ОБЩИНА "ТЕРОС"
Форум школы Агни Йоги (Живой Этики)
и духовного наследия Рерихов
header
header    
Вернуться   Форум АГНИ ЙОГИ (ЖИВОЙ ЭТИКИ) и наследия РЕРИХОВ > Великие Учителя и Подвижники > Матерь Мира > Женщины Мира

Закрытая тема
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 13.02.2010, 15:37   #161
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Потанина Александра Викторовна (25 января 1843г. — 19 сентября 1893г.) — известная русская путешественница, исследовательница малоизвестных частей Центральной Азии, первая женщина, принятая в члены Русского географического общества.


Родилась Александра Викторовна 25 января (по старому стилю) 1843 года в г. Горбатове Нижегородской губернии в семье священника Виктора Николаевича Лаврского, принявшего сан после отказа от профессорского звания в семинарии. В детстве была болезненным, нервным ребенком. Она рано начала помогать матери по хозяйству, а образование получила домашнее под руководством отца и матери, а также братьев Валериана и Константина. Валериан окончил Казанскую духовную академию и увлекался философией и естествознанием, а Константин – университет по гуманитарному циклу. Каждый из братьев сумел привить сестре любовь к знаниям и в естественных, и в гуманитарных отраслях, добившись уровня гимназической ее образованности. Знакомая отца, помещица Юрьева, очень тепло и внимательно относилась к девочке, часто увозила ее к себе в имение, учила французскому языку, снабжала книгами для чтения.
В 1866 году в Нижнем Новгороде открылось женское епархиальное училище, Александра Викторовна поступила туда воспитательницей. Она была общей любимицей учениц, а у сослуживцев пользовалась уважением как чрезвычайно прямой, честный и отзывчивый на все хорошее человек. В училище она проработала восемь лет.
В 1873 году они с матерью приехали навестить находившегося в ссылке в г. Никольске Вологодской губернии брата Константина. Здесь, в Никольске, она познакомилась с его другом, политическим ссыльным Григорием Николаевичем Потаниным. Молодые люди понравились друг другу. После ее отъезда началась переписка между ними по поводу организации метеорологических наблюдений в Никольске, которая длилась около года. В 1874 году Александра Лаврская согласилась стать женой Потанина, приехала в Никольск, где они и обвенчались. Жизнь Александры Викторовны совершенно изменилась, ее твердый, ясный ум нашел опору и руководителя.
Вскоре после венчания Григорий Николаевич получил помилование, и молодая семья переехала в Нижний Новгород, а затем в Петербург. Григорий Николаевич познакомил Александру Викторовну со своими друзьями и единомышленниками. Незаурядные природные способности Александры Викторовны благодаря общению с видными представителями русской науки и культуры раскрылись полностью. Она прилагала много усилий, чтобы пополнить пробелы своего образования, изучала английский, французский, занималась переводами, посещала научные общества и университет, чтобы прослушать доклады известных ученых по географии, этнографии. Об этом периоде жизни А. В. Потаниной оставили свидетельства видные русские ученые и общественные деятели.
Друг Г. Н. Потанина, писатель-этнограф Н. М. Ядринцев вспоминал: «Это была скромная, застенчивая женщина, высокая сухощавая блондинка с подстриженными волосами и тонким певучим голосом... лицо ее носило печать серьезной и интеллигентной женщины». Поразила Александра Викторовна и Владимира Васильевича Стасова – одного из видных представителей русской культуры. В. В. Стасов подробно рассказывает о десятилетней дружбе с этой чудесной женщиной: «...Впечатление, произведенное на меня Александрой Викторовной, было совершенно особенное. Она не была красива, но в ней было что-то такое, необыкновенно-притягательное для меня... У нее был взгляд такой, какой бывает у людей, много думающих, много читавших, много видевших...».
Годы, проведенные Потаниными в Петербурге, были очень насыщены: большая часть времени уходила на подготовку к экспедициям, а в свободное время Александра Викторовна посещала Эрмитаж, картинные галереи. У нее были ярко выраженные художественные способности, она неплохо рисовала, сохранились ее пейзажные работы маслом и акварелью, а также многочисленные зарисовки одежды, украшений, утвари, которые находятся сейчас в Томском университете. В. В. Стасов всячески настаивал на развитии художественного таланта Александры Викторовны. Готовясь к первому путешествию, она приобрела необходимые для рисования принадлежности и краски, следуя советам художника И. И. Шишкина, друга Г. Н. Потанина.
Первое путешествие, в которое Александра Викторовна отправилась вместе с мужем, ставило задачей изучение природы и населения Северо-Западной Монголии, известной в то время еще очень мало. Оно началось 1 августа 1876 года из г. Зайсан по широкой долине Черного Иртыша. Как отмечает Александра Викторовна в своих «Автобиографических записках», к сожалению, незавершенных, ее не покидали сомнения «выдержит ли она все лишения и неудобства пути». Но она выдержала не только это, но и последующие за ним три путешествия по Центральной Азии и Китаю.
В.А.Обручев в своей книге «Путешествия Потанина» пишет: «Александра Викторовна обнаружила замечательную выносливость и неутомимость. В ее слабом теле оказался большой запас нервной энергии, воли и способности преодолевать трудности. Она ездила на равных условиях с членами экспедиции мужчинами, качалась целый день на верблюде или сидела в седле на лошади... Вечером ночевала в общей палатке или юрте, согреваясь у огонька, довольствуясь скудной и грубой походной пищей, и спала на земле на тонком войлоке... А в этих условиях после дневного перехода, откладывая отдых, нужно было помогать мужу в ведении дневника, в записи наблюдений, в приведении в порядок собранных за день коллекций, аккуратном раскладывании растений в листы гербария». Кроме того, как отмечает В. А. Обручев, Александра Викторовна отличалась «большой наблюдательностью, делала весьма удачные характеристики и определяла людей сразу… Ее знание жизни и проницательность имели большое значение для Потанина, отличавшегося недостатком практичности и чрезвычайной доверчивостью».

В экспедиции Александра Викторовна не чуралась любой работы, на ней лежала забота о топливе, закупках провианта, расчетах с проводниками, стирка белья. И хотя в штатах экспедиций она не числилась, всегда оставалась их душой.
Итоги путешествий Потанина по Северо-Западной Монголии были очень значительны. Описание путешествий в виде дневников составило два тома «Очерков Северо-Западной Монголии», и еще два тома были заполнены этнографическими материалами – записями легенд, сказок, поверий, загадок монгольских племен, тувинцев и казахов, описанием каменных баб. Были составлены карты путешествий, собраны коллекции: очень большой гербарий, млекопитающие, птицы, рыбы, горные породы, вода из соленых озер и др. И в сборе коллекций, и в обработке собранных материалов Александра Викторовна принимала самое деятельное участие, хотя с присущей ей скромностью оценивала свой труд как черновую техническую работу.
В 1884 – 1886 гг. Потанины совершают самое длительное по времени (2,5 года) путешествие в Центральную Азию, ставившее основной целью исследование Тибетского нагорья. Маршрут экспедиции проходил через Внутреннюю Монголию, включал переход через пустыню Гоби (в июле, при температуре воздуха +38°С).
Результаты третьего путешествия Потаниных также значительны: обширные ботанические, зоологические коллекции, метеорологический календарь, огромный этнографический материал, а также съемка маршрута в 5 700 верст, опирающаяся на 62 астрономических пункта.
Присутствие Александры Викторовны в составе экспедиций Потанина увеличивало значение их, потому что она, как женщина, имела доступ в семейный быт местного населения, часто строго замкнутый для постороннего мужчины. Она бывала в гостях у жен монгольских князей и китайских чиновников, наблюдала их быт и нравы, беседовала с ними и вела записи. Это давало ей материал для самостоятельных литературных работ, которые она писала во время перерывов между путешествиями и печатала в сибирских и центральных газетах и журналах. Ее отдельные очерки, содержавшие путевые впечатления, характеристики жизни и быта различных народностей Азии, описания празднеств в монастырях Монголии и городах Китая являются прекрасным дополнением к отчетам Г. Н. Потанина.
Александра Викторовна была первой русской женщиной, проникшей в глубь центральной Азии и Китая, ее присутствие особенно оттеняло мирный характер экспедиций Потанина. Она не только помогала Григорию Николаевичу в его трудах и разделяла с ним лишения трудных дорог, но и служила ему огромной поддержкой. Вот почему, несмотря на ослабленное здоровье, игнорируя советы врачей, она отправилась в четвертую экспедицию, ставшую для нее последней. Цель экспедиции – исследование Восточного Тибета и соседней китайской провинции Сычуань.
Потанины из Кяхты проехали в Калган, расположенный на границе Китая, по почтовому тракту через Монголию и далее в Пекин. В Пекине они провели месяц, готовясь в дальнейший путь, и здесь Александра Викторовна перенесла несколько сердечных приступов, но оставить мужа не захотела и вместе с ним отправилась в дальнейший путь. Во время путешествия ей стало хуже, но она не жаловалась на свое состояние никому, и экспедиция следовала по выбранному маршруту. Лишь 8 мая 1893 года она записала в дневнике: «Я испытала какой-то болезненный припадок...». Апрель застал Потаниных на окраине Тибета, в городке Дацзянлу. Потанин и его спутники были первыми русскими путешественниками в этих местах. И здесь случилось несчастье. Разливая чай, Александра Викторовна вдруг почувствовала себя плохо, упала. Муж успел подхватить ее, ему показалось, что она прошептала «Нирвана»... Потанины остались здесь на три месяца. Александре Викторовне становится лучше, она пишет маслом окрестные виды. Но полностью болезнь не отступила. Потанин решил остановить исследования и везти больную в Пекин. По дороге 19 сентября (ст. стиль) 1893 года Александра Викторовна скончалась. По рекам экспедиция с телом умершей спустилась в город Ханькоу, где русская колония предлагала устроить похороны и поставить памятник. Но Григорий Николаевич не хотел хоронить жену вдали от родной земли. Гроб с телом Александры Викторовны в декабре 1893 года был доставлен в Кяхту. На Успенском кладбище вблизи собора 23 января (ст. стиль) 1894 года, как писали газеты, «с необычайной торжественностью было совершено погребение».
В 1896 году ее именем была названа центральная бесплатная народная библиотека-читальня в Иркутске, а в 1901 году – еще три библиотеки города. Сейчас в фонде Центральной библиотеки сохранилось более 100 экз. книг из библиотеки-читальни им. А. В. Потаниной. Ежегодно в библиотеке проводятся литературные вечера, организуются книжные выставки-экспозиции, посвященные А. В. Потаниной, ее подвижническому труду во имя и на пользу людей.
На могиле А. В. Потаниной в феврале 1956 года был открыт памятник, замененный в 1977 году (в год 250-летия Кяхты) на более монументальный. На пьедестале памятника надпись: «Первая русская женщина путешественница – исследователь Центральной Азии Александра Викторовна Потанина (1843 – 1893)».
Своими работами о природе, жизни и быте народов Центральной Азии, зарисовками исследуемых мест Потанина внесла ценный вклад в географическую науку. Она стала первой женщиной, принятой в члены Русского географического общества. В 1887 году за свой научный труд «Буряты» Александра Викторовна была удостоена Большой золотой медали Русского географического общества.
В горах Монгольского Алтая есть ледник «Александрин», названный в честь знаменитой путешественницы.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 07.03.2010, 16:37   #162
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,444
По умолчанию Re: Женщины мира

Любовь Григорьевна Шевцова - одна из руководителей подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия» в годы ВОВ,
Герой Советского Союза.



Любовь Григорьевна Шевцова родилась 8 сентября 1924 года в поселке Изварино Краснодонского района. В 1927 году семья Шевцовых переехала в город Краснодон.
Училась в школе №4 имени К. Е. Ворошилова. Люба с детства отличалась живым и веселым характером, всегда была первой на спортивных соревнованиях, в художественной самодеятельности и кружке юннатов. В школьном саду и во дворе Шевцовых росли цветы, посаженные Любашей. Люба мечтала стать артисткой, но началась война.
В феврале 1942 года в прифронтовом Краснодоне Люба Шевцова вступила в ряды ВЛКСМ, а в апреле по рекомендации Краснодонского райкома комсомола стала курсантом Ворошиловградской школы подготовки партизан и подпольщиков, получила здесь специальность радистки. Инструкторы, которые руководили ее подготовкой, отмечали, что она обладала боевыми качествами подпольщика. По окончании школы Шевцова дала клятву на верность Родине: «Я, красный партизан Шевцова Любовь Григорьевна, даю партизанскую клятву перед своими боевыми товарищами красными партизанами, нашей героической Красной Армией и всем советским народом, что буду... всеми средствами помогать Красной Армии уничтожать бешеных гитлеровских псов, не щадя своей крови и своей жизни...».
Закончив школу, летом 1942 года Шевцова была оставлена для связи в одной из подпольных групп, действовавших в оккупированном Ворошиловграде. В ее обязанности входило передавать в Центр разведданные, собранные подпольщиками.
В середине августа в результате провала явочной квартиры одного из членов подпольной группы возникла опасность ареста Шевцовой. После безуспешных попыток наладить связь с руководителем группы, Люба вынуждена была уехать в Краснодон. Здесь устанавливает связь с молодежным подпольем, становится активным участником организации «Молодая гвардия», а затем и членом ее штаба.
Любовь Шевцова распространяла листовки, вела разведку, добывала медикаменты. Вместе с Сергеем Тюлениным и Виктором Лукьянченко в декабре участвовала в поджоге биржи труда. Смелая операция молодогвардейцев спасла от угона в Германию около двух тысяч юношей и девушек Краснодонского района.
По заданию штаба Люба неоднократно ездила в Ворошиловград, Каменск и другие населенные пункты, осуществляя связь с партизанами.
8 января 1943 года Любу Шевцову арестовала краснодонская полиция. Фашисты давно разыскивали ее как советскую радистку, поэтому, стремясь узнать от нее шифры и явки, мучили отважную подпольщицу особенно долго и жестоко. Но они ничего не добились. 31 января Любу Шевцову вместе с Дмитрием Огурцовым, Семеном Остапенко и Виктором Субботиным под усиленным конвоем доставили в Ровеньковскую окружную жандармерию. После пыток и издевательств ее расстреляли в Гремучем лесу 9 февраля. На казнь Люба шла с гордо поднятой головой. Перед гибелью она передала на волю слова, которые звучат завещанием оставшимся в живых: «Передайте всем, что я люблю жизнь. Впереди у советской молодежи еще не одна весна и не одна золотая осень. Будет еще чистое, мирное голубое небо и светлая лунная ночь, будет еще очень хорошо на нашей дорогой и близкой, всеми нами любимой Советской Родине». Похоронена Любовь Шевцова в братской могиле жертв фашизма в центре города Ровеньки в сквере имени «Молодой гвардии».
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 сентября 1943 года члену штаба подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия» Любови Григорьевне Шевцовой посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.


Бюст Любови Шевцовой в Харькове.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Старый 28.03.2010, 22:30   #163
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Ольга Александровна Федченко (Армфельд), 18.11.1845г. - 21.03.1921г., - известная российская путешественница, ботаник, художник, член-корреспондент Петербургской академии наук с 1906 года, член-корреспондент Российской академии наук, с 1917г.



Выдающаяся путешественница и ботаник Ольга Александровна Федченко по праву занимает видное место среди представителей отечественной науки. Во второй половине ХIХ века русские женщины активно прокладывали себе путь к равноправию, в том числе и в области науки. Жизнь О.А. Федченко является примером того, как исследовательский талант, упорный труд, жажда общественной деятельности вознаграждаются осуществлением идей, общественным и научным признанием. Ее имя стоит в ряду таких выдающихся женщин-ученых как: С.В. Ковалевская, Е.Р. Гюббенет, М.П. Корсакова, И.А. Райкова, Е.Ф. Серова и другие. Эти женщины были первыми, кто завоевывал такую до этого исконно мужскую сферу, как естественные науки.
Научные интересы О.А. Федченко были сформированы средой, где она родилась и выросла, они определили ее дальнейшую судьбу, в том числе и знакомство с будущим мужем — Алексеем Павловичем Федченко, состоялось благодаря сходству их научных интересов.
Ольга Александровна Федченко (в девичестве Армфельд) родилась 18 ноября 1845 года в Москве, в здании Университета, где ее отец, профессор Университета и инспектор Николаевского института при воспитательном доме, имел квартиру. Из девяти детей (5 сыновей и 4 дочери) Ольга была третья. До одиннадцати лет она воспитывалась дома, училась музыке, рисованию, английскому языку. Затем Ольга поступила в Николаевский институт, где увлеклась коллекционированием. Лето юная Ольга Армфельд проводила в деревне — в селе Тропарёва, Можайского уезда, где собирала насекомых, яйца птиц, составляла гербарий местной флоры. Наиболее интересные экземпляры ее коллекции позднее вошли в «Список двукрылых московского учебного округа», а составленным ею гербарием флоры Можайского уезда, пользовался Н.Н. Кауфман при составлении справочника «Московской флоры».
В 1864 году в 19 лет Ольга была избрана, по предложению тогдашнего секретаря общества Н.К. Зенгера, членом-основателем, только что созданного Общества любителей естествознания. По окончании института Ольга познакомилась с А.П.Федченко, зоологом и антропологом. Ольгу Александровну и Алексея Павловича увлекла совместная работа, они вместе стали переводить первый том «Антропологии» Т. Вайца, изданной в 1867г. Ольга записывала для А. Федченко измерения младенцев из воспитательного дома, вычисляла антропологические данные, переводила письма иностранных ученых. Вместе они помогали Зоологическому музею по устройству этнографической выставки, состоявшейся в 1867 году.
В том же 1867 г. О.А. Армфельд и А.П. Федченко поженились, после чего уехали за границу, работали в Финляндии, Швеции, Австрии и Италии. Ольга помогала мужу в измерении черепов, рисовала их при помощи диаграфа, занималась составлением и изучением гербариев, а Алексей готовился к экспедиции в Туркестан. По возвращении из-за границы они участвовали в I съезде русских естествоиспытателей, который проходил в Актовом зале Петербургского Университета.
В конце 1868 года Московское общество любителей естествознания поручило А.П. Федченко возглавить научную экспедицию в малоизученный тогда Туркестан. Ольга Александровна отправилась в экспедицию вместе с мужем. В январе 1869 года семья Федченко прибыла в Самарканд. Работа в Туркестанской экспедиции требовала не только серьезной научной подготовки, материальных затрат, но и личного мужества, т.к. местное население не всегда доброжелательно и с пониманием относились к деятельности русских ученых. Для охраны экспедиции была выделена сотня казаков с артиллерией.
В Туркестане Ольге Федченко пришлось также преодолевать скептическое отношение к себе со стороны проживающих здесь русских, в основном, военных. Один из участников экспедиции Д.Л. Иванов позднее вспоминал о враждебном отношении к ней некоего «знатока» Туркестана капитана Гребенкина. Д.Л. Иванов пишет: «Прибытие семьи Федченко произвело сенсацию в военном лагере и вызвало немало разговоров: уже то, что ученым являлась женщина-путешественница, было огромной новостью для края. Гребенкин предсказывал полную неудачу ее поездок. Всех смущало появление женщины». Но О. Федченко старалась не замечать подобного к себе отношения, вела себя гостеприимно и доброжелательно, что скоро победило скептицизм к ней. Во время одной из экспедиционных поездок Д.Л. Иванов записал в своем дневнике: «Ботаника (псевдоним О.А.) оказалась молодцом: ехала смело, быстро, держалась просто».Однажды экспедиция попала в засаду вооруженных горцев в ущелье у озера Кули-Калан, О. Федченко приняла участие в стычке как сестра милосердия — ухаживала за ранеными, делала перевязки и до прихода основных сил конвоя, вела себя спокойно и мужественно.
За три года с 1869 г. по 1871 г. О. и А. Федченко совершили четыре экспедиции по Туркестану: по Заравшанской долине, к озеру Искандеркуль, в пустыню Кызыл-Кум и по Ферганской долине до Заалтайского хребта. За время туркестанской экспедиции О. и А. Федченко собрали гербарий из 1500 видов растений. Кроме этого О. Федченко собирала и препарировала насекомых, вела переписку с русскими и зарубежными учеными, делала зарисовки местности. Впоследствие, с ее этюдов и набросков делал рисунки известный русский художник А.К. Саврасов.
В сентябре 1872 г. семья Федченко отправилась в Европу, где Алексей Павлович хотел ознакомится с альпийскими ледниками, чтоб подготовиться к экспедиции на Памир. Февраль и март 1873 г. они провели в Лейпциге, где Ольга Александровна занималась микроскопической ботаникой у профессора Лиерссена. Затем они переехали в Гейдельберг, здесь О. Федченко перевела с английского статью Г. Юля «Очерк географии и истории верховьев Аму-Дарьи» для Известий Географического общества.
В августе 1873 г. они отправились в Монтре на Женевском озере, где Ольга Александровна осталась собирать растения, а Алексей Павлович отсюда отправился в Шамони, чтобы совершить восхождение на Монблан, во время которого он и погиб в 29-летнем возрасте. Оставшись вдовой с восьмимесячным сыном, Ольга Федченко посвятила себя редакции собранных материалов туркестанской экспедиции и воспитанию сына Бориса, окончившего в последствии курс естественного отделения Московского Университета и ставшего известным советским ботаником.
Совместно с другими учеными, Ольга Федченко выпустила ряд томов с описанием флоры и фауны Туркестана, подготовила к выходу в свет 24 выпуска «Трудов Туркестанской экспедиции», проставив на обложке имя мужа — Алексея Федченко, а также при ее помощи было издано «Путешествие в Коканд, альбомы видов и антропологические данные туземцев Туркестана, разработанные А.П. Богдановым». Писала и переводила статьи для Известий Географического общества. В 1874 г. Ольга Федченко была избрана почетным членом Общества любителей естествознания, а с 1877 г. несколько лет была его секретарем.
В 1880-е годы О. Федченко вела научную работу на ботаническом материале Московской губернии в Можайском и Серпуховском уездах. Свои флористические исследования она завершила к началу 90-х годов, результаты были опубликованы в «Popular Science news», а список мхов — в «Трудах Петербургского ботанического сада». В начале 1890-х годов Ольга Федченко вместе с сыном совершает ряд поездок в Крым, на Кавказ и Южный Урал. Итоги этих экспедиций были опубликованы в ряде научных трудов.
В 1895 году Ольге Александровне удалось осуществить свой давний замысел о создании сада, с целью сбора и акклиматизации южных и восточных растений в средней полосе. После огромных усилий Акклиматизационный сад был создан в Можайском уезде Московской губернии, где О. Федченко проработала 25 лет. Этот сад был известен не только в России, но и в Европе, в Южной и Северной Америках, благодаря своей научной деятельности и рассылки по заявкам редких семян.
После долгого перерыва в 1897 г. О. Федченко посетила Туркестан, в районе Западного Тянь-Шаня она занималась изучением флоры. В 1898 г. Ольга Александровна участвовала в Х съезде Естествоиспытателей, который состоялся в Киеве. В том же году она посетила Западную Европу для работы с гербариями. Она побывала в Вене, Женеве, Париже, Лондоне и Берлине.

В 1900 г. Борису Федченко предложили работу в Императорском ботаническом саду и Ольга Алекандровна вместе с сыном переехала в Санкт-Петербург. Отсюда, годом позже, они отправились в экспедицию на Памир, где посетили малодоступный район Шункан и прошли до реки Пяндж — границы с Афганистаном. Итогом этой экспедиции явилась монография — «Флора Памира» и к ней пять дополнений. В Туркестане О. Федченко побывала еще дважды в 1910 г. и 1915 г., когда ей было уже 70 лет. За три года до этого она посетила Международную выставку садоводства в Лондоне, а также занималась научной работой в ботанических садах Берлина, Лондона и Женевы. К этому времени она была уже ученым с мировым именем. В 1906 году она была избрана членом-корреспондентом Петербургской Российской академии наук. Она стала первой в России женщиной-ботаником, удостоенной этой высокой чести. Ряд зарубежных научных обществ — Парижское географическое общество, Академия наук в Бостоне, Международная академия ботанической географии избрали ее своим почетным членом.Ольга Александровна продолжала работать до последних дней своей жизни. За месяц до ее смерти 21 марта 1921 г. выходит ее последняя работа «Новые материалы по знанию рода Eremus». Всего она опубликовала свыше 60 научных работ. Через несколько лет после смерти О.А. Федченко, научные сотрудники Ленинградского Ботанического сада назвали одно из центральноазиатских растений ее именем — Olgaea iljin.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 10.04.2010, 10:43   #164
Degen1103
Участник форума
 
Регистрация: 08.04.2010
Адрес: Млечный Путь
Сообщений: 58
По умолчанию Re: Женщины мира

Совершенно замечательная статья на Астронете: А. Г. Тоточава, Дочери Урании.
__________________
My God, it's full of stars!
Degen1103 вне форума  
Старый 17.04.2010, 18:23   #165
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Екатерина Сергеевна Максимова (01.02.1939г. — 28.04.2009г.) ― великая русская балерина и хореограф, Народная артистка СССР.



Обладательница многих почетных званий и премий в области хореографии, существовавших в мире, с блеском исполнявшая все ведущие партии мирового балетного репертуара и десятки партий, созданных специально для нее современными хореографами, Екатерина Максимова вошла в историю русской и мировой культуры также как создательница оригинального жанра телевизионного фильма-балета. Известны такие ее фильмы-балеты, как "Галатея", "Петер", "Чаплиниана", "Анюта", созданные в 70-80-х годах прошлого века.
Екатерина Сергеевна Максимова родилась в Москве 1 февраля 1939 года. Судьба щедро одарила наследственными генами Катю, чья прабабушка была двоюродной сестрой Сергея Рахманинова и родной сестрой композитора Александра Зилоти. Ее дедушка Густав Шпет – известный философ, переводчик Гегеля, Диккенса и Байрона.
Мама Кати долго колебалась, прежде чем отвести девочку на показ в хореографическое училище. Сыграл свою роль тот факт, что жили они в одном доме и были знакомы со знаменитой балериной Гельцер, которая отметила у девочки несомненные балетные данные. Действительно, сложена Катя была для балета — худенькая, легкая, пропорциональная, подвижная и грациозная.

В 1949 году Катя Максимова была принята в Московское хореографическое училище. Своим преподавателям она доставляла много хлопот, так как была самой способной, но и самой озорной и отнюдь не самой прилежной среди своих сверстниц. В силу своего живого характера она никак не могла заставить себя без конца повторять однообразные, скучные упражнения, необходимые каждому будущему артисту балета. К счастью, ее первым педагогом стала Л.И. Рафаилова, которая прекрасно сумела найти подход к своенравной ученице. Она сразу поняла, что Катю Максимову нельзя заставить что-либо сделать — ее можно только заинтересовать. Рафаилова отметила впечатлительность девочки и, обращая ее внимание на эмоциональную сторону музыки, сумела настроить Катю на серьезные занятия.
За год до выпуска из училища ей поручили роль Маши в «Щелкунчике», шедшем в то время на сцене Большого театра с участием юных исполнителей. И уже тогда восьмиклассница Катюша Максимова выдержала, по сути дела, экзамен на балерину. «Рекомендовать» ее в солистки даже не пришлось: руководству театра и так было ясно, что в труппу приходит интересная, с незаурядным талантом танцовщица. Первой серьезной ролью в театре стала Катерина в балете «Каменный цветок». Необыкновенно грациозная, изящная Максимова сразу завоевала любовь зрителей. А классический репертуар начала с Жизели.
«Взяв ту же светлую тему юности, что и Уланова, – писала журналистка Татьяна Костыгова, – Максимова наполнила образ девочки-женщины живым, лукавым, озорным теплом. Максимову не назовешь «обыкновенной богиней», как называли Уланову. В ней зрители видят не далекий идеал, а свою современницу. Вместо сдержанной отстраненности – открытость, почти исповедальность в выражении чувств и при этом ироничность, умение пошутить над собой, найти забавное в серьезном, даже печальном. Она, как и Уланова, танцует любовь, но любовь более земную...»
Одетта-Одиллия, Аврора, Джульетта, Золушка, Фригия в «Спартаке», Элиза в «Галатее», Китри в «Дон Кихоте» – ликующий образ радости и упоения жизнью... Когда Максимова легко, словно играючи, демонстрировала свои знаменитые тридцать два фуэте, зал неистовствовал: «Браво, Китри!»



Еще в училище начал складываться дуэт Максимовой с ее будущим мужем Владимиром Васильевым, впоследствии признанный эталонным артистическим дуэтом. Еще на предпоследнем курсе училища 16-летняя Максимова со своим одноклассником и партнером Владимиром Васильевым выступили в ученическом спектакле на сцене Большого театра в балете "Щелкунчик" П.И.Чайковского. С тех пор подавляющее большинство спектаклей, в том числе все 30 лет общей работы в Большом театре (с 1958 по 1988 гг.), они танцевали вместе. Мировая критика назвала их "золотой парой балета ХХ века", "совершенным дуэтом, равного которому ХХ век еще не родил".
"Дитя Большого театра" (точнее "бэби" - так прозвали Максимову на все тех же американских гастролях), сохранив свою лучезарность, так выгодно отличавшую "максимовскую" исполнительскую манеру, со временем выросло в балерину, равно виртуозно владевшую и техникой балета, и актерской палитрой, на которой были представлены все возможные краски: лирические, комические и трагические.
В 1965 году Екатерина Максимова неожиданно для всех блистательно выступает в бравурной партии Китри в балете Л. Ф. Минкуса "Дон Кихот". Это становится настоящим событием — виртуозное мастерство Максимовой, яркая комедийность до сих пор остаются непревзойденным эталоном исполнения этой роли.
Она стала первой исполнительницей партий Фригии в балете "Спартак", Маши в "Щелкунчике" и принцессы Авроры в "Спящей красавице".
Максимова всегда обладала большим сценическим обаянием, филигранной отточенностью и чистотой танца, грацией и изяществом пластики. Это и определило широкий диапазон ее творчества.
Она танцевала на лучших сценах мира: трагическую Юлию из "Ромео и Юлии" Мориса Бежара и жестокую Розу в "Голубом ангеле" Ролана Пети, Татьяну из "Онегина" Кранко и Ромолу из балета Менегатти "Нижинский" (театр "Сан-Карло").

Максимова всегда считала, что "неважно, где танцевать, — важно танцевать". Поэтому не ждала самых выгодных предложений и не требовала наилучших условий — когда возникли проблемы с главным балетмейстером Большого театра Юрием Григоровичем и Максимовой перестали давать спектакли, она с большим интересом стала работать в московском театре "Классический балет", сниматься в фильмах, выступать на концертах, гастролировать. Всегда работала там, где предлагали, главное — чтобы роли, спектакли увлекали ее.
Для Максимовой и их дуэта с Васильевым создавали свои шедевры такие мэтры российской и мировой хореографии, как Юрий Григорович, Касьян Голейзовский, Морис Бежар, Джон Кранко, Ролан Пети и многие другие. О них снимали фильмы и писали монографии.
В последние годы Екатерина Максимова занималась педагогический деятельностью. С 1982 года преподавала на кафедре хореографии Государственного института театрального искусства имени А. В. Луначарского (ГИТИС, ныне Российская академия театрального искусства), где в 1996-м ей было присвоено учёное звание профессора.
С 1990 года Максимова являлась педагогом-репетитором театра «Кремлёвский балет», а с 1998-го — балетмейстером-репетитором Большого театра (среди учениц последнего времени — Галина Степаненко, Марианна Рыжкина, Светлана Лунькина и Анна Никулина).
Последнее выступление Екатерины Максимовой на сцене Большого театра состоялось 1 февраля 1999 года, в день ее 60-летия, в минибалете "Сады Вилландри" на музыку Шуберта, постановка которого стала подарком хореографа Марты Кларк к юбилею балерины.
В феврале 2009 года поклонники таланта Екатерины Сергеевны отмечали её 70-летний юбилей и полвека их совместной творческой жизни с ее мужем, другом и единственным партнером по сцене Владимиром Викторовичем Васильевым. Весь зал Большого театра в едином порыве приветствовал великую балерину бурей аплодисментов и бесконечными букетами цветов.
Екатерина Максимова скоропостижно скончалась от инфаркта 28 апреля 2009 года в Москве, похоронена на Новодевичьем кладбище.
О творческой судьбе Екатерины Максимовой снят документальный фильм "Фуэте длиною в жизнь". За выдающийся талант Екатерина Сергеевна была награждена премиями Анны Павловой и Мариуса Петипа (Парижская академия танца), премией имени Дягилева, медалью имени Пабло Пикассо, орденом Дружбы народов и орденом "За заслуги перед Отечеством".

По этим ссылкам вы сможете еще раз восхититься уникальным талантом великой балерины:
http://www.youtube.com/watch?v=yP5p-hjO ... re=related – Жизель в балете А.Адана, постановка Мариуса Петипа 1984 года.
http://www.youtube.com/watch?v=f3S1BQJL ... re=related – знаменитые 32 фуэте Е.Максимовой из балета Дон Кихот.
http://www.youtube.com/watch?v=qMDeqp_7k1w – зажигательная Тарантелла из фильма-балета «Анюта».
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 04.05.2010, 18:27   #166
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,444
По умолчанию Re: Женщины мира

Прасковья Ивановна Ковалева (Жемчугова) - русская крепостная актриса (1768-1803).


Прасковья Ивановна Ковалева (Жемчугова) родилась в деревне Березники Юхотской волости Ярославской губернии 31 июля 1768 года. В семье Параша была старшей. Отец - крепостной кузнец Шереметьевых Иван Степанович Ковалев - был известен на всю округу как замечательный мастер своего дела.
В восемь лет в судьбе крепостной девочки произошел крутой поворот - её взяли на воспитание в подмосковное имение Кусково, под наблюдение одной из графских приживалок, княгини Марфы Михайловны Долгорукой. В господский дом Парашу взяли за отличные вокальные данные, с тем, чтобы подготовить ее для поступления на сцену музыкального театра графа Шереметьева. Под руководством первоклассных наставников крестьянская девочка быстро освоила музыкальную грамоту, игру на клавесине и арфе, пение, выучила французский и итальянский языки. Обладающая большими музыкальными способностями и хорошим голосом (красивым лирико-драматическим сопрано), она с успехом начала выступать на театральной сцене. Согласно традиции, по которой актёрам Шереметьевского театра давали имена по названиям драгоценных камней, Прасковья Ковалёва получила псевдоним Жемчугова.
Сначала были небольшие выходные роли. Но вскоре Параша стала превращаться в настоящую актрису. Ей еще не исполнилось одиннадцати, когда она с блеском выступила в опере Гретри "Опыт дружбы", а в 13 лет эта хрупкая девочка сыграла с необычной убедительностью, силой и глубиной партию Луизы из драмы Седена "Беглый солдат" на музыку Монсиньи.
Тогда-то, очевидно, эта артистка-подросток и привлекла внимание сына графа, Николая Петровича. Любовь к музыке и совместные занятия сблизили их. Именно по его настоянию в поставленной на следующий год итальянской опере Саккини "Колония, или новое селение" Параша исполнила главную роль - как всегда талантливо и виртуозно. Граф не мог не разглядеть в пробуждающемся даровании будущую славу своего театра.
Открытие дворца-театра в имении графов отпраздновали, приурочив его к торжественному приему в честь победителей в войне с Турцией, 22 июня 1795 года. На праздник граф пригласил участников военных событий. На сцене шла музыкальная драма И. Козловского на текст П. Потемкина "Зельмира и Смелон, или Взятие Измаила". Прасковья Ивановна сыграла в этом спектакле, как уже давно было принято в шереметьевском театре, главную роль - плененной турчанки Зельмиры, которая полюбила русского офицера Смелона.
30 апреля 1797 года Н.П. Шереметьев принимал у себя только что коронованного на престол Павла I. Театр в этот день ставил "Браки самнитян" - оперу, в которой дарование Прасковьи Жемчуговой раскрылось с особым блеском. Тогда ей было 17 лет.
Графу Шереметьеву государем было пожаловано звание обергофмаршала императорского двора. Эта награда требовала отъезда в Петербург. Николай Петрович решает забрать туда лучшую часть труппы, в том числе и Прасковью Ивановну. Сырой климат Петербурга сразу сказался на состоянии здоровья Жемчуговой. У нее обострился наследственный туберкулез, пропал голос. Но от этого граф не перестал любить её. 6 ноября 1801 года состоялось венчание Прасковьи Ивановны и Николая Петровича. Оно проходило в приходской церкви Симеона Столпника, построенной еще в 1679 году. Этот храм сохранился до наших дней. Николай Аргунов, крепостной художник Шереметьевых, запечатлел облик Прасковьи Ивановны в тот памятный в ее жизни день: красная шаль, белая подвенечная фата, на шее драгоценный медальон. Отметили венчание лишь в самом узком кругу друзей. Для московской и петербургской знати женитьба графа Н.П. Шереметьева осталась в тайне. О браке было объявлено только в 1803 году, после рождения сына Дмитрия. Несмотря на одобрение брака императорами Павлом и Александром I, высший свет и родственники были шокированы. Графиня Шереметьева умерла, так и не узнав о реакции света на это известие. Возможно, что и к лучшему, так как петербургские дамы никогда не приняли бы в своих салонах бывшую крепостную, без роду и племени. О реакции родственников можно судить по замечанию Анны Семеновны Шереметьевой, которое она сделала в своих мемуарах: "Отменный штукарь наш старший родственник".
Надо заметить, что взгляды графа и отношение к крепостным расходились с воззрениями многих. Едва вступив в права наследника, Николай Петрович отдал распоряжение, чтобы каждый из крестьян имел к нему доступ и подавал бы свои прошения самолично.
Графиня-крестьянка, зная о тяжелой жизни нищих, сирот и больных, постоянно им помогала, а муж по ее завещанию построил в Москве странноприимный дом с больницей (ныне больница им. Склифосовского) и положил капитал на выдачу приданого бедным невестам, что, несомненно, свидетельствовало о нежной привязанности графа к своей избраннице.
23 февраля 1803 года талантливейшей русской певицы и актрисы не стало. Она умерла от чахотки, оставив трехнедельного младенца, когда было ей всего 35 лет.
Граф Николай Петрович Шереметьев скончался в 1809 году и был похоронен в Александро-Невской лавре, в Шереметьевской усыпальнице, рядом с Прасковьей Ивановной, своей любимой крепостной актрисой и женой.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Старый 08.05.2010, 19:36   #167
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,444
По умолчанию Re: Женщины мира

9 мая – 65 лет Великой Победе.

В этот праздничный день, очень хочется рассказать о женщинах в дни Великой войны. Но на этот раз хочу предоставить вам, друзья, фоторепортаж. Ведь фотографии тоже могут сказать о многом.


Женщины на фронтах и в тылу:




__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Старый 08.05.2010, 19:43   #168
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,444
По умолчанию Re: Женщины мира

Продолжение фоторепортажа.







__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Старый 08.05.2010, 23:25   #169
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Женщины Великой Отечественной. Только цифры.

•На фронте сражалось от 600 тысяч до 1 миллиона женщин. 80 тысяч из них были офицерами.
•Центральная женская школа снайперской подготовки дала фронту 1061 снайпера и 407 инструкторов снайперского дела. Выпускницы школы уничтожили в войну свыше 11280 фашистских солдат и офицеров.
•Рязанскому пехотному училищу в конце 1942 года был дан приказ — подготовить из женщин-добровольцев около тысячи пятисот офицеров. К январю 1943-го в училище прибыло свыше двух тысяч женщин.
•Впервые в истории в годы Отечественной войны в Вооруженных Силах нашей страны появились женские формирования. Из женщин-добровольцев было сформировано три авиационных полка: 46-й гвардейский ночной бомбардировочный, 125-й гвардейский бомбардировочный, 586-й истребительный полк ПВО, Отдельная женская добровольческая стрелковая бригада, Отдельный женский запасной стрелковый полк, Центральная женская школа снайперов, Отдельная женская рота моряков.
•Находясь под Москвой, 1-й отдельный женский запасной полк также готовил кадры автомобилистов и снайперов, пулеметчиков и младших командиров строевых подразделений. В личном составе числилось 2899 женщин.
•В Особой Московской армии ПВО служили 20 тысяч женщин.
•Некоторые женщины были и командирами. Можно назвать Героя Советского Союза Валентину Гризодубову, которая в течение всей войны командовала 101-м авиационным полком дальнего действия, где служили мужчины. Она сама совершила около двухсот боевых вылетов, доставляя партизанам оружие, взрывчатку, продовольствие и вывозя раненых.
•В первом военном 1941 году сельскохозяйственным трудом, главным образом в колхозах, было занято 19 млн. женщин. Это значит, что все тяготы по обеспечению питанием армии и страны падали на их плечи, на их трудовые руки.
•В промышленности было занято 5 млн. женщин, причем многим из них были доверены и командные посты — директоров, начальников цехов, мастеров.
•Самое многочисленное представительство участниц Великой Отечественной войны среди других специальностей составляли женщины-медики.
•Из общего числа врачей, которых в действующей армии насчитывалось около 700 тысяч, женщин было 42%, а среди хирургов — 43,4%.
•Средних и младших медицинских работников на фронтах служило более 2 миллионов человек. Женщины (фельдшера, сестры, санинструкторы) составляли большинство — свыше 80 процентов.
•На всех этапах эвакуации раненых — от роты — батальона до госпиталей глубокого тыла — самоотверженно несли благородную миссию милосердия медики — женщины.
•Подсчитано, что девушки — санинструкторы стрелковых рот, медсанбатов, артиллерийских батарей помогли семидесяти процентам раненых бойцов вернуться в строй.
•Женщины служили во всех родах войск — в авиации и морской пехоте, на боевых кораблях Черноморского флота, Северного флота, Каспийской и Днепровской флотилиях, в плавучих военно-морских госпиталях и санитарных поездах, уходили в глубокие рейды по тылам врага, были в партизанских отрядах. С пехотой дошли до Берлина.
За особое мужество и героизм 15 женщин-медиков удостоены звания Героя Советского Союза.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 21.05.2010, 22:15   #170
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Радегунда (519 - 13.08.587г.г.), - королева франков, монахиня, святая



«Одна из самых деятельных Сестер – Радегунда. В жизни ее деятельностью были трудовые дома и школы. Монахини ее монастыря должны были знать какое-нибудь ремесло» («У порога Нового мира», 22.04.24г.)

Принцесса Радегунда родилась в далеком 519 году, она была дочерью короля Тюрингии Бертера и племянницей крестителя франков короля Хлодвига. В результате междоусобных войн в раннем детстве она лишилась родителей и оказалась вместе со своим младшим братом в плену у Хлотаря, сына Хлодвига. Маленькая принцесса понравилась 34-летнему королю. «Радегонда обещает стать красавицей и хорошей королевой. И потом – знатные заложники помогут, наконец, установить мир с непокорными тюрингами» - рассуждал он.
Будущая королева франков росла на вилле в Ати близ реки Соммы, в комфортабельном королевском поместье с римскими термами, мозаичными полами и обширными лесными угодьями. Король, отметив ум девочки и тягу к знаниям, дал ей блестящее образование богатой галло-римлянки. Она не только пряла и скакала на коне, но и изучала латинскую и греческую литературу, читала и светские произведения, и церковные писания. Наделенная от природы сердечностью и состраданием, девочка плакала над Житиями святых и тоже мечтала стать мученицей. Вокруг нее в домиках для прислуги царила нищета. Обездоленные люди с обожанием взирали на прелестную принцессу. И та, наперекор воле свиты, постоянно собирала на своей половине бедняков, отмывала их в большом котле и кормила досыта. А потом возвышала людские души, помогая нести бремя жизни: рассказывала им о Боге и зачитывала абзацы из Священного Писания.
Через восемь лет Хлотар, овдовевший во второй раз, назначил день свадьбы, а Радегунде совсем не хотелось замуж. И она сбежала, взяв с собой преданную служанку. Только куда скроешься от очей всесильного владыки? Воины догнали ее и отвезли назад, к королю. После свадьбы Хлотар передал Радегунде в личное распоряжение поместье Ати и другие владения. Молодая королева открыла в Ати приют для убогих женщин, который часто навещала, основала больницу для прокаженных, за которыми сама ухаживала.
Радегунду называют в летописях одной из лучших франкских королев. Писаная красавица, она всегда держала себя с достоинством, вникала в дела государства, вместе с Хлотаром принимала иноземных послов. Король уважал свою благочестивую супругу, прислушивался к ее советам, но всё-таки ссоры возникали между супругами. Радегунда не выносила дикие увеселения нейстрийского двора: опасные упражнения с копьями, военные смотры, долгие пиры с обильными возлияниями и шумную охоту. Больше всего на свете королева стремилась стать монахиней.
Вскоре произошла трагедия - ее брат погиб от руки Хлотара. Радегунда отправляется отмолить лежащую на нем кровь в Нуайан, к епископу Медару, славившемуся своим благочестием. «Я умоляю тебя, пресвятой епископ, соверши надо мной обряд пострижения», - умоляла она. Медар оказался в сложной ситуации: прежде чем выполнить просьбу, требовалось еще расторгнуть брак, совершенный по всем канонам салического права – основного закона франков. Воины из эскорта королевы подняли крик: «Не смей постригать женщину, принадлежащую королю!». В храме забряцало оружие, и королева вместе со своими дамами спрятались в ризнице. Там, собравшись с мыслями, она решилась на отчаянный поступок. Накинув на плечи монашескую одежду, женщина выбежала в зал и закричала епископу: «Если ты людей боишься больше чем Бога, то будешь отвечать перед Ним, и Пастырь потребует от тебя душу твоей овцы». Мистические слова Радегунды подействовали на воображение Медара. Он расторг брак и рукоположил ее в дьяконисы.
Впервые в жизни Радегунда была по-настоящему счастлива. Свое приданое она употребила на строительство вблизи Пуатье монастыря. Отныне здесь могла найти стол и кров любая женщина, искавшая спасения от мирских страстей или от насилия в семье. За тридцать проведенных здесь лет лишь однажды она выйдет за монастырские ворота: встречать присланную ей в дар из Константинополя священную реликвию – кусочек голгофского креста, обрамленный драгоценными камнями. С этим крестом, сохранившимся до наших дней, Радегунда не расставалась никогда.
Жизнь в монастыре протекала по строго заведенному порядку. Два часа в день все сестры должны были уделять литературным занятиям. Наиболее образованные из них переписывали старинные манускрипты. Остальное время распределялось между молитвами, чтением религиозных книг и рукоделием. Обычно одна из сестер читала, а остальные пряли, шили или вышивали.
Слава о монастыре и благочестии его аббатисы постепенно распространилась по всему христианскому миру. Однажды Радегунда приняла важное решение: она рекомендовала назначить аббатисой девушку гораздо моложе себя по имени Агнесса, а сама стала простой монахиней. Так же как все, она подметала комнаты, готовила на кухне, носила воду и дрова. Тем не менее, авторитет ее был непререкаем. Сестер притягивали и ее высокое происхождение, и обширные знания, и сердечное, участливое отношение. «Вы - мои избранные дочери; вы – нежные растения, предмет моих забот; вы – очи, которыми я смотрю; вы – моя жизнь, мой покой, мое счастье», - часто говорила она им.
Последние годы жизни Радегунды скрасило неожиданное появление преданного друга. Как-то монастырь посетил путешествующий по Галлии известный итальянский поэт того времени Венанций Фортунат. В лице Радегунды и Агнессы он обрел родственные души, и однажды, когда подошла пора попрощаться с гостеприимными хозяйками, они сказали: «Зачем уезжать?». И Фортунат остался, взвалив на свои плечи мужские заботы. Ему-то и поверяла Радегунда в долгих беседах грустные воспоминания о детстве, о милой Тюрингии и родных, скитавшихся где-то на чужбине. В стихах Фортуната они дошли до нашего времени.
До самого конца своей жизни, более 35 лет, святая Радегунда продолжала творить множество добрых дел, в том числе, старалась остановить или предотвратить ссоры и междоусобия между четырьмя сыновьями Хлотаря, которые после смерти отца разделили между собой королевство. Оставаясь по чести королевой и имея большое влияние на сильных мира сего, она с помощью писем и близких ей влиятельных людей заботилась о сохранении мира и справедливости в государстве.
По преданию, незадолго до кончины святая Радегунда сподобилась видеть Самого Спасителя, Который возвестил ей о скором уходе из земной жизни и сказал: «Ты самый большой бриллиант в Моей короне. Сейчас ты у меня на коленях, но скоро будешь в сердце Моем». В память об этом видении на камне, на котором стоял Христос, остался след Его стопы.
Когда в 587 году Радегунда умерла, ее тело, бережно обложенное травами, долго стояло в храме: нескончаемый поток верующих прощался с великой святой, и всё это время оно излучало благоухание. Саркофаг и сейчас находится в крипте той же церкви в Пуатье, названной позже в ее честь.

Пуатье. Гробница Святой Радегунды

Аббатство святого Креста благополучно пережило четырнадцать веков и дошло до наших дней. Как и при жизни основательницы, любой гость найдет здесь хлеб и приют. Тяга людей к Радегунде огромна: паломники и туристы приезжают сюда отовсюду, называя великую святую патронессой Европы…
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 22.05.2010, 16:58   #171
Рунгуна
Модератор
 
Аватар для Рунгуна
 
Регистрация: 29.05.2008
Сообщений: 13,977
По умолчанию Re: Женщины мира

Чайка, милая!
Спасибо за еще одно прекрасное сердце, которое ты мне открыла.
Сколько же в истории человечества есть примеров для подражания!
Как жаль, что современное искусство не рассказывает о таких чистейших душах. Пошлости и похоти - в избытке, а вот чистота и красота души - в дефиците.
Хорошо, что хоть на нашем форуме мы о таких светлых женщинах говорим.
Спасибо от всего сердца!
__________________
Мысль каждая моя лети на крыльях Света,
Владыке помогай всегда, везде, во всём!
Рунгуна на форуме  
Старый 10.06.2010, 20:46   #172
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Эсклармонда Де Фуа – французская аристократка, наставница альбигойцев, игравшая большую роль в движении катаров. В поэзии известна также как “царица фей с горы Монмюр”. По легенде – хранительница Грааля, спасшая его от люциферовых войск



Эсклармонда, Хранительница чаши святого Грааля, символ сражающейся Окситании, – так величали героическую женщину, о которой трубадуры сложили красивейшие сказания. Народ, населявший в XIII веке южную Францию, боготворил свою соотечественницу. Ее пылающее огнем сердце ярко освещало мрачный период средневековья, известный сегодня под названием «альбигойские войны». А несокрушимая воля и преданность делу истины и красоты вдохновили на подвиг сотни людей, защищавших последний оплот своей веры – замок на горе Монсегюр.
В конце XII – начале XIII века Окситанией – так назывался в ту пору регион южной Франции, правил граф Раймонд VI Тулузский. Блестящий вельможа и отважный воин, он покровительствовал всем новым веяниям той эпохи. В его правление культура достигла такого уровня, какого Европа дождалась лишь во времена эпохи Возрождения. Процветали архитектура и наука, город застраивался красивейшими зданиями. А в университетах Тулузы и Монпелье давали прекрасное образование, там, помимо стандартных дисциплин, читались лекции по алхимии, астрологии и каббале. Развивались торговля, мореплавание, ремесла, например, ткачество: слава о производимых здесь гобеленах и шпалерах гремела от ближнего Востока до далекой Индии. Не уступали графу его вассалы – графы де Фуа, Транкавель, Команж. В своих неприступных замках на скалах они устраивали соревнования трубадуров, прославляющих прекрасных дам и высокие рыцарские качества: преданность, доблесть, честь.
В такой атмосфере радости и свободомыслия в семье доблестного графа Роже Бернара I де Фуа и Сесиль Безье около 1155 -1160 годов и родилась дочь, Эсклармонда. В 20 лет отец выдал ее замуж за знатного и богатого вельможу Журдена де Лисля, виконта де Жимоэз, владевшего огромными земельными угодьями по обе стороны Пиренеев. Слыла она супругой «любящей и верной» и родила шестерых детей: трех дочек - Эскаронью, Обику и Филиппу, и трех сыновей – Бернара-Жордана, Жордана и Отон-Бернара. В 1187 году, незадолго до смерти, Роже Бернар I завещал своей любимице развалины древнего замка на горе Монсегюр, чтобы она стала там «госпожой и повелительницей». Эсклармонда передала Монсегюр своему вассалу Раймону де Перею вместе с большой суммой денег, повелев восстановить святыню, с древнейших времен почитаемую как храм Солнца.
Через семь лет после отца умер и ее супруг. Дети были уже взрослыми, и больше ничто не привязывало виконтессу к мирской жизни. И она, поделив между ними богатейшее наследство, вернулась домой, в графство Фуа, во главе которого стоял ее брат Раймон-Роже, правая рука графа Раймонда VI Тулузского. В том же, 1204 году, в местечке Фанжо, при большом скоплении народа виконтесса вступила в лоно катарской церкви, облачившись в скромное черное одеяние.

Раймон-Роже построил для нее в местечке Памье дом под названием «Кастеллар», походивший на монастырь, живущий по принципам трудовой общины. В доктрине катаров важное место уделялось ежедневному труду: человек, в том числе и знатный, был обязан постоянно заниматься каким-то делом. И Эсклармонда тоже делила свое время между жизнью внутренней – чтением Евангелия, размышлениями над теологическими трактатами катаров, и жизнью внешней. Она неустанно разъясняла основы вероучения множеству людей, стекавшихся сюда со всей Европы и месяцами пользовавшихся ее гостеприимством, поддерживала, утешала, врачевала. На свою часть наследства она построила школы, мастерские, приюты, готовые принять первых жертв витавшей в воздухе войны между севером и югом Франции. История донесла до нас сообщение об ее участии в теологической дискуссии, так называемой ассамблее, которые пока еще проводились между католиками и катарами.
Судя по строкам песни, оставленной нам Гийомом Монтанаголем, люди боготворили ее. «Госпожа Эсклармонда, вы воистину даруете свет миру», - пел знаменитый трубадур, и вся Окситания знала, о ком идет речь. Ведь «Es clara e munda» означает «несущая свет миру». «Тот, кто взовет к вам, не подвергнется злу целый день», - повторяли вслед за трубадуром окситанцы и с радостью называли так своих дочерей.
Катарская секта, к которой принадлежала Эсклармонда, пользовалась в регионе беспрекословным авторитетом и всеобщим уважением. Люди видели: эти скромные, одетые в черное люди, жили чисто и совершали достойные дела. В отличие от католической церкви, у которой была лишь одна забота – повсюду насадить силой свою власть и обогатиться, катары ставили своей главной целью очистить от искажений Учение Иисуса Христа. Считая себя последователями первых христиан, эти апологеты бедности и простоты отличались высокой требовательностью к себе и колоссальной снисходительностью к слабостям ближних. Одетые в простые черные одежды «Совершенные» – лица, достигшие высшей ступени в иерархии катарской церкви, - обходили свои приходы, поддерживая и утешая вверенную им паству. У катаров отсутствовали церкви в привычном понимании этого слова, они произносили свои проповеди под открытым небом, совершая простые и скромные обряды. Их главной книгой было Евангелие от Иоанна, а единственной молитвой – «Отче Наш». Катары верили в то, что душа многократно приходит на землю собирать жизненный опыт, который использует в следующих воплощениях, а потому презирали смерть. Они высоко чтили Вероучителя христианства, но отказывались считать его Богом. По их мнению, дух человеческий связан с божественным началом, а душа заключена в темницу – тело, принадлежащее чувственному материальному миру. Вызволить же душу из плена можно с помощью добродетельной жизни, основой которой были прочные нравственные устои и отказ от собственности. Ведь, по их доктрине, «от обладания богатствами земными душа ржавеет». Для катаров нарушение заповедей «не лги», «не убий», «не клянись», «не прелюбодействуй» равнялось смертному греху. Они имели смелость утверждать, что человеку не нужен посредник для общения с Богом. В каждом из людей есть божественное начало, опираясь на которое, можно установить высокую связь путем Гнозиса – прямого знания. Только бы устремиться к очищению сердца, потому что не может высшая благодать пребывать на человеке, ведущем нечистый образ жизни. Естественно, при таких воззрениях вся иерархия католической церкви, самовольно присвоившая себе право вещать от имени Бога, делалась не нужной… Катары свято соблюдали все, что декларировали в проповедях. А личный пример на фоне развращенного римского духовенства оказывал на души людей потрясающее воздействие. Катары пользовались всеобщим уважением и поддержкой всей южной знати. И в воздухе Окситании все настойчивей витало предчувствие грядущих бед. Папа римский Иннокентий III, человек лицемерный и вероломный, видя, как ускользает из лона церкви богатейший регион, постоянно натравливал северных баронов на южных грандов: мол, пора идти в крестовый поход, чтобы огнем и мечом выжечь альбигойскую ересь. Спустя восемь веков, в 2000 году, его коллега папа Павел Иоанн II публично принес миру извинения за постыдные действия католической церкви, в том числе и страшное ее порождение – инквизицию, возникшую в период альбигойских войн.
А тогда, в 1209 году, орда крестоносцев, презревших кодекс чести и морали, под руководством католического аббата Арно-Амори из Ситэ двинулась на юг, творя неисчислимые зверства. 35 долгих лет практически без передышки длились эти страшные войны, и некогда цветущая, напоенная радостью земля превратилась в руины. Наконец, когда стало ясно, что решающая битва Света и тьмы не за горами, катары – верующие и защитники крепости - укрылись на Монсегюре. В 1244 году наступил финал: армия крестоносцев, десятикратно превышающая число защитников крепости, окружила подошву горы. И осажденным больше неоткуда было ждать помощи. 1 марта начальник гарнизона, тот самый вассал Эсклармонды, Раймон де Перей протрубил в рог, попросив двухнедельное перемирие. Условия капитуляции звучали на редкость мягко: катарам, которые покаются в своих заблуждениях, сохранят жизнь, а гарнизон волен покинуть замок со всем оружием и скарбом. На том и порешили.
А дальше произошло нечто, что по сей день вызывает на Монсегюр многочисленные паломничества со всего света. 14 марта в храме Солнца отмечали праздник, во время которого, видимо, случилось некое экстраординарное событие, укрепившее дух осажденных. Потому что, когда 15 марта крестоносцы ворвались в замок, инквизиторы бесновались от ярости. И было от чего: 205 человек во главе с главой катарской церкви епископом Бертраном Марти предпочли костер предательству своих убеждений. Причем часть этих людей вступила в лоно катарской церкви только на Монсегюре. А в это самое время четверо Совершенных – Амье Экар, Пентав Лурен, Пьер Сабатье и Хуго - укрывались в подземельях Монсегюра. В ночь на 16 марта они спустились по веревке по отвесному склону горы, унося с собой по мнению некоторых историков главное сокровище катаров – Чашу святого Грааля. Ту самую Чашу, хранительницей которой, как гласит предание, и была Великая Эсклармонда. Ей не довелось увидеть подвиг героев, которых она вдохновляла всей своей достойной жизнью. Графиня де Фуа, пламенное сердце которой служило символом сражающейся Окситании, умерла приблизительно в 1225 году. По официальной версии она погибла от рук тамплиеров при защите Монсегюра.
Как гласит народная легенда, перед уходом с Земли она пришла с драгоценной ношей на расположенную близ Монсегюра священную гору Табор, взмахнула руками, и г гора распахнулась, приняв в свои недра святой Грааль. А сама Эсклармонда превратилась в белую голубку и улетела домой, в Азию. Ведь солнце всегда восходит с Востока…
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 17.06.2010, 20:32   #173
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Великая княгиня Евдокия (ок.1350 г. – 07.07.1407г.) - святая Евфросиния Московская, супруга князя Дмитрия Донского.

...

Вторая половина XIV века… Эпоха огромного напряжения всех духовных сил земли Русской, в бурных событиях которой самое живое участие принял Преподобный Сергий Радонежский, отец Святой Руси и северного русского монашества. Велико было его значение и в общегосударственной жизни народа. "Зерна его благостного учения дали чудесные всходы. Окрепла нравственность, окреп дух, поднялись силы народа, и подвиг освобождения Земли Русской, на который благословил его Преподобный, стал возможным" (Н.Яровская «Преподобный Сергий Радонежский»).
Победа русского воинства во главе с князем Дмитрием Донским над ханом Мамаем в 1380 году явилась поворотным пунктом в истории молодой Московской державы. И в эту историю ярко вошла Великая княгиня Евдокия, супруга Дмитрия Донского, первая княгиня-правительница Московской Руси, покровительница Москвы и неутомимая подвижница на благо русской культуры.
Евдокия родилась приблизительно в 1350-1353 годах в семье суздальского князя Дмитрия Константиновича и его жены Анны. Детство и отрочество княжны прошли среди великолепных храмов и дворцов Суздаля, красота и волшебство древнерусской живописи озаряло и пышные княжеские палаты. Семья Дмитрия Константиновича была очень образованной. Дети под руководством отца и матери познавали всевозможные науки. Евдокия изучала иностранные языки, "занималась и ученостью". Ее отец покровительствовал зодчим, иконописцам, книжникам, собрал большую библиотеку, в которой хранил книги по истории Руси. Отличалась суздальская семья и благочестием. Дмитрий Константинович основал один из крупнейших мужских монастырей – Спасо-Евфимиев. А его старший брат Андрей начал возведение Покровского женского монастыря. Его основание хорошо запомнилось Евдокии, она сама была участницей церемонии. Возможно, тогда и зародилось у нее желание продолжить это богоугодное дело. Как повествует предание, в отчем доме научилась юная княжна хранить заповеди Добра. Здесь же ее научили воспринимать княжеское достоинство как великое и тяжкое служение – Богу, Отечеству, людям.
В 1360 году, когда после безвременной кончины московского великого князя Ивана Красного великокняжеский Владимирский престол опустел, неожиданно для всех заветный ярлык Золотой Орды (право на великое княжение) ордынский хан передал суздальскому князю, отцу Евдокии. До этого, в течение почти трех десятилетий главное княжение удерживали за собой московские князья, во главе которых в то время стал 9-летний княжич Дмитрий, сын князя Ивана Красного.
С самого начала жизни княжич был приобщен к среде русского подвижничества, он все время находился рядом с отцом, перенимая от него науку государственного управления. После смерти отца духовным наставником Дмитрия стал митрополит Московский и всея Руси Алексий. Всего себя митрополит отдал делу собирания русских земель вокруг Москвы. Он стал во главе боярского правительства, сумел пресечь внутренние распри, собрал московскую боевую силу. Тесная дружба и взаимное уважение соединяли Святителя Алексия с духовным вождем русского народа Преподобным Сергием Радонежским. Митрополит часто навещал Сергия в Троицкой обители, советовался с ним, желал иметь его своим преемником. "Эти два великие подвижника, духовно соединенные узами любви и понимания, в полном единении работали на благо народа русского, всячески помогая духовному просвещению и строительству Земли Русской" (Н.Яровская «Преподобный Сергий Радонежский»).
Когда великокняжеский ярлык достался суздальскому князю, положение Москвы как ведущего политического центра, пошатнулось. А это неизбежно привело бы к новой полосе междукняжеских войн. Потому митрополит Алексий с боярами отправился в Орду и убедил ханов отдать ярлык московскому княжичу. Поначалу отец Евдокии не хотел сдаваться без боя, дважды московское войско изгоняло его из Владимира. Решив не доводить дело до кровопролития, князь Дмитрий Константинович вернулся в родной Суздаль, отказавшись от притязаний на Владимирское княжество. Взамен он попросил у москвичей помощи в борьбе с братом Борисом, захватившим принадлежавший ему Нижний Новгород.
Московская рать стала готовиться к походу на Нижний Новгород. Впереди войска было послано посольство от князя Дмитрия Ивановича, состоявшее всего из одного человека – Игумена Сергия Радонежского. Митрополит Алексий "неоднократно возлагал на Преподобного труднейшие политические поручения словом и убеждением усмирить распри удельных князей и привести их к признанию верховной власти князя Московского. И настолько было велико обаяние личности Преподобного, что самые упорные смирялись перед силою и мудростью его слова" (Н.Яровская «Преподобный Сергий Радонежский»). И хотя Борис не подчинился Москве, Новгород уступил брату.
В знак великого примирения князь Суздальский пригласил молодого московского князя в Нижний Новгород на пир, где познакомил с семьей. Его младшая дочь Евдокия сразу же приглянулась княжичу. По свидетельству современников, "с красотою лица соединяла она редкую душевную доброту". Ладная, голубоглазая, с длинной русой косой, она казалась особенно маленькой и хрупкой рядом с Дмитрием, обещавшим стать истинным богатырем. Суздальская княжна также не осталась равнодушной к статному московскому гостю. Мирный союз Дмитрия Московского и Дмитрия Суздальского, имевший большое значение для судьбы Русского государства, решили скрепить браком.
В воскресенье 18 января 1366 года стояли молодые Евдокия и Дмитрий под венцом, а венчал их митрополит Алексий. Много горя успели увидеть они детскими глазами, но оба возросли сердцем. В пору возмужания вступал теперь великий князь, и помочь ему в том могла молодая княгиня, о набожности и спокойном характере которой говорили многие.
Брак этих необыкновенных людей оказался на редкость удачным, хотя и совершился по сватовству. Летописец нашел удивительно трогательные слова, описывая супружескую жизнь великокняжеской четы: "Еще и мудрый сказал, что любящего душа в теле любимого. И я не стыжусь говорить, что двое таких носят в двух телах единую душу... ". Дмитрий и Евдокия жили "всегда в любви и в согласии", какими создал их Бог – двумя половинками одного яблока. Женская любовь и верность упрочала мужскую силу и доблесть. Любя Евдокия всегда именовала мужа "Свете мой светлый". Дмитрий же был радетелем о жене, детях, слугах.
Через год у них появился первенец Даниил, за ним родилась Софья, а в декабре 1371 года на свет появился будущий наследник великокняжеского престола Василий. Потом родились Юрий, Семен, Андрей, Мария, Анастасия, Петр, Иван и, наконец, последний сын – Константин в 1389 году.
Семья была большой, беспокойной. Муж, занятый государственными делами, редко бывал дома. Вся забота о малых детях лежала на плечах Евдокии. Подрастая, мальчики рано вступали во взрослую жизнь. Трехлетнему княжичу остригали прядь волос, сажали на коня, давали в руки оружие. Позже сыновья шли за отцом в военные походы, познавали коварство Орды и соседей. За детей, за супруга всегда болела душа Евдокии. По собственным словам ее, "немного испытала она радостей в супружестве за Димитрием". Но Евдокия Дмитриевна была великой княгиней и всецело разделяла намерения своего супруга.
Москвичам пришлась по сердцу кроткая правительница. Сразу же после приезда в столицу Евдокия имела печальную возможность проявить сострадание чужому горю. Москва еще не оправилась после Великого пожара. Вслед за ним вернулась "моровая язва", унесшая сотни жизней. "Многие домы совсем опустели; в иных осталось по младенцу". Стон и плач народа достигал княжеского терема, оставляя свой след в сердце юной княгини. За помощью и утешением люди шли к Евдокии. Великая княгиня на свои деньги хоронила москвичей, щедро одаривала погорельцев.
Под влиянием молодой жены Дмитрий занялся устройством столицы, строительством главной московской крепости – Кремля. Территорию его расширили, окружили зубчатыми белокаменными стенами. Строительство велось с такой быстротой, что уже через год облик столицы изумил современников. Каждый камень укладывали здесь навечно, с великой верой в неприступность твердыни. Именно в ту пору Москва получила свое вечное прозвание – "белокаменная". Крепость оснастили по последнему слову техники. С ее стен заговорили вскоре первые русские пушки.
Великая княгиня, с ранних лет полюбившая красоту владимиро-суздальских городов, потрудилась развить ее в Московском княжестве. Над Москвой-рекой появился златоверхий терем с разноцветными стекольчатыми окнами. Внутреннее убранство комнат стало декоративнее и пышнее. Стены были отделаны красным тесом и расписаны. Новое жилище очень отличалось от прежних покоев московских князей. И пошла златоглавая Москва строиться. Возвысились над ее полями и лесами купола церквей и соборов, поднялись стены каменных хором, дворы знати с избами простого люда вокруг них. Как радовалась Евдокия такой красоте, сколь приятен ей был вид Москвы новой, отстроенной. Город становился сильной крепостью.
Для Евдокии Святитель Алексий был незаменимым помощником. Она благоговела перед ним, видела в нем наставника для себя и для мужа. А после смерти митрополита, случившейся 12 февраля 1378 года, духовниками великокняжеской семьи стали Преподобный Сергий и Феодор Симоновский. Сергий Радонежский дважды становился крестным отцом их детей, сыновей Юрия и Петра. Всей душою князь и княгиня полюбили Сергия, часто бывали в гостеприимной Троицкой обители. "Его слово было словом сердца, и, может быть, главная сила его кратких убеждений заключалась в той незримой, но ощутимой благодати, которая излучалась из всего его обаятельного облика, умиротворяюще и ободряюще влиявшего на всех приходивших к нему" (Н.Яровская «Преподобный Сергий Радонежский»).
По поручению князя Дмитрия Сергий Радонежский основал два Дубенских монастыря, затем Стромынский, Московский Симонов монастырь и другие. Причем все места для монастырей Преподобный избирал сам лично, совершая все эти многоверстные передвижения пешком. Настоятелем Симоновского монастыря поставлен был Феодор, племянник Преподобного Сергия. Евдокия Дмитриевна вместе с супругом приезжала к игумену Феодору на исповедь. А князь доверял ему ответственные дипломатические поручения.
(продолжение следует)
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 17.06.2010, 20:44   #174
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Великая княгиня Евдокия (продолжение)

Иной стала Русь в пору правления Дмитрия Ивановича. Москва крепла с каждым годом. Князья сами приезжали в Москву мириться или уговариваться о дружбе с Дмитрием. Евдокия Дмитриевна помогала мужу собирать союзников, убеждала отца и братьев делом поддерживать великого князя. Постепенно главной заботой московского государя становилась борьба с Ордой.
В 1374 году для обсуждения отношений с Ордой московский князь собрал в городе Переяславле съезд "велик" князей. На важность съезда указывало присутствие на нем митрополита Алексия и Преподобного Сергия. Приехала в Переяславль и великая княгиня. Вскоре здесь родился третий сын Дмитрия и Евдокии, Юрий, и Преподобный окрестил младенца.
Союз русских князей очень не понравился хану Мамаю. Один за другим он стал посылать на Русь карательные отряды, а в 1378 году лично двинул свои войска в русские пределы. Но князь Дмитрий стремительным натиском нанес первое поражение татарам на реке Воже. Собрав всю Волжскую Орду, Мамай сговорился с литовским князем Ягайло и русским князем Олегом Рязанским, и летом 1380 года поставил свою ставку при устье реки Воронежа.
Князь Дмитрий собрал дружественных князей на военный совет. Вся Русь пришла в движение. К Успеньему дню собралось небывалое русское войско. 18 августа Дмитрий с князьями и воеводами отправился в Троицкую обитель за благословением Преподобного Сергия перед страшным боем. "Можно себе представить, сколь сурово и торжественно было это молебствие и напутствие!...Князь, в глубоком душевном волнении, внимал словам Преподобного и припал к ногам его для последнего благословения. Осенив его еще раз крестом, Преподобный тихо сказал ему: "Иде же, Господине, небоязненно. Господь поможет тебе на безбожных врагов, ты победишь враги твоя!" (Н.Яровская «Преподобный Сергий Радонежский»).




20 августа русские полки покидали Москву, направляясь к Дону. Вся Москва вышла провожать ратников. "Княгиня же великая Евдокия Дмитриевна… и других православных князей княгини, и многие жены воевод, и боярыни московские, и простых воинов жены провожали их и от слез и рыданий не могли вымолвить и слова, в последний раз целуя мужей своих. Князь же великий и сам едва удерживался от слез, не стал плакать при людях, но в сердце своем весьма прослезился. И, утешая княгиню свою, так сказал: "…Жена! Если Бог за нас, то кто против нас?". И сел на любимого коня своего, и все князья и воеводы сели на коней своих и выступили из города".
А великая княгиня взошла с воеводскими женами в терем, что стоял у Фроловских ворот, села под окнами и, глядя вслед удалявшемуся войску, горько воскликнула: "Господи Боже великий! Презри на меня, смиренную, удостой меня еще увидеть славного между людьми великого князя Димитрия Иоанновича! Крепкою рукою твоею дай ему победу на супостатов! " С того дня Евдокия молилась день и ночь, прося Богородицу о заступничестве за землю Русскую.
"Преподобный же, проводив князя, почти безвыходно пребывал со своею братией в церкви, посылая всю силу духа своего на помощь великому делу. Находясь в великом духовном подъеме, Преподобный в прозрении увидел необходимость еще раз укрепить мужество воинства и решил послать великому князю с собственноручной грамотой двух иноков, подвизавшихся в числе братии, Александра Пересвета (бывшего боярина Брянского) и Андрея Ослябя (боярина Любецкого)
Тем временем Дмитрий с воинством подошел к Дону, и воеводы заколебались — переходить ли им Дон, ибо в случае отступления путь будет отрезан. Потому можно себе представить, какое впечатление произвела весть о прибытии таких необычных посланцев с грамотой Преподобного, пророческой и указующей идти вперед. Великий Заступник Земли Русской как бы сам посетил и благословил на победу воинство русское. Посещение это в столь важную и решительную минуту повлияло на исход всей битвы. Теперь и самые слабые сердца запылали храбростью и жаждою подвига. Дмитрий, приняв личное начальство над воинством, смело повел свои полки на Куликово поле" (Н.Яровская «Преподобный Сергий Радонежский»).

8 сентября 1380 года. День Рождества Пресвятой Богородицы, день осеннего равноденствия. "Быть Руси или во мрак уйти"? Перед сражением молились. Читали "ратям" грамоту Преподобного. "И была долгая битва и злая сеча. Целый день бились, и пало бесчисленное множество с обеих сторон. И помог Бог великому князю Дмитрию Ивановичу, и Мамаевы поганые полки побежали, а наши устремились за ними и били и секли поганых без милости…". И видели праведные люди, как во время боя помогали русским воинам ангелы и святых мучеников полк, а во главе его – "воевода священного полка небесных вой архистратиг Михаил".
"Преподобный же в эти часы находился со всею братией в церкви, тело его было здесь, но духом он был там, где совершалась судьба России. Перед его духовными очами проходили все перипетии боя, он сообщал братии о ходе битвы, от времени до времени называя имена павших воинов, и тут же читал заупокойные молитвы за них. Наконец, он возвестил о совершенном поражении врагов и воздал со всею братией благодарение Богу".
Гонец, несший в Москву долгожданную весть, летел как на крыльях. Великая княгиня приказала звонить во все колокола и объявить москвичам о славной победе русских воинов. Встречали победителей 1 октября, в день Покрова. "Предсказание Преподобного Сергия исполнилось. По возвращении своем Дмитрий, уже во славе Донского героя, немедленно едет к Преподобному, чтобы вознести благодарение Господу и принять благословение Сергия. Трогательна была встреча. Вновь служили молебствие, но и панихиды..." (Н.Яровская «Преподобный Сергий Радонежский»).
После поражения Мамай собрал новое войско и продолжал угрожать Москве. Но судьба послала ему другого могущественного соперника. Из-за Волги пришел воинственный Тохтамыш и захватил Сарай. Мамай бесславно бежал в Крым и был убит. А новый хан стал готовиться к большому походу на Русь, держа в тайне его подготовку.
Нашествие Тохтамыша явилось новым страшным испытанием для Русской земли. Сил у Москвы для сражения не было, и князь Дмитрий ушел на север собирать полки. Он надеялся, что успеет прийти на помощь москвичам. Но на этот раз князья не выразили готовности объединиться, за что Русь заплатила большой кровью. Москва была взята и полностью разорена.
Великая княгиня оставалась в столице, она в очередной раз готовилась стать матерью. После рождения сына Андрея ей с детьми чудом удалось вырваться из Москвы. За ней снарядили погоню, и Евдокия едва избежала татарского плена.
По возвращении князь Дмитрий увидел страшную картину: " Святые церкви стоят разорены, словно осиротевшие, словно овдовевшие…". И надобно было все начинать сначала, и "князь великий повеле крестьянам дворы ставити и град делати".
Войны и невзгоды подточили силы Московского князя. В один из весенних дней 1389 года Дмитрий Иванович тяжко захворал. Накануне явилось в небе тревожное знамение – "в вечернюю зорю погибе месяц, и долго не бысть, паки явись пред ранними зорями". Уже на другое утро в Троицкую обитель помчался гонец из Москвы с недоброй вестью. И Преподобный Сергий, не мешкая, собрался в путь. За три дня до смерти супруга Евдокия родила последнего сына Константина. Думалось, радость поможет встать Дмитрию. Но душа его уже приблизилась к смерти, "и стоны вошли в сердце его..." Все последние дни рядом с Дмитрием находился Преподобный Сергий, облегчая его страдания. В присутствии Сергия и верных бояр великий князь составил духовную грамоту. Этой грамотой навсегда был установлен порядок престолонаследования от отца к сыну. И тем был положен еще один камень основания Русского государства. Княгине Евдокии отводилась великая роль хранительницы дела всей жизни великого князя, примирительницы и духовной опоры его сыновей. Грамота была скреплена подписью Преподобного.
Потом Дмитрий Иванович благословил старшего сына Василия на великое княжение и стал прощаться со всеми по очереди. Первое его слово было обращено к Евдокии: "Ты, дорогая моя княгиня, будь чадам нашим и отец, и мать. Наказывай их и укрепляй, делай все по заповедям Бога…". А детям отец сказал: "Благо будет, если между собой вы будете хранить мир и любовь. Я передаю вас Богу и матери. Не выходите из ее воли... Клянитесь не разрушать дом отцов своих и хранить материнское дыхание... Облегчайте тяготы земли вашей... Будьте приветливы к слугам вашим. Но, главное, не поступайте без совета с родительницей вашей". 19 мая славный князь Дмитрий Донской умер, ему было всего 38 лет. Осиротела Русская земля. Горькие слова страдания Евдокии по любимому мужу записал безвестный поэт: "Жизнь моя, почему ты оставил меня, почему я не умерла раньше тебя? Померк свет в моих очах. Кто его зажжет? Где ты, сокровище мое?.. Солнце мое, почему так рано заходишь? Месяц мой ясный, почему рано меркнешь?.. Осталась я за государя одна".
Но потеря супруга не сломила Евдокию Дмитриевну. Сердце государыни заботила судьба Москвы. Она оставалась воспитательницей большой семьи. Нужно было поднять на ноги малолетних детей. Да и старший Василий, взошедший на великокняжеский престол и ставший полновластным государем, нуждался в добром материнском совете.
В 1395 году мирная жизнь Москвы была нарушена тревожными слухами с южных рубежей. "Покоритель вселенной", грозный Тамерлан разбил Тохтамыша и теперь стремительно приближался к Москве. Великий князь Василий спешно собрал войска и вышел на берег Оки у Коломны. Столицу княжества он оставил на мать. Москва начала готовиться к обороне, но горожане пребывали в сильном волнении. И Евдокия Дмитриевна нашла спасительное решение. Она посоветовала митрополиту перенести в Москву чудотворную икону Владимирской Божьей Матери. Все жители Москвы и окрестных сел собрались у Владимирской дороги на Кучковом поле, встречая великую икону. Вместе со всеми молилась Евдокия, просила Божью Матерь спасти Русскую землю от новых безжалостных врагов. И горячая молитва не осталась без ответа. Согласно легенде, в тот самый час Тамерлан увидел во сне "Светозарную Жену", окруженную небесным воинством, и благоразумно повернул свои войска прочь, покинул Русь навсегда.
По завещанию мужа Евдокия Дмитриевна оказалась владелицей значительного имущества. Это позволило ей быть независимой, заниматься благотворительностью и всем сердцем отдаться радости созидания. И покровительница Москвы, укрепляя завоеванную жизнь, неустанно строила храмы. Самые талантливые мастера были ее опорой. Виднейший из них – Феофан Грек, византийский художник, обретший на Руси вторую родину. Княгиня, чуткая к искусству, одна из самых образованных женщин своего времени, наблюдала за его работой и вела с ним возвышенные беседы.
В Коломне княгиня Евдокия принимала участие в постройке Успенского собора. Она просила Феофана расписать храм и создать для его иконостаса ряд икон, в том числе и Донскую Богоматерь. Эта икона напоминала прихожанам о Куликовской битве. Одновременно княгиня строила несколько церквей и монастырей в Переяславле-Залесском.
В Москве по просьбе Евдокии Дмитриевны Феофан Грек расписал три храма. В память о победе 1380 года она распорядилась возвести в Кремле собор в честь Рождества Богородицы. И летописцы записали по этому поводу: "В 1393 году княгиня Авдотья, вдова Дмитрия Донского, построила церковь каменную, чудную. Украсила ее сосудами из золота и серебра так, как никто не украшал…". Художественные работы она доверила Феофану Греку и Симеону Черному.
В 1405 году стараниями Евдокии Дмитриевны "начали подписывать церковь каменную Святое Благовещение на князя великого дворе, а мастера были Феофан иконник Гречин, да Прохор старец с Городца, да чернец Андрей Рублев". Таково самое первое упоминание о Рублеве. В работе встретились великие мастера, создавшие великолепные фрески и грандиозный иконостас. Часть великих икон, перед которыми молилась Евдокия Дмитриевна, к счастью, сохранилась и до сих пор находится в этом соборе.
По преданию, незадолго до смерти великая княгиня Евдокия удостоилась знамения. Она увидела небесного вестника, возвестившего о ее близком конце. И так была поражена его лучезарным ликом, что утратила речь. Знаками Евдокия призвала к себе иконописца, который изобразил бы на доске виденного ею ангела. Дважды она отклоняла работу. И только в третий раз, когда живописец написал лик Архангела Михаила, Евдокия признала его и заговорила.
Даже в последние дни жизни Евдокия Дмитриевна продолжала трудиться. Она приняла решение основать женский монастырь и тем содействовать распространению иноческого женского общежития. Когда монастырь был вполне устроен, Евдокия Дмитриевна поселилась в нем и, чувствуя приближение смерти, 17 мая 1407 года приняла постриг. Три дня спустя княгиня заложила в обители новую каменную церковь Вознесения. Отныне она звалась Евфросиния, что по-гречески значит "радость". Это слово часто звучало в речах Преподобного Сергия, обращенных к ученикам и приходящим к нему. Звучало и в наставлениях к труду, и в молитве, исполненной радости духа, и в радости несения подвига.
7 июля 1407 года великая княгиня Евдокия-Евфросиния скончалась. Вся Москва, столь любимая княгиней, скорбела по своей "царице". Летописцы славили ее ум, христианские добродетели, верность долгу, заслуги в церковном строительстве. Позднее Православная церковь провозгласила Евфросинию Московскую святой и стала отмечать ее память 7 (20) июля.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 18.06.2010, 23:42   #175
pavel
Активный участник
 
Регистрация: 16.08.2007
Сообщений: 848
По умолчанию Re: Женщины мира

Уважаемые форумчане!

По материалам данной темы создана электронная книга "Женщины мира",
которую Вы можете скачать на Главной странице нашего форума,
кликнув по ссылке "скачать книгу: "Женщины мира".

Книга будет регулярно обновляться по мере наполнения материала.
Об этом будет сообщено в данной теме.


С уважением, администрация.
__________________
"Друзья, повторяю — держите мысли чистыми!" (Общ., 23)
pavel вне форума  
Старый 22.06.2010, 15:09   #176
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,444
По умолчанию Re: Женщины мира

Царица Сююмбике (Казанская царица)
одна из первых женщин-мусульманок в истории исламского мира,
которые выполняли роль главы государства.
«Сююмбике, как народная героиня Франции Жаннна д'Арк, как величественна статуя Свободы на заливе Атлантического океана в США, имеет символическо значение для татарского народа. Сююмбике это не только историческая личность, это символ свободы и самостоятельности татарского народа» (М.Хасанов).
Вообще-то казанскую царицу звали Сююн, а «Сююмбике» - «Любимой госпожой» - ее прозвал народ за то, что она пыталась вникнуть в его тяготы и, по возможности, ослабить их.
Сююн была дочерью знатного ногайского бека Юсуфа и выросла в степи. В те годы у казанских ханов появилась мода - искать жен в ногайских юртах. Вся степь от Кубани до Казахстана была заселена родственниками: знатные вельможи заключали между собой династические браки. Молодые девушки с большой неохотой покидали родные степи, жизнь в каменных ханских палатах казалась им скучной, к тому же она была полна придворных интриг. Не все справлялись с такими психологическими нагрузками. Но Сююн с детства росла смышленым ребенком, со своенравным "мужским" характером. Ханы на казанском престоле долго не задерживались, своей смертью практически никто не умирал: каждый из них рано или поздно становился жертвой политических интриг.
Во второй трети XVI века основная борьба за власть в Казанском ханстве развернулась между московской и крымской группировками. Когда в 1549 году умер хан Сафа, наступило междувластие, как описывает "Казанский летописец", "и по смерти цареве восста брань велика в Казани..." Кто станет следующим ханом? У Сафы-Гирея было три сына: старшие Мубарак и Булюк жили в Крыму, а трехлетний Утямыш с матерью Сююн - в Казани. Ханская гвардия во главе с крымским полководцем Кучаком (Кощаком) поставила на Утямыша.
Царица безумно любила своего мужа Сафу-Гирея и после его смерти не переставала печалиться о нем. Но помощь Кучака она приняла. Так трехлетний Утямыш стал ханом, а Сююн регентшей при нем. Политика продолжалась такая же, как и при Сафе, - ориентация на Крым с опорой на иноземное войско. Однако регентша успела провести некоторые реформы, освободив крестьян, мелких ремесленников и торговцев от удушающих налогов, за что народ ее и прозвал "Сююмбике", а историки - "крестьянской царицей".
Правила Сююмбике недолго - всего два года.
Политические ветры сменились, и верх стала одерживать московская партия. Кучак пытался бежать в Крым, но был пойман. Арестовали и царицу с малолетним сыном, отправив в "почетный плен" в Москву. Народная молва интерпретировала эти события по-своему. После взятия Казани русскими войсками Сююмбике, чтобы не сдаваться захватчикам, якобы бросилась с башни, которая сегодня носит ее имя. На самом деле ее увезли в Москву еще в 1551 году, за несколько месяцев до падения столицы Казанского ханства. Источники говорят, что перед отправкой в Москву царице разрешили побывать на могиле мужа Сафы и попрощаться с народом. Какие слова говорила Сююн над надгробным камнем и какую речь держала перед казанцами, неизвестно. Однако существует фольклор, в котором представлены и "Плач Сююмбике", и ее "Прощальное слово".
Слушать их без внутреннего содрогания невозможно - с таким эмоциональным надрывом они звучат... Как протекала жизнь пленницы в "почетной ссылке"? Понятно, что она не бедствовала, но морально была сильно подавлена. Сююн молила лишь об одном - отпустить ее к отцу в ногайские степи, но получила отказ. Как ни сопротивлялась и ни отбивалась, ее все же сосватали за старого и безобразного касимовского хана Шаха-Али, который благодаря поддержке Москвы воцарился на казанском престоле. Сын царицы Утямыш был крещен и получил новое имя - Александр Сафакириевич, прожил он всего 20 лет.
Когда и где умерла Сююмбике, - на этот счет существуют разные версии. Профессор Урманчеев их систематизировал и пришел к выводу, что наиболее вероятная дата ее смерти - 1557 год, пленнице тогда было 38 лет. В Касимове, в мавзолее Шаха-Али обнаружен неизвестный надгробный камень. Возможно, под ним и захоронена "крестьянская царица".
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Старый 07.07.2010, 17:45   #177
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,444
По умолчанию Re: Женщины мира

Святая мученица Татиана.


Родилась св. Татьяна в Риме около 200-го года по Р.Х. Родители её были богатые и знатные граждане, которые в тоже время были и тайные христиане.
Трудно тогда было быть христианином. Рим был полон языческих храмов, и общественная жизнь была тогда тесно связана с религией. Возвращались ли римские легионы после победы над врагами, - все должны были приносить жертвы богам. Вступал ли на престол новый император, - все шли в храмы и воскуряли фимиам перед “гением императора”. Начинался ли новый год, - всем следовало умилостивить богов жертвоприношениями. А сколько было других случаев в жизни, когда нужно было на виду у всех показать, что ты не безбожник, что ты чтишь богов, что ты исполняешь все обряды народной религии!
Казалось бы, велика ли важность бросить щепотку фимиама на жертвенник или поклясться гением императора, - но христиане и это считали изменой Христу, актом отречения от Него и потому под разными предлогами старались уклониться от участия в общенародных праздниках; им приходилось таиться и скрывать свою веру в истинного Бога. Когда же вспыхивало очередное гонение на христиан, когда их принуждали открыто, при всех, похулить Христа и принести жертвы идолам, тогда даже и тайные христиане объявляли о своей вере, терпели страдания и лишались жизни, как это и случилось с отцом святой Татьяны.
Татьяну с самых ранних лет родители стали приучать к благочестию. Они брали её с собою на тайные богослужения, совершаемые ночью в катакомбах. Пробираясь по узким коридорам катакомб, едва освещённым масляными лампами, она видела, что стены этих коридоров хранят в себе мощи мучеников, тела усопших в вере и преданности Христу. В дни их памяти она слышала гимны, прославлявшие их подвиги, и трепетным сердцем внимала рассказам об их святой жизни и страданиях. Ей самой захотелось быть такой же, как эти святые мученики, так же любить Христа и так же отдать за Него жизнь.
Часто, ещё будучи маленькой девочкой, Св. Татьяна, проснувшись среди ночи, поднимала руки и приносила Богу свои детские молитвы:
- Я хочу быть святой, - шептала она. - Научи меня, Господи, не любить ничего и никого так крепко, как Тебя! Научи меня, Господи, делать только то, что Тебе угодно; сделай меня Твоей служительницей! Когда св. Татьяна выросла, эта её мечта исполнилась. За свою благочестивую жизнь, за свою преданность Богу и постоянную готовность что-то сделать для других она была посвящена в диаконисы. В её обязанности входило учить вере оглашенных женщин и девушек, готовить их к святому Крещению, прислуживать при совершении этого таинства, заботиться о бедных, о больных и сиротах.
В это время опять вспыхнуло в Риме гонение на христиан. Велено было, чтобы все граждане принесли жертвы богам, и хватали всех, кто отказывался исполнить это веление. Среди схваченных оказалась и св. Татьяна.
- Принеси жертву Аполлону! - сказали ей. Вместо этого св. Татьяна стала молиться Христу. И вдруг земля заколебалась, статуя Аполлона упала и разбилась на мелкие куски, стены храма задрожали, и послышались стоны.
- Это стенают духи зла и лжи, - сказали про себя христиане, - чувствуют они, что приходит конец их обманам. Между тем св. Татьяну повлекли на место пыток. Там её стали бить по лицу и терзать железными крючьями. Мужественно перенося страдания, Святая Дева молилась за своих мучителей и просила Господа открыть им душевные очи и научить истине. Молитва её была услышана: небесный свет озарил их, и они увидели четырёх ангелов, окружавших святую. Тогда они пали к ногам Святой Татьяны и стали молить её:
- Прости нас, служительница истинного Бога! Прости нас, ибо не по нашей воле мы терзали тебя. Разозлённые судьи приказали тотчас же схватить этих раскаявшихся воинов и предать их смерти. Новообращённые мученики громко славили Христа и после короткого, но жестокого мучения все они, числом восемь, были усечены мечём и отошли к Господу, приняв крещение в собственной крови.
На другой день сам правитель Рима Ульпиан взялся судить св. Татьяну. Когда её привели из темницы, все были поражены тем, что на ней не было видно даже и следа от вчерашних мучений. Лицо её было спокойно и радостно. Ульпиан стал убеждать Св. Деву принести жертву богам, но она отказалась. Тогда он приказал обнажить её и острыми бритвами резать ей тело. Как знамение её чистоты, из ран вместе с кровью истекло молоко, и воздух наполнился благоуханием, подобным благоуханию св. мира, ибо Татьяна, подобно св. миру была исполнена Святого Духа.
Затем её растянули на земле и долгое время били жезлами так, что сами мучители быстро теряли силы и часто сменялись. Она же оставалась непоколебимой, так как ангелы Божии, как и прежде, невидимо стояли около неё, ободряли её и отводили от неё удары на тех, кто пытался причинить ей страдания. Наконец, девять из числа палачей пали мёртвыми, а остальные, еле живые, остались лежать на земле неподвижно.
Святая же, встав, обличила во лжи самого судью и его служителей, говоря, что боги их - бездушные идолы, она же служит единому истинному Богу, творящему чудеса.
Так как уже приближался вечер, то Святую отправили обратно в темницу. Там она провела ночь, молясь Господу и воспевая Ему хвалу. Небесный свет озарял её, и ангелы Божии славословили Господа вместе с ней. Утром её снова привели на суд и снова все были поражены её прекрасным видом. В этот день святая сокрушила своей молитвой храм богини Дианы и снова претерпела за это страшные мучения. На другое утро св. Татьяну привели в цирк и выпустили на неё атласского льва. Арена Колизея, как и арены многих других римских цирков, была уже обильно напоена мученической кровью. Постоянно совершались там кровавые зрелища: бестрепетных христианских мучеников отдавали на растерзание зверям. Но теперь на эту же арену была брошена дочь одного из знатнейших и уважаемых римлян. Это сильней обычного возбуждало всеобщее любопытство.
Однако, на удивление всем, выпущенный из клетки лев не растерзал Святую. Вместо этого, он ласкался к ней и покорно лизал ей ноги. Толпа, подумав, будто это был какой-то ручной или слабосильный лев, заволновалась и потребовала, чтобы его убрали с арены. Некоторые зрители, возглавляемые одним знатным сановником, кинулись исполнять пожелание толпы. Но лев, кинувшись на сановника, тут же растерзал его. После того Святую Татьяну увели с арены и снова подвергли мучениям; наконец, её бросили в огонь. Но огонь не коснулся не только её святого тела, но даже и роскошных волос, которыми, как плащом, святая мученица прикрывала свою наготу во время мучений. Язычники пришли тогда к заключению, что чудеса эти совершаются только силой волос Татьяны. Её остригли и заключили в храм Зевса.
Когда на третий день в храм пришли жрецы, они увидели, что идол Зевса лежит разбитый на мелкие кусочки, а святая пребывает в радости, молясь Богу. Тогда Ульпиан произнёс смертный приговор, и Св. Татьяна была обезглавлена. Вместе с ней был казнён и её отец, объявивший себя христианином. Видя страдания своей дочери, он не пожелал оставаться тайным христианином и решил пострадать вместе с ней. Произошло всё это в 225 году.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Старый 07.08.2010, 16:03   #178
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Графиня Евдокия Петровна Ростопчина, в девичестве Сушкова, 23 декабря 1811г. (4 января 1812г.) — 3 (15) декабря 1858г. — известная русская поэтесса, драматург, прозаик, переводчица

Е. П. Ростопчина. Акварель П. Ф. Соколова

Евдокия Петровна Ростопчина родилась в 1811 году. Домочадцы называли ее Додо, Додо Сушкова. Своей матери девочка почти не помнила — ей было около 6 лет, когда та умерла от чахотки. Отец находился в постоянных служебных разъездах, и Додо жила в семье родственников Пашковых. Ее любили, баловали, не жалели денег на учителей и воспитателей, но свое сиротство девочка чувствовала. Впечатлительная и чуткая ко всему окружающему, она была спокойной и счастливой лишь в большом заросшем саду старой усадьбы Пашковых на Чистых прудах. Заросли сирени и лунные пятна на дорожках стали тем зачарованным царством, в тиши которого явились первые рифмы. Тогда Додо было лет 11—12.
На детских праздниках она выбрала себе в друзья не сверстницу в локонах, а неразговорчивого мальчика с сумрачными глазами, который приезжал с бабушкой. Его звали Мишель Лермонтов. В 16 лет на первом балу в доме у Голицыных, где все танцуют и веселятся, робкая дебютантка в задумчивости стоит в стороне: с ней только что беседовал взрослый и очень интересный человек. Его звали Александр Сергеевич Пушкин. Потом, по прошествии времени, Додо вспоминала каждое пушкинское слово. «Он дум моих тайну разведать желал», — возвращаясь мыслями к этой встрече, напишет она. О своем отношении к Пушкину Евдокия Петровна однажды сказала кратко: «боготворила — всегда».
Увлеченность девушки стихами нарастала. Молва о талантливой девушке распространялась, как и ее литературные опыты, ходившие в списках по рукам. Стихи нравились — ясность, музыкальность и искренность строк пленяли сердца. Все героическое, возвышенное находило в душе девушки горячее сочувствие. Название ее стихотворения «К страдальцам — изгнанникам» красноречиво говорило об отношении автора к сибирским узникам - декабристам:

Хоть вам не удалось исполнить подвиг мести
И рабства иго снять с России молодой,
Но вы страдаете для родины и чести,
И мы признания вам платим долг святой
.

Эти строки юная поэтесса читала тем, кому доверяла, ближайшим друзьям —Михаилу Лермонтову и Николаю Огареву. Оба они стали не только поклонниками поэтического дарования и доверенными сокровенных мыслей Додо, но и ценителями ее необыкновенного очарования: Огарев томился безответной любовью, а Лермонтов написал ей свое первое посвящение «Умеешь ты сердца тревожить...»
Однажды добрый знакомый Сушковых Петр Андреевич Вяземский заглянул в заветную тетрадь Додо. Удивленный и восторженный, он тайно переписал стихотворение «Талисман» и послал его в Петербург А.Дельвигу, редактору альманаха «Северные цветы». У того по прочтении не было никакого сомнения относительно публикации «Талисмана». Авторство не указывалось: стихосложение отнюдь не считалось похвальным занятием для барышни - дворянки. Но главное произошло: в 1831 году на страницах российской печати состоялся многообещающий поэтический дебют.
Весть о том, что Додо Сушкова выходит за графа Андрея Ростопчина, сына градоначальника, удивила всю Москву - никаких привязанностей между молодыми людьми не замечали. Свадьба состоялась 28 мая 1833 года. И ее муза будто онемела — ни слова о событии, столь значимом в жизни женщины. И лишь многим позднее Ростопчина обмолвится о той весне, «весне без соловья, весне без вдохновенья». Устами своей героини она скажет грустную правду: «Она вошла в мужнин дом без заблуждений... но с твердой, благородной самоуверенностью, с намерением верно и свято исполнять свои обязанности — уже не мечтая о любви, слишком невозможной, но готовая подарить мужу прямую и высокую дружбу».
Три года Ростопчину не видели ни в Москве, ни в Петербурге: она не появлялась в свете. До редакторов литературных журналов доходили лишь ее письма с текстами новых стихов.
В 1834 году И.В. Киреевский, литературный критик и публицист, в статье «О русских писательницах» сказал о ней как «об одном из самых блестящих украшений нашего общества, о поэте, имя которой, несмотря на решительный талант, еще неизвестно в нашей литературе».
Впечатления и переживания Ростопчиной выливались в удивительно легкие, звучные строки. Недаром многие ее стихотворения были положены на музыку Глинкой, Даргомыжским, А. Рубинштейном, Чайковским. Печатались ее стихи и в песенниках. Всех подкупала особая интонация, сердечность ее стихов. Они стали появляться в журналах все чаще. Прочитав в «Московском наблюдателе» стихотворение «Последний цветок», Вяземский, «первооткрыватель» таланта Додо Сушковой, писал А.И. Тургеневу: «Каковы стихи? Ты думаешь, Бенедиктов? Могли быть Жуковского, Пушкина, Баратынского; уж, верно, не отказались бы они от них. И неужели не узнал ты голоса некогда Додо Сушковой?.. Какое глубокое чувство, какая простота и сила в выражении и между тем сколько женского!»
Стихотворение «Последний цветок» написано глубокой осенью 1839 года, когда кончалось деревенское заточение и впереди Евдокию Петровну ждал блеск имперского Петербурга.
На берегах Невы Ростопчина сразу же вошла в большую моду. Вот что писал по этому поводу ее брат С.П. Сушков: «Она никогда не поражала своею красотою, но была привлекательна, симпатична и нравилась не столько своею наружностью, сколько приятностью умственных качеств. Одаренная щедро от природы поэтическим воображением, веселым остроумием, необыкновенной памятью при обширной начитанности на пяти языках… замечательным даром блестящего разговора и простосердечной прямотой характера при полном отсутствии хитрости и притворства, она естественно нравилась всем людям интеллигентным».
Евдокия Петровна была всегда желанной гостьей в тех столичных салонах, которые отличались интеллектуальностью бесед. Такой салон в первую очередь был у Карамзиных, с семейством которых Ростопчина очень сблизилась. Широко и хлебосольно принимала и она. Всех, кто был тогда в Северной Пальмире талантлив, значителен, известен, можно было встретить на ее вечерах. Жуковский, Крылов, Гоголь, Одоевский, Плетнев, Соллогуб, Александр Тургенев, Глинка, Даргомыжский. Этот список дополняли и европейские знаменитости: Ференц Лист, Полина Виардо, Фанни Эльслер, Рашель.
Александр Сергеевич Пушкин, которого часто видели в салоне Ростопчиной на Дворцовой набережной, в последний раз был у нее за день до дуэли. Выстрел на Черной речке для Ростопчиной, как и для многих, стал трагедией, которая унесла какую-то важную часть собственной жизни. В своем большом стихотворении, посвященном памяти поэта, она писала, чем он был для нее: «…смесь жизни, правды, силы, света!» А спустя год после гибели Пушкина Ростопчиной передали плотный пакет от Жуковского, сопровожденный следующей запиской: «Посылаю Вам, графиня, на память книгу... Она принадлежала Пушкину; он приготовил ее для новых своих стихов... Вы дополните и докончите эту книгу его. Она теперь достигла настоящего своего назначения». Евдокия Петровна держала в руках последнюю тетрадь Пушкина — ту, в которой так горестно, так непоправимо осталось много чистых листов. Ростопчина была потрясена. Казалось, что всей жизни не хватит, чтобы оправдать этот по-пушкински щедрый аванс. Ее стихи, переданные Жуковскому, выражают и смятение, и восторг:
И мне, и мне сей дар! — мне, слабой, недостойной,
Мой сердца духовник пришел его вручить,
Мне песнью робкою, неопытной, нестройной
Стих чудный Пушкина велел он заменить


Весной 1838 года, взяв заветную пушкинскую тетрадь, Евдокия Петровна решила перебраться в село Анна, имение своего мужа, где три года плодотворно работала как над стихами, так и над прозой. В 1839-м две ее повести «Чины и деньги» и «Поединок» вышли отдельной книжкой под общим названием «Очерки большого света». Их главная тема — право женщины на любовь по собственному выбору. Семейная жизнь Ростопчиной, по признанию Евдокии Петровны, была «лишена первого счастья — домашней теплоты». Она пыталась свыкнуться с душевным одиночеством и сознательно уходила от привязанностей, которые могли бы украсить ее жизнь. И все-таки слишком велико было искушение почувствовать себя влюбленной и любимой.
Долгий и мучительный под конец роман связывал Ростопчину с Андреем Карамзиным, младшим сыном известного историографа, добрым знакомым Пушкина и приятелем Лермонтова. Этот роман обсуждался в свете, но Ростопчина была безоглядной в своем чувстве, хотя и понимала, что у него нет будущего. От этой связи она родила двоих дочерей, которые воспитывались в Женеве и носили фамилию Андреевы. Дальнейшее подтвердило справедливость предвидения Ростопчиной «всегда за радостью встречала горе я». Охлаждение Карамзина, а вслед за тем известие о его предстоящей женитьбе на красавице Авроре Демидовой Ростопчина восприняла с мужеством и великодушием искренне любящей женщины.

Прости, прости!.. Одной мольбою.
Одним желаньем о тебе
Я буду докучать судьбе:
Чтобы избранная тобою
Любить умела бы, как я...


Трагическая гибель Карамзина, который добровольцем ушел на Крымскую войну, потрясла Ростопчину.
В феврале 1841-го в Петербурге появился прибывший в отпуск Михаил Лермонтов. И Додо, и Мишелю было о чем поговорить, на что пожаловаться и чем утешить друг друга. Они — свои. Мишель узнал, что этот год у Додо особенный: выходит первый том ее сочинений, подготовленный братом Сергеем Сушковым. Позже Михаил Юрьевич попросит свою бабушку прислать ему в Пятигорск этот томик с именем автора на обложке, именем, говорившим ему так много.
Во время следующей встречи с Додо Мишель признался ей, что его мучают тяжелые предчувствия. У Ростопчиной сжалось сердце, но она не подала вида и даже пыталась подтрунивать над мнительностью друга. Стараясь отвлечь его, она протянула Мишелю альбом — несколько строк на память. Потом под впечатлением этой встречи Додо написала стихотворение, где одна строчка звучит как заклинание: «Он вернется невредим…»
Вспоминая покидающего ее дом Лермонтова, Ростопчина писала: «Я одна из последних пожала ему руку». Думала — до встречи. Оказалось — на вечную разлуку"...

В 1847 году Ростопчиными был куплен дом на Садовой, куда граф Андрей Федорович перевез богатейшую картинную галерею, собранную его отцом. Здесь было около трех сотен картин: Рембрандт, Рубенс, Тициан, Доу... Великолепная отделка, мраморные статуи, работы итальянских мастеров, громадная библиотека — особняк на Садовой стал жемчужиной Москвы, а с 1850 года — музеем. Супруги открыли двери для всех желающих. «Толпы хлынули на Садовую, несмотря на морозы», — вспоминали старожилы.
Начинающие таланты всегда находили у Ростопчиной горячую поддержку. На ее «субботах» молодой драматург Александр Островский читал своего «Банкрота», так первоначально называлась пьеса «Свои люди — сочтемся». «Что за прелесть «Банкрот»! Это наш русский «Тартюф», и он не уступит своему старшему брату в достоинстве правды, силы и энергии. Ура! У нас рождается своя театральная литература», — с восторгом пишет Ростопчина. Она щедра на похвалу. Все, что идет на пользу русскому искусству, литературе, встречается ею с горячим энтузиазмом и защищается от несправедливых нападок. «Я не понимаю вообще, как люди могут питать вражду или досаду друг на друга за то, что не все видят, чувствуют, мыслят и верят одинаково. Терпимость во всем, особенно в области искусства, — вот для меня главное и необходимое условие сближения, приязни, дружбы…»
Последний, московский, период жизни Евдокии Петровны был заполнен интенсивной работой. Ее произведения — роман в стихах, пьесы, проза — печатались практически в каждом журнале и альманахе. В 1856 году вышел в свет первый том собраний ее сочинений, предпосланный такими словами критика: «Имя графини Ростопчиной перейдет к потомству как одно из светлых явлений нашего времени... В настоящую минуту она принадлежит к числу даровитейших наших поэтов».
…Летом 1857 года Ростопчины, отдыхая в своей подмосковной усадьбе Вороново, навестили соседей. За ужином домашний врач хозяев, сидевший напротив Евдокии Петровны, обратил на нее особое внимание, а по окончании вечера просил кого-нибудь из близких людей предупредить Ростопчина: «Его жена опасно больна. У нее все признаки рака». Евдокия Петровна и сама предчувствовала приближение конца. Но дух ее был неукротим. Разговор с ней заставлял забыть, что перед ним человек, дни которого сочтены.
В конце жизни судьба подарила Евдокии Петровне еще одну знаменательную встречу. Узнав, что по России путешествует Александр Дюма, с которым давно состояла в переписке, она, не скрывая своей болезни, написала ему о том, что хотела бы повидаться. Понятно, с каким смятением писатель отправился на Басманную: свидание с умирающей — что может быть тягостнее. Но через несколько минут Дюма уже был покорен, как он выражался, «очаровательною больною». Время прошло в увлекательнейшем разговоре, обмене мыслями и планами. Ростопчина обещала докончить работу над воспоминаниями о Лермонтове, о которых он просил ее. Кроме того, она решила перевести для французских читателей стихотворение Пушкина «Во глубине сибирских руд», которое, как услышал от нее Дюма, «не было и никогда не сможет быть напечатано на русском языке».
Много позже в «Русской старине» за 1882 год были опубликованы строки Дюма о Ростопчиной, «об уме этого милого, остроумного и поэтического друга одного дня, воспоминание о котором я сохраню во всю жизнь». В конце декабря 1858 года Дюма получил от Евдокии Петровны все, что она обещала. Была еще и маленькая записка: «Когда вы получите мое письмо, я буду мертва или очень близка к смерти». Случилось первое. Ростопчина скончалась 3 декабря 1858 года, была отпета в церкви Петра и Павла, и похоронена на Пятницком кладбище.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 19.08.2010, 22:36   #179
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Вера Менчик (16 февраля 1906 — 27 июня 1944) –легенда женских шахмат, первая и восьмикратная чемпионка мира по шахматам.



Родилась Вера Францевна Менчик 16 февраля 1906 года в Москве. Отец ее был чехом, а мать англичанкой. До пятнадцати лет девочка с родителями жила в России. В шахматы она научилась играть в девять лет, и учил ее отец.
В пятнадцать лет вместе с семьей она переехала в Англию в город Гастингс, который славился своими шахматными обычаями, а, кроме того, там имелся свой шахматный клуб. Когда-то на женщин, играющих в шахматы, смотрели, как на что-то удивительное, не соответствующее полу и предназначению женщины. Но именно в это время в Англии началось движение феминисток - женщины только начинали бороться за равные права с мужчинами. Поэтому появление Веры Менчик в клубе на лекциях гроссмейстера Г. Мороци всеми было воспринято более спокойно, и 1923 году Вера стала членом Гастингского шахматного клуба.
В 1925 году она выиграла 2 матча у чемпионки страны Э.Прайс, а в последующие два года победила в открытых чемпионатах Великобритании среди девушек. Эти победы принесли Менчик большую известность, и она смогла претендовать на звание чемпионки мира.
В 1927 году в Лондоне состоялся первый чемпионат мира среди женщин по шахматам, который собрал 12 участниц из разных стран мира, на котором Вера играла за Россию. Результат был удивительным, Менчик выиграла 11 партий, а одну свела к ничьей, и стала первой женщиной - чемпионкой мира по шахматам.

В последующих турнирах с 1930 по 1939 год она еще шесть раз подтверждала свое звание. Еще дважды она выиграла первенство его в матчах с немецкой шахматисткой С. Граф. В общей сложности Вера Менчик сыграла 103 партии и выиграла 90, проиграв только 4.
Такая ее игра не оставила равнодушными шахматную общественность, и Вера стала участвовать в мужских турнирах. Конечно, ей было нелегко, и она зачастую оказывалась в нижней части турнирной таблицы, но нельзя забывать, что Вера играла с лучшими из лучших шахматистов.
В 1929 году Веру Менчик пригласили на грандиозный турнир в Карловы Вары. В нем участвовал 21 мужчина, среди которых были такие, как Мароци, Капабланка, Боголюбов, Рубинштейн, и только одна женщина. Это был рискованный эксперимент. Накануне этого турнира гроссмейстер Кмох неосторожно пошутил, что если Вера Менчик наберет более трех очков, то он поступит в женский балет. Вера набрала именно три очка.
Обстановка на турнире была дружеской, все игроки часто собирались в кафе «Шютцен-Хауз», вот там-то неосторожный профессор Беккер заявил:- «Господа, у меня хорошая идея. Предлагаю организовать «клуб имени Менчик. Право быть членами этого «клуба» получают те, кому «удастся» проиграть партию Менчик. В случае ничьей – только «кандидат в члены».
В результате, в третьем туре профессор проиграл Вере, а вечером, в кафе, дружно хохоча, игроки заявили профессору Беккеру, что он избирается президентом «клуба имени Менчик». Впоследствии его членами стали еще 147 человек, и кандидатов набралось еще столько же.
Девять раз Вера Менчик играла с Капабланкой, два с Ботвинником, восемь раз с Алехиным. Очень не повезло при игре с Менчик гроссмейстеру Эйве, он дважды проиграл чемпионке мира.

Сейчас уже многое забыто, но в 1928 году Россия была главенствующей державой в шахматах. Чемпионом мира был Алехин, а чемпионкой Менчик, чемпионом Шахинтерна - Ильин-Женевский, чемпионом же ФИДЕ был Боголюбов.
В жизни Вера Менчик была очень спокойной женщиной, наверное, поэтому игра ее не отличалась яркими комбинациями, но они всегда были продуманы и четки. Жизнь ее оборвалась трагически, первая чемпионка мира по шахматам вместе с сестрой и матерью погибла в 1944 году при бомбежке Лондона, прожив всего 38 лет. Несмотря на то, что большую часть жизни она провела в Англии, Вера считала себя русской и часто приезжала в Россию, она очень хорошо говорила по-русски.
В память о Вере Менчик, кубок для команды победительницы в женских турнирах по шахматам носит ее имя.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 12.10.2010, 21:28   #180
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Лиза Мейтнер (17.11.1878г. — 27.10.1968г.) — австрийский физик и радиохимик, исследователь в области ядерной физики, ядерной химии и радиохимии



7 ноября исполняется 132 года со дня рождения женщины, внесшей огромный вклад в развитие ядерной физики.
Имя Лизы Мейтнер, одной из первых прославленных женщин-ученых, менее известно в России, чем, например, имена Софьи Ковалевской или Марии Склодовской-Кюри, однако ее роль в процессе становления ядерной физики как самостоятельной отрасли науки трудно переоценить.
Лиза Мейтнер родилась 7 ноября 1878 в Вене третьим из восьми детей в еврейской семье. Как случалось тогда со многими молодыми женщинами, искавшими себя в науке, родители были против её поступления в университет, однако Мейтнер настояла на своём, и 1901 году поступила в Венский университет, где начала изучать физику под руководством Людвига Больцмана и Франца Экснера. В 1905 году она первой среди женщин в университете получила степень в области физики, после чего отправилась в Институт кайзера Вильгельма в Берлин, чтобы начать изучение химии под руководством Макса Планка.
В этом Институте с 1912 года Лиза начала свою научную деятельность в лаборатории Отто Гана в качестве приглашенного исследователя, а с 1918 года возглавила физический отдел. Одновременно с этим Мейтнер работала в Берлинском университете.
Работы Лизе Мейтнер относятся к областям ядерной физики и ядерной химии. Вместе с Ганом Лиза разработала метод выделения продуктов aльфа-распада (1909), установила наличие моноэнергетических групп в спектрах бета-лучей (1911) и показала, что они являются результатом внутренней конверсии гамма-лучей.
В 1917 году Ган и Мейтнер открыли первый долгоживущий изотоп протактиния.
В 1923 Лиза открыла безизлучательный переход
, получивший название эффект Оже в честь французского исследователя Пьера Виктора Оже, который независимо открыл его в 1925 году.

В 1926 году Мейтнер стала профессором Берлинского университета. Она оказалась первой женщиной в Германии, достигшей таких высот в науке.
После открытия нейтрона в 1932 году возник вопрос о создании трансурановых элементов. Началось соревнование между Эрнестом Резерфордом из Англии, Ирен Жолио-Кюри из Франции, Энрико Ферми из Италии, и Лизой Мейтнер вместе с Отто Ганом из Берлина. Все они считали, что это будет абстрактное исследование, за которым последует Нобелевская премия. Ни один из них не предполагал, что эти исследования закончатся созданием ядерного оружия.
После установления фашистского режима Лизе Мейтнер, еврейка по национальности, стала подвергаться преследованиям со стороны властей и была вынуждена эмигрировать из страны. При этом её чуть было не задержали на границе, т.к. из-за еврейского происхождения у неё не было действительного паспорта. Только благодаря счастливой случайности Мейтнер сумела пересечь границу с Голландией.
Лиза Мейтнер продолжила работу в институте Манне Сигбана в Стокгольме, но, вероятно из-за предвзятого отношения к женщинам-учёным у Сигбана, работала она, не получая никакой поддержки.
В ноябре Ган и Мейтнер тайно встретились в Копенгагене для того, чтобы обсудить новую серию экспериментов, для этой цели они также обменивались письмами. В лаборатории Гана в Берлине были проведены эксперименты по доказательству расщепления ядра. Из сохранившейся переписки следует, что Ган никогда бы не поверил в расщепление ядра, если бы Мейтнер не убедила его в этом. Ей первой удалось расщепить атомное ядро на части: ядра урана распадались на ядра бария и криптона, при этом выделялось несколько нейтронов и большое количество энергии. В декабре 1938 года Нильс Бор в своём письме отмечал, что в процессах бомбардировки атомов урана энергии выделяется гораздо больше, чем предполагается теорией нераспадающейся оболочки. Многие утверждают, что Лиза Мейтнер первой провела расчёты с учётом того, что оболочки могут распадаться.
По политическим соображениям Лизе Мейтнер запрещалось публиковаться вместе с Отто Ганом. Ган опубликовал данные по химическому эксперименту в январе 1939 года, а Мейтнер описала физическое обоснование эксперимента месяцем позже, вместе со своим племянником, физиком Отто Робертом Фришем. Мейтнер заметила, что процесс ядерного деления может породить цепную реакцию, которая может привести к большим выбросам энергии. Это заявление вызвало сенсацию в научной среде. Знания, при помощи которых можно было создать оружие невероятной силы, могли оказаться в немецких руках. Американские учёные Лео Силард, Эдвард Теллер и Юджин Вигнер убедили Альберта Эйнштейна написать предупреждающее письмо президенту Франклину Рузвельту, после чего был создан проект Манхэттен. Мейтнер отказалась работать в Лос Аламосе, заявив: «Я не буду делать бомбу!»
В 1944 году Отто Ган совместно с Фрицем Штрассманом получили Нобелевскую премию по химии за открытие ядерного распада. По мнению многих учёных Лиза Мейтнер заслуживала той же почести, однако Отто Ган заявил, что премия должна вручаться только за достижения по химии. Многие утверждают, что Мейтнер не дали Нобелевскую премию из-за того, что одним из членов комитета был Сигбан, недолюбливавший её. Однако в 1966 году Ган, Штрассман и Мейтнер вместе получили премию Энрико Ферми. В 1946 году журнал «National Women’s Press Club» (США) назвал Лизу Мейтнер «Женщиной года». В 1949 году она была награждена медалью имени Макса Планка.
После ухода на пенсию в 1960 году Мейтнер жила в Великобритании. Умерла Лизе Мейтнер 27 октября 1968 года, за несколько дней до своего 90-летия.
Известна курьезная итория, как в начале 20-х годов ушедшего века корреспондент одной из берлинских газет сообщил своим читателям, что Лиза Мейтнер защитила диссертацию под названием "Проблемы косметической физики" - "космическая физика" была переделана в "косметическую", настолько нереальным казалась сама возможность того, что женщина может заниматься таким сложным и, несомненно, сугубо мужским делом, как исследование космоса.
А примерно семь десятилетиий спустя, в память о блестящей женщине-ученом Лизе Мейтнере, как дань признания ее выдающихся научных заслуг, 109-й элемент Периодической системы элементов Д.И. Менделеева был назван в ее честь мейтнерием.

О жизни и работе Лизы Мейтнер создан документальный фильм «Деление атомных ядер: История Лизы Мейтнер и Отто Ганна», скачать который можно по ссылке – http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1284000
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Закрытая тема

Моё местоположение:
Вернуться   Форум АГНИ ЙОГИ (ЖИВОЙ ЭТИКИ) и наследия РЕРИХОВ > Великие Учителя и Подвижники > Матерь Мира > Женщины Мира

Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 07:57. Часовой пояс GMT +3.


Agni-Yoga Top Sites

Рейтинг@Mail.ru

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2020, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot