ОБЩИНА "ТЕРОС"
Форум школы Агни Йоги (Живой Этики)
и духовного наследия Рерихов
header
header    
Вернуться   Форум АГНИ ЙОГИ (ЖИВОЙ ЭТИКИ) и наследия РЕРИХОВ > Разные темы > Люди, события, даты

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 26.02.2011, 19:37   #1
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,101
По умолчанию Сильные духом

Друзья, в этой теме мы будем писать о людях разных судеб, национальностей, профессий, времен. Всех их объединяет одно - сила духа и служение Общему Благу.
Эта тема о тех, кого Агни Йога называет ПОДВИЖНИКАМИ, ГЕРОЯМИ.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.02.2011, 13:25   #2
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,442
По умолчанию Re: Сильные духом

Сампсон (Эдуард Сиверс)


Факты из биографии старца-схимника Сампсона могли бы дать материал для десятка остросюжетных повестей! Старец сменил пять имен (Эдуард, Сергий, Александр, Симеон, Сампсон), прошел через пытки и казни. Судьба забрасывала его в самые неожиданные уголки России. Почти вся его жизнь прошла при советской власти, и он лишь несколько лет не дожил до горбачевских реформ. Воистину, если одним Господь дарует долгую жизнь в терпеливом ожидании покаяния, то другим дает ее ради их праведности...
10 июля 1898 года в Санкт-Петербурге, в семье графа Эспера Александра Сиверса родился сын. Мальчика назвали Эдуардом. Ребенок воспитывался в англиканской вере. Эспер Сиверc был большим другом Николая II, и царь был частым гостем в семье графа. Здесь, в непринужденной домашней обстановке, император отдыхал; частенько он сажал к себе на колени маленького Эдуарда.
Гимназию Эдуард Сиверс закончил блестяще. Он знал английский, немецкий, французский, греческий, латынь и древнееврейский. Студентом он окончательно решил для себя вопрос, кто же прав: католики, протестанты, православные, армяне,- это озарение пришло к нему внезапно, в часовне Нерукотворного Спаса, во время молебна. Однако он очень боялся причинить страдания матери, и потому принял православие тайно от родных. В крещении он был наречен именем Сергий.
Летом 1917 года юный Сиверс уходит в маленький монастырь Саввы Крыпецкого на севере России. Здесь он принял постриг с именем Александр в честь святого Александра Невского. Потом старец вспоминал, что это было "настоящее монашество". Последним его послушанием в монастыре было проповедовать братии. Молодой монах говорил такие вдохновенные и глубокие проповеди, что многие прочили ему старческий жребий. Но промысел имел свои виды на него.
1919 год. В обитель Саввы Крыпецкого пришли вооруженные люди. Каким-то образом они узнали, что в обители есть монах благородного происхождения. У большевиков была фотография великого князя Владимира. Сиверс был похож на князя, и красные решили, что перед ними - член царской семьи.
Сиверса привели во временную тюрьму, устроенную в вагоне, стоявшем на путях. Люди сидели там как сельди в бочке - по четыре человека на каждой доске. Там инок Александр провел двадцать два дня, вместе с уголовниками и бандитами. Каждый день поножовщина. По ночам - допросы. 1 октября его вывели на расстрел. "Мне совершенно не было страшно, я был не один, - вспоминал старец. - Кто-то был со мной, какая-то сила, какой-то луч радости. Если меня поставили к стенке - я был совершенно спокоен - значит, так нужно, потому что Он смотрит на меня. Он попустил этому быть, значит, так нужно. Они исполняли приказ... Им приказывают, они и делают. У них нет мужества сказать: "Нет, не буду!" Это их единственная вина. Но эту вину с них снимет Господь, потому что их никто не научил".
Во время расстрела Сиверс остался жив, но был тяжело ранен в руку. Сам старец впоследствии говорил: "Левая рука у меня рабочая, а правая - только литургисающая (для совершения литургии)". В мае 1921 года он поступил в число братии Александро-Невской Лавры и стал келейником духовника лавры - иеросхимонаха Серафима Вырицкого. Однажды в лавру к нему пришла мать. Сын вышел к ней в подряснике. "Знай, - сказала ему мать, - что ты оскорбил нас всех, оскорбил наш род, и мы тебя вычеркиваем из списка живых и мертвых".
25 марта 1922 года он был пострижен в малую схиму с именем Симеон. В том же году Патриарх Тихон рукоположил его в иеродиаконы. А спустя три года Симеон стал иеромонахом и получил послушание казначея. Ключи от монастырских кладовых были у иеромонаха Симеона. Однажды в его дверь постучали.
За три часа до ареста Симеону явился во сне святой Серафим Саровский: "Помню, вижу преподобного Серафима Саровского. Он входит ко мне - во сне - нагибается надо мной, и читает мне медленно эту молитву - "Всемилостивую", и я ощущаю на лбу его слезы. Утром я вскочил и записал эту молитву... Через три часа я был арестован. "Всемилостивая" меня сопровождала 18 лет лагерей и всего прочего"
Вот эта молитва: "Всемилостивая, Владычице моя, Пресвятая Госпоже, Всепречистая Дево, Богородице Марие, Матерь Божия, несомненная и единственная надежда моя: не гнушайся меня, не отвергай меня, не оставь меня, не отступи от меня, заступись, попроси, услыши, взгляни. Госпоже, помоги, прости, прости. Пречистая!"
Следователи требовали, чтобы Симеон отдал им ключи от кладовых. Но исповедник отказался. Тогда его поместили в "трамвай". "Трамвай" - это страшное изобретение большевистского террора. В камеру помещали очень много людей, так, чтобы они стояли, тесно прижавшись друг к другу, не имея возможности даже пошевелиться. Камера была закрыта на три недели. Испражнялись тут же. Трупы стояли рядом с живыми людьми... Симеон пережил это и остался жив. Ключи от кладовых он не отдал. Следующим его испытанием были Соловки.
На Соловках Симеон провел годы с 1928-го по 1934-й. Пытки и казни на Соловках были самые жестокие и изощренные. Если за две тысячи лет до того, в Римском Колизее, христиан бросали на съедение львам, то на Соловках узников загоняли в подвальное помещение и впускали к ним... голодных крыс. Крысы съедали людей живьем, оставались только кости. Но с иеромонахом Симеоном была "Всемилостивая". Он стоял, отовсюду неслись крики других несчастных, умирающих в невероятных мучениях, но крысы лишь бегали по его ногам. Ни одна тварь его не тронула...
Годы в тюрьмах и лагерях, приводившие других к унынию и расслаблению, только вдохновляли молодого священника на подвиги. Он исповедовал, утешал, молился и одновременно работал над учебниками и справочниками - углублял образование, полученное в медицинской академии.
Но вот, уже после войны, вышел указ об амнистии церковнослужителей. Тех, кто выжил, стали выпускать на свободу. И Симеон оказался в Борисоглебске. Там, скрываясь, он одно время вынужден был ходить в женском платье. "Однажды я в женском платье пришел в церковь. Невозможно было сидеть без церкви, невозможно тоскливо. Я пришел в свою родимую церковь, где я молился, когда был в ссылке. Стою в юбке, в женском платке, ну баба, и все. Среди баб стою, слева, а не справа. Справа стоят мужики, а я с бабами стою. Подходит нищий: "Благослови!!! Отец, благослови!" Все оборачиваются, смотрят. Я говорю: "Благословен Бог наш. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа". Потом повернулся и ушел. Это юродивый был. Вот он меня и обнаружил".
Следующим городом, куда судьба забросила старца, был Ставрополь. Митрополит Антоний послал исповедника на приход в казачью станицу Когульту. Отец Симеон очень давно не служил в церкви и взялся за дело со всем пылом своей души. Вскоре народ буквально повалил в Когульту. "И вот какие там наступили времена: я начал службу в Великую среду и, не выходя из храма, кончил на Пасху в 11 часов дня... День и ночь был народ. День и ночь приходили люди каяться, день и ночь шла служба. Если служба кончалась, то я продолжал новую исповедь. Из Ставрополя удалось причастить тринадцать тысяч богомольцев. Победа Православия была великая! Местные власти забеспокоились".
А однажды к отцу Симеону пришли бандиты. Двери и окна были закрыты, но они забрались в дом прямо через соломенную крышу, связали священника и стали требовать денег. На голову отцу Симеону надели мешок, в рот натолкали ваты и стали пытать - жгли свечами ноги. Денег, конечно, у него не нашлось... И опять он чудом остался жив.
Симеон был направлен в Псково-Печерский монастырь. Толпы верующих шли к прозорливому батюшке, однако время для старчества было самое неподходящее: хрущевские гонения. Отец Симеон был слишком заметной фигурой, вокруг него собиралось слишком много молодежи. За старцем пристально следили. Одно время по личному распоряжению Хрущева образцы его почерка были отправлены во все главпочтамты, и письма его изымались. Так было собрано около двух тысяч писем, однако никакой зацепки для обвинения старца в антисоветской деятельности найти не удалось.
Когда же местные газеты напечатали несколько клеветнических статей о печорском монахе, монастырские власти забеспокоились. Отец Симеон был на год запрещен в священнослужении, его лишили права носить клобук, крест и мантию и отправили сторожить яблоки.
По собственным словам старца, таких душевных мук он не знал даже в тюрьмах и лагерях. А в 1963 году случилась новая напасть. Гражданская власть завела на отца Симеона уголовное дело. В перспективе это могло привести к закрытию Псково-Печорского монастыря, и монастырские власти спешно устроили суд. На этом суде отца Симеона лишили монашества! Страшнее кары для него, монаха-исповедника почти с полувековым стажем, не было. Гражданское следствие было недолгим: обвинение провалилось, советский суд оправдал его. Отец Симеон поехал в Москву, к Патриарху. Рассказывают, что, когда Алексий I увидел старца, которого он знал еще в послереволюционные годы, у него на глаза навернулись слезы и он закричал: "Сейчас же оденьте иеромонаха!" Тут же, в патриархии, отца Симеона облачили во все монашеское и Алексий вернул ему сан и право на служение.
Он остался в Москве. В 1967 году исповедник принял великую схиму с именем Сампсон - в честь святого Сампсона Странноприимца, в день которого он родился. Начался подвиг старчества.
Старец был духовником множества иноков, архиереев (в том числе Патриарха), простых мирян. К нему ехали со всей России. Скрыться от богомольцев он не мог и не пытался, и время от времени милиция начинала интересоваться - почему по такой-то лестнице, в такую-то квартиру постоянно идут люди. Духовные дети старца жили в постоянном страхе за него. В Москве ему пришлось сменить одиннадцать квартир.
Многие епископы и митрополиты искали совета схимника. "Суть, смысл и цель ига архиерея - ежедневного мученика-исповедника, но не администратора над епархией", - говорил старец. Шел к нему - за советом и исцелением - и простой люд.
Весной 1979 года старец последний раз пережил пасхальное торжество. Врачи обнаружили у старца рак-саркому. Вернувшись домой после операции, отец Сампсон несколько дней чувствовал себя бодро. Но ровно через неделю он вызвал к себе всех духовных чад. "Я буду умирать... не пугайтесь", - услышали они слова старца. И последнее завещание исповедника, обращенное ко всем ученикам: "Никому не делайте зла".
Перед смертью старец причастился и поцеловал крест. 24 августа 1979 года Сампсон Многострадальный, великий исповедник Христов, почил сном праведника.
Отпевал старца в храме Святителя Николая Святейший Патриарх Пимен. Похоронили его на Николо-Архангельском кладбище под Москвой. В настоящее время могила старца очень почитаема, на ней происходят исцеления.
"Бессмысленно - глупо свою жизнь, силы, нервы, сердце, молодость отдавать миру, а не Богу", - говорил старец Сампсон. - "Если бы меня спросили, что если бы я умер и опять ожил - кем бы я хотел стать, - я опять бы сказал: "Непременно монахом, непременно! Русским православным священником и непременно схимником!" Высшего блага и высшей награды на земле человек не имеет - как быть священником и схимником".
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.02.2011, 15:47   #3
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,101
По умолчанию Re: Сильные духом

Наташа, спасибо тебе за этот материал!
Невыносимо даже читать о таких страшных муках и испытаниях, сердце сжимается, слезы подступают, каково же было вынести и претерпеть всё это в жизни, и сохранить веру?!
Да, трудно представить себе такую силу духа и воли. Такими людьми держится земля.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.03.2011, 20:22   #4
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,442
По умолчанию Re: Сильные духом

Флоренский Павел Александрович
русский религиозный философ, ученый, священник, поэт.



Душа себя найти желает.
Томится по себе самой.
Тоскливо по себе вздыхает
и плачет в горести немой.

Флоренский П.А.
Родился 9 января 1882 года возле местечка Евлах (сейчас это территория нынешнего Азербайджана). Отец – русский, инженер путей сообщения. Мать – из древнего армянского рода, поселившегося в Грузии. Крестили мальчика по настоянию отца в православной церкви в Тифлисе, имя дали в честь апостола Павла. Семья, где, кроме старшего Павла, было еще шесть детей, жила замкнуто. О религии не говорили, в церковь детей не водили. Гимназию Павел окончил с золотой медалью. «Но все, что приобрел я в интеллектуальном отношении, – признавался он много позднее, – получено не от школы, а скорее вопреки ей. Главным образом, я учился у природы».
В 17 лет Павел Флоренский пережил глубокий душевный кризис, когда вдруг ясно осознал ограниченность физического знания и понял, что без веры в Бога познание Истины невозможно. В 1904 году Флоренский блестяще оканчивает физико-математический факультет Московского университета.
Тогда же он знакомится с епископом Антонием (Флоренсовым), живущим на покое в Донском монастыре, и просит у него благословения на принятие монашества. Но опытный старец советует молодому ученому не торопиться, а поступить Московскую Духовную Академию для продолжения духовного образования и испытания себя. Флоренский переезжает в Сергиев Посад и на многие годы связывает свою жизнь с Троице-Сергиевой Лаврой. Он оканчивает Академию, затем в ней преподает. Пишет книги по философии культа и культуры. Здесь у него появляется семья, рождаются дети, здесь он становится священником (1911).
С сентября 1912 по май 1917 редактировал журнал «Богословский вестник».
В первые годы после революции работает в комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой Лавры.
После закрытия Лавры Флоренского как крупного ученого приглашают на работу в ВСНХ и в Главэлектро. Здесь он делает ряд крупных научных открытий, разрабатывает теорию и практику применения полупроводников, создает особый вид пластмассы – карболит – которую стали называть «пластмассой Флоренского». На службу в советские учреждения, не боясь недовольства властей, отец Павел ходит в священническом подряснике.
Первый раз его арестовывают в 1928 году. На этот раз его вскоре отпускают. Но в 1933 г. арестовывают снова и приговаривают к 10 годам лагерей и ссылают на Дальний Восток.
Существуют интересные воспоминания об отце Павле. Одна из духовных его дочерей Т.А.Шауфус, ставшая секретарем президента Чехословакии Томаша Масарика и умершая уже 1986 году в Америке, обратилась через президента Чехии с просьбой выезда отца Павла из СССР. Разрешение на выезд было получено, при этом позволено было эмигрировать со всей семьей, но отец Павел отказался, и отказался дважды. На первое предложение он отозвался, ссылаясь на слова апостола Павла, что надо довольствоваться тем, что есть (Фил 4:11). А во второй раз он просто попросил прекратить какие-либо хлопоты, касающиеся выезда.
Сначала Флоренский попадает в научно-исследовательский отдел Бамлага, где изучает проблему строительства в условиях вечной мерзлоты (Через много лет, когда его уже давно не будет в живых, по его методу построят Норильск и Сургут). В 1934 году отца Павла переводят на Соловки. Здесь он делает более десятка научных открытий, занимается добычей агар-агара и йода из морских водорослей. «Умный йод» Павла Флоренского, который мы с вами сегодня можем купить в любой аптеке, пришел к нам из Соловецкого лагеря особого назначения.
Расстреляли Павла Флоренского 8 декабря 1937 года. За полгода до этого он писал своей жене: «Жизненная задача – не в том, чтобы прожить без тревог, а в том, чтобы прожить достойно и не быть пустым местом и балластом своей страны…»
Реабилитировали отца Павла в 1959 году – «за неимением состава преступления».
В завещании своим детям отец Павел писал: «Старайтесь записывать все, что можете, о прошлом рода, семьи, дома, обстановки вещей, книг и т.д. Старайтесь собирать портреты, автографы, письма, сочинения печатные и рукописные всех тех, кто имел отношение к семье. Пусть вся история рода будет закреплена в вашем доме и пусть все около вас будет напитано воспоминаниями». Уже много лет внук отца Павла игумен Андроник (Трубачев) любовно и тщательно собирает документы, архивные материалы, свидетельства очевидцев о Павле Флоренском, публикует его работы. А десять лет назад он создал в Москве музей своего деда священника Павла Флоренского.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.03.2011, 00:26   #5
arkad
Основатель
 
Аватар для arkad
 
Регистрация: 04.04.2007
Адрес: г. Обнинск
Сообщений: 6,575
По умолчанию Re: Сильные духом

Спасибо, Наташа, за статьи о таких мощных Людях, о таких сильных Духах!

«Жизненная задача – не в том, чтобы прожить без тревог, а в том, чтобы прожить достойно и не быть пустым местом и балластом своей страны…» - этими словами П.А.Флоренского сказано всё.
__________________
"Каждый сам кует путь свой".
arkad вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.04.2011, 23:37   #6
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,101
По умолчанию Re: Сильные духом

Сегодня – 141-я годовщина со дня рождения Владимира Ильича Ленина (Ульянова)



Даже сегодня невежественные сознания, которые обрушивают на него столько клеветы и злословия, всё же называют его Вождем, мировым Вождем. Потому что даже спустя столько лет невозможно не почувствовать силу и величие его духа, которые были столь мощны, что стали небывалым огненным магнитом для народов многих стран планеты. Размах, полет его мысли был поистине планетарным, Космическим! Вся жизнь его была отдана построению Нового Мира, все устремления его были - только к Общему Благу.

Из Записей Е.И.Рерих о Ленине:

«Почтим Ленина со всем пониманием. Явим утверждение Учителя, сохранившего постоянное горение в удаче и в неудаче. Среди чуждых ему сотрудников нес Ленин пламя неугасимого подвига. Учение не прерывалось ни усталостью, ни огорчениями. Я чую, как сердце Ленина жило подвигом народа. У него не было страха и слова “боюсь” не было в его словаре. Ярко успел он зажечь своим примером свет. Руша, создавал он сознание народа. (30.04.26).
«Лучше прочитать жизнь Ленина, никогда он не жаловался, никогда не считал себя ущемленным, говорил, как непреложную, свою веру. Появление Ленина примите как знак чуткости пульса Космоса» (27. 04. 26г).
«Можете представить, что в свое время Ленин уже ощутил без малейшего материального основания непреложность нового строения России. И невидимые лодочки подвезли провиант к его одинокому кораблю. Монолитность мышления бесстрашия создала Ленину ореол слева и справа. Даже в болезни не покинуло его твердое мышление. Его сознание как в пещеру сосредоточилось и вместо недовольств и жалоб он удивительно использовал последнее время, и много молчаливой эманации воли посылал он на укрепление дела. Его последние часы были хороши. Даже последний вздох он послал народу.
Видя несовершенство России, можно многое принять ради Ленина, ибо не было другого, кто ради общего блага мог бы принять большую тяготу. Не по близости, но по справедливости он даже помог делу Будды. И нет области, которую он бы отверг, подобно разным правителям. Ваш мост на Россию называется Лениным. Книги его Мы меньше любим — они слишком длинны и самое ценное в нем в книгах не выражено. Он сам не любил свои книги. Ленин — это действие, но не теория.
Конечно, следует ему свезти, хотя бы коробочку с землею Бурх. Будды. Стоит у вас коробочка из слоновой кости времен Акбара, свезите ее от Меня на могилу. Скажите земля, где ступал Будда, думая об Общине Мира. Напишите по-тибетски на дне — Махатмы на могилу русского Махатмы» (07.01.26г.).
«Укажу, как трудно руководить, когда недостаточно серьезно относятся. Не в минуту приятного размышления, не в минуту кажущейся жертвы, но во всем существе надо исполниться сознания. Такое монолитное сознание было у Ленина» (18.11.25г.).
«Ленин не знал обиженности и получил счастливый конец. Долгая болезнь помогла ему»
(31.05.25г.)
«Радуюсь вашей радости о Ленине — мост ваш Ленин. Успеете помочь в памятнике Ленину. Советую надпись — «Ленин — великий Учитель» на семи языках» (21.04.26).
«Великий Готама дал миру законченное учение коммунизма. Всякая попытка сделать из великого революционера бога приводит к нелепости.
Учение Готамы должно быть принято как первое учение знания законов великой материи и эволюции мира. Современное понимание общины дает прекрасный мост от Будды Готамы до Ленина. Произносим эту формулу не для возвеличивания, не для умаления, но как факт очевидный и непреложный. Закон бесстрашия, закон любви на основе самосознания делают заветы Учителей непрерывной радугой радости человечества. Знаем, как ценил Ленин истинный буддизм»
(25.04.26).
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.05.2011, 11:03   #7
Светлана
Активный участник
 
Регистрация: 28.05.2007
Сообщений: 1,130
По умолчанию Re: Сильные духом

4 мая 2011 года исполняется 100 лет со дня рождения Спириной Наталии Дмитриевны

Я думаю, что лучше всего о ней расскажут люди, которые её знали.
Предлагаю посмотреть ролик про Наталью Дмитриевну, созданный Сибро к этой дате.

Свет неугасимый
Подобно горящей свече, Наталия Дмитриевна Спирина дарила множеству людей мгновения счастья и озаряла светом мудрости и добра. Этот редчайший дар - щедро дарить счастье и ничего не просить взамен - присущ только лучшим представителям человечества, и без таких людей наша жизнь была бы тусклой и бессмысленной.
Длительность: 24:58

http://sibro.ru/media/video/23834/
__________________
Цель и смысл существования - стремиться за пределы известного наверх и помочь друг другу.
Озарение, 2-V-12
Светлана вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.05.2011, 19:17   #8
Светлана
Активный участник
 
Регистрация: 28.05.2007
Сообщений: 1,130
По умолчанию Re: Сильные духом

Друзья, Сибирское Рериховское Общество к столетию Наталии Дмитриевны открыло сайт, полностью посвящённый ей:

__________________
Цель и смысл существования - стремиться за пределы известного наверх и помочь друг другу.
Озарение, 2-V-12
Светлана вне форума   Ответить с цитированием
Старый 15.05.2011, 10:41   #9
arkad
Основатель
 
Аватар для arkad
 
Регистрация: 04.04.2007
Адрес: г. Обнинск
Сообщений: 6,575
По умолчанию Re: Сильные духом

Борис Леонидович Смирнов – Великий Духовный Учитель Народа


Борис Леонидович Смирнов родился в селе Козляничи, Сосницкого уезда, Черниговской губернии 15 декабря 1891 года а закончил свой земной путь 02 мая 1967 года в г. Ашхабаде Туркменской ССР.

Жизнь и работа академика АН Туркменской ССР Бориса Леонидовича Смирнова, невропатолога, нейрохирурга и переводчика древнеиндийского эпоса «Махабхарата», глубоко поучительны и могут служить примером для многих. По своему воспитанию и установкам, по образу жизни и стилю работы он принадлежал к лучшему поколению старых русских врачей. Прогрессивные идеи, воспринятые Борисом Леонидовичем с юности, позволили ему после Октябрьской революции с честью, весьма плодотворно работать в области социалистического здравоохранения в течение долгих лет. Добросовестность, уважение к труду были положены в основу его воспитания; человеколюбие и принципиальность Борис Леонидович бережно пронёс через всю свою жизнь и передал своим многочисленным ученикам, молодой смене советских врачей.

В Советском Союзе Борис Леонидович Смирнов был известен как безупречный переводчик с санскрита древнеиндийского эпоса Махабхарата. Он перевёл и издал в издательстве "Ылым" 8 выпусков (Восьмой вышел посмертно), представлявших собой основные духовные и философские части Махабхараты.
В социальном аспекте Борис Леонидович Смирнов был врачом. Он был превосходным нейрохирургом, невропатологом. Доктор медицинских наук, профессор, академик Академии Туркменской ССР. Знал европейские языки (французский и немецкий с детства), древнееврейский, санскрит, а также тюркские диалекты.
Но главное в жизни Бориса Леонидовича Смирнова - служение своему Народу на Поле его Духовной жизни. Вся жизнь - фактическое служение и подвижничество во имя Народа. Да и сами переводы Махабхараты были этим служением, ибо в труднейшие десятилетия духовного глада Народа, он сумел преподнести ему Духовную Пищу. В те трудные времена только в виде индийской высокой мысли и можно было дать Народу духовное Пробуждение.
С изданием Благословенной Бхагавадгиты отныне загорелся Духовный пламень. И многие пробудившие себя к духовной жизни увидели этот свет и потянулись к нему. И каждый получал всё необходимое. К Борису Леонидовичу летели, ехали, шли. Все в Союзе распознали Истину и получили возможность черпать её кто как смог, на что был готов. Ещё больше Борису Леонидовичу писали. Его ответы и сейчас служат новым уже поколениям в их Духовном Пути.
Всё, что исходило от Бориса Леонидовича было искренне и истинно. И души людей это хорошо чувствовали и полностью раскрывали себя, получая необходимый заряд Духовных Сил непосредственно, любовно и благожелательно.
Борис Леонидович фактически создал систему Духовной Жизни для Народа, понимая, что он уже вступил в высшую фазу своего существования на Земле. Но главным, всё же, в этой системе было Учение о Духовном Пути. Это основная грань его высокого подвижнического служения своему Народу.

Труды Бориса Леонидовича вызвали широкий отклик и положительную, часто восторженную оценку в прессе и многочисленных письмах, отечественных и зарубежных. Вице-президент Республики Индии Радхакришнан в своём письме Борису Леонидовичу тепло благодарил его за присланный экземпляр «Бхагавадгиты». Индийский писатель и журналист Балмукунд Мишра писала «Экземпляр Вашего перевода Бхагавадгиты был подарен нашему президенту Раджендра Прасаду во время его посещения Советского Союза... Учёные моей страны взирают на Вас с глубоким волнением и почтением и восхищаются Вашей великой работой».

Переводы «Махабхараты» вызвали положительный отклик среди специалистов-санскритологов и востоковедов. Ю.Н.Рерих, зав. отделом индологии Института востоковедения АН СССР, писал: «Ваша работа над Бхагавадгитой и великим эпосом Индии является крупным вкладом в советскую индологию и в Индии произвела должное впечатление...» «Этот гигантский труд под силу только целому институту» (зам. директора Института востоковедения АН СССР Р.Я.Ульяновский). «Вы делаете благородное, трудное и крайне нужное дело... Поражаюсь, как Вы замечательно чётко, верно и поэтически безукоризненно схватываете дух подлинника. Мы все преклоняемся перед Вашим мужеством, беззаветной преданностью науке и исследовательским творчеством», - писал санскритолог, профессор МГУ, Э.А.Макаев. «Переводы и исследования Бориса Леонидовича Смирнова продолжают лучшие традиции русского и советского востоковедения и в то же время вносят свою свежую струю... Б.Л.Смирнов идёт своими, оригинальными путями» (П.А.Гринцер).

В многочисленных журнальных рецензиях и газетных статьях отмечаются большие заслуги перед наукой и «величайшая научная добросовестность» Бориса Леонидовича, большая ценность комментариев и введений к переводам.

Заслуги Бориса Леонидовича были отмечены рядом правительственных наград: Почётной грамотой Президиума Верховного Совета Туркменской ССР, указом о присвоении звания заслуженного деятеля науки ТССР (1943 г.). В 1948 г. Б. Л. Смирнов награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», в 1950 г. - орденом «Знак почёта», а в 1961 г. - орденом Ленина.

Выдающийся учёный, врач-невропатолог и нейрохирург, талантливый исследователь, лингвист и философ, поэт-переводчик древнеиндийского эпоса «Махабхарата», Борис Леонидович Смирнов оставил большой и яркий след в истории отечественной науки и культуры.
---------------------
Особым наследием этого человека явились его высказывания, которые, на мой взгляд, открывают заинтересованному читателю клад мудрости этого духовного Подвижника.



Высказывания Б. Л. СМИРНОВА
"Слушай Жизнь!"

Наступает момент, когда человек начинает чувствовать, что чтение уже перестаёт быть работой, а переходит в свою противоположность - развлечение. Человек начинает чувствовать, что от него уже требуется пусть маленький, но созидательный труд, созидание духовных ценностей, а не просто пропускание через себя ценностей, созданных другими. И когда он это осознаёт глубиной, Жизнь укажет способ реализовать осознанное. Я в это глубоко верю (чтобы не сказать, знаю). Жизнь есть великий Учитель. Не помню случая, чтобы Она отказывала мне в указаниях и научении, когда я обращался к Ней. В конце концов приучился всегда слушать Её.

Человек перестаёт воспринимать свою жизнь как цель и начинает постигать её как средство духовного развития.

Но наше задание - уметь слушать Жизнь, вникать в её Законы, единые для всего мира...

Нельзя так непреложно разделять духовное и материальное - это единое. Как и почему жизненный принцип утверждается в материи - для нас ещё сокрыто, но я верю, что настанет момент, когда и это будет понятно.

Опытом всей моей жизни (я кончаю свой шестьдесят девятый год) я убедился, что психика человека способна к творческой реализации, к осуществлению того, что ищет психика. И эта реализация ничем не слабее, чем реализация, на которую способна рука человека. Если человек ищет и желает закономерного, он это получает.

Не так важно, сколько "выжать" - ведь любое число, как бы велико оно ни было, перед бесконечностью сводится к нулю, важно, чтобы "выжато" было на полную силу.

Дальше - больше понимаешь, что всякий актив твой даёт отзвук в среде - положительный или отрицательный, но отзвук, который разовьёт то, что было сделано. Вся работа состоит в том, чтобы научиться слышать Жизнь, уметь подчиняться Её указаниям, и подчиняться не рабски, но именно сделать указания Жизни своей собственной волей, своей жизнью. Это и есть Посвящение...

В жизни каждого человека бывают узловые точки, когда он слышит голос судьбы. Ему кажется, что выбор возможен, и, более того, что возможно изменить или принять другое решение. Во многом это иллюзия, так как выбор определяется всей предшествующей жизнью, в силу которой сложился тот или иной характер. В такие минуты надо хорошо вслушиваться в указания, которые даёт Жизнь. Чем больше вслушиваешься, тем больше слышен её голос, и постепенно человек отрешается от иллюзий собственных решений, уже не может следовать им, и тогда он с совершенной точностью понимает, что этот "голос Жизни" и есть голос его истинного "Я". Это очень важный и великий процесс духовного развития, в котором заключается истинная ценность. Это непреложно, как все Законы Жизни.

Чем искренней, чем глубже вы будете искать, тем реальнее ощутите, в полном смысле слова - осязаемо, и будет давать Жизнь те положения, которые дадут вам наилучшие, наиточнейшие условия для разрешения поставленной задачи.

Мы поставлены в иные условия, и в них приходится нам жить и работать, и я глубоко убеждён, что только те условия, в которых стоит данный человек, и нужны для его духовного развития. Окружающие нас условия порождены самой сущностью нашей психики, и только проходя через них мы действительно можем выполнить ту духовную задачу, которая для всех одинакова, но для каждого переживается индивидуально, а поэтому и материальные прохождения не могут быть чем-то трафаретным; они также разнообразны как жизнь, отображённая, преломлённая в данной психике.

Давно уже привык слушать указания Жизни и слушаться их, а не поступать самовольно. Как получается это - рассказать трудно, но психически создаётся ощущение, похожее на ощущение при купании в реке. Даже при слабом течении чувствуешь, идёшь ли по течению, или против течения, или пересекаешь его.

Важно не то, что делает человек, но как делает: дал ли он полноту напряжения своих сил. Если я не могу сдвинуть гору, но только камень - сдвигаю камень.

В начале Пути ученику кажется всё лёгким и радостным, и до известного момента ему действительно легко, но только да известного момента, который определяется у каждого человека индивидуально. Сначала он идёт по расчищенной дороге, кармически проработанной, ему легко, но наступает момент, когда даже для малого расстояния вперёд надо делать огромное усилие - грызть кармический гранит, как бы это ни казалось неудовлетворительным, несовершенным, - эти усилия, эта работа не на сегодняшний, а на завтрашний день. И вот, когда человек поймёт сердцем, глубиной своего сознания, что он работает для следующего дня, для него станет легче работать для сегодняшнего дня. Поистине можно работать только так, словно я знаю, что я вечен, что нет преграды, граней моей духовной жизни.

Следует говорить себе:

НЕ МОГУ БЕЖАТЬ, БУДУ ИДТИ,
НЕ МОГУ ИДТИ - БУДУ ПОЛЗТИ,
НЕ МОГУ ПОЛЗТИ - ЛЯГУ И УМРУ ПО ДОРОГЕ,
НО СВОРАЧИВАТЬ НЕ СТАНУ...


В Йоге есть удивительное правило: "ЗДЕСЬ И ТЕПЕРЬ, ИЛИ НИГДЕ И НИКОГДА". Сначала это правило кажется просто педантизмом и выдумкой. Но чем больше живёшь, тем больше ценишь эти золотые слова и всё больше начинаешь понимать, что это правило - краеугольный камень успеха.

Плохо, если река весной не выходит из берегов и не наполняет прибрежных лугов, но плохо, если она по каким-либо причинам не войдёт в берега и погноит драгоценные плавни. Весна Ваша прошла, пусть же лето Ваше будет "лето Господне благоприятное". Вам надо сейчас крепко подумать - где Ваши берега, и что для Вас "ЗДЕСЬ И ТЕПЕРЬ". У меня нет ни возможности, ни права подсказывать Вам нечто конкретное - "делай то-то, не делай того-то". Да по существу и надобности в этом нет никакой, так как всё важное и нужное для него человек должен вынести "из сокровищницы сердца своего" как своё жертвоприношение миру.

Нужно учитывать кармические условия. Нельзя без минимальных условий браться за задачи, разрешимые лишь тем, кто может создать нужное магнетическое поле. Нужно научиться довольствоваться малым и закономерно двигаться дальше. Пока человек проходит отрезок Пути ему знакомый, он относительно легко передвигается, но чем дальше, тем труднее, пока не достигнет того уровня, на котором продвижение можно уподобить царапанию голыми руками гранита.

Человек тогда получает удар, когда есть брешь, когда есть по чему ударить.
__________________
"Каждый сам кует путь свой".
arkad вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.06.2011, 10:55   #10
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,442
По умолчанию Re: Сильные духом

11июня – уход Архиепископа Луки (Войно-Ясенецкий)


Архиепископ Лука (в миру - Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий) русский хирург, доктор медицины и духовный писатель (10 томов проповедей), епископ Русской Православной Церкви; с мая 1946 года архиепископ Симферопольский и Крымский. Канонизирован Русской Православной Церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания в 2000 году.
До 1917 года медик в ряде земских больниц средней России, позднее - главный врач Ташкентской городской больницы, профессор Среднеазиатского государственного университета. Автор 55 научных трудов по хирургии и анатомии. Наиболее известна его книга «Гнойная хирургия».
Нет органа в человеческом теле, к которому не прикасался бы целебный скальпель Войно-Ясенецкого. Он был окулистом и ларингологом, гинекологом и урологом, стоматологом и нейрохирургом, ортопедом и онкологом, и в каждой отрасли медицины достиг хирургического совершенства.
Советскую власть Войно-Ясенецкий воспринял как отвечающую народным интересам; но становление её было временем трудным и тяжким. В Ташкенте начался голод, уносивший сотни жизней. Не миновала эта беда и дом Войно-Ясенецких. В возрасте 38 лет скончалась жена хирурга Анна Васильевна. Валентин Феликсович тяжело переживал утрату своей верной подруги. Заботу о детях Войно-Ясенецкого взяла на себя его операционная сестра Софья Сергеевна Велецкая, тоже недавно овдовевшая, которую он поселил в отдельной комнате своего дома.
Доктор медицины Войно-Ясенецкий с увлечением читал лекции, вел практические занятия на медицинском факультете Туркестанского университета. Все дни недели были загружены до предела, но в воскресенье он оставался один на один с самим собой, со своими невеселыми мыслями о рано потерянной любимой жене, и его тянуло в церковь, к которой он все больше и больше привязывался.
Выросший в религиозной семье киевского аптекаря, где основными нравственными критериями были человеколюбие, милосердие, подвижничество, Валентин Феликсович никак не мог понять, почему новая власть много делает для простых людей - развивает здравоохранение, заботится о просвещении, помогает бедным, и в то же время... выступает против религии, в основе которой милосердие, помощь страждущим и падшим. Для него было непостижимо, почему бывшие верные прихожане грабят, а порой и рушат храмы. А Войно-Ясенецкий все чаще посещает церковь, участвует в религиозных диспутах, сочетая это с интенсивной организационной, лечебной и преподавательской работой.
В январе 1920 года он присутствует на епархиальном съезде духовенства, куда его пригласили как деятельного прихожанина и уважаемого в городе человека. Валентин Феликсович произнес на этом съезде речь, после которой епископ Туркестанский и Ташкентский Иннокентий предложил ему стать священником. И... врач Войно-Ясенецкий согласился. В этом поступке он видел протест против преследования религии. Конечно, его коллеги не могли понять и оценить его поступка, ибо сами были далеки от религии. А его сердце громко кричало: «Не могу молчать. Мой долг - защитить проповедью оскорбленного Спасителя нашего!»
В начале февраля 1920 года Валентин Феликсович появился в больнице в рясе с крестом на груди. Не обращая внимания на изумленные взгляды сотрудников, он спокойно прошествовал по коридору, вошел в кабинет, снял рясу, надел белый халат и приступил к обычной работе. Не реагируя на протесты и возмущение некоторых сотрудников и студентов, он продолжал свою лечебную и педагогическую деятельность и одновременно регулярно служил и выступал с проповедями в церкви.
Конфликт между новым общественным строем и православной церковью разрастался. В 1923 году резко усилились гонения на церковь, и именно в это трудное время предложили В.Ф. Войно-Ясенецкому возглавить в Туркестанском крае русскую православную церковь. Выбор этот был не случайным. Валентин Феликсович был не только религиозный священнослужитель, прекрасно знающий священное писание и кристально честный человек, но и замечательный хирург-бессребреник, имеющий огромный авторитет не только у населения, но и у властей.
Войно-Ясенецкий был пострижен в монахи под именем Луки, так как, по преданию, евангелист и апостол Лука был иконописцем и врачом. Так, под именем Луки, он стал епископом Ташкентским и Туркестанским, одновременно работая главным врачом больницы. Он много оперировал, руководил кафедрой в медицинском институте и еще выкраивал время для своих научных исследований. Для религиозных дел оставались вечера и воскресенье.
Но жизнь вносила свои коррективы. Вскоре это зыбкое равновесие между медициной и религией было нарушено. Посетивший хирургическое отделение городской больницы комиссар здравоохранения обратил внимание на висевшую в операционной небольшую икону и приказал ее снять, что было немедленно сделано. Тогда на заседании научного общества врачей Войно-Ясенецкий заявил, что, сняв икону в операционной, его лишили возможности работать. Но когда надо было прооперировать жену какого-то начальника и срочно понадобился Войно-Ясенецкий, икону вернули на прежнее место.
Но работать ему пришлось недолго. Вскоре его арестовали по ложному обвинению в антисоветской деятельности и сослали в Сибирь, в Енисейск. Здесь Войно-Ясенецкий продолжает заниматься церковной деятельностью и много оперирует, упорно продолжает собирать материал для давно задуманных «Очерков гнойной хирургии». Работал над книгой Валентин Феликсович обычно ночью, когда ему никто не мешал, - другого времени не было.
Через три года В.Ф. Войно-Ясенецкий был реабилитирован и возвратился в Ташкент. Ему было запрещено выполнять обязанности епископа и преподавать в медицинском институте. Тогда Валентин Феликсович стал служить простым священником и вел прием многочисленных больных прямо у себя дома. Верный своим принципам, за лечение по-прежнему денег не брал, хотя семья жила очень бедно. Позднее ему разрешили снова работать в городской больнице.
Но 6 мая 1930 года его снова арестовали и отправили в ссылку, теперь в Архангельск. Там ему была разрешена медицинская практика без хирургии, отчего он очень страдал. «Хирургия - это та песнь, которую я не могу не петь», - писал В.Ф. домой. В ноябре 1933 года архангельская ссылка кончилась. Валентин Феликсович снова одновременно епископ Сергиевской церкви и заведующий отделением гнойной хирургии в Институте неотложной помощи. В отделении под его руководством работали многие будущие профессора и доценты хирургических клиник. В 1935 году профессор В.Ф. Войно-Ясенецкий приглашается на руководство кафедрой хирургии Института усовершенствования врачей, а в декабре этого же года Наркомздрав УзССР присуждает ему ученую степень доктора наук без защиты диссертации. Как будто все примирились с «двойной» деятельностью Валентина Феликсовича. В его рабочем кабинете целый угол занимали иконы, среди которых было много ценных.
Войно-Ясенецкий работал с колоссальной нагрузкой. Ранним утром - богослужение в церкви, днем - лекции, операции, обходы больных, вечером — вновь церковь. Ей целиком посвящалось и воскресенье, но, если его вызывали в клинику, дальнейшее ведение богослужения передавалось другому священнику. Епископ Лука мгновенно «перевоплощался» в профессора Войно-Ясенецкого...
Спокойная жизнь длилась всего три года. Наступил страшный для страны 1937 год... Он не обошел и духовенство. 13 декабря Войно-Ясенецкий был снова арестован, по стандартному тогда обвинению в шпионаже... в пользу Ватикана!
В неимоверно тяжелых условиях тюрьмы, подвергаясь непрерывным допросам днем и ночью, лишенный сна, с распухшими от долгого стояния ногами, 60-летний профессор объявил голодовку. Но допросы продолжались. Из-за крайнего истощения его поместили в тюремную больницу, но и там, несмотря на свое тяжелое состояние, он по долгу врача и священника старался оказывать другим заключенным посильную помощь. Так, по тюремным камерам и больницам, провел он около четырех лет, не признавая выдвинутые против него ничем не обоснованные обвинения. Тюремное заключение закончилось высылкой в Сибирь.
Репрессированного профессора с момента ареста сразу вычеркнули из официальной медицины. «Очерки гнойной хирургии» были изъяты из библиотек. Но врачи постоянно пользовались его прекрасной книгой, делали операции по его методикам, а сотни излеченных больных, их родственники и друзья благодарно вспоминали Валентина Феликсовича; оставался в памяти верующих и епископ Лука - добрый, с открытым сердцем человек, всегда готовый помочь ближнему.
В место ссылки - село Большая Мурта, расположенное в 110 км от Красноярска, Войно-Ясенецкий попал в марте 1940 года и был назначен хирургом в районную больницу. Это была уже третья ссылка... Жил он в небольшой каморке, питался впроголодь. Особенно угнетало отсутствие церкви в этом селе. Внешне суровый и строгий, но справедливый и человечный «отец Лука», как его здесь звали, вставал в 5 утра, молился перед иконой, перед операцией крестился, крестил больного и приговаривал: «Все, что от меня зависит, обещаю сделать, остальное - от Бога».
С первых дней Великой Отечественной войны Войно-Ясенецкий буквально «бомбардирует» начальство всех рангов с требованием предоставить ему возможность лечить раненых. Он отправляет Калинину телеграмму следующего содержания: «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий, отбываю ссылку в поселке Большая Мурта Красноярского края. Являюсь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта и тыла, где мне будет доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука».
Наконец разрешение было получено. 30 сентября 1941 года ссыльный профессор Войно-Ясенецкий переводится в Красноярск для работы консультантом в многочисленных госпиталях, имевших более 10000 коек. Начальство отнеслось к Валентину Феликсовичу настороженно - все-таки ссыльный поп. В его каморке на стене - иконы, а на столе - портрет Ленина. Это необычное сочетание вполне объяснялось его взглядами. Он часто говорил, что «и у Ленина и в религии есть что-то общее в морально-эстетическом вопросе». С первых же дней работы в Красноярских госпиталях он трудился самозабвенно. Много оперировал, все свои силы и знания отдавал обучению молодых хирургов и, как всегда, тяжело переживал каждую смерть. Питался плохо, часто не успевал даже получать продовольствие по своим карточкам.
Все трудности и несправедливости последних лет, обрушившиеся на него, не убили в профессоре пытливого исследователя. В 1944г выходит его книга «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов». Эта книга становится незаменимым пособием для хирургов страны. Благодаря Войно-Ясенецкому, тысячам и тысячам раненых не только была спасена жизнь, но и возвращена радость самостоятельного передвижения. Часто в палатах выздоравливающие встречали старого профессора необычным, но выразительным приветствием - поднимая ранее искалеченные и недвижимые конечности.
В марте 1943 года в пригороде Красноярска была открыта первая маленькая церковь, и ссыльный епископ Лука был назначен красноярским епископом. Войно-Ясенецкий участвует в соборе епископов Русской православной церкви, созванном 8 сентября 1943 года, и избирается постоянным членом священного синода. Священный синод возводит его в ранг архиепископа, приравняв лечение раненых «к доблестному архиерейскому служению».
В начале 1944 года часть эвакогоспиталей была переброшена из Красноярска в Тамбов. Вместе с ними переехал в Тамбов и Войно-Ясенецкий, получивший одновременно перевод и по церковной линии, возглавив тамбовскую епархию.
Несмотря на возраст и ухудшившееся здоровье, особенно зрение, Валентин Феликсович продолжал активно работать как в медицине, так и на религиозном поприще. В 1943-45 гг. в «Журнале Московской Патриархии» он публикует несколько статей и проповедей, в которых жгучими и вдохновенными словами призывает верующих бороться с гитлеровскими захватчиками. Когда в газетах появились сообщения о том, что священнослужители Ватикана просят о помиловании главных фашистских военных преступников, приговоренных к смертной казни на Нюрнбергском процессе, он пишет статью «Возмездие свершилось», в которой в резких тонах критикует папу римского Пия XII за его обращение к международному трибуналу с просьбой о помиловании. «Страшные люди, поставившие себе целью истребить евреев, уморить голодом, задушить в «душегубках» миллионы поляков, украинцев, белорусов, а всех остальных обратить в рабство, неужели научатся правде, если будут помилованы» - вопрошает он.
1946 год был знаменательным в жизни Войно-Ясенецкого. Представленные Наркоматом здравоохранения его фундаментальные работы «Очерки гнойной хирургии» и «Поздние резекции при инфицированных ранениях суставов» были удостоены Государственной (тогда Сталинской) премии 1 степени в 200 тысяч рублей, 130 тысяч из которых он пожертвовал «на помощь сиротам, жертвам фашистских извергов».
На правительственном приёме Сталин спросил епископа Луку:
- Ну, что, хирург, ты много операций сделал, а видел ли ты когда-нибудь человеческую душу?
- Мне много раз приходилось делать операции на голове и вскрывать черепную коробку, но я никогда не видел ума. А мы знаем, что ум существует, - ответил епископ Лука.

В Тамбове к концу войны располагалось около 150 госпиталей по 500-600 коек в каждом. Поле деятельности для профессора-хирурга было достаточное. Однако здоровье его резко ухудшается, слабеет зрение. Он уже не в состоянии выполнять сложные и длительные операции.
В мае 1946 года Войно-Ясенецкий, назначенный архиепископом Симферопольским и Крымским, переезжает в сильно разрушенный войной Симферополь. Несмотря на занятость, он продолжает заниматься научной работой, старается сохранить сложившийся в последние годы жизненный режим: бесплатный прием больных дома, консультации в госпиталях, проведение богослужений, руководство епархией. Архиепископ Лука продолжает участвовать в общественной жизни и, в первую очередь, в борьбе за мир. В воззвании «Защитим мир служением добру!» он провозглашает: «Противодействовать злу войны и всякому социальному злу церковь может только служением добру, ибо зло побеждается только добром».
В 1956 году Войно-Ясенецкий полностью ослеп. Потеря зрения окончательно оторвала его от медицины и полностью отдала во власть религии. В записанных в эти годы со слов архиепископа Луки мемуарах упорно и беспрерывно проходит мысль, что все происходившее в его жизни было «предначертано свыше».
Законы жизни неумолимы. 11 июня 1961 года, в возрасте 84 лет, Валентин Феликсович закончил сложный и трудный, но всегда честный и отданный человечеству жизненный путь.
...Хоронили архиепископа Луку со всеми религиозными почестями. Огромное количество людей провожало в последний путь доктора медицины, профессора Войно-Ясенецкого - блестящего хирурга, известного врача и ученого, замечательного душевного человека, верного сына своей Родины.
А на его надгробии высечено: Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий

18 (27). IY.77 – 19 (11).YI.61
Доктор медицины, профессор хирургии, лауреат.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.06.2011, 00:26   #11
arkad
Основатель
 
Аватар для arkad
 
Регистрация: 04.04.2007
Адрес: г. Обнинск
Сообщений: 6,575
По умолчанию Re: Сильные духом

Друзья, 17 июня в 3 часа утра на 85 году земной жизни ушёл с этого плана
Борис Андреевич Данилов,
совершивший огромный труд по изданию книг «Грани Агни Йоги».

Ниже публикуется письмо О.Н.Чеглакова, председателя правления общества «Зов к Культуре».

Светлая память Данилову Борису Андреевичу!


Закончил свой очередной земной путь воин духа Данилов Борис Андреевич. Разную оценку дадут и его действиям, и характеру, но тот подвиг, который он уже совершил, будет запечатлён в Рекордах Пространства, как один из самых значимых для человечества. Осознаётся ли он сейчас, в современном нам мире? Только для небольшой части последователей Учения, да и то в разной мере осознания ценности Книг, изданных Борисом Андреевичем. Но придёт время, когда Учение станет хлебом жизни для большинства живущих на Земле. И тогда потребуется и практика Его, собственно и именуемая йогой. И только тогда человечество широко признает и Грани Агни Йоги. И только тогда благодарное человечество оценит и труд Бориса Андреевича, преодолевшего ложь и клевету «собратьев» по рериховскому движению, и титанический труд подготовки к публикациям, и трудности распространения, и высокую ответственность, которая при определённых сбоях ритма публикаций давала осложнения на сердце. За величием дел, претворённых Даниловым Борисом Андреевичем, будут совершенно не состоятельны все ненужные мелкие воспоминания о недостатках и несовершенствах, ибо величие подвига покрывает все несовершенства.
Почему-то Борис Андреевич представляется Орлом летящим, сбросившим земные путы и устремлённым к тому, кому посвятил последние многие десятилетия земного пути.
Летите, Борис Андреевич, в Светлые Небеса и Дали и свершайте новые подвиги во имя человечества!
Вечная Вам память!

г. С.Петербург. 20.06.2011 г
Председатель правления общества «Зов к Культуре» Чеглаков О.Н.
__________________
"Каждый сам кует путь свой".
arkad вне форума   Ответить с цитированием
Благодарность от:
Сергей12 (08.05.2017)
Старый 08.07.2011, 14:01   #12
arkad
Основатель
 
Аватар для arkad
 
Регистрация: 04.04.2007
Адрес: г. Обнинск
Сообщений: 6,575
По умолчанию Re: Сильные духом

СМЕТАННИКОВ ВИКТОР

Первый в мире священник

(Русская Православная Церковь, г. Новосибирск)
прыгнул с парашютом на Северный полюс (Пасха 1998) и на Южный полюс (Рождество 2000)
и первый в мире установил на полюсах христианский крест


ЗВЕЗДА ГЕРОЯ

Алексей Смирнов


(статья впервые опубликована в сокращённом варианте под названием «Нести свой крест» в газете «Завтра» № 15 (908) от 13 апреля 2011 г. и в газете «День литературы», 2011, № 4)


«Я – Сметанников!» – звенел в трубку его уверенный голос. Или: «Министерство обороны слушает». Это он, рискуя жизнью, прыгнул с парашютом на Северный и Южный полюс и первым в мире установил там и там православный крест. Восемь образований, включая юридическое и консерваторское, кандидат социологических наук, подполковник ГРУ, священнослужитель православной церкви, один из лучших строителей на Горном Алтае. Всё это – один человек, Виктор Викторович Сметанников в неполные пятьдесят лет. С неизменной бородой, по-военному подтянутый, не унывающий ни при каких обстоятельствах, грудь колесом – всегда герой. У каждого человека есть жизненное призвание. У Сметанникова призванием была армия. Одним из любимых праздников его был день ВДВ.
Весной 1994 года Церковь заключила с Министерством обороны соглашение о допуске священников в армию. Этой же весной Сметанников стал настоятелем Новосибирской церкви Покрова Пресвятой Богородицы. Духовной семинарии он не заканчивал, но сначала пел в церковном хоре, когда учился в консерватории, а с мая 1991 г. был рукоположен в сан диакона, стал служить в кафедральном соборе Новосибирской епархии. Корреспондент писал: «С весны 1994 года отец Виктор живет такой жизнью: он – то ли воин, то ли священник. После договоренности Церкви и армии о взаимодействии ему поручили окормлять воинские части, находящиеся в Новосибирской епархии, а это ни много ни мало почти весь Западно-Сибирский военный округ. Отец Виктор как будто только этого и ждал. Покровский храм получил приставку – воинский, а дом-причта стал больше напоминать маленький штаб». 20 августа 1994 г., в возрасте 33 лет Сметанников был рукоположен в иерейский сан.
Армия и церковь по внутренней дисциплине схожи: там и там приказы не обсуждают. Сметанникову достался старый полуразвалившийся приход, подобие склада.


Не было священников, не было клироса, не было сторожей. Пришлось всё восстанавливать и всё делать самому. Сюда же из общежития перебралась его семья. Прошло немного времени, и засияли на стенах иконы, в храм потянулись люди. Кроме службы в церкви он организовал и руководил профессиональным мужским православным хором «Сибирские певчие», организовал при церкви реставрационно-иконописную артель, церковноприходскую школу, школу традиционной казачьей культуры «Ермакова рать», издательский отдел. По его инициативе начались, ставшие потом традиционными, ежегодные фестивали русской музыки «Покровская осень», а в 1998 году он при поддержке Управления Западно-Сибирской железной дороги организовал двухнедельную гастрольную поездку по Новосибирской области, дав начало акции миссионерского поезда «За духовное возрождение Сибири».
Ему также вменялось от церкви осуществлять связи с казачеством. Даром, что сам был из казаков. Сибирь и казаки как понятия – родственны. Ермак с казаками покорил Сибирь. Летом 1998 года, в честь 400-летия этого сибирского похода Ермака, по тому же пути, Сметанников организовал казачий марш. Верхом, участвуя по маршруту в митингах и празднествах, отряд прошёл по городам и сёлам тысячу километров.



Имя отца Виктора становилось всё более популярно. В его приход шли и прихожане, и военные и казаки. Его широкая душа никому не знала отказа. Многочисленные программы требовали средств, а в приходе поначалу не хватало даже на зарплату. Армия в то время находилась в беднейшем положении. С криминалом или с «новыми русскими» отцу Виктору изначально было не по пути. Церковь, выделив отцу Виктору самый неустроенный храм, помогала мало. Среди бизнесменов у него были друзья, но Сметанников не привык жить на подаяние. Он организует при своём приходе столярную мастерскую, по всему городу открывает иконные лавки, разрабатывает программу по возрождению сельских православных традиций, создаёт крестьянскую сельскохозяйственную общину на 6000 гектар.
Главной заботой Сметанникова была, конечно, армия. В войсках к нему относились с неподдельным уважением. На учебном полигоне вместе с солдатами он бросал гранаты и ложился под танки. Ободряя новобранцев, с парашютом первый прыгал за борт. Ездил на Северный флот освещать подшефную подводную лодку «Новосибирск» и катапультировался там с глубины, выполнив так называемый «норматив на выживаемость». На экранах местного телевидения можно было увидеть, как отец Виктор молодецки сидит на танке с автоматом в руках. В его кабинете, помимо икон и книг – двухпудовая гиря. За время службы в войсках иерей Сметанников получил значок «отличный десантник» и «отличник ВМФ». На такого духовного отца военным можно было равняться.
Когда осенью 1994 года началась Чечня, отец Виктор оказался в Чечне. Со знаменитой бердской бригадой спецназа ГРУ он выезжал туда трижды в первую и трижды во вторую компании. Бригада спецназа прославилась тем, что стала первой, которая вошла в Грозный в декабре 1994 года. Хватался ли священник за оружие, когда рядом падали свои? Лез ли первым под пули, или же прятался за чужие спины? Скажем так, что в боях его контузило. Рассматривался вопрос о боевой награде, но запнулись, вроде как компрометирует духовный сан. Присвоили «гвардии войсковой священник». В армии «гвардию» дают за героизм, мужество и военное искусство. Теперь в войсках звучало: «товарищ гвардии войсковой священник, разрешите обратиться». Он дорожил этим званием.


Священник на передовой и священник в городе это разные стихии. Здесь здоровые мужики и смерть, а там всё престарелые да бабы. Перед лицом смерти многие вспоминают Бога. Сметанников говорил: «Если с той стороны за веру идут на смерть, то как без веры одолеть противника?» В его походную церковь в окопавшейся Ханкале стекались военные из разных частей и родов войск. В день приходилось крестить до 30-ти человек. Трудно было видеть, как смерть уносит жизни. Ему же приходилось и отпевать. Он многое там пережил. С войны возвращаются другими.
На вопрос корреспондента во время чеченской компании о, якобы, несостоятельности армии, он ответил: «СМИ, которые распространяют такие высказывания и мнения, работают не на могущество России, а на её развал… Попытки некоторых СМИ преподнести действия боевиков не как бандитские и даже сделать их героями наводит на мысль о сговоре с врагами России… Запад контролирует и ведёт циничную, утончённую войну против России… Иные силы пытаются преподнести конфликт как исламско-христианский. На самом деле… в рядах боевиков против Российской армии воюет не чеченский народ, а уголовники разных национальностей… Православная вера многие столетия объединяла Русь, помогала выстоять против многочисленных врагов. После развала Советского Союза в России нет никакой идеологии. Это очень опасно, потому что патриотизм строится на всеобщей объединяющей вере, идее. Без неё – тó, что мы, к сожалению, наблюдаем сегодня. Отсутствие духовности и идеологии угрожает целостности России».
Покорение Сметанниковым полюсов – отдельная история. Сначала был Северный полюс, 20 апреля 1998 г., на православную Пасху. Это православное завоевание отец Виктор посвятил 400-летию сибирского завоевания Ермака. На полюс он отправился в составе молодежной парашютной экспедиции, посвященной первым в мире Всемирным Юношеским Играм, проводимым в Москве. В экспедиции принимало участие 70 представителей из девяти стран. Сметанников прыгал первый. Журналист описывал, как приземлившись на снег, Сметанников взвалил на плечи собранный из частей трехметровый


деревянный крест и понес его к последней северной точке, ещё не освоенной Православием земли.
– Где Россия-то? В какой стороне? – спросил он, устанавливая крест. Кто-то недоуменно ответил:
– Здесь в какую сторону ни посмотри – везде юг.
– При чем тут юг? Мне Россия нужна!
– Вот там Томск, – показали рукой куда-то вдаль.
Крест заскрипел в пробуравленной лунке, поворачиваясь к России. В звенящем морозном воздухе разнеслись слова пасхального торжества: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав».
Видеоматериалы об установлении на Северном полюсе креста вошли в фильм «Северный полюс», который впоследствии обошел полмира. Фильм также транслировали на регионы России и страны СНГ. Его увидели зрители от Краснодара до Хабаровска. Американское телевизионное агентство «Всемирные телевизионные новости» распространило видеокартинку более чем двумстам своим подписчикам во всем мире, включая таких лидеров международных новостей, как CNN, ABC, Euronews и др.
В 2000 году, на новый год, в составе международной экспедиции он прыгнул с парашютом на Южный полюс и установил на Рождество трехметровый крест.






Температура воздуха на высоте – пятьдесят пять градусов мороза. Скорость встречного потока – сорок метров в секунду. Небо и линия горизонта сливаются в слепящую белую массу снега и облаков. Все предыдущие попытки прыгнуть в Антарктиде заканчивались трагически. Последний такой случай произошёл год назад, в декабре 1998 года, когда шестеро опытнейших американцев прыгнули в точке прямо над географическим полюсом – в живых осталось только трое, остальные не смогли раскрыть парашют. Русский священник отец Виктор – прыгнул первый. Купол у него черный – сам только что без рясы, в специальном комбинезоне для прыжков. Совершив пару кругов над визжащей толпой, отче на хорошей скорости врубился спецназовскими ботинками в плотный антарктический снег. За ним стали приземляться остальные.
Это была беспрецедентная экспедиция. Ее планировали несколько раз, причем многие страны. Но из-за невозможности эвакуировать участников со льдов Антарктиды задуманное всё время приходилось откладывать. Не под силу это было даже американцам: у авиации ВВС США есть специальный высокогрузный самолет, оборудованный шасси и лыжами, который мог бы забрать участников экспедиции и их груз , но его эксплуатация возможна только с разрешения конгресса США, поскольку выливается в астрономические суммы. Российско-белорусская команда, организовавшая экспедицию, пошла другим путём. Решили покорить полюс на специально-сконструированных вездеходах с редукторами от списанных стратегических бомбардировщиков. На подобный блицкриг способна только Россия.
Чтобы добраться до полюса, наша команда проделала длинный путь по многим странам, преодолевая бесконечные бюрократические и технические препоны. Так, в Мадриде цену за авиационный бензин увеличили вдвое, выкачав из экспедиции практически все средства и лишив возможности пользоваться по маршруту нормальным питанием и проживанием, а на острове Сал один из участников был сбит машиной и получил перелом ноги и сотрясение мозга. Наконец, впервые в истории полярной авиации русскому тяжелому военно-транспортному самолету Ил-76, не имеющему необходимых посадочных лыж, и к тому же перегруженному вездеходами, удалось приземлиться на естественный лёд.
Парашютный десант высадился в полночь на Новый Год в районе крайней полярной станции Пэтриот Хиллс. Здесь же к российско-белорусской группе присоединились участники из других стран. Впереди были ещё полторы тысячи километров, которые предстояло пройти на восьми вездеходах. Последнюю часть пути, оставив в промежуточном лагере половину поломавшихся машин и более половины группы, Сметанников и тринадцать избранных пробирались на пределе физических и психических сил. Погода резко ухудшилась, боковой ветер достигал до 30 м/с. Особую опасность представляли многометровые трещины во льду, сокрытые снегом – в одну из них угодил вездеход. Под конец пошла полоса с высокими, иногда до полутора метров ледяными застругами, называемыми здесь «зубья дракона». Участник экспедиция записал, что по мере приближения к полюсу у вездеходов падает мощность и без того полумертвых двигателей. Высота здесь около трёх тысяч метров, разряженный воздух, недостаток кислорода, мороз и голод. Ничего труднее в своей жизни четырнадцать измученных человек не испытывали. Никакие приспособления для разогрева воды, типа примусов, паяльных ламп и прочего здесь не работали – нет кислорода! Топить твердый снег и греть воду для приготовления любимой растворимой лапши приходилось с помощью газовой горелки воздушного шара.
Наконец, они были у цели. Сотрудники американской станции, возле которой находится полюс, были заинтригованы приближением необычной группы вездеходов: «Русские идут!». Полюс находится в ста метрах от корпусов станции и обозначен пограничным столбом с зеркальной сферой. Возникло некоторое сопротивление администрации станции, возражавшей против установления возле точки полюса православного креста. Из-за этого, как писал участник группы, «у отца Виктора начались антиамериканские волнения». Однако, всё утряслось, крест был водружён.
На большую землю ушла телеграмма:
«На Южном полюсе, на вершине нашей планеты, в светлый праздник Рождества Христова в рамках экспедиции торжественно зажжен Огонь Мира и, после подписания меморандума – “Обращение к Человечеству”, был дан старт “Маршу Мира”. Над полюсом поднялся воздушный шар со Знаменем Мира Рериха, Государственными флагами Беларуси, России и флагом ООН. Воздвигнут православный крест и о. Виктором отслужен праздничный молебен. На полюсе подняты государственные флаги стран-участниц экспедиции».


На Южном полюсе отец Виктор не только провёл службу, но даже совершил бракосочетание американской пары: сначала окрестил, а затем обвенчал. Первое в мире венчание на куполе планеты было заснято на видеоплёнку и кадры обошли весь мир.
Сметанников рассказывал, что пока двигались на полюс и возвращались обратно, он десять суток подряд не спал. Видавший виды и имевший ранее суровые испытания, он после поездки приходил в себя несколько недель. В дальнейших планах Сметанникова было водрузить русский крест на высшей точке планеты – гималайском Эвересте.

Открытие третьего тысячелетия на Южном полюсе стало уникальным со многих сторон. Впервые в истории освоения Антарктиды – континента без пограничников и границ, действовала международная экспедиция в составе 88 представителей из 18 государств. С духовной точки зрения, впервые в одной экспедиции объединились носители общепланетарной миссии – Знамя Мира Рериха и русский православный крест. Знамя Рериха до этого уже поднималось Фёдором Конюховым (ныне он диакон РПЦ) 6 мая 1989 г. на Северном полюсе и 14 мая 1992 г. на Эвересте. А на этот раз полотно Знамени до поднятия на Южном полюсе облетело планету несколько раз в космосе.

Покорение Южного полюса получило высочайший резонанс. По возвращении в Москву Знамя Мира Рериха было 20 января в торжественной обстановке вручено Генеральному секретарю ООН Кофи Аннану. По случаю водружения на Южном полюсе православного креста отец Виктор совместно с Патриархом Алексием II отслужил молебен в Успенском соборе Кремля.
Для православных людей, верующих в планетарную миссию России, установление русским священником креста на оси планеты – знаковое событие. Среди православных бытует старое греческое пророчество о русском народе: «на смену одряхлевшему духовно избранному греческому народу Господь Промыслитель пошлет третий богоизбранный Свой народ… Сей дивный свет Христов озарит оттуда и просветит все народы мира, чему поможет промыслительно посланная заранее в рассеяние часть этого народа…». О провиденциальной планетарной миссии России и её будущего вождя указывала Державная икона Богоматери, чудесным образом найденная в день отречения последнего царя. Держава в руках Богоматери на этой иконе – наша планета. Ось полюсов – жезл власти, которым надлежит в это время быть отмеченным державному вождю. Священник из Сибири Виктор Сметанников водружением на полюсах русского креста обозначил для мира начало новой эпохи – эпохи России.

В мае 1999 г. Сметанников был избран член-корреспондентом Петровской Академии наук и искусства, а в 2000-м году закончил аспирантуру и защитил диссертацию по психологической подготовке и реабилитации воинов во время вооруженных конфликтов. Благо, опыт был не кабинетный, а полевой. И все эти грандиозные дела свершались в течении пяти лет. Когда он только всё успевал?!

В 2001 г. его наградили премией Славянского общества Алтайского края. Как сообщалось: «Отец Виктор Сметанников отмечен за научное исследование и практическую деятельность по духовной реабилитации участников локальных войн… Он сумел сформировать группу единомышленников, которые работали с допризывниками, помогая юношам освоить азы военного искусства, обрести духовную зрелость. Подготовка, полученная воспитанниками Сметанникова, позволяла им служить в элитных воинских подразделениях. По договоренности с военкоматами их посылали в “горячие точки”, но ребята вернулись оттуда живыми-здоровыми, с боевыми наградами и сумели без проблем и осложнений освоиться в послевоенной жизни. Под руководством отца Виктора было организовано сестричество в окружном госпитале, где молодые добровольцы ухаживали за ранеными, помогали им адаптироваться в жизни. Помощникам Сметанникова удалось также найти партитуры для духовного оркестра и сборник песен Сибирского казачьего войска былых времен. Многие из найденных песен были озвучены православным хором “Сибирские певчие”».

Прошёл год, на столе у Патриарха ещё лежало представление на высокую церковную награду, как весной 2001 г. против вчерашнего героя возбудили сначала одно, а затем другое уголовное дело, и чуть не посадили. Первое было о якобы антикварных фолиантах, «случайно» обнаруженных налоговиками в риэлтерской фирме. Его завела городская прокуратора. Дело не пошло. Второе было о присвоении и растрате из церковной кассы 17 миллионов рублей. Оно могло закончиться десятью годами строгого режима. Его инициировала Новосибирская епархия, которую только что возглавил новый архиепископ. Попутно епархия направила в Священный синод документы на лишение отца Виктора церковного сана. Как писала местная газета, за время бурной деятельности отца Виктора «…росло недопонимание между ним и отдельными представителями епархии. Всё это не могло качественно не влиять на реализацию задуманных проектов. Так продолжалось до кончины Владыки Сергия. Если до этого недоброжелатели действовали “втёмную”, то теперь прессинг обретал открытые формы. В конце ноября 2000 года отцу Виктору в довольно грубой форме было предложено освободить служебную квартиру, несмотря на стоявшие на улице холода». В начале 2001 года приехал вновь назначенный новый глава епархии, но установка на снятие священника, критиковавшего власти города и области и пропагандирующего национал-патриотические лозунги, была куда выше.

Два года дело о растрате за неимением доказательств то прекращали, то под давлением сверху возобновляли. Наконец, в октябре 2003 г. состоялся окончательный суд. По большинству ранее предъявленных обвинений Сметанникова оправдали. Как было установлено судом, отец Виктор взял кредит в банке на покупку зерна. Предполагалось, что прибыль от продажи урожая будет потрачена на храм. Зерно засеяли на фермерском хозяйстве при храме, однако из-за непогоды урожай не удался. Отец Виктор, по его словам, планировал возместить кредит средствами за урожай следующего года, но не успел, его к этому времени уволили, после чего возбудили уголовное дело. К моменту суда 600 тыс. руб., которые Сметанников в качестве кредита взял в коммерческом банке, вернул гарант. Другие 200 тыс., как установил суд, он потратил на лекарства и фрукты для раненых военнослужащих, а также на командировки. Все эти расходы священнослужитель подтвердил финансовыми документами, приобщенными к делу. Отца Виктора суд признал виновным только в присвоении приходского уазика, ценою в 13 тыс. рублей. По словам самого обвиняемого, старую машину он поручил продать приходскому шофёру, который скрылся с деньгами, а затем оклеветал, заявив, что Сметанников был ему должен такую же сумму. Взвесив все за и против, суд назначил священнику два года лишения свободы условно с испытательным сроком на один год. Не удалось добиться и лишения Сметанникова иерейского сана.

О завершении двухлетнего следствия в прессе писали: «Вчера подсудимому Сметанникову предоставили последнее слово. На судебное заседание священнослужитель пришел в рубахе и тельняшке морского пехотинца. “Ваша честь, во всех преступлениях, которые инкриминируют мне следователи, виновным себя не признаю. Всю свою жизнь я руководствовался одной целью — служению Отечеству с полной отдачей. Служил как умел, жил как умел. Любое решение суда я приму с уважением и благодарностью».

Его лишили всех воинских званий и наград, выслуги лет, запретили осуществлять службу, а он не стал всё это обжаловать. Как сказал корреспонденту после суда Сметанников: «В ходе расследования дела я получил такие уроки, которые не преподают ни в одном университете. Но кроме этого суда будет еще суд небесный». С этого времени с политикой и церковью он завязал навсегда.

Почему такой поворот? Девяностые перестроечные годы стали тяжелейшими для России. В качестве естественной реакции самозащиты в стране поднялся национал-патриотизм. Ведь именно так когда-то Россию спасли Минин и Пожарский. Очень часто патриотическое движение окрашивалось недопустимыми и провокационными националистическими лозунгами. Но наряду с этой сопутствующей пеной, дискредитирующей движение, в стране крепло зерно патриотического самосознания. На фоне разнузданного охаивания и оплёвывания известных СМИ всего русского, всех достижений нашего народа, за честь России, за возрождение народного духа приходилось тогда поистине сражаться. Сметанников оказался в первых рядах этого движения, и оно же его выдвинуло вперёд: в войсковые священники, в казачество, в состав международных экспедиций на полюса. Без участия в патриотическом движении никакого завоевания полюсов не было бы. За патриотизм пришлось заплатить.

После полярных завоеваний России спохватился Запад, и через год католический священник Либерио Андреатта, директор паломнической службы Ватикана, по благословлению Римского Папы прибыл в 2001 г. на Северный и в 2002 г. – на Южный полюс, где совершил мессу и установил переданный Римским Папой католический крест. В декабре 2001 года Андреатта и его помощники уже пытались покорить Южный полюс, однако из-за погодных условий их экспедиция была вынуждена покинуть Антарктиду, не достигнув цели.
После католического посещения полюсов православное информационное агентство без каких-либо комментариев сообщало: «Побывав на двух полюсах нашей планеты, монс. Андреатта заметил, что теперь “Крест стал осью Земли”». Почему же теперь? А как же отец Виктор Сметанников и православный приоритет? Ведь даже в СМИ того времени можно было встретить заголовок: «Благодаря миссии отца Виктора Сметанникова земной шар теперь вращается на православной оси» («Новая Сибирь», 11.02.2000).

В зарубежных СМИ о приоритете Сметанникова и неожиданном смысле, вкладываемом русскими в полярные завоевания, вспомнили 5 апреля 2008 г., когда архиепископ Петропавловский и Камчатский Игнатий при участии депутата Госдумы в тот день совершил на Северном полюсе православную службу. С установлением русскими креста на полюсе сначала Сметанниковым, а затем архиепископом Игнатием религиозный комментатор Ричард Бартоломью соотнёс прошлогодний полускандал, разразившийся на фоне споров между странами о правах на континентальный полярный шельф. Тогда, 2 августа 2007 г. россияне с риском для жизни совершили первое в мире глубоководное погружение на северном полюсе, установив на морском дне на глубине 4261 метров титановый российский триколор. СМИ растиражировали слова Артура Чилингарова – знаменитого полярного путешественника, депутата Госдумы и члена Высшего совета партии «Единая Россия», участвовавшего в этом погружении, которые он высказал журналистам в аэропорту: «Арктика всегда была российской, и она будет российской… Мы счастливы, что установили российский флаг на глубине океана, где никогда не было ни одного человека. И мне наплевать, что по этому поводу говорят какие-то там зарубежные деятели. Если кому-то это не нравится, то пусть сами попробуют туда опуститься и что-нибудь установить». Артур Чилингаров и другой участник – Анатолий Сагалевич, 7 августа были приняты в Ново-Огареве Президентом России В.В.Путиным, который их поздравил с замечательными успехами экспедиции. На следующий день после установки флага британская «The Times» написала: «Началась война за минералы: русские водрузили флаг на глубине нескольких миль под полюсом. Это знаменует начало новой глобальной борьбы за то, чтобы “застолбить за собой” колоссальные залежи сырья в регионе Северного Ледовитого океана». «Daily Telegraph» уколола Россию заголовком статьи – «Полярный империализм». Но полярное завоевание Сметанникова, совершенное во времена мирного Северного полюса – это несколько иное, это народная инициатива и народная дипломатия. Русский патриотизм в подлинном своём значении заметно отличается от обычных патриотизмов и национализмов. Ибо, русская национальная идея, а она же – православная, заключается в том, что Россией спасётся мир.
Можно ли нечто завоевать, купив билет на вертолёт или в мягкий вагон поезда? Особенно в рамках служебного откомандирования? Крайний Север, Сибирь, горные пики, полюса – завоевывались по-другому. В прессе сообщалось о полярном «завоевании» Ватикана: «Римский папа предоставил монсеньору специальные лыжи и ботинки такого же белого цвета, как церковная мантия, чтобы в них тот провёл праздничную службу на полюсе». До Северного полюса монсеньор Андреатта вместе с группой поддержки проделал путь на лыжах только на последнем градусе долготы, а на Южный полюс его прямо до точки назначения доставил легкокрылый самолёт. Сметанникову не предоставляли ничего, он своими руками и по собственному почину сделал из сибирской сосны крест и продирался до цели, выражаясь словами пророчества, «руками и ногами», рискуя головой. Средства на дорогу были также не от конфессии, а от знакомых и друзей. Не было при штурме полюсов и Патриаршего благословения, его потом приписали некоторые СМИ. Подобно Ермаку, самочинно отправившемуся на покорение Сибири, отец Виктор без особого церковного благоволения отправился штурмовать небо и возвещать на полюс наступление Русской Зари. В международной экспедиции на Южном полюсе Отец Виктор в одной общей палатке по-братски делил кров и молитву о спасении с представителями других стран и других вероисповеданий, а на вездеходах отвечал ещё и за насущный хлеб. Знаки духовности были водружены на полюсе не от конфессии – от души народа. А ей куда легче, она вне конфессий, она – без-гранична.
Ещё недавно СМИ писали о Сметанникове как об уникальном «священнике-экстремале», а теперь издевались, что вчерашний герой оказался «между парашютом и парашей» – ославили на всю Россию.

Что же Сметанников? А он никогда не унывал. Пока два года его сажали, он преподавал социологию в архитектурно-строительной академии. Когда же всё закончилось, армейское начальство предложило ему отправиться на восстановление алтайского села, разрушенного землетрясением. Так он переквалифицировался в строителя, стал строить в сложных условиях Алтая. Здесь он попытался, забыв всё, начать жизнь с полного нуля.
Ребята-строители за его манеру командовать величали его «Генерал», хотя здесь никто не знал о его войсковом и церковном прошлом. На кого он был менее всего похож, так это на елейного священника. Лишних слов на ветер не бросал, что обещал, то делал. Моралью не томил. Когда ему выговаривали, даже несправедливое – не спорил, не оправдывался, лишь нахмурившись молчал. Объяснял другим всё просто и ясно, умел внимательно выслушать и, сколько мог, помогал. На Алтае он стал известен как хороший строитель. Фирма, в которой он со временем осел, благодаря ему стала выполнять заказы сравнительно недорого, качественно и на редкость для здешних мест – в срок.
Он и здесь пытался создать своего рода то ли социализм, то ли духовно-трудовую общину. Ввёл социальную помощь, помогал рабочим кредитами, построил общежитие, перевоспитывал рабочих как мог, вынужден был вмешиваться и разрешать семейные конфликты. На его объектах поддерживался чёткий порядок как в армии. Можно было видеть, как здоровые парни тягали вручную под крышу огроменные кедровые брёвна. Сам не пил и до завершения строительства не разрешал пить в бригадах. С утра до вечера, без выходных, включая праздники, мотался по разбросанным по горам объектам. В период строительного бума два шофёра, которые его поочерёдно возили, чуть не теряли от усталости сознание. Про таких говорят – трудоголик. Но правильнее было бы сказать – его жизнь заключалась в борьбе. Можно было спросить: «Виктор Викторович, ходил ли ты на такой-то склон, красота-то там какая!?», а он отмахивался и отвечал, что его время гулять по красотам прошло. Его и дома, как правило, не бывало, глубоко ночью приедет, а полвосьмого уже на работу.

Куда стремился Сметанников, в чём был для него жизненный смысл, от чего и куда он бежал? Денег он всегда сторонился, на фирме работал как директор по строительству, собственность была не его. Среди окружавших его людей ему абсолютно не с кем было поговорить, его здесь не понимали. А его широкой душе нужен был размах. Среди редких знакомых находились люди, с которыми он пытался придумать духовно-общинное построение Алтая. Но когда время такого строительства придёт?
Когда до Алтая в 2009-м докатился мировой кризис и инвестиции в строительство остановились, Сметанников вернулся к старому, заговорил о вырождении русского начала, что когда-то это были богатыри, а сейчас уже ничего нет. Ему говоришь: «Да откуда ты это взял, про тех богатырей придумали романисты. Разве Россия не возрождается?» А он: «Молодые парни приходят на стройку, а в глазах нет ничего. Мне нужны специалисты, я ему говорю, готов тебя послать учиться, а ему лишь бы получить скорее зарплату и напиться. Да и пьют не вино или водку, а совершеннейшие денатураты, любой спиртовой носитель, травятся. Живут от получки до получки, чтобы только залить. Выгонишь его, а он приведёт жену, детей, а они голодают. Возьмёшь назад, а он нормальный только до первого аванса». Помимо стройбизнеса организовали лесопилку, купили финское оборудование, но где найти нормальные кадры? Туда приезжаешь, а там как в Чикаго: между рабочими разборки, половина продукции разворовывается или делается налево, план срывается.

Мировой кризис катком прошёлся здесь по многим. Для Сметанникова всё одновременно сплелось в один тугой клубок. Столичные заказчики за выполненные работы не заплатили и исчезли. Субподрядчики и бригады требуют своего. Две лучшие строительные бригады за один сезон сгинули: одна бригада попросила у него денег в долг, купила машину и, возвращаясь, разбилась, все погибли. Во второй один запил и втянул остальных, так бригада и развалилась. Из-за невозможности привлекать дорогих специалистов вынужден был нанимать узбеков. А от тех только отойдёшь, как нахалтурят и всё испортят. Для Сметанникова так невозможно – это же дело чести, а здесь стыдно заказчику в глаза посмотреть. Так Сметанникова на почве общего переутомления хватил сердечный удар, но как только чуть оправился, из-под капельницы убежал на работу – ведь всё держалось исключительно на нём. А через неделю автомобильная авария. А через три недели на бревнах лесопилки оступился и поломал рёбра. Немного отлежался и снова на работу. Всё имеет свой скрытый смысл и свою отмеренную судьбу.

7 декабря 2010 года Сметанникова не стало.
Он не дожил до пятидесяти лет. Восемь образований и всегда готовый, как Суворов, штурмовать со слонами Альпы, он вполне мог стать первым священником, кто бы и в открытый космос, ради прославления России вынес бы русский крест.
Работал как мог, служил как мог, если ошибался, то кто без ошибок? Сметанников был настоящим русским, с отзывчивым сердцем, неугомонный, непокорный, с неутолимой жаждой строить новый, лучший мир. И военного, и священника, и строителя – его любило громадное число людей. Среди окружающих сетований и недовольств он до последнего дня озарял нас своим мужеством, непоколебимой верой в победу.

Герои не живут долго. Они метеором пронзают небо, чтобы напомнить человеку его призвание: летать, а не ползать. Со всеми своими талантами он не вписался в это перестроечное время. Что ж, не беда, на небесах такие не засиживаются. Он досрочно ушёл, чтобы снова прийти – продолжать возрождать Россию.

Алексей Смирнов, 24 февраля 2011 г.
__________________
"Каждый сам кует путь свой".
arkad вне форума   Ответить с цитированием
Благодарность от:
Лоэла (28.11.2017)
Старый 08.07.2011, 22:45   #13
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,101
По умолчанию Re: Сильные духом

Да-а-а, вот это дух! Человечище! Вот уж, действительно, руками и ногами... А какая любовь к России, и не на словах, а именно на деле!
Настоящий подвижник, правильно написано - пылающий метеор! Русский.
Ничего раньше не знала о нем. Спасибо, Аркадий, что познакомил с таким замечательным человеком!
И большое спасибо автору статьи!
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.07.2011, 23:59   #14
Рунгуна
Модератор
 
Аватар для Рунгуна
 
Регистрация: 29.05.2008
Сообщений: 13,041
По умолчанию Re: Сильные духом

Да, спасибо, Аркадий, за статью о таком удивительном человеке.
Немного читала о нём раньше (кажется в "Дельфисе"), о его работе с молодежью.
Но даже и предположить тогда не могла, какая у этого человека судьба.
Да, автор статьи прав. Такой человек долго в Тонком мире не задержится, скоро вернется.
Ведь России так нужны такие преданные и верные сыны. И какое счастье, что они у неё все-таки есть.
__________________
Мысль каждая моя лети на крыльях Света,
Владыке помогай всегда, везде, во всём!
Рунгуна вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.07.2011, 16:54   #15
arkad
Основатель
 
Аватар для arkad
 
Регистрация: 04.04.2007
Адрес: г. Обнинск
Сообщений: 6,575
По умолчанию Re: Сильные духом

Человечище, точно сказано!
Действительно невозможно понять, как можно СТОЛЬКО успеть сделать! Успеть отдать всего себя на Служение Общему Благу!
Широкое Сердце и Сознание вмещало и беззаветный труд, и подвиг, и Знамя Рериха.

И как можно тем, кому он Служил, - церкви, властям российским - вот так низко-предательски поступить с Человеком? Выводы ясны.

Но Сметанников Служил народу, Отечеству, Родине, и его дела навечно записаны и в памяти народа, и в Беспредельности!
__________________
"Каждый сам кует путь свой".
arkad вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.08.2011, 17:26   #16
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,101
По умолчанию Re: Сильные духом

29 июля 2011 года исполнилось 100 лет со дня рождения Павла Фёдоровича Беликова, крупнейшего исследователя жизни и творчества Н. К. Рериха и его семьи, неизменного участника «Рериховских Чтений».

..

Всю свою писательскую деятельность, выдающийся талант оратора и публициста посвятил он великому служению, раскрывая и показывая духовную красоту и многогранное богатство творчества каждого члена семьи Рерихов. Через всю свою жизнь, как драгоценное зерно, пронёс П. Ф. Беликов веру в духовную мощь и силу человека и его разум, призыв к духовному совершенствованию человека, к расширению его сознания.
П. Ф. Беликов родился 29 июля 1911 г. в г.Нарва Эстонской ССР. Образование получил в Ленинграде. С 1932 г. принимал деятельное участие в литературных организациях, выступал с докладами, печатался в местных газетах и журналах, давал библиографические обзоры советских книг. С 1937 года возглавил представительство советской книги в Эстонии, «Международная книга».
Личное знакомство с членами семьи Рерихов, переписка с ними во многом определили жизненный путь П. Ф. Беликова. С середины 30-х годов его основные интересы сосредоточились на творчестве и культурной и общественной деятельности Н. К. Рериха. Тогда же было положено начало сбору различных материалов о нём. В настоящее время архив, собранный П. Ф. Беликовым, составляет около 4 тысяч документов, статей, фотографий, отображающих с наибольшей полнотой творческую деятельность семьи Рерихов.

Из статьи Кирилла Беликова (сына Павла Федоровича)

НЕПРЕРЫВНОЕ ВОСХОЖДЕНИЕ

Жизнь моего отца Павла Фёдоровича Беликова - это непрерывное восхождение к вершинам Духа, восхождение, преобразовавшее не только самого Павла Фёдоровича, но и культурную жизнь России.

Переписка Н. К. Рериха с отцом началась в 1936 г. Сам отец так вспоминал об этом: «...Подготовил несколько докладов на тему о Рерихе. У Рериха в Таллинне были знакомые, через которых он узнал о моём увлечении и в 1936 году написал мне. Представьте же себе, он сам обратился ко мне! Мне тогда было 25 или 26 лет. Это письмо глубоко затронуло мои чувства. Я осознал, что способен на значительно большее. Началась переписка, завязались связи с его семьёй. Началась целенаправленная собирательская работа...»
К этому времени отец уже серьёзно увлёкся Востоком, изучал историю, философию, религию и искусство восточных народов. Он знал о Рерихах и их трудах, поэтому легко включился в сферу их просветительской деятельности. По рекомендации Н. К. Рериха отец побывал в Латвии, познакомился с руководителем Общества Рериха в Латвии Рихардом Рудзитисом. Не без его влияния он организовал рериховский кружок у себя в Таллинне, стал заниматься распространением литературы, выпускаемой в Риге: трудов Н. К. Рериха и Е. И. Рерих, «Тайной Доктрины» Е. П. Блаватской, работ исследователей наследия Н. К. Рериха - художника и мыслителя. Официально Рериховское общество в Эстонии оформиться не успело. (Н. К. Рерих сам писал, что спешить не стоит.) Это, вероятно, и спасло эстонских последователей взглядов Н. К. Рериха от преследований в годы советского режима. В то время власти не вникали, «кто есть кто». Теософия, оккультизм и Агни Йога - всё подводилось под общую черту и считалось ими «проявлением враждебной идеологии». Почти все члены Общества Рериха в Латвии и Литве стали жертвами репрессий, были расстреляны или пополнили архипелаг ГУЛАГ. Отец вынужден был скрывать свои взгляды, заниматься исследованием творчества Рериха подпольно. Имея на руках такой «взрывоопасный» материал, как архив Рериха, он не только не уничтожил его, а, наоборот, заботился о его сохранности. К сожалению, некоторые архивные документы тоже стали жертвой сталинизма - пострадали, так как хранились в разных местах. И всё-таки большинство материалов чудом уцелело, несмотря на войну и тоталитарный режим.
Когда началась Великая Отечественная война, отцу как начальнику Союзпечати Эстонии была дана отсрочка от мобилизации. Предстояло эвакуировать имущество Союзпечати. Сам же он эвакуироваться не успел: в город вошли немецкие части и отрезали его от гавани, откуда уходили суда с людьми и имуществом. Вскоре кто-то донёс на отца немецкому командованию, его арестовали, но по пути в комендатуру ему удалось бежать. Лесными дорогами добрался он до хутора родителей своей жены, который находился недалеко от Чудского озера. Жизнь в этой глубинке тоже была неспокойной. Чудом избежал Павел Фёдорович немецкой мобилизации, заполучив, а вернее купив справку о том, что болен туберкулёзом и процесс ещё не окончился. Временами приходилось скрываться в лесу, ибо и среди своих, таких же окруженцев, находились предатели. По доносу одного из них был расстрелян немцами брат мамы. Отец случайно избежал подобной участи. Судьба словно специально хранила его для выполнения особой миссии на ниве культуры.
После войны помимо официальной деятельности - в Союзпечати Эстонии и в должности бухгалтера в различных организациях - отец старался наладить контакты с рериховцами, пополнял свой архив и много писал, как говорят сегодня, «в стол». Это было трудное время для рериховедения. Имя Н. К. Рериха открыто не произносилось, исследовательская работа в области его творчества под эгидой государственных учреждений не велась. Только в «хрущёвскую оттепель» отцу удалось наладить контакты с сыновьями Н. К. Рериха.
С Юрием Николаевичем он встретился в Москве, после его возвращения в Советский Союз. Тогда же началась переписка со Святославом Николаевичем, длившаяся более 25 лет. После «оттепели» стало возрождаться и отечественное рериховедение. Вот тут-то и пригодился архив, собираемый и хранимый отцом ещё с середины 1930-х гг. Все первые советские публикации о Рерихах основывались на уникальных материалах этого архива. Отец никогда не придерживал что-то ценное для своих собственных работ, а щедро делился материалами с исследователями и радовался их успехам. Известные наши рериховеды - Князева, Сидоров, Шапошникова, Алёхин и многие другие - с благодарностью вспоминали эту щедрость Павла Фёдоровича.
В письме от 14.02.1939 г. Н. К. Рерих пишет отцу: «...Часто вспоминаем Вас и радуемся, что Вы стоите около книжного дела. Как это сейчас нужно и какие замечательные мысли у Вас могут зарождаться, наблюдая истинное положение книги и просвещения. Вы находитесь в центре борьбы за Свет и Познание. И сколько душевного и неотложного Вы можете сделать во время своей каждодневной работы. К Вам придут молодые, и Вы сумеете принять их и отеплить внимательным отношением. Вы разовьёте в себе терпимость и усмотрите в каждом наиболее ценную черту...»
Это предсказание-пожелание отец полностью осуществил. Скольким людям он помог увидеть истинные ценности жизни и посвятить себя служению Добру. Недаром люди тянулись к нему, писали множество писем и неизменно получали обстоятельные, аргументированные ответы. Это эпистолярное наследие велико и ждёт своего исследователя. В 1970-е гг. в Козе-Ууэмыйза - маленький посёлок в 40 км от Таллинна - началось настоящее паломничество почитателей творчества Рерихов. И со всеми отец щедро делился своими знаниями и материалами. К нему обращались и создатели документальных фильмов о Н. К. Рерихе Р. А. Григорьева, Ю. Н. Белянкин.
В 1970-е гг. отец приступил к работе над рукописью «Рерих-мыслитель» (естественно, опять «в стол»). И вдруг ему предложили участвовать в написании книги о Н. К. Рерихе в серии «Жизнь замечательных людей» в соавторстве с ленинградским искусствоведом В. П. Князевой. Всех подробностей о процессе создания книги я не помню. Но, судя по переписке отца с В. П. Князевой и по воспоминаниям мамы, всё это доставило ему немало тяжёлых переживаний. Зная всю духовную жизнь Н. К. Рериха, он как мог сопротивлялся требованиям советской цензуры осудить Николая Константиновича за идеализм, за самобытность мышления, за преклонение перед именами, которые проклинала в то время советская философия. Во взаимоотношениях соавторов возникли сложности - слишком различными были их общественные позиции и взгляды. Приходилось много раз переделывать главы книги. Неоценимую помощь оказывал и Святослав Николаевич Рерих, которому отсылались для проверки и оценки главы книги. Когда же работа была завершена, Святослав Николаевич поздравил отца: «Вы прекрасно справились с очень трудной задачей. Поздравляю Вас от всей души...». Он прекрасно понимал все сложности того времени. Первая полная отечественная биография Н. К. Рериха положила начало широкому осмыслению его деяний для России и всего мира.
И всё-таки отец остался недоволен книгой. Это подтолкнуло его к работе над рукописью «Рерих. Опыт духовной биографии», где он широко использовал и архивные материалы, открытое обращение к которым в те годы было невозможным. Рукопись осталась незаконченной, но даже в таком виде она является ценным дополнением к книге, изданной в серии «Жизнь замечательных людей».
Архив отца и после его смерти продолжает служить людям. Правда, фонд Рерихов в этом архиве почти уже исчерпан исследователями. А вот фонд отца совсем не разработан: нам ещё предстоит знакомство с неизвестным П. Ф. Беликовым - писателем, поэтом, философом, книговедом и библиографом. Библиографией Павел Фёдорович занимался всю жизнь. Специалистам будет интересна такая подробность: в составлении библиографии литературных трудов Н. К. Рериха отцу помогал ещё при жизни сам Николай Константинович, а затем - его сыновья. Это труд многих лет, если не десятилетий. Своими работами в области библиографии Павел Фёдорович гордился не меньше, чем литературно-критическими трудами, и отмечал их в своей автобиографии. Полную сводку всех его работ - от обзоров книг в периодике до указателей - ещё предстоит сделать. Кроме печатных трудов, в архиве отца остались и неопубликованные работы, в частности, материалы о творчестве Н. К. Рериха и С. Н. Рериха за период с 1958 по 1978 г.
Подвижническая работа Павла Фёдоровича на ниве культуры не была отмечена никакими наградами. Но ей воздали должное почитатели семьи Рерихов. Летом 1983 г., когда Павла Фёдоровича уже не было в живых, альпинисты новосибирского Академгородка взошли на безымянный пик Алтая. Покорённой вершине дали имя «Пик Беликова». Через этот пик идёт дорога к вершинам семьи Рерихов.

Козе-Ууэмыйза, 1992 г.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума   Ответить с цитированием
Благодарность от:
Сергей12 (08.05.2017)
Старый 05.10.2011, 20:47   #17
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,101
По умолчанию Re: Сильные духом

К дню ухода с земного плана Урусвати – Елены Ивановны Рерих



Великий Владыка Майтрейя об Урусвати:

«Истинно, кто не понимает облика Моей Урусвати, тот не утвердится в Учении. Тот, кто не примет облик явленной Свати, тот будет последним. Тот, кто не чувствует в сердце своем могущества Урусвати, тот лишается поручней. Кто не являет устремления к явленному и данному Указанию о Наместнице, тот будет последним в Моих глазах. Кто чтит Мою родную Свати, чтит Меня. Возьмем это Указание огненно – так явить нужно почитание родной Свати! (ВП 20.05.34).

«Сколько великих обликов, все вмещающих и все дающих заключено в духе великой Урусвати. Нет такого угла, где бы Урусвати не проявила даяния духа. И все твои даяния огненно живут в сердце... Какая сокровенная книга жизни! Истинно, история запомнит подвиг!» (ВП 15.03.34)

(Окт. 5). (О Матери Агни Йоги). День памятный отметим особо. Конечно, о Матери Огненной Йоги придется много сказать и многое осветить с совершенно иной, необычной, точки зрения. Думают, что Адепт Сокровенного Знания наделен сверхъестественным могуществом, что путь его устлан розами и творит он дела на Земле с помощью магического жезла. Но оставлена магия. А подвиг творится по формуле «Рукой и ногой человеческой»; и не розами, но терниями устлан путь жизни, и не песнопения и славословия, но тяжкий крестный путь был уделом Ее на Земле. Люди в невежестве думают, что открытые центры дают величайшие возможности и радость. Но думающие так забывают, что зажженные чакры, открытые воздействию тончайших энергий, также открыты для ядовитых эманации тверди земной, что все несовершенства окружающего мира явно и тяжко заставляют вибрировать центры, ибо ощущаемы яро. Ноша мира сего велика и, поистине, надо быть гигантом духа, чтобы не сломиться под тягостью этой непомерной ноши. И не только не склониться, но и сохранить радость, и устремление, и бодрость, и неувядаемую свежесть духа. И многие к Ней приходили, и все приходящие получали огненные дары духа, зажигавшие тотчас же в сердцах их радость, надежду и устремление. Трудно передать словами эти огненные ощущения подъема и взлета духа, которые всегда сопровождали моменты общения с Матерью Огненной Йоги, выражалось ли оно письмом или посылкой огненной мысли далекой. Но общение с Нею всегда радость несло. Была Она духом непоколебимой, преданной яро Владыке, и эти же чувства явно сообщала Она к Ней приходящим за Светом. Открытые центры, принося способность погашения окружающего несовершенства и тьму поражая, Носительнице их давали мало счастья земного. Ибо быть под натиском тьмы тяжко, невыносимо тяжко утонченному сердцу.
Жизнь Этого Великого Духа была постоянным распятием духа Ее на кресте материи. Предоставить себя на испытание пространственному огню, будучи в теле земном, в обычных условиях жизни есть подвиг величия несказуемого, всю тяжесть боли и страдания которого люди даже и представить себе не в состоянии. Как бы постоянная открытая рана сердца, подвергающаяся грубым касаниям жестоких и грубых условий Земли, как бы постоянное соприкосновение тканей открытых с ядовитыми и отравляющими эманациями земных сфер. И Адепт, и человек обычный подвергаются одним и тем же атмосферным условиям. Удары одинаковой силы наносятся и грубому животному, человеку и утонченнейшему организму Тары. Каковы же страдания эти, если открытые центры остро и ясно воспринимают в себя все уявления жизни? Думают, что Щит Владыки охраняет от тлетворного дыхания жизни и от яда пространства, забывая, что огненное сердце вбирает в себя и испивает до дна чашу яда земного.
Ноша мира сего велика, и Великие духи несут ее явно. Земная жизнь Матери Агни Йоги была долгой цепью почти не прерываемых и тяжких физических страданий и болей, ибо ассимиляция посылаемых Владыкой Лучей требовала приспособления всего организма. Приспособления длительного, острого и болезненного. В тисках недорослей последышей уходящей расы дух ее тяжко страдал. Но стойко, победно и твердо шла Она через жизнь, не жалуясь, не сетуя, не обременяя никого, но всем неся радость и бодрость и яро поддерживая каждую искорку света в сердцах к Ней обращающихся людей. Работала много и яро, не покладая рук, насколько позволяли силы. Каждое слово Учения было воспринято Ею от Давшего его, каждое было записано Ее рукою, и благодаря Ей, только Ей, человечество получило Великое Учение Жизни.
Можно ли удивляться, что в Ней мир имеет высшее проявление духовности и достижений, возможных на Земле в условиях жизни обычных. Не было еще до Нее на Земле явления более высокого, ведь она была духом, завершающим свою эволюцию на этой планете. Ведь над Ней, выше Ее по ступеням Иерархической лестницы, Стоял лишь Сам Владыка. Эту теснейшую Близость к Учителю Света надо понять. Много их, самозваных и не весть кем утвержденных духовных авторитетов, но высот, достигнутых Матерью Агни Йоги, до сих пор на Земле еще никто из людей не достигал. И если в прошедших веках были великие духи выше Ее по ступеням восхождения, то ведь это были Владыки, все те же, все Семь же, Пришедших с Далекой Планеты, но в обликах разных и в разных одеждах. Она же всегда была близкой и около Них, Свет миру Несущих.
Почтим же своим углубленным пониманием Память Великой Души, Память Матери Огненной Йоги, Свет Нового Учения Жизни, единого в веках и старого как мир, нам, людям, на Землю принесшей»
(ГАЙ 1957г., 434).
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума   Ответить с цитированием
Благодарность от:
Сергей12 (08.05.2017)
Старый 10.10.2011, 12:04   #18
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,101
По умолчанию Re: Сильные духом

К 150-летию со дня рождения Фритьофа Нансена - великого норвежского путешественника, океанографа, общественного деятеля, человека удивительной судьбы



Фритьоф Нансен родился 10 октября 1861 года неподалеку от Кристиании (ныне Осло). С юности Фритьоф был превосходным лыжником, неоднократно выигрывал чемпионаты Норвегии. После окончания гимназии серьёзно выбирал между живописью и наукой, и в результате поступил в университет на отделение зоологии (в дальнейшем сам иллюстрировал свои книги).
Уже в 20 лет он принял участие в четырёхмесячном плавании по Северному Ледовитому океану на судне тюленепромышленной компании «Викинг» (в качестве биологической практики). Именно это путешествие имело решающее значение для направления всей его последующей деятельности. По возвращении из плавания, он отдался научным занятиям. В 1883, после окончания университета Христиании, Фритьоф был назначен куратором отдела зоологии в музее города Берген. В 1885—1886 гг. работал в университете Пармы у профессора Гольджи и на первой в Европе морской биологической станции в Неаполе. В 1886 г. удостоен большой золотой медали Королевской академии наук за свои исследования по строению клеточного аппарата нервной ткани (предложил новый метод окрашивания микроскопических препаратов). Докторскую степень получил за 4 дня до отправления в Гренландию.
В 1883 году, после окончания университета, он совершает путешествие в воды Гренландии на зверобойном судне «Викинг». Нансен поставил перед собой в высшей степени крупную и трудную задачу — переход через всё ледяное плато Гренландии от восточного берега её до западного. Весь труд по снаряжению экспедиции он взял на себя, скудное финансирование предоставил датский спонсор — консул Августин Гаммель. Часть средств дало награждение его золотой медалью: Нансен просил выдать ему бронзовый дубликат, а разница в стоимости пошла на снаряжение экспедиции.
Экспедиция отправилась в путь 5 мая 1888г. Нансен вместе с пятью товарищами через Шотландию и Исландию добрался до восточного побережья Гренландии и 17 июля произошла высадка на плавучие льды, в 20 км от побережья. Ценой невероятных усилий группа на лодках прошла сквозь плавучие льды и достигла побережья 17 августа. Дальнейшее продвижение осуществлялось на лыжах через неизвестную территорию, тягловой силой служили сами люди (на каждого приходилось более 100 кг груза). Морозы достигали −40 °C, шерстяная одежда плохо защищала от холодов, а в рационе почти не оказалось жиров (один из участников экспедиции даже просил у Нансена выдать в пищу мазь для лыж!). 3 октября 1888 г. экспедиция достигла западного побережья, совершив первый переход через льды Гренландии на дистанцию около 660 км. Во время всего путешествия Нансен и его спутники вели метеорологические наблюдения и собирали научные материалы.
Шестеро путешественников вернулись в Норвегию в 1889 г. и были чествуемы всей нацией. Нансен был назначен куратором по зоологии университета Кристиании (в 1897 получил должность профессора без обязательства чтения лекций).
Закончив с анализом полученных результатов, Фритьоф приступил к подготовке к еще более смелой и грандиозной экспедиции - к Северному полюсу. Прежние наблюдения убедили его в существовании сильного восточно-западного течения, которое должно было направляться от Сибири к Северному полюсу и далее к Гренландии. Нансен разработал проект судна («Фрам»), достаточно сильного для того, чтобы выдержать ледовое сжатие. План заключался в плавании этого судна по Северо-восточному проходу к Новосибирским островам, где оно должно было вмерзнуть во льды. Команда должна была остаться на борту судна, пока оно дрейфовало бы вместе со льдами к Северному полюсу и проливам между Шпицбергеном и Гренландией.
Экспедиция стартовала в июне 1893 года. К сентябрю «Фрам» прочно вмерз в паковый лед. Нансен и его команда приготовились к дрейфу к Гренландии. Дрейф «Фрама» шел не так близко к полюсу, как надеялся Нансен. Он предпринял попытку броска к полюсу, и в марте 1895 года в сопровождении Йохансена покинул корабль. Они не достигли полюса, но подошли к нему ближе, чем все предыдущие путешественники.
Через три месяца Нансену и Йохансену удалось добраться до Земли Франца-Иосифа, где они зазимовали в выстроенной ими из шкур моржей и камней землянке. Летом 1896 года туда прибыла английская экспедиция Джексона, на судне которой он и вернулся 13 августа домой, пробыв в Арктике три года. Ровно через неделю в Норвегию вернулся и «Фрам», блестяще закончивший свой исторический дрейф.

Несколько лет Нансен занимался обработкой результатов экспедиции и написал ряд работ, занимаясь одновременно общественной деятельностью. В 1906—1908 был назначен послом Норвегии в Великобритании. В конце Первой мировой войны был представителем Норвегии в США, в 1920—1922 верховным комиссаром Лиги Наций по делам репатриации военнопленных из России. В 1921 году по поручению Международного Красного креста создал комитет «Помощь Нансена» для спасения голодающих Поволжья. Был одним из немногих общественных деятелей Запада, кто лояльно относился к большевистской России и молодому СССР. В 1922 году Лигой Наций был назначен первым в истории верховным комиссаром по делам беженцев и учредил Нансеновское паспортное бюро, которое выдало тысячи паспортов беженцам из России. В 1922 году Нансен был удостоен Нобелевской премии мира — «За многолетние усилия по оказанию помощи беззащитным». Большую часть полученной суммы, составлявшей 122 000 крон, Нансен истратил на устройство в СССР двух показательных сельскохозяйственных станций, остальную часть пожертвовал в пользу греческих беженцев. Вслед за Нобелевской премией Нансен получил такую же сумму от датского издателя Эриксена. И эти деньги он полностью израсходовал на те же цели.
В 1925 году Нансен отправился в Армению, где по поручению Лиги наций ему во главе специальной комиссии предстояло изучить вопрос о возможности устройства армянских беженцев. Свою поездку в Армению Нансен описал в книгах «По Армении» и «Через Кавказ на Волгу». Забот об армянском народе Нансен не оставлял до конца своей жизни. В 1928 году он совершил турне по Америке, во время которого читал лекции с целью сбора средств в пользу армян.
Не прерывал Нансен и научной деятельности: в 1900 г. совершил экспедицию на Шпицберген, и на 1905 г. планировал экспедицию на «Фраме» в Антарктиду, но политическая ситуация вынудила его отказаться от планов. «Фрам» был передан Амундсену.
В 1913 году по предложению английской коммерческой компании, планировавшей заняться освоением природных ресурсов Сибири, Нансен совершил путешествие в Россию. На грузовом пароходе «Коррект», он достиг устья Енисея, а затем поднялся вверх по реке до города Енисейска. Из Енисейска Нансен сухопутным способом добрался до Красноярска, а затем доехал на поезде до Владивостока. На протяжении всего этого путешествия Нансен делал многочисленные заметки о природе Сибири и быте населения, которые впоследствии легли в основу его книги «В страну будущего». На обратном пути из Владивостока в Норвегию Нансен посетил Петербург, где прочел лекцию в Географическом обществе и консультировал по вопросу об оказании помощи экспедиции Г. Я. Седова.
Последние годы жизни Нансен страдал от сердечно-сосудистых заболеваний. Он скончался в Люсакере близ Осло 13 мая 1930 года, играя с внучкой на веранде своей усадьбы. По его просьбе был кремирован, а прах был развеян над Осло-фьордом.
В 1938 году Нобелевской премии мира было удостоено Нансеновское международное агентство по делам беженцев в Женеве, основанное в 1931.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума   Ответить с цитированием
Благодарность от:
Лоэла (28.11.2017)
Старый 14.11.2011, 13:30   #19
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,442
По умолчанию Re: Сильные духом

Амфилохий Почаевский.


При жизни он был известен тем, что изгонял бесов, многие ехали к нему за помощью. Его все помнят как батюшку Иосифа - за свою жизнь он трижды менял имя: при рождении его назвали Яковом, в монахи постригся с именем Иосиф, а в конце своей жизни принял схиму и стал для всего мира схимонахом Амфилохием.

Когда через 31 год, 22 апреля 2002 года, по решению Священного Синода была вскрыта могила старца Амфилохия, все присутствовавшие были поражены: гроб, облачение и тело самого старца было таким, будто его похоронили только вчера, а вокруг разносилось чудное благоухание. Еще при жизни батюшка говорил: "Як я помру, приходьте до мене на могилку, я почую ваши молитви. Берiть з могилки песочек, вин буде цiлющiм". (Как умру, приходите ко мне на могилку, я услышу ваши молитвы. Берите с могилки песочек, он будет целебным.) На его могиле происходит множество исцелений.

В украинском селе Малая Иловица 27 ноября / 10 декабря 1894 года у Варнавы и Анны Головатюк родился сын, при святом крещении мальчика назвали Иаковом.
Варнаве, отцу десятерых детей, приходилось браться за любую работу, он делал колёса, колодки, сани, обращались к нему за помощью и больные крестьяне, как к хорошему костоправу. Будучи юношей, Иаков не раз помогал отцу «удерживать больных, когда тот направлял сломанные кости». Природная сила и приобретенные в юности навыки пригодились Иакову.
В 1912 году Иаков был призван в Царскую Армию, где исполнял обязанности фельдшера. Во время боевых действий помогал выносить раненых товарищей с поля боя, попал в плен, был отправлен немцами в Альпы, где три года работал у фермера. В 1919 году Иакову удалось совершить побег, вернувшись в родное село, стал заниматься привычной крестьянской работой, помогал и больным, обращавшимся за помощью.
В 1925 году Иаков был принят послушником в Почаевскую Лавру. В трудолюбии и смирении исполнял новоначальный инок возлагаемые на него послушания, делал сани, колёса, пел на клиросе...
8 июля 1932 года, по благословению митрополита Варшавского и всей Польши Дионисия, Иаков был пострижен в монашество с именем Иосиф.
21 сентября 1933 года рукоположен епископом Антонием во иеродиакона, 27 сентября 1936 года - во иеромонаха.
Исполняя различные работы и послушания в Лавре, отец Иосиф лечил больных, особенно прославился как костоправ. К нему везли страждущих со всей округи, поток больных не прекращался ни днем, ни ночью. Чтобы не создавать неудобства для братии, отец Иосиф, по благословению наместника Лавры, перебирается в маленький домик на монастырском кладбище, здесь ему вместе с иеромонахом Иринархом, предстоит прожить около 20 лет. Каждый день в маленький домик приходили больные люди. Бывали дни, когда иеромонах Иосиф принимал до 500 человек, многие жаждали исцеления - кто телесного, кто духовного.
Всего себя подвижник посвятил служению Богу, получив от Бога дар прозорливости и исцелений, помогал всю жизнь ближним. Для мира остались сокрытыми его многие тайные подвиги и борения.
В конце войны подвижник чудом избежал расправы. Как-то ночью четырнадцать вооружённых человек ворвались в его келью и потребовали еды, после того как их накормили, попросили, чтобы старец их проводил. У ворот ему объявили о расстреле. Со смирением принял старец известие о скорой гибели, попросил только десять минут на молитву. Успел прочитать «Отче наш», «Богородицу», «Верую», начал читать «Отходную»... Прибежал отец Иринарх, обеспокоенный долгим отсутствием старца, когда увидел дуло нацеленное на праведника, не раздумывая, бросился на автомат, пригибая его к земле, стал просить о помиловании старца... Смерть миновала.
В конце 50-х годов начались гонения на церковь. В стране массово закрывали монастыри и храмы, а самих монахов по ложным обвинениям выгоняли, выселяли, отправляли домой без права возвращаться. Осенью 1962 года, благодаря бесстрашию старца монахам удалось отстоять Троицкий собор*: «У дверей церкви с десяток милиционеров со своим начальником стоят. Старец неожиданно выхватил у начальника ключи, передал молодому наместнику Августину, и призвал местных жителей защищать храм. Крестьяне, вооружившись жердями, устремились на милиционеров». Троицкий собор отстояли, но через несколько дней старца ночью увезли на «черном вороне» в психиатрическую больницу. Его поместили в палату для самых «буйных» душевнобольных. Ему вводили лекарства, от которых распухало всё тело, и трескалась кожа.
Духовные чада отца писали письма, просили освобождения старца. Через три месяца его привели в кабинет главного врача. Спросили: «может ли он вылечить тех больных, которые находятся с ним в палате».
Старец сказал, что через две недели вылечит всех больных, и попросил привезти ему святое Евангелие, крест и облачение, чтобы он мог отслужить Водосвятный** молебен.
В ответ услышал: «Нет, вы без молебнов лечите».
- Это - невозможно, - ответил кроткий старец. Когда солдат идёт в бой, ему дают оружие... Наше оружие на невидимого врага - святой крест, святое Евангелие и святая вода.
Отца Иосифа отвели в палату.
Мучения закончились лишь с приездом в больницу Светланы Аллилуевой, дочери Сталина, которую он в своё время исцелил от душевной болезни. Ей удалось добиться освобождения старца.
Старец Иосиф вернулся в родное село и поселился у своего племянника. Узнав, где находится старец, начали съезжаться страждущие. Отец Иосиф ежедневно служил Водосвятные молебны и исцелял людей. Местные власти, обеспокоенные притоком больных людей в село, стали настраивать родственников против старца, один из них, поддавшись уговорам, обманув старца, увёз его на своём тракторе за село к болотам, жестоко избив, бросил в воду и уехал. В холодной декабрьский день восемь часов пролежал мученик в ледяной воде, духовные чада нашли умирающего старца, отвезли в Почаевскую Лавру, где его в ту же ночь постригли в схиму с именем Амфилохий, в честь святителя Амфилохия Иппонийского, боялись, что он не доживет до утра. По милости Божией схимонах Амфилохий выздоровел. Оставаться в Лавре без прописки было опасно, он снова вернулся в родное село. Люди по-прежнему шли и ехали к старцу за исцелением.
Во дворе отец Иосиф ежедневно служил Водосвятные молебны, многие верующие получали исцеления. Отец Иосиф некоторых больных благословлял не вкушать пищу в среду и пятницу. В дни строгого поста он велел рано утром, встав с постели, до начала утренней молитвы, сразу класть три земных поклона с молитвой «Богородице Дево, радуйся...», чтобы легко выдерживать пост в этот день.
Нужно было иметь великую любовь в сердце, чтобы никогда и никому и ни в чем не отказывать. Старец Божий имел таковую. Он находил время для каждого.
Из воспоминаний духовных детей старца:
- Приезжали к отцу и современные молодые юноши, жаловались на душевную тоску, отсутствие сна и аппетита. Старец ставил их посреди двора и просил класть по 450 земных поклонов; велел, чтобы так и дома каждый вечер делали, да носили крестики, не выпивали, не курили, ходили в церковь, соблюдали посты, причащались и все «нервы» выйдут и будут здоровы. При этом добавил, что нервы чувствуют боль, но когда болит душа, то это не «нервы расстроены, а бесы мучают, и надо постом и молитвою бороться с ними. ...». Уныние и пустота в душе, считал старец, из-за многоглаголания, чревоугодия, и любостяжания. Он велел тогда каждый час и день петь «Елицы, во Христа креститеся» и «С нами Бог».
Целый день проводил подвижник с людьми, по ночам молился.
Молодая женщина Татьяна, жительница Почаева, была неверующей, в церковь не ходила. В результате закупорки вен началась гангрена. Врачи настаивали на ампутации. Женщина тянула сколько могла. А потом, узнав о батюшке Амфилохие, одолжила денег и пошла. Батюшка вышел из келий, оглядел очередь. И позвал ее из толпы. Выслушав Татьяну, сказал, что операции делать не надо. Дал мазь, святую воду и сказал, какие молитвы читать, потом, достав из шкафчика 50 рублей, дал женщине, провидя духовным зрением о её денежных затруднениях. Вскоре Татьяна исцелилась не только телом - гангрена прошла, но и душой - стала постоянно ходить в церковь.
Из Днепропетровска приехали к батюшке две подруги. Одна их них была глухонемая. Еще в детстве ее сильно побила мачеха. Отец Амфилохий спросил глухонемую девушку:
- Как тебя зовут?
- Она же глухонемая,- вмешалась удивлённая подруга.
- А ты молчи, - ответил старец и повторно обратился к больной с вопросом
Девушка начала издавать звуки, из которых сложилось её имя - Галя. Она начала говорить и стала слышать.
По свидетельству очевидцев: однажды, когда старец уехал на целый день к больному, к нему привезли умирающего мальчика 13 лет. Поздно ночью старец вернулся и узнал, что больной мальчик, не дождавшись помощи, умер. Старец подошёл к лавке, на которой лежал умерший, склонился над ним и долго молился, потом перекрестил его, мальчик открыл глаза - ожил.
Под осень 1965 года старец поселился у своей племянницы, на участке с помощью духовных чад была построена небольшая часовня, над ней высокая голубятня, длинный обеденный стол во дворе для богомольцев.



Старец говорил, что по милости Божией заранее знает о тяжело больных, которые должны к нему приехать, бывали случаи, что выходил встречать больных ночью в непогоду.
Сохранилось много свидетельств о прозорливости старца. Надежда Симора слышала от матери рассказ о прозорливости старца: «Молодая женщина обратилась к батюшке за помощью вернуть зрение слепому от рождения сыну, отец Иосиф на просьбу матери ответил, что это за ее грех. Что, будучи ребёнком, она лазила по деревьям, брала птенцов и выкалывала им иглой глаза... Женщина заплакала, плакал вместе с ней и старец».
Представители власти запрещали людям посещать старца. Отменялись автобусы, но люди шли пешком. Как-то к старцу приехал первый секретарь Тернопольского обкома партии, привез единственного сына. У девятнадцатилетнего юноши на ноге была саркома, врачи оказались бессильны.
Старец Иосиф, осмотрев больного, попросил оставить юношу на две недели, предупредил, что лечить будет только молитвой. Секретарь обкома согласился, договорился о ночлеге для сына в ближайшем селении. По благословению старца юноша каждый день приходил на Водосвятный молебен, пил святую воду, вкушал освящённую пищу. Спустя две недели саркома бесследно исчезла. Благодарный отец распорядился выделить маршрутный автобус Кременец - Малая Иловица. Старец, с детства любивший природу, сам сажал цветы и фруктовые деревья, послушницы помогали в работах на участке. Старец предвидел свою скорую кончину, знал, что одна из его послушниц подсыпала в еду яд, подливала яд и в воду, которой он умывался (есть мнение, что послушница из Киева была агентом КГБ). Не раз с горечью старец говорил, что среди его послушниц есть «Иуда». Батюшка несколько раз на несколько часов терял сознание. Во время приступов отравительница под разными предлогами не подпускала никого к батюшке.
Смиренный старец стойко переносил страдания, и призывал виновницу покаяться.
Умер подвижник 1 января 1971 года. Незадолго до смерти, старец говорил, чтобы все приходили на его могилу со своими нуждами и болезнями, обещал и по смерти не оставлять нуждающихся в его молитвенной помощи. Уже после отпевания старца у гроба праведника исцелилась верующая женщина. На протяжении трёх десятилетий совершались чудеса исцелений у могилы старца.
3 апреля 2002 г Священным Синодом Украинской Православной Церкви было принято решение о причислении к лику святых почаевского старца-схиигумена Амфилохия. Чин прославления преподобного Амфилохия в лике святых был совершен в воскресение 12 мая в престольном Успенском храме Почаевской Лавры. 12 мая 2002 года в Почаевской Лавре, во время прославления святого в небе над Лаврой появились созданные из облаков два креста. В течение часа верующие могли наблюдать за этим чудом - один большой крест и рядом - чуть поменьше. Паломники говорили: «Ну вот, теперь их будет двое - батюшка Иов и батюшка Амфилохий».

* Троицкий собор.


– Находится на территории Свято-Успенской Почаевской Лавры — православный монастырь (лавра) в Почаеве (Тернопольская область). Крупнейшая православная святыня на Волыни и второй, после Киево-Печерской лавры, монастырь на Украине.
В 1910 году Н.К. Рерих создаёт эскиз мозаики для Троицкого собора Почаевской лавры.



«Спас Нерукотворный и Князья Святые».

* Водосвятный молебен - Кроме крещенской воды православные христиане часто используют воду, освященную на молебнах. Молебное пение, или молебен, - это особое богослужение, при котором просят Господа, Божию Матерь и святых о ниспослании милости или благодарят Бога за получение благ.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.11.2011, 19:32   #20
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,101
По умолчанию Re: Сильные духом

В феврале этого года исполнилось 20 лет со дня ухода Гаральда Феликсовича Лукина - врача, секретаря и мецената Латвийского общества Рериха.
Судьба этого человека настолько драматична и насыщена событиями, что ее хватило бы и на десять жизней. Это судьба истинно огненного Духа.



Гаральд Феликсович Лукин родился 06 июня 1906 года в Риге, в семье врача, основателя Латвийского общества Рериха Феликса Денисовича Лукина и Антонии Лукиной, писательницы (псевдоним Иванде Кайя) и общественной деятельницы.
На долю его, еще подростка, выпадают нелегкие годы Первой мировой войны. Отец с детьми эвакуируется в Витебск, лечит трахому в русских селах, заболевает туберкулезом и уезжает на лечение в Давос. Мать в 1921 г. переносит тяжелый инсульт и практически не может участвовать в воспитании детей, до самой кончины она остается парализованной.
Гаральд заканчивает медицинский факультет Латвийского университета и проходит практику в клинике Путныня.
Ф.Д. Лукин незадолго до смерти предлагает сыну перенять свою обширную практику врача-гомеопата. Гаральд уже неоднократно помогал отцу изготовлять лекарства, участвовал во многих делах, — он согласен.
В отличие от отца, который ставил диагноз по радужной оболочке глаз (иридодиагностика), Гаральд в основном полагался на свою интуицию. Многие врачи-гомеопаты пользуются лекарствами из гомеопатических аптек, но Гаральд, как и его отец, делал лекарства сам. Рецепты, конечно, менялись — проверялись (прежде всего на себе), пополнялись, улучшались. Но в основе были настойки лекарственных растений на спирту. Определенным соединением тинктур наполнялась десятая часть двестиграммовой бутылки, остальное — вода. Пациент должен дома перелить из бутылки десятую часть в стакан с водою и выпить в течение дня, — примерно глоток каждые полчаса.
Гаральд Феликсович обладал огромным запасом психической энергии. Пациенты оценили его чрезвычайно высоко. Большая популярность среди больных вызвала зависть у некоторых врачей, на него подают в суд за «шарлатанство», но дело он блестяще выигрывает.
«Лукин меньше всего думает о себе и своей пользе (я даже не знаю другого столь бескорыстного человека)… В эту зиму прием больных превратился в нечто сверхнормальное и сверхчеловеческое. Ведь прием 100–120 больных в день… истощал его силы…
Гаральд руководствуется лишь своей гениальной интуицией при установлении болезни. Гаральд мне рассказывал, что иногда при одном виде больного, когда тот входит в его кабинет, он уже чует болезнь пациента…
Наконец, “официально” вредило Гаральду также его стремление облегчить страдания больных, официальной медициной обреченных на смерть, например, в последней стадии туберкулеза и рака и пр. Случалось, что даже в этих тяжелых случаях Гаральд излечивал»
(из письма Р. Рудзитиса к Е.И. Рерих от 1.03.1938).
Г.Ф. Лукин женится на своей сокурснице Магдалене Шнейдер, и в 30-е годы у них появляются на свет дети — Илона, Индар, Ариан, Илария, которые тоже пошли по стопам отца. Внуки также продолжают семейную традицию: Феликс Индарович недавно открыл глазную клинику.
Вскоре после смерти отца Гаральд приходит в Латвийское общество Рериха и в 1935 г. становится его членом. Был избран секретарем правления, временно руководил группой изучающих Живую Этику. Его друзьями в Обществе были юрист и композитор Бруно Якобсон, мастер, а с 1940 г. — директор фабрики «Варонис» Иван Георгиевич Блюменталь и долгие годы — руководитель Общества Рихард Рудзитис: «Мы все всё больше начинаем любить Г.Ф., порывистая огненность его натуры, как в отце, так привлекает. Он пару раз выступал на наших общих собраниях, выбирая из Учения именно те места, которые говорят о безусловном следовании Учителю, об огненном устремлении и решимости» (из письма к Е.И. Рерих от 1.10.1936).
Большая частная практика позволяет ему стать главным спонсором издательства Общества. Благодаря помощи еще нескольких самоотверженных людей за время существования Общества было издано более пятидесяти книг: произведения Н.К. Рериха, книги о нем, Живая Этика, Письма Е.И. Рерих, «Тайная Доктрина» и др.
Друзья из Общества помогают собирать лечебные травы по всей Латвии. Он начинает получать растения также из окрестности Гималайских гор, от Святослава Николаевича, и письма с рецептами, используемыми местным населением. Г.Ф. Лукин становится членом-корреспондентом Института гималайских исследований «Урусвати». Он переписывается и с Николаем Константиновичем и Еленой Ивановной, получает много сердечных, заботливых писем.
Елена Ивановна чрезвычайно высоко ценила Гаральда, его «львиное настроение» и огненное сердце, видела в нем будущего великого целителя. Она пишет Рихарду Рудзитису: «Много радости доставляют нам письма Гаральда Феликсовича. Также письмо его из путешествия, с описанием впечатлений от шедевров Искусства, показывает тонкую восприимчивость. Это такое редчайшее качество! Потому он и будет успешен в своем лечении, ибо исцеляет он, конечно, главным образом своей психической энергией. И если он сохранит свое чудесное звучание на Высшие Посылки, то, конечно, возможность эта возрастет. Он будет получать новый прилив после расходования. Но очень советую ему после большой выдачи дать себе хотя бы полчаса полного отдыха. Конечно, не следует забывать валериан для себя и своих больных.
Передаю Слова Владыки: “Действительно, известный врач лечит не одними медикаментами, но и психической энергией. Такая явленная энергия нуждается в пополнении — такое усиление идет из Ашрама. Таким образом, вы видите сотрудничество на дальних расстояниях”. “Опытный врач, оказав врачебную помощь, говорит больному: забудьте о болезни. Он знает, что обычно люди не умеют внушать себе выздоровление. Потому пусть лучше не утомляют себя сомнением в своем состоянии. Люди могли бы помогать себе выздоравливать, направив силы на заживление, но они предпочитают обессиливать себя, не давая природе делать свое благое действие. Разве не полезно вспомнить о разных воздействиях, когда говорим о Высших Мирах?” “Посылающий воздействие не всегда знает о творимом. Он заметит, что истекла его энергия, он может почуять внезапное утомление, но, как щедрый жертвователь, он не знает меру своим благодеяниям. Так родится сострадание, а затем и любовь к человечеству. Тот, кто любит, тот имеет доступ к Высшему Собеседованию”.
Так было радостно отметить и любовь Гаральда Феликсовича к пациентам, это качество необходимо для истинного целителя. Прекрасны и беседы его с больными, так он станет целителем духа и тела. Шлю ему самый сердечный привет»
(2.04.1936).
У Гаральда завязывается дружеская переписка со Святославом Николаевичем, который посылает ему три своих картины. Дорога ему и картина, полученная в 1938 г., Гималайский этюд — от самого Николая Константиновича. Наверно, он посетил бы и Наггар, если бы не приближение Второй мировой войны.
Как всегда, полный энергии, Гаральд Феликсович в 1937 г. отправляется в Париж, чтобы пополнить Прибалтийское отделение Музея Рериха картинами русских художников — Серебряковой, Коровина и других эмигрантов. Он едет в Прагу на встречу с Валентином Булгаковым и привозит клише с картин Н.К. Рериха, находящихся в Чехословакии, для новой монографии. Его мечта — построить новый музей для картин Н.К. Рериха, хранящихся в помещении Общества. Многие картины лучших мастеров Латвии для Музея Общества были куплены за деньги Гаральда Феликсовича.
С 1938 г., перед началом Второй мировой войны, когда Николай Константинович решает вернуться на родину, Гаральд Феликсович, совместно с И.Г. Блюменталем, пытаются получить для него визу через советское полпредство в Латвии (через Москву это сделать не удалось). Гаральд Феликсович и Иван Георгиевич обещают полпредству издавать альманах («Мысль», затем «Литературные записки») о жизни и культуре Советского Союза. (Правда, после первых публикаций о культуре секретарь Егоров требует напечатать портрет Сталина и оду, посвященную ему (что не было сделано), о мощи Красной Армии — чтобы привлечь на свою сторону правящие круги Латвии.)
В 1940 г., когда в Латвию входят советские войска, Гаральд Феликсович становится редактором новой газеты «Циня» («Борьба»). Он печатает на первой странице первого номера очерк Н.К. Рериха. От него требуют стать депутатом, принять участие в выборах. Когда он отказывается, его избирают заочно.
В июле 1941 г. Красная Армия отступает, и в Ригу входят немецкие войска. И.Г. Блюменталь, член коммунистической партии с 1937 г., скрывается на дачах на взморье. Гаральда Феликсовича спасает человек, которого он прятал у себя в 1940–1941 гг. — Фредис Гайлис. Он должен лишь исчезнуть с глаз, укрыться в глубоких лесах Курземе — он работает сельским врачом в Угале.
Во время войны пришлось спасать картины Н.К. и С.Н. Рерихов, конфискованные у Латвийского общества Рериха при ликвидации Общества и переданные на хранение Государственному городскому музею. Ведал музеем в немецкое время барон фон Розен. Он знал ценность картин и хотел вывезти их как трофеи в Германию. Тогда Гаральд Феликсович сообщил об этом в Наггар, и Н.К. Рерих прислал телеграмму, что эти картины являются его частной собственностью, и немцы вернули картины. Они были розданы по квартирам членов Общества (некоторые хранились временно у Г.Ф. Лукина).
После освобождения Латвии советскими войсками от немцев, увы, вновь начались аресты. В 1949 г. они приобрели массовый характер. Были арестованы и более тридцати рериховцев, в том числе и Гаральд Феликсович. Его обвинили… как международного шпиона крупного масштаба, — он же переписывался всю жизнь с зарубежьем, не однажды был в Праге, Париже, Литве, Эстонии, России… После войны он писал в Индию…
Гаральда Феликсовича и его близкого друга Бруно Якобсона жестоко пытали, потом вынесли приговор: к расстрелу. Но спасла амнистия, расстрел заменили двадцатью пятью годами лагеря в угольных шахтах Воркуты, а потом до конца жизни — ссылка в Сибирь.

Жена Магдалена продолжала работать врачом и заботиться о детях. Наученная людьми, после ареста мужа она сразу же заочно подала на развод, дома уничтожила все доказательства связи мужа с семьей Рерих и заграницей — книги, репродукции, картины, письма. И мою маму кто-то пытался надоумить на такое — но она с возмущением отвергла мысль о разводе. Вскоре Элла Рейнгольдовна была арестована.
Но у Магдалены хватило храбрости собраться в далекий путь на Север, до Воркуты, найти мужа, повидать, отвезти посылочку, пообщаться. (Часто таких посетительниц самих арестовывали и помещали в соседний женский лагерь.)
Первым вернулся из лагеря мой отец. Он уже давно писал письма протеста, на пересмотр дела. Рихард Яковлевич вернулся осенью 1954 г., реабилитированным, полгода проведя опять на Лубянке, в Москве. Он подал прошение и за других, упоминая их поименно: я, руководитель Латвийского общества Рериха, освобожден, прошу освободить и членов моего Общества, арестованных как рериховцев. И писал друзьям в лагерь: Е.Я. Драудзинь, Г.Ф. Лукину и другим, советуя побыстрее обратиться с просьбой о реабилитации.
Некоторые боялись вернуться — ведь были случаи, когда арестованных и высланных в 1941 г. и отпущенных на родину в 1946 г., арестовали повторно в 1948–49 гг.
Настало время Н.С. Хрущева, но об истинном положении вещей не знали и сами руководители страны. После восстаний заключенных в Норильске и в Караганде (их расстреляли, ехали на людей танками), — которые невозможно было замолчать, было создано 64 комиссии для обследования лагерей. Сами верхи были поражены числом лагерей и людей в них, среди которых «политические», осужденные «тройками» по 58 статье, как правило, были невиновны. Лагерь за лагерем людей стали отпускать на волю.
Не сразу люди поверили, что ужасы кончились, но все-таки стали возвращаться домой. В 1956 г. вернулся Г.Ф. Лукин.
Он стал школьным врачом и постепенно вновь начал собирать травы и корни лекарственных растений. Тинктуры, высушенные травы, корни хранились у Меты Пормалис, спрятанные за ширмой в углу ее комнаты. Налаживал связь с аптеками, чтобы получить спирт, некоторые эфирные масла, бутылки разных размеров. Помогали и друзья.
Г.Ф. Лукин следил за новейшей литературой — в то время уже начали писать о лекарственных растениях, фитотерапии и в Советском Союзе. Он выписывал книги из Москвы, Киева. Налаживал связи, ездил с сотрудниками Всесоюзного института растениеводства в разные экспедиции в горы. (Общеизвестно, что в горах растения имеют другие свойства, более целебные.) Но больше всего он любил бродить по горам один, любил одиночество.
Молодые, светло-зеленые веточки и неокрепшие шишки, насыщенные смолой, посылал ему кто-то из лагерных друзей из Сибири. Многое было собрано и на лугах Латвии. Каждое лекарство дополнительно содержало арнику для иммунитета организма, уважалась черная бузина для женских болезней, разновидная полынь, тысячелистник.
Каждое лето он путешествовал, ездил в горы: Кавказ, Памир, Тянь-Шань, а затем в степь, собирать растения. Сохранился его дневник, написанный в горах.
После гор он приезжал обновленным, полным энергии, искрящимся. И забывались прошлые обиды, все ему прощалось. Однажды он привез нам с отцом горную полынь — дающую энергию, душистую, но не горькую.

Постепенно рос круг его пациентов. Уже невозможно было все держать в тайне. Нет, не запрещалось, но назначили налоги в размере десяти тысяч рублей, и он опять должен был уйти в подполье.
Он, как и его отец, любил музыку Баха, Бетховена. Она его успокаивала. Он весь был комок нервов, вспыльчивый, ранимый, раздираемый большими энергиями. Гаральд не только любил музыку, у него был и «абсолютный слух» на ложь, самость, прикрытую иногда красивыми словами. Помню, с каким возмущением он вернул одному художнику его статейку, где тот, обуянный самостью, завуалированно умалял Николая Константиновича Рериха.
У многих членов Общества остались прекрасные письма Гаральда Феликсовича, написанные его характерным, размашистым почерком — к Рихарду Рудзитису и его семье, к Каролине Якобсон, к Валдоне Засе. Остался ряд фотоальбомов — высокохудожественные обложки из кожи, — где возвышаются горы, и среди них иногда и он сам с киркой альпиниста, усталый, пыльный. Еще он любил переснимать картины и репродукции картин Рериха.
Большим, светлым событием для Гаральда Феликсовича был приезд на родину старшего сына Елены Ивановны и Николая Константиновича — востоковеда Юрия Николаевича Рериха в конце 50-х гг. Вместе с другими Гаральд Феликсович посещал выставки картин Рериха, где непременно присутствовал и Юрий Николаевич, отвечая на вопросы, даря свою улыбку. Гаральд побывал и у Юрия Николаевича дома, привез свои лекарства, палатку для путешествий, немного денег. (Правда, Ю.Н. деньги не принял.) Ю.Н. Рерих разрешил ему выбрать одну из гималайских картин отца — ведь все свои картины Гаральд потерял при арестах.
Очень нравилась ему картина «Огни на Ганге». 13 апреля 1958 года, на первой выставке Николая Константиновича на родине, Гаральд Феликсович сделал запись в книге для гостей: «Огни Н.К. Рериха, пущенные по Ганге, плывут по рекам, морям, океанам.
Да воспримут народы величественные Огни Н.К. Рериха!»

Большим событием для Г.Ф. Лукина был также приезд младшего брата Юрия Николаевича — Святослава Николаевича и выставки его картин. Они ведь столько обменивались письмами, теперь могли лично поговорить обо всем.
Годы шли, люди стали меньше бояться, чаще встречаться. У Леонтины Андерман — Лонии, в ее крохотной квартирке на шестом этаже многолюдной Гертрудинской улицы собирались и почитатели Гаральда Феликсовича. К себе домой приглашать изучающих Живую Этику он не решался — могли следить за ним, да и жена была адвентисткой. Эти встречи люди помнят до сих пор.
В начале 80-х гг. остро ощущался недостаток книг Елены Ивановны и Николая Константиновича, Учения Живой Этики. По всему огромному Союзу в личных библиотеках людей можно было встретить бледные ксерокопии с едва различаемым текстом, фотокопии, даже книги, переписанные от руки. Среди молодых, с которыми Гаральд Феликсович встречался у Лонии, были Гвидо Трепша, Янис Зиемелис, Эгил Блум и др., в большинстве еще студенты, с которыми Гаральд Феликсович поделился своими мыслями. Он скопил немного денег и снова стал меценатом издательства, на этот раз нелегального, опасного в то время. Редактором стал Гвидо Трепша, который с большой ответственностью относился к изданию книг и очень уважал Г.Ф. Лукина. Отредактированные, частично переписанные на машинке экземпляры переправили в город на юге Украины и в каком-то институте сделали хорошие, качественные ксерокопии, количеством не один десяток. В Риге они были переплетены, и переходя из рук в руки, по разным местам Союза путешествовали книги Живой Этики, сборники очерков Николая Рериха, «Письма Елены Рерих», «Братство Святого Грааля» Р.Я. Рудзитиса. Видно, дело было доброе и необходимое, крыло Ангела охраняло их. Многим это было пищей для сердца в ежедневной жизни.
У Гаральда Феликсовича не было формального отношения ни к людям, ни к вещам и событиям. По замечанию Рихарда Рудзитиса, Гаральд или любил, или ненавидел. Он любил своих друзей, хотя не всегда был справедлив к ним. Он очень любил Россию.
"Его потенциал свершит великие дела, — писал в своем дневнике Рихард Рудзитис. — Он так много хорошего делал и для меня, и в практическом, бытовом плане. Когда было трудно, нежданно приходила поддержка от друга. За многое я благодарен ему. И наша дружба абсолютно необходима, и всеми силами я пытаюсь вносить в нее новые, огненные опоры, и дружба стала истинно органичной. У него я учусь и глубокому пониманию проблемы Русской Земли, ибо никто так не любит эту родину будущей расы, как Доктор".

По материалам статьи Гунты Рудзите.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума   Ответить с цитированием
Благодарность от:
Сергей12 (08.05.2017)
Ответ

Моё местоположение:
Вернуться   Форум АГНИ ЙОГИ (ЖИВОЙ ЭТИКИ) и наследия РЕРИХОВ > Разные темы > Люди, события, даты

Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 06:07. Часовой пояс GMT +3.


Agni-Yoga Top Sites

Рейтинг@Mail.ru

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2019, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot