никогда ни на что не жаловалась…”
В лагере всех заключённых готовили к преждевременной смерти и поэтому очень плохо кормили. И это при огромных физических нагрузках. Пленники ели даже отбросы, если они были съедобны. В таких условиях мать Мария умудрялась откладывать пищу для других, совсем истощённых людей.
На узниц мать Мария оказывала огромное влияние, все её очень любили, а молодёжь особенно ценила её заботу:
“Она взяла нас под своё крыло, - вспоминала бывшая заключённая Жакелин Пейри. - Мы были отторгнуты от наших семейств. Она же в каком-то смысле заменяла нам семью. Молодым женщинам мать Мария читала Евангелие и толковала его”.
Бывшая узница С.В.Носович рассказывала:
“В ноябре 1944 года в лагере Равенсбрюк одна советская пленная сказала мне: “Пойдите, познакомьтесь с матерью Марией, у неё есть чему поучиться”.
И вот, я пошла в 15-ый барак, где находилась матушка. И мы познакомились.
Я была в другом блоке, и частые встречи были невозможны. Беседы наши проходили во дворе лагеря. Мать Мария в лёгком пальто ёжилась от холода. Физически, как и все, она была измучена ужасными условиями лагерной жизни. Впрочем, на это она мало жаловалась. Больше её угнетала тяжкая моральная атмосфера, царившая в лагере, исполненная ненависти и звериной злобы… У матушки был гнев не на немцев, а на фашизм: она пошла на борьбу против нацизма как христианка и за самую сущность христианского учения, и не раз повторяла: “Вот это у них и есть тот грех, который, по словам Христа, никогда не простится - отрицание Духа Святого”.
Она близко сошлась со многими советскими девушками и женщинами, бывшими в лагере, и всегда говорила о том, что её заветная мечта - поехать в Россию, чтобы работать там не словом, а делом, и чтобы на родной земле слиться с родной церковью...”
Как-то на перекличке она заговорила с одной советской девушкой и не заметила подошедшей к ней женщины из СС. Та грубо окликнула её и стеганула со всей силы ремнём по лицу. Матушка, будто не замечая этого, спокойно докончила начатую по-русски фразу. Взбешённая эсэсовка набросилась на неё и начала осыпать ударами ремнём. Но та её даже взглядом не удостоила… После матушка говорила мне, что и в такую минуту никакой злобы на эту женщину не ощущала: “Будто её совсем передо мной не было”…
В конце января 1945 года её увезли вместе с другими ослабевшими узницами в Югендлагерь (филиал Равенсбрюка), который являлся миниатюрным лагерем смерти. Там условия были ещё хуже: переклички занимали вдвое больше времени, дневной рацион составлял 60 граммов хлеба и половину половника жидкой баланды; а зимой, при минусовой температуре, были отобраны одеяла, пальто, ботинки и чулки... Когда затем её перевели обратно в Равенсбрюк, на неё было страшно смотреть: от неё остались кожа да кости, глаза гноились, от тела шёл тот кошмарный запах, что исходил от больных дизентерией...
Иногда Мать Мария меняла хлеб на нитки и иголки для того, чтобы вышивать образы, которые давали ей силу. Её последнее произведение искусства - вышитая икона Марии, Матери Господа, держащей младенца Иисуса: на Его руках и ногах уже были раны от Креста.
30 марта 1945 года, в Страстную Пятницу, уже отчётливо слышалась артиллерийская канонада наступающей Советской Армии. После полудня фашисты устроили очередную “селекцию” в главном лагере: заключённых заставили маршировать с целью выявления среди них наиболее ослабленных для отправки их в Югендлагерь на смерть.
Мать Мария не была отобрана. Но, желая спасти молодую советскую женщину, у которой на Украине осталось трое детей - она незаметно для эсэсовцев встала в строй отобранных 260 узниц вместо неё…
Однако сил её хватило только на переезд в “лагерь смерти”. Бывшая заключённая Инна Вебстер писала: “К вечеру мать Мария еле ходила, а порой просто ползала… А 31 марта ей вместе с несколькими обессиленными женщинами приказали построиться на улице. Затем узниц поместили в кузов грузовика и увезли…”
Помощник коменданта лагеря Шварцгубер вспоминал: “По прибытии на место женщинам было приказано раздеться... Затем их согнали в камеру и заперли двери. По нашему приказу заключённый-мужчина забрался на крышу и бросил газовый баллончик в камеру через трап, который тут же закрыл. Внутри сразу раздались стоны и плач... А через две минуты всё стихло”…
А ровно через сутки после казни, 1 апреля 1945 года, в светлый день Пасхи, войска 2-го Белорусского Фронта освободили оставшихся в живых узниц Равенсбрюка и Югендлагеря...

16 апреля 2004 года Священный Синод Вселенской Православной Церкви (Константинопольского Патриархата) причислил монахиню Марию (Скобцову) к лику святых.

P.S. “Это только здесь, над самой трубой, клубы дыма мрачные, - сказала как-то матушка Мария одной из напуганных видом крематория узниц, - а поднявшись ввысь, они превращаются в лёгкое облако, чтобы затем снова развеяться в беспредельном пространстве… Так и наши души, когда-нибудь оторвавшись от грешной земли, в лёгком неземном полёте уйдут в Вечность. Для новой, радостной жизни…”
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 21.08.2011, 18:41   #214
Irina
Друг Общины
 
Регистрация: 06.03.2008
Сообщений: 2,692
По умолчанию Re: Женщины мира

Оля, сижу, лью слёзы. А мысль о том, почему такие ужасы случаются и как не допустить?
__________________
5.048. ...предвидеть трудно, как разнесется зараза духа. Сеющие заразу несут ответственность перед всем человечеством.
Irina вне форума  
Старый 01.09.2011, 14:26   #215
ElenaB.
Новичок
 
Регистрация: 01.09.2011
Сообщений: 1
По умолчанию Re: Женщины мира

Сестра Ниведита



НОБЛЬ Маргарет Элизабет (Ниведита) родилась 28 октября 1867 года в Ирландии в городке Дангеннон в семье Сэмьюэля и Мери Нобль. Ее дед и отец, будучи священниками, часто навещали с благотворительными целями дома нуждающихся, а Маргарет любила ходить с ними. Так с детства служение людям стало неотъемлемой частью ее жизни.
С того же раннего возраста нежное сердце девочки начинают тревожить мысли о загадочной Индии. Как-то дом родителей Маргарет посетил знакомый ее отца – священник, вернувшийся из этой далекой страны. Уже прощаясь, он сказал ей: «Индия, моя малышка, ищет свой путь. Она позвала меня однажды, и, возможно, когда-нибудь призовет и тебя. Всегда будь готова к ее зову». Эти слова запали глубоко в душу юной Маргарет.
Отец девочки умер, когда ей было около 10 лет. Перед смертью он сказал жене: «Когда Небеса призовут, позволь Маргарет идти. Она должна проявить свои таланты и творить великие дела». Вскоре Мери Нобль с детьми перебралась к своим родителям, которые окружили осиротевших детей любовью и вниманием, хотя и держали их в строгости. Именно в это время Маргарет, глядя на своего деда, который был одним из лидеров освободительного движения Ирландии, приобрела такие свои качества, как беспредельный патриотизм и безграничное мужество.
Училась Маргарет в Лондоне в интернате. Несмотря на царившую в школе жесткую дисциплину, она очень полюбила учебу. Больше всего ей нравились занятия по искусству, музыке и биологии. В 1884 году в возрасте 17 лет она окончила школу, приобретя хорошие знания и огромное желание учить детей.
Первым местом ее работы стал Кесвик. Хорошо понимая, что дети больше любят играть, чем учиться, Маргарет все время старалась сделать свои уроки не только полезными, но и интересными. Через 8 лет девушка уже была известна как блестящий учитель и смогла основать свою собственную школу в Уимблдоне. Маргарет также вела активную общественную жизнь, и ее имя было хорошо знакомо лондонской интеллигенции. Она участвовала в церковных мероприятиях, была видной деятельницей группы «За освобождение Ирландии», секретарем Клуба, в который входил Бернард Шоу, писала статьи в журналы и газеты, читала лекции о психологии детства и правах женщин.
За этой завесой внешне благополучной жизни скрывалась большая личная трагедия Маргарет. Нежная дружба связывала ее с одним инженером из Уэльса, и вскоре эти отношения переросли в большое чувство. Молодые люди обручились. Но через некоторое время юноша тяжело заболел и умер. Маргарет была сама не своя от горя, и даже обращение к религии не давало ей утешения. Тогда она начала изучать другие религии и философии, и уделяя все больше времени этим занятиям и каждодневным школьным делам, девушка постепенно пережила это несчастье.
Перелом в ее жизни произошел в 1895 году. Как-то раз подруга Маргарет леди Изабель Маргессон пригласила ее к себе на встречу с индийским философом. Присутствующие, как завороженные, слушали глубокий звучный голос сидящего на полу необычно одетого человека. Но Маргарет, уже давно изучавшая сокровенную мудрость Востока, не нашла в его речах ничего для себя нового. Что ее действительно поразило, так это сама личность свами. Она узнала в нем Свами Вивеканаду, который в 1893 году принял участие во Всемирном съезде религий в Чикаго, и чье вдохновенное обращение к съезду завоевало миллионы сердец американцев.
Маргарет продолжала ходить на встречи с Вивеканадой, все больше подпадая под его чары. Казалось, что вся фигура его, абсолютно все отдавшего ради Истины и Бога, излучала сияние. Возможно, то, что он говорил, и было давно известно Маргарет, но слова Свами о том, что Бог один, и что все религии – лишь разные пути к этому Богу, были не просто почерпнуты из книг, но наполнены жизненной правдой и абсолютной уверенностью в их истинности. Они снова и снова возникали в голове девушки, постепенно занимая все ее мысли.
Однажды в беседе об индийских женщинах Вивеканада сказал: «Наши девочки никогда даже не видели школы. Индия не сможет процветать, пока они не будут получать образование». Потом он повернулся к Маргарет и продолжил: «У меня есть определенные мысли об образовании и благополучии женщин в моей стране. Я верю, что именно вы сможете взять на себя великую ответственность и воплотить их в жизнь».
Маргарет чувствовала себя почти подавленной такой сильной верой Свами в нее. Девушку никак не оставляли сомнения, способна ли она выполнить это сложнейшее задание. Почувствовав ее настроение, Вивекананда поспешил уверить Маргарет: «У тебя есть все качества подвижника, остальное приложится». И тогда она приняла поистине героическое решение: оставить свою дорогую родную страну и всецело посвятить себя служению Индии, признав ее новой родиной.
Преподавание, чтение и другие обычные занятия – все в одночасье потеряло свой смысл для Маргарет. Голос Свами звучал в ее ушах. Ей казалось, что это Индия все сильнее и настойчивей зовет ее, что вокруг только тьма, а свет – на Востоке. «Твое место в Индии», - говорил ей Свами, - «но ты попадешь туда, только когда будешь готова». Эта готовность давалась Маргарет нелегко. Свами ярко описывал ей положение в своей стране, повторял, что британцы буду следить за ней, что индийцы будут относиться к ней с подозрением и неприязнью. Что многие женщины, о просвещении которых она должна будет заботиться, столь консервативны и ограниченны, что не разрешат ей даже переступить порог их дома. И, конечно, они не позволят своим дочерям учиться у человека другой веры. В то же время он говорил девушке, что Индия пока не может сама произвести на свет великих женщин и поэтому очень нуждается в представительницах иных наций, настоящих львицах: образованных, чистых, любящих и решительных, - таких как она.
28 января 1898 года Маргарет на корабле прибыла в Калькутту. Вивеканада лично пришел встретить ее в порту. Она быстро освоилась в городе, где ей предстояло жить и работать, и начала учить бенгальский язык, который был совершенно необходим для завоевания доверия и симпатии местных жителей.
Через две недели в Индию прибыли и две другие американские ученицы Свами: миссис Сара Булл и мисс Джозефин МакЛеод, которые быстро подружились с Маргарет. Их дом стал настоящим ашрамом. Каждый день Свами Вивеканада приходил туда, один или со своими братьями-монахами. В момент, когда он переступал порог, дом, казалось, наполнялся благодатью. Учитель часами вдохновенно занимался со своими ученицами. Он говорил об Индии, ее истории, святых и героях, эпосах и Пуранах, поэтах и архитекторах, скульпторах и художниках, и, главное, о ее великой мудрости. Одновременно Свами подверг Маргарет суровой нравственной дисциплине, в результате которой она должна была стать истинно индийской женщиной с соответствующими мыслями и привычками.
Главным чаянием Маргарет в это время стала встреча со Шри Шарада Деви, женой Рамакришны, которую все его последователи почитали как Святую Мать. Но она сомневалась, захочет ли Святая Мать, твердо следовавшая ортодоксальным индийским традициям, встретиться с ней и ее подругами, которые не только были иностранками, но и представительницами другой религии. Однако Шри Шарада Деви проявила к ним любовь и сострадание, приняв Маргарет, Сару и Джозефин как своих собственных детей.
18 марта 1898 года Свами публично представил Маргарет местным жителям, назвав ее «лучшей жемчужиной Британской короны, которую Англия приносит в дар Индии».
Но самый незабываемый и сокровенный для Маргарет день наступил 25 марта 1898 года. Это был день ее посвящения в брахмачарья. Она получила имя Ниведита, что значит «Посвященная», став первой западной женщиной, допущенной в индийский монашеский орден.
Летом Вивеканада отправился в Гималаи, в Альмору, взяв с собой группу ближайших учеников и даже в дороге не прерывая занятий с ними. Это путешествие дало Ниведите бесценный опыт общения с простыми индийцами, глубокое понимание индийской культуры. Там она впервые начала постигать таинство медитации. Ниведита сопровождала Свами и в паломничестве в Амарнатскую пещеру, где перед ледяным изваянием Вивекананде было видение Шивы.
13 ноября 1898 года Ниведита в арендованном коттедже открыла свою маленькую школу. Но это стало только половиной дела: нужно было набрать в школу учеников, что оказалось для Маргарет чрезвычайно трудной задачей. Она ходила по домам, убеждая родителей преодолеть свои предрассудки и отдать детей в школу, и почти везде встречала недоумение и непонимание. Наконец, Маргарет удалось собрать учениц разных возрастов. Ей пришлось учить их не только чтению, письму, рисованию и скульптуре, но и шитью, элементарным правилам гигиены, уходу за детьми и больными.
Ее отношения с местными жителями начали постепенно меняться. Сама внешность Ниведиты уже внушала уважение. Каждый раз, когда она выступала перед собраниями людей, они поднимались со своих мест и стоя приветствовали аплодисментами стройную и красивую женщину, одетую в белоснежное одеяние, туго перетянутое шелковым поясом, с четками-ожерельем из рудракши на шее. Но не величественный вид Ниведиты растопил лед в сердцах индийцев, открыв для нее двери их домов, а ее глубокая и искренняя любовь к людям, окружавшим ее. И любовь эта скоро подверглась большому испытанию.
В марте 1899 года в Калькутте вспыхнула эпидемия чумы, распространявшейся по городу с быстротой лесного пожара. Каждый день болезнь уносила сотни жизней. Чтобы спасти город из смертоносных объятий чумы, Ниведита чистила канавы, мела улицы и убирала мусор. Она также размещала в английских газетах воззвания о помощи, раздавала несчастным памятки о мерах предосторожности. Личный пример самоотверженности и участия помог ей преодолеть привычную пассивность бенгальской молодежи и собрать группу добровольцев, чтобы организованно бороться с чумой. Отряды ее ревностных и преданных сотрудников во всех уголках города чистили улицы и ухаживали за заболевшими. Она и сама ходила по домам зараженных, часами находясь с ними рядом и щедро даря им свою любовь и утешение. Так, часто рискуя жизнью, она смогла спасти сотни людей.
Почти тридцать дней упорно трудились Ниведита и ее сотрудники, пока чума не начала отступать. Но эта победа далась ей нелегко. Работая круглые сутки, она серьезно переутомилась. К тому же, все эти напряженные дни Ниведита ела только молоко и фрукты, а иногда отказывалась даже от молока, чтобы купить лекарства для больных. Ее здоровье сильно ухудшилось.
К плохому самочувствию добавились и беспокойства о школе, которая отчаянно нуждалась в деньгах. Даже привлечь учеников было большой проблемой, что уже говорить о сборе средств с тех, кто едва мог обеспечивать свою жизнь. И Ниведита обратилась к Учителю за советом, не отправиться ли ей в Европу, чтобы собрать деньги, необходимые для работы в Индии.
С одобрения Свами в июне 1899 года она отплыла в Европу, а затем двинулась в Америку. Только прибыв в Новый Свет, Ниведита сразу поняла, что сбор средств для школы придется отодвинуть на второй план. Ей предстояла куда более сложная задача: познакомить американцев с Индией и ее великой культурой.
Под влиянием блестящего выступления Вивеканады перед Съездом религий, а также растущей популярности индуизма и веданты в Европе и Америке, христианские миссионеры усилили свою антииндийскую пропаганду, нередко далекую от истины и милосердия. Преступая самые основы христианства, не сдерживая себя никакими заповедями, они намеренно преувеличивали бедность, невежество и предрассудки Индии, описывали ее как дикую страну с изуверскими обычаями, не имеющую право на самостоятельный выбор своего пути.
И Ниведита должна была задействовать все свое ораторское искусство и все свои знания, чтобы показать американской аудитории истинное положение дел в Индии. Как и ее Учитель, она отправилась в тур по штатам, выступая перед большими собраниями и рассказывая им о современной Индии, ее великом прошлом, культурном и духовном наследии, а также об истинных причинах ее бедствий. Живым языком в ярких красках описывая индийскую историю, религии и священные писания, Ниведита приоткрывала саму душу страны и заставляла слушателей усомниться в правдивости слухов о ней.
В 1901 году Ниведита вернулась в Индию одновременно с победой и поражением. Да, ей удалось убедить многих жителей Нового Света в том, что упадок Индии главным образом связан с тем, что ей долгое время пришлось жить под чужим владычеством, но она так и не смогла собрать достаточно средств для своей школы.
Прибыв в Калькутту, она на этот раз сняла помещение в доме № 17 на Босепара лейн, который с этого момента стал ее жилищем, работой, а также местом паломничества интеллигенции и видных деятелей политического движения за освобождение страны. Примерно в это время к Ниведите присоединилась Кристин Гринштидел, молодая девушка, приехавшая из Германии. Ее помощь оказалась для Ниведиты как нельзя кстати, ведь школа снова начала свою работу. На этот раз учиться приходили не только девочки, но и их матери. Обеспечивать работу школы было крайне сложно, и часто Ниведита и Кристин испытывали крайнюю нужду. Но они не сдавались, с твердой решимостью продолжая борьбу и неустанно неся просвещение местным девочкам и женщинам.
1902 год стал самой мрачной страницей в жизни Маргарет. 29 июня она поехала навестить Вивеканаду в Белур Матхе (монастыре Белура). Уже тогда, в ходе беседы Свами заметил, что готовится к смерти. А 2 июля Маргарет почувствовала непреодолимое желание вновь увидеть Учителя. Свами, несмотря на свой строгий пост, приготовил для своей ученицы еду и сам подал ее. После еды он помог ей помыть руки и вытер их полотенцем, чем вверг Ниведиту в немалое смущение. Покраснев, она пыталась возразить, что это ей надлежит прислуживать своему Учителю, а не наоборот. На что он ответил: «Разве Иисус не вымыл ноги своим ученикам?». «Но это же было в последние мгновения его земной жизни», - попыталась выговорить она, но не смогла произнести ни слова.
Тревога в сердце немного отступила, лишь когда Свами благословил Ниведиту в числе своих ближайших учеников. Радость, наполнившая все ее существо, вытеснила мысль, что, возможно, это была последняя встреча с Учителем.
В ночь на 3 июля Свами достиг Махасамадхи. Известие о его уходе Ниведита получила уже на следующий день, и оно разбило ей сердце. Ее Учителя, которого она обожала, который был для нее всем, ее поддержки и опоры, гуру, который дал смысл и направление всего ее существования, больше не было. Ей казалось, что Свет погас, и наступила беспросветная тьма.
Она не медля отправилась в Белур, чтобы выказать Свами свое последнее почитание. Сидя около тела Учителя, она много часов обмахивала ему лицо, пока под звуки ведических мантр процессия не вынесла тело на берег Ганга, и не предала его огню. Толпа постепенно разошлась, а Ниведита еще долго сидела, горюя, у места кремации Учителя.
Но плакать и отчаиваться было не в характере Маргарет, ведь Свами учил ее не страху и слабости, а мужеству и уверенности в своих силах. Оставив в стороне собственные страдания, она все свои силы посвятила служению ему и его идеям.
Все индийское стало теперь для нее объектом любви и почитания, а освобождение страны - делом всей жизни. По началу искренне верив, что Британия и Индия должны остаться в дружественных отношениях, она со временем поняла всю иллюзорность таких преставлений. С каждым днем она все больше убеждалась, что Британия не только вытягивает из Индии жизненные силы, но в империалистическом высокомерии прямо оскорбляет и простых ее граждан, и самых выдающихся деятелей. Ниведита осознала, что пока Индия не обретет политическую независимость, индийцев никогда не будут считать людьми. И она поклялась сражаться за независимость страны, которую признала своей родиной, всеми доступными способами: и мыслью, и словом, и делом.
Имя Ниведиты стало известно по всей Бенгалии. С призывами к свободе и независимости она выступала перед огромными собраниями в Бомбее, Мадрасе, Нагпуре, Патне, Бенаресе и Лакхнау. Британцев возмущали ее действия, но они не рисковали предпринимать что-либо против нее. Напротив, несколько известных подданных Короны, таких как Джеймс Макдональд, избранный впоследствии премьер-министром Великобритании, и леди Минто, чей муж стал вице-королем Индии, посетили ее маленькую школу и дали высокую оценку проводимой там работе по просвещению индийских женщин.
Ниведита произвела революцию и в бенгальской культуре. Именно она поддержала научные исследования Д.Ч. Боша, неоднократно помогала ему найти необходимые средства и должное признание у Британского Правительства. Впоследствии в основанном им исследовательском институте этот известный ученый установил в память о своей благодетельнице изображение ведущей вперед женщины со светильником в руке.
Ниведита вдохновляла и индийских художников, которые до этого времени лишь копировали западные образцы, на возвращение к историческим корням и канонам. Она поддерживала одаренных художников, таких как Абаниндранат Тагор, Нандалал Бош, Асит Халдар, иногда даже оказывая им финансовую помощь. Благодаря ее участию они смогли совершить паломничества в Аджанту, Эллору и другие центры исконно индийского искусства для того, чтобы вдохновиться творениями великих индийских художников прошлого. Большое влияние Ниведита оказала и на известного тамильского поэта Субрахманью Бхарати, хотя их встреча, состоявшаяся в 1906 году, была очень короткой.
Она писала книги, рассказывающие индийцам об их собственном искусстве, поддерживала в целях сохранения национальной самобытности древние ритуалы, почитание идолов, религиозные фестивали и священные праздники, защищала уникальные священные писания, возвышенные эпосы и Пураны. В конце концов, ей удалось научить индийцев гордиться всеми этими бесценными сокровищами культуры, которых доселе они только стыдились. Под ее благотворным влиянием индийское искусство в то время переживало свой расцвет.
Жизнь Ниведиты превратилась в бесконечную череду политических консультаций и кампаний, общественных собраний и выступлений, написания книг и ведения обширнейшей переписки. Круг ее друзей, последователей и почитателей рос день ото дня. Она стала любимой дочерью Святой Матери, объектом уважения и любви ближайших учеников Рамкришны, неиссякаемым источником вдохновения Рабиндраната Тагора, другом и идеологом видных деятелей освободительного движения и настоящим идолом для индийской молодежи. Великие лидеры нации Балгангадхар Тилак и Махатма Ганди приходили к ней, чтобы выразить свое уважение.
Все это не только занимало все ее время, но и отнимало силы. Трудясь без отдыха, Ниведита настолько измучила себя, что в 1905 году серьезно заболела. О ней заботились все ее близкие друзья, в особенности монахи Ашрама Рамакришны, которые приходили и ухаживали за своей любимой сестрой.
Едва поправив здоровье, она, нисколько не заботясь о себе, вновь продолжила работу, приняв активное участие в агитации против разделения Бенгалии Британским Парламентом.
В следующем году на Восточную Бенгалию обрушилось разрушительное наводнение, за которым последовал голод. В стремлении помочь страдающим от голода и стихии людям, не обращая внимание на собственное плохое самочувствие, Ниведита многие мили шла по залитым водой местностям, обходя одну деревню за другой и всюду неся надежду и утешение. Такой самоотверженный труд в тяжелейших условиях окончательно подорвал ее здоровье, а к изначально болезненному состоянию добавилась еще и малярия.
Последние годы своей жизни Ниведита преимущественно провела в Европе и Америке, вернувшись в Индию в 1909 году, где на рассвете 13 октября 1911 года она и скончалась. На ее скромном могильном памятнике у подножия Гималаев высечена простая эпитафия: «Здесь покоится сестра Ниведита, которая все отдала ради Индии».
По завещанию Ниведиты ее имущество, деньги и права на рукописи были переданы в монастырь Белура для просвещения индийских женщин, а основанная ею школа до сих пор дает тысячам девочек и девушек возможность получить по-настоящему национальное образование.
ElenaB. вне форума  
Старый 01.09.2011, 14:59   #216
arkad
Основатель
 
Аватар для arkad
 
Регистрация: 04.04.2007
Адрес: г. Обнинск
Сообщений: 6,575
По умолчанию Re: Женщины мира

ElenaB., приветствую Вас на нашем форуме!
Спасибо за статью о прекрасном человеке, Женщине с большой буквы, отдавшей всю себя Высшему Служению - Служению Общему Благу.

ElenaB., знакомьтесь с темами форума, принимайте участие в любых темах, которые Вас заинтересуют.
Знакомьтесь с материалами Заочной школы Агни Йоги, ссылки на которые размещены на главной странице форума:
"Ссылки на разделы и темы заочной школы. Навигация по сайту teros.org.ru"

Вливайтесь в наш дружный коллектив
__________________
"Каждый сам кует путь свой".
arkad вне форума  
Старый 01.09.2011, 20:08   #217
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Здравствуйте, ElenaB., добро пожаловать на Терос!
Большое спасибо за такой интересный и важный материал о Ниведите. Очень сильный дух, огненный! Такая самоотверженность в труде на Общее благо встречается пока крайне редко. Такими подвижниками и продвигается дело Владык.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 12.09.2011, 19:54   #218
Irina
Друг Общины
 
Регистрация: 06.03.2008
Сообщений: 2,692
По умолчанию Re: Женщины мира

Существует закономерность, что особенное добро преследуется и особым злом, а по густоте тени, сплетаемой невежеством и ложью вокруг высоких обликов, можно судить о великолепии Света, которым эти благодетели хотели одарить человечество. Среди таких благодетелей был Джон Уоррел Кили (1827-1898), движимый благороднейшим стремлением передать в руки человечества неоценимый дар — непостижимо мощную и практически даровую, как воздух, энергию, делающую ненужной тяжкий физический труд. Он утверждал, что энергия Эфира подходит для всех типов двигателей — и корабля, и швейной машинки. В «Тайной Доктрине» говорится, что открытия Кили опередили своё время на сотни тысяч лет, ибо сила, которую он открыл, есть энергия лишь грядущих рас человечества. Дж.Кили, который низвёл высшие пространственные энергии на Землю, можно сравнить с Прометеем, а, поскольку он неизмеримо обогнал свою эпоху, то он получил и «награду» Прометея. Клевета, насмешки, открытые обвинения в безумии и шарлатанстве — вот то поощрение, которым мир наградил и продолжает награждать этого человека — открывателя глубоких истин и законов Природы.

Читая о Дж. Кили и его изобретениях, я встретила следующие строчки:

Когда история его открытий и изобретений попадет в печать, то в анналах историй гениев не будет более поразительного рассказа, чем о Джоне Уорреле Кили. Людям будущего будет трудно поверить, что в последней четверти XIX века человек, способный проникнуть в суть законов природы, познавший ее неуловимые силы, использование которых освободили бы человечество от тяжелой работы, делающей сейчас невыносимым существование большинства смертных, был обречен умирать с голода. Ибо ни в одной области науки не нашелся человек, способный понять его грандиозный труд, ни в одной из религий никто не понял грандиозную концепцию Божества, присущую великим идеям Кили, и потому ни в среде коммерсантов, ни биржевиков, ни литераторов, ни деятелей искусства не нашелся хотя бы один человек, достаточно щедрый, благородный, бескорыстный, который предоставил бы средства для цели, не обещавшей немедленных дивидендов.
И все же такой человек нашелся и пришел на выручку Кили, "..." им стала женщина. Имя ее на века останется неразрывно связано с открытиями Кили. Вероятно, никогда в истории изобретений не случалось ничего более романтичного, чем содружество между богатой и столь широко мыслящей женщиной и оклеветанным и преследуемым гением. И не менее странно то, что к этому привела цепь самых неблагоприятных событий. С того дня эта дама стала не только его благодетельницей, но и коллегой, другом и отважным защитником. Она была исключением из правил, ибо всех остальных, заинтересовавшихся изобретениями Кили, привлекала лишь их коммерческая ценность.


Попыталась отыскать имя женщины, оказалось, что это - Клара София Блумфельд-Мур. Она родилась 16 февраля 1824 г. в г. Филадельфия и была дочерью крупного учёного. Получила хорошее образование и сферами её деятельности стали литературное поприще и филантропия. К.С. Блумфельд-Мур была плодовитой писательницей, она писала о самоусовершенствовании, университетском образовании для женщин и т.д.

Занималась она и благотворительной деятельностью, в частности, создала комитет для помощи в госпиталях во время гражданской войны, причём эта помощь оказывалась в истинно христианском духе — солдатам Севера и Юга страны. Последние годы жизни К.С. Блумфельд-Мур провела в Англии, где была представлена ко двору королевы Виктории. Она скончалась 5 января 1899 г. в Лондоне .

Услуга, которую К.С. Блумфельд-Мур оказала науке будущего, была самым замечательным из совершённых ею благодеяний. Она не только финансировала исследования Дж. Кили в течение длительного времени, но и писала о них многочисленные статьи, пытаясь привлечь внимание официальной науки к этим изобретениям в надежде, что они получат соответствующую оценку и признание. Как заметила Е.П.Блаватская, усилия К.С. Блумфельд-Мур в поисках истины никогда не смогут быть по достоинству оценены.
__________________
5.048. ...предвидеть трудно, как разнесется зараза духа. Сеющие заразу несут ответственность перед всем человечеством.
Irina вне форума  
Старый 12.09.2011, 20:29   #219
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Ну вот, еще одно имя труженицы Общего Блага не осталось в забытьи.
Спасибо, Ирина, за информацию!
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 14.09.2011, 12:41   #220
Irina
Друг Общины
 
Регистрация: 06.03.2008
Сообщений: 2,692
По умолчанию Re: Женщины мира

Княгиня Юсупова Зинаида Николаевна, 1861-1939г.г.



Княгиня Юсупова принадлежала к одному из богатейших аристократических семейств России. Современники были единодушны в отзывах о ней. "Зинаида Николаевна останется для всех ее знавших совершенным типом очаровательной светской женщины... Всякий, кто к ней приближался, невольно подпадал под ее очарование". "Она была не столь красива, сколь прелестна с седеющими с ранних лет волосами, обрамлявшими лицо, озаренное лучистыми серыми глазами..." "Она была не только умна, воспитана, артистична, но была также воплощением душевной доброты... И наряду с этими исключительными качествами она была сама скромность и простота".

Наследница колоссальнейшего состояния росла последней в роду, что всегда не просто, но юная княжна, как становится ясно, избежала всех опасностей, получив такое воспитание и образование, с каким вступало в жизнь то уникальное поколение 80-х годов XIX века из нескольких плеяд гениальных художников, писателей, артистов и просто прекрасных людей, с новыми представлениями о жизни, каких еще не было нигде, но что было уже выработано всем ходом русской жизни и классической русской литературой и что составляет сущность Русского Ренессанса - новый гуманизм, в отличие от гуманизма эпохи Возрождения в странах Западной Европы, в основе которого, как известно, был индивидуализм, одна из причин его вырождения.

Юная княжна по знатности была близка ко двору, где и явилась в высшем свете, проста, скромна; но ее не могли не заметить; она выезжала в свет не одну зиму, все ее сверстницы повыходили замуж, а к ней словно боялись свататься даже самые знатные из гвардейских офицеров.

Не решались свататься по расчету, поскольку знали: последует отказ, - как становится ясно со слов князя Феликса Юсупова из его воспоминаний: «Руки ее просили знаменитые европейцы, в том числе августейшие, однако она отказала всем, желая выбрать супруга по своему вкусу. Дед мечтал увидать дочь на троне и теперь огорчался, что она не честолюбива. И уж совсем расстроился, узнав, что она выходит за графа Сумарокова-Эльстона, простого гвардейского офицера».

Сын вспоминает: «Матушка была восхитительна. Высока, тонка, изящна, смугла и черноволоса, с блестящими, как звезды, глазами. Умна, образованна, артистична, добра. Чарам ее никто не мог противиться. Но дарованьями своими она не чванилась, а была сама простота и скромность. «Чем больше дано вам, - повторяла она мне и брату, - тем более вы должны другим. Будьте скромны. Если в чем выше других, упаси вас Бог показать им это».

Оказавшись после Октябрьской революции в Риме, княгиня Юсупова, по свидетельству современника, «не поминала прошлого. Все ее мысли были в общественной деятельности...». Она открыла «бюро приискания работы и бесплатную столовку для русских людей, оказавшихся за границей без всяких средств к существованию». Открыла «белошвейную мастерскую для снабжения эмигрантов носильным бельем».

Такого рода благотворительная деятельность не была новостью для княгини; она ею и занималась в России, где не эмигранты, а громадное большинство населения бедствовало и нередко оказывалось без всяких средств к существованию, не говоря о случаях массового голода. Об этом ныне забывают, не хотят знать. Но княгиня Юсупова знала и лучше других отдавала отчет в том, что случилось. Она была и осталась тургеневской барышней в душе и «маркизой нашего времени», как выразился один критик, восприятие которого интересно тем, что погружает нас в эпоху, когда был создан портрет.

Известны слова Валентина Серова (это им написан портрет) из его письма к жене из Архангельского, усадьбы Юсуповых, очевидно, в первое время знакомства (1896 года): «... славная княгиня, ее все хвалят очень, да и правда, в ней есть что-то тонкое, хорошее». Это, помимо ее красоты и обаяния, сугубо нравственная оценка.

Княгиня была умна и очень талантлива; на великосветском балу-маскараде могла сплясать русскую ко всеобщему восторгу, на любительском спектакле (ставили, к примеру, «Романтиков» Ростана) могла сыграть, как настоящая актриса, к изумлению Станиславского, которому, правда, не удалось ее сманить на профессиональную сцену, как другую генеральшу Марию Федоровну Желябужскую.

Критик С.С.Голоушев писал: «Возьмите, скажем, портрет княгини Юсуповой! Чем она может быть мне интересна? А я, между тем, страшно люблю этот портрет. Я никогда не видал эту женщину в действительности, но я чувствую, что передо мною сидит маркиза нашего времени. Я чувствую эту женщину большого света и во всех деталях, окружающих ее: в этой собачке, лежащей подле нее на диване, в окружающем атласе и безделушках. Я чувствую, что эта женщина живет какой-то особой жизнью, быть может совершенно чуждой мне, на какой-то особой высоте от всего окружающего, отделенная, обособленная от всего, нежная, изящная и утонченная, живет именно той жизнью, какой жили когда-то маркизы. Эти белые напудренные волосы, эта странная поза, - все это дает право сказать, что это именно маркиза нашего времени».

У Зинаиды Николаевны, которая не витала в садах Семирамиды, хотя и могла, рано стали седеть волосы; она их не красила и, конечно, не пудрила, но и седеющие пряди ей придавали очарование «маркизы нашего времени».

Занимаясь благотворительностью, княгиня проявила себя и как незаурядный меценат: римский зал музея Изящных искусств сооружен на ее средства.

(на основе статьи Петра Киле)
__________________
5.048. ...предвидеть трудно, как разнесется зараза духа. Сеющие заразу несут ответственность перед всем человечеством.
Irina вне форума  
Закрытая тема

Моё местоположение:
Вернуться   Форум АГНИ ЙОГИ (ЖИВОЙ ЭТИКИ) и наследия РЕРИХОВ > Великие Учителя и Подвижники > Матерь Мира > Женщины Мира

Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 11:26. Часовой пояс GMT +3.


Agni-Yoga Top Sites

Рейтинг@Mail.ru

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2020, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot