ОБЩИНА "ТЕРОС"
Форум школы Агни Йоги (Живой Этики)
и духовного наследия Рерихов
header
header    
Вернуться   Форум АГНИ ЙОГИ (ЖИВОЙ ЭТИКИ) и наследия РЕРИХОВ > Великие Учителя и Подвижники > Матерь Мира > Женщины Мира

Закрытая тема
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 12.12.2009, 21:57   #141
Irina
Друг Общины
 
Регистрация: 06.03.2008
Сообщений: 2,692
По умолчанию Re: Женщины мира

Наташа!
Спасибо за рассказ. Вот уж точно встретились 2 половинки... А помните ещё пару: русский граф времён Екатерины, если не ошибаюсь, и испанская девушка с зап. побережья Сев. Америки? Граф погибает в дороге через Сибирь, желая получить разрешение на брак от императора (императрицы), а она так и не выходит замуж, т.к. другие для неё не существуют.
__________________
5.048. ...предвидеть трудно, как разнесется зараза духа. Сеющие заразу несут ответственность перед всем человечеством.
Irina вне форума  
Старый 12.12.2009, 22:10   #142
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,441
По умолчанию Re: Женщины мира

Да, Ирина, именно две половинки. И так хочется, чтобы побольше было таких встреч - и половинки эти никогда не разлучались.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Старый 13.12.2009, 18:04   #143
Irina
Друг Общины
 
Регистрация: 06.03.2008
Сообщений: 2,692
По умолчанию Re: Женщины мира

Ещё обратила внимание на то, какие хорошие воспоминания остались у героини рассказа от путешествия по Сибири.
Я в своей недавней поездке также отметила, что будущее за азиатской частью России, за РосАзией. Там организуется большинство обществ, стремящихся изучать АЙ и жить по ней, там большинство общин.
После войны моя мама, приехавшая с ДВ в Краснодар ужасалась, что как в другой мир попала. Так же и я в своих частых командировках видела большую разницу в менталитете севера и юга СССР, а с востоком тогда не было случая познакомиться. В Европе та же разница в менталитете севера и юга. Даже после Краснодара Греция - "другой мир", из которого летел бы пулей... Впрочем, Краснодар, как и многие части России догнали ещё более южный менталитет.
__________________
5.048. ...предвидеть трудно, как разнесется зараза духа. Сеющие заразу несут ответственность перед всем человечеством.
Irina вне форума  
Старый 14.12.2009, 09:09   #144
Елен@
Участник форума
 
Регистрация: 06.12.2009
Адрес: г. Ростов-на-Дону
Сообщений: 10
По умолчанию Re: Женщины мира

Я из Ростова-на-Дону, Краснодар рядом совсем...Как и Ростов это город, сильно зацикленный на развлечениях и "пускании пыли в глаза". А хочется быть как-то попроще... :?
Елен@ вне форума  
Старый 15.12.2009, 16:19   #145
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,441
По умолчанию Re: Женщины мира

АННА ЯРОСЛАВНА
королева Франции, дочь Ярослава Мудрого,
правительница Франции на правах регентства при малолетнем сыне, короле Филиппе I,
(около 1024 – не ранее 1075).


Получившая в детстве хорошее воспитание и образование при киевском княжьем дворе, к юности она уже знала греческий и латынь, знала азы врачевания. По свидетельству французских хроник, «золотоволосая» дочь могущественного киевского правителя славилась красотой. В 1044 прослышавший об этом овдовевший французский король Генрих I (сын короля Роберта II Благочестивого (996–1031), считавшегося ученым-богословом) послал первое свадебное посольство в далекую Русь. Он получил отказ. Возможно, в то время Ярослав надеялся с помощью аналогичного брачного союза закрепить отношения с Германией.
Однако бездетному Генриху I был необходим наследник. Зная о молодости и красоте русской княжны он послал в 1049 для новых переговоров шалонского епископа Роже. Тот привез в подарок русскому князю боевые мечи, заморские сукна, драгоценные серебряные чаши и добился согласия. Помимо него, в посольстве присутствовал епископ города Мо, богослов Готье Савейер, который стал впоследствии учителем и духовником Анны.
14 мая 1049 Анна прибыла во Францию в Реймс, где традиционно проводились коронации в церкви Святого Креста, привезя туда из Киева собственное Евангелие. В этом поступке проявилась настойчивость будущей королевы: она отказалась присягать при возложении на ее голову золотой французской короны на латинской Библии и принесла клятву на славянской церковной рукописи. Париж Анна не сочла красивым городом. «В какую варварскую страну ты меня послал, – писала она отцу в родной Киев. – Здесь жилища мрачны, церкви безобразны, а нравы ужасны». Однако ей было суждено стать королевой именно этой страны, где даже королевские придворные были неграмотными.
В 1053 Анна родила долгожданного наследника, Филиппа (это имя стало с тех пор королевским именем во Франции). Следом ею были рождены Роберт (умер во младенчестве) и Гуго (ставший Гуго Великим, графом Верманду). Дети получили под надзором матери хорошее домашнее воспитание, и Филипп стал впоследствии одним из образованнейших правителей своего времени. Между тем, Анна стала по сути соправительницей мужа, Генриха I. Об этом говорят документы, скрепленные двумя подписями – короля и королевы. На государственных актах, на грамотах, дарующих льготы или жалующих вотчины монастырям и церквям, можно прочитать: «С согласия супруги моей Анны», «В присутствии королевы Анны». «Слух о ваших добродетелях, восхитительная дева, дошел до наших ушей. И с великою радостию слышим мы, что вы выполняете свои обязанности в этом очень христианском государстве с похвальным рвением и замечательным умом» – писал ей римский папа Николай II.
Когда в 1060 Генрих I умер, по его завещанию, Анна стала регентшей при малолетнем сыне короле Филиппе I, поселилась в Санлисе, небольшом замке близ Парижа, где основала костел и женский монастырь. Позже, при реконструкции костела на нем было воздвигнуто лепное изображение Анны Ярославны в полный рост с моделью воздвигнутого ею храма в руке: «Анна Русская, королева Франции, воздвигла этот собор в 1060».
В 1062 один из потомков Карла Великого, граф Рауль Крепи де Валуа, влюбился в королеву и «похитил ее, когда она охотилась в Санлисском лесу, увезя в свой замок как простую смертную». Местный священник в поместье графа обвенчал их. Однако Рауль был женат, и его жена Алинора пожаловалась римскому папе Александру II на неблаговидное поведение мужа. Тот объявил брак недействительным, но знатные молодожены пренебрегли этим. Есть и иная версия: граф развелся с Алиной, уличив жену в неверности после чего обвенчался с Анной. Так или иначе, Анна продолжала жить с Раулем в укрепленном замке Мондидье и в то же время управлять Францией вместе с сыном-королем. От этого времени сохранились хартии с подписями «Филипп и королева, мать его», «Анна, мать короля Филиппа». Примечательно, что Анна подписывалась все так же, кириллицей, реже – латинскими буквами.
В 1074 умер второй муж Анны, и она вновь вернулась ко двору, к государственным делам. Сын окружил мать вниманием. Младший ее сын женился на дочери графа Вермандуа. Женитьба помогла ему узаконить захват земель графа. Анне Ярославне жилось тоскливо: за прошедшие годы ушли из жизни оставленные в Киеве отец и мать, многие братья, умер епископ Готье. Последняя подписанная ею грамота относится к 1075.
Выбитая у подножия ее статуи в Санлиссе строка «Анна возвратилась на землю своих предков» дала основания историкам свидетельства ее попыток вернуться на Русь. По иным данным, Анна никуда не уезжала и дожила свой век при дворе сына Филиппа. По словам Н.К. Карамзина, «честолюбие, узы семейственные, привычка и вера католическая, ею принятая, удерживали сию королеву во Франции».




Скульптурное изображение Анны Ярославны.
Костел святого Винсента в Санлисе.


У Н.К. Рериха есть картина “Невеста французского короля. Осмотр невесты послами” (о дочери Ярослава Мудрого Анне), но к сожалению мне не удалось найти ее и показать вам, друзья.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Старый 18.12.2009, 11:21   #146
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,441
По умолчанию Re: Женщины мира

Ангелика Кауфман
знаменитая немецкая художница и график, представитель классицизма, член Академии Св. Луки в Риме, Французской Королевской академии, Английской академии художеств, Венецианской академии,
(1741-1807).



Автопортрет.
Только один из автопортретов знаменитых художников, хранящихся во всемирной галерее Уффицы, принадлежит женщине. Ее имя мало что говорит нынешнему поколению любителей живописи. А ведь это о ней, об Ангелике Кауфман, великий немецкий поэт Гете сказал: «Ее глаза так умны, ее знание механизма искусства так велико, ее чувство прекрасного столь глубоко, а она остается так непостижимо скромна...».
Ангелику Кауфман, немецкую художницу XVIII в. можно смело ставить в один ряд с самыми знаменитыми представителями классицизма. Она была очень известным художником. "Мой портрет для одного друга сделан исключительной личностью, одной немецкой художницей. Она очень сильна в портретах... Ее имя - Анжелика Кауфман" – так отзывался о ней знаменитый немецкий историк, Винкельман.
Державин посвящал ей оды:
Живописица преславна,
Кауфман, подруга муз!
Если в кисть твою влиянна
Свыше живость, чувство, вкус,
И, списав данаев, древних
Нам богинь и красных жен,
Пережить в своих бесценных
Ты могла картинах тлен,-

Умна, скромна и обаятельна... С автопортрета на зрителя смотрит милое, спокойное лицо женщины, оживленное чуть заметной улыбкой. Но почему же столько грусти в лице художницы, на долю которой при жизни выпали великий успех и признание? Причина кроется в ее женской судьбе, полной разочарований, обмана и обид.
Личная жизнь Ангелики очень похожа на дамский роман, над которым можно проливать слезы. Такая книга - «Ангелика Кауфман» - действительно была написана Леоном де Вайи в 1838 г. и издана в Париже и Брюсселе на французском языке. Кроме того, один из самых драматических моментов ее биографии лег в основу драмы В. Гюго «Рюи Блаз».
Ангелика родилась в 1741г. в маленьком швейцарском городке Кур (Хур). Спустя год ее отец, небогатый немецкий художник Иоганн Иосиф Кауфман с женой и крошечной дочкой перебрался в Италию, где, переезжая из города в гoрод, расписывал небольшие церкви и делал заказные портреты.
Ангелику Бог одарил красотой, умом, прекрасным голосом, добрым нравом и огромным живописным талантом. Многие годы она сомневалась, какому из талантов отдать предпочтение. Уже став известной художницей, Ангелика в своих картинах показывает, как притягивает её пение и музыка.
Но отец быстро оценил способности дочери и, хотя сам был слабым художником, сделал выбор за неё, и стал для нее первым и единственным учителем.
С шести лет Ангелика училась и работала с нагрузкой и упорством взрослого мужчины, в девять - пробовала писать маслом, а в одиннадцать - исполнила в технике пастели первый заказной портрет епископа Наврони. И часто у ворот богатых особняков можно было увидеть хорошенькую девочку с папкой рисунков, которые она продавала, чтобы помочь деньгами семье.
Ангелика самостоятельно выучила несколько языков, много читала, увлекалась музыкой (соревнование поэзии, музыки и живописи - частый сюжет картин Кауфман).

В 1754 г. Кауфманы переехали в Милан, и вскоре дворцовая знать выстроилась в очередь, чтобы заказать у юной художницы свои портреты. Ангелика, тонко чувствовавшая веяния галантного века, изображала на своих картинах кукольных красавиц в виде пастушек на лоне природы или в уютных золотых будуарах.
Работала она, как каторжная. Тот факт, что юной Кауфман, единственной из женщин, разрешили копировать произведения великих мастеров в Миланской галерее, говорит о профессиональном признании ее таланта.
После смерти матери в 1757 г. отец увез дочь к себе на родину в Шванценберг (территория нынешней Австрии). Но здесь никто не интересовался галантными картинами, и Ангелика исполнила фрески для приходской церкви.
Затем она работала при дворе графа Монфорта, а в 1763г. вместе с отцом переехала в Рим, где попала в художественную среду, увлеченную античностью. Огромное влияние на формирование дарования Ангелики оказал известный немецкий ученый-археолог и историк искусства И. И. Винкельман.
Его находки при раскопках в Помпеях и Геркулануме открыли перед восхищенной девушкой античное искусство и направили ее художественное мировоззрение в сторону классицизма.
Полное профессиональное признание Кауфман получила в 1765 г., когда в 24 года была принята в члены Академии Св. Луки в Риме, а спустя три года - Французской Королевской академии.
В 1766 г. Ангелика Кауфман, заручившись многочисленными приглашениями, переезжает в Лондон. Пятнадцать лет, проведенные в Англии, были самыми плодотворными в ее жизни.
Успех и слава Кауфман были ничуть не меньше, чем у таких прославленных английских живописцев, как Гейнсборо и Рейнолдс. К тому же хорошенькая девушка, прекрасная певица, музыкантша и художница была богата, независима, принята в высшем свете и не знала отбоя от женихов.
Президент Английской академии художеств Рейнолдс предлагал Ангелике заключить блестящий союз, но она отказала ему.
Дальнейшие события больше похожи на детективный роман. Именно они впоследствии послужили сюжетом для драмы В. Гюго "Рюи Блази".
Обиженный отказом, художник воспользовался путаницей в документах внебрачного сына графа Горна, Фредерика Брандта. Он оказал поддержку неутвержденному в правах мнимому наследнику и представил его Ангелике как своего друга и графа. Юноша был красив, воспитан, умен.
Молодые люди полюбили друг друга и обвенчались, и тогда мстительный Рейнолдс вскрыл обман. Эта сенсация наделала много шуму. За присвоение чужого имени Ф. Брандт был арестован. Ангелика не смогла простить обмана и через два месяца, в феврале 1768 г., использовав все связи, получила развод.
В результате потрясения она перенесла горячку, стала нелюдимой.
Но из Лондона Кауфман все же не уехала. Она активно работала там еще тринадцать лет, со всех сторон получая многочисленные заказы и знаки внимания. Высшим признанием ее таланта стал факт избрания художницы в 1768 г. членом Английской академии художеств.
Личная трагедия отдалила Ангелику от высшего общества, теперь она общалась только с узким кругом интеллигенции и продолжала много работать.
Ее престарелого отца очень волновало, что дочь после его кончины остается совершенно одинокой и беззащитной. B 1781 г. он настоял на ее браке с Антонио Дзукки (Лукки), гравером и посредственным венецианским художником. С ним Ангелика вернулась в Италию.
Вначале они жили в Неаполе, где Кауфман работала при дворе Марии-Каролины. Но очень скоро ей надоело создавать красивенькие, похожие один на другой, заказные портреты придворных, и в 1782 г. художница переехала в Рим.
Живописное наследие Кауфман велико и по-настоящему не изучено. Она была разносторонней художницей, писала на мифологические и библейские, аллегорические и исторические сюжеты. Картины на мифологические темы ей не всегда удавались, так как требовали умения писать обнаженную натуру, а знаний анатомии ни женской, а тем более мужской, Ангелика не получила. Но там, где сюжет не требовал изображения обнаженных тел, художница отличалась тонкой моделировкой композиции, виртуозным исполнением и прекрасным чувством колорита.
Творчество Ангелики Кауфман, привлекало высокопоставленных заказчиков из разных стран Европы, в том числе и из России, где ее работы стали известны благодаря князю Н.Б. Юсупову, любителю и знатоку искусства, осыпавшему художницу щедрыми заказами.
В Эрмитаже хранится одиннадцать картин А. Кауфман.
Хотя термин «иллюстратор» не применим к творчеству Кауфман, но многие свои работы она создала на основе литературных произведений («Прощание Абеляра и Элоизы» - по мотивам знаменитой "Истории моих бедствий" Абеляра; «Безумная Мария» - по сюжету романа Л.Стерна «Сентиментальное путешествие по Франции и Италии»).
Кауфман увлекалась энкаустикой (живописью восковыми красками) и прекрасно справлялась с этой сложной техникой восковой живописи, выполняемой горячим способом и расплавленными красками. Она отлично гравировала и много работала в области разработки мебели и интерьера, создавала сложные графические узоры для росписи посуды, была настоящим мастером портрета.
К числу самых тонких и психологических изображений относится «Портрет И.В. Гете» (1787 - 1788 гг.), хотя сама Кауфман считала, что не сумела передать все многообразие творческого гения поэта, и оставила работу незавершенной.


Портрет Гёте.

Ангелика познакомилась с Гете в Риме, и они стали близкими друзьями, беседовали об искусстве, ходили на выставки. Единственный дом, который поэт посещал в Риме, принадлежал Кауфман. Гете не пропустил ни одного музыкального и литературного вечера в ее салоне. Он видел, как эта родственная ему душа, эта модная и хорошо оплачиваемая художница была одинока и скучала в обществе бесталанного, скупого, старого супруга, но не роптала на судьбу.
Поэт высоко ценил профессионализм, талант и богатый внутренний мир этой интересной женщины и ей первой читал только что написанные строки. Эта встреча и дружба долгое время согревала душу Ангелики.
Кауфман умерла 5 ноября 1807 г. в Риме. Вся Академия Св. Луки проводила ее в последний путь, а за гробом, как на похоронах Рафаэля, несли две последние картины, написанные ее рукой. В Римском пантеоне впоследствии был установлен бюст Ангелики Кауфман - красивой женщины и талантливой художницы.
Интерес к ее творчеству не утрачен и сегодня, в 1999 году состоялась большая выставка ее произведений из музеев и частных собраний в мюнхенском «Доме искусств».



Три певицы.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Старый 20.12.2009, 19:36   #147
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,101
По умолчанию Re: Женщины мира

Спасибо, Наташа, за очень интересный рассказ!
Впервые читаю об этой художнице, которая вдохновляла таких гениев, как Державин, Гёте и Гюго! И как всегда: чем больше талант, тем меньше личного счастья.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 26.12.2009, 15:51   #148
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,441
По умолчанию Re: Женщины мира

Хильдегарда Бингенская, известная также как Благославенная Хильдегарда и Святая Хильдегарда - немецкая монахиня и аббатесса, писательница, поэтесса, лингвист, натуралист, гербалист, ученая, философ, врач, композитор, (1098-1179).
Хильдегарда - автор мистических трудов, религиозных песнопений и музыки к ним, а также трудов по естествознанию и медицине, почитается как святая, хотя формально не была канонизирована. Хильдегарда была первым композитором, биография которого известна.
Она была монахиней бенедиктинского монастыря - но не затворницей, а ученым. Ум и знания ее превозносили знатнейшие особы Европы, причем в столь восторженных и возвышенных выражениях, какие свойственны скорее Востоку, нежели западному миру. Ее называли воплощением «сияющего блеска священной религии», «музыкальным орудием Святого Духа, созданным для извлечения бесценных мелодий, таинственно изукрашенным многими чудесами...». Она же скромно ответствовала, что является всего лишь «пушинкой, носимой дыханием Господа».
Тем не менее эта «пушинка» из сегодняшнего дня воспринимается первой эмансипированной интеллектуалкой средневековья, свободно мыслившей и не признававшей авторитетов.
И хотя стиль ее писаний неимоверно многословен, в трактатах аббатисы столько живости языка, образности, даже вызывающей откровенности, что они популярны по сей день.
Ее цитируют теологи и медики, ученые и музыканты. И не только цитируют: музыку и песнопения Хильдегарды записывают на CD, в странах Западной Европы создано целительское направление, которое так и называется - «метод Хильдегарды».
Хильдегарда родилась в 1098 г. в Бермерсхайме на территории нынешней земли Рейн-Гессен (по другим сведениям, в Бекельхейме), в семье дворян, служивших графам фон Шпонхайм. Она была десятым ребёнком у своих родителей, Хильдеберта и Мехтильды. В возрасте 8 лет была отдана на воспитание к монахине Ютте, сестре графа Мейнхарда фон Шпонхайма. Когда Хильдегарде было 14, она вместе с Юттой поселилась в женском ските под Бингеном под покровительством тамошнего мужского бенедиктинского монастыря, посвящённого cв. Дизибоду. Образование Хильдегарды охватывало по меньшей мере элементарные занятия по Библии и латинской патристике, семь свободных искусств и литургию бенедиктинцев.
После смерти Ютты фон Шпонхайм в 1136 г. Хильдегарда взяла на себя руководство женской монашеской общиной - к тому времени в ските было уже около десяти монахинь. В 1147-1152 гг. она добилась строительства монастыря Рупертсберг под Бингеном, куда и перевела общину. В 1165 г. был создан филиал монастыря в Айбингене, сохранившийся до сих пор, куда принимались и послушницы недворянского происхождения.
Хильдегарда всю жизнь отличалась слабым здоровьем, что способствовало её интенсивной внутренней жизни. С юности у неё были видения, о которых она первоначально рассказывала только своей наставнице Ютте. В возрасте сорока двух лет Хильдегарда, по её собственным словам, получила божественное повеление записать свои видения. После долгих сомнений она посоветовалась со своим духовником, который показал её записи аббату. По настоянию аббата и местного архиепископа Хильдегарда продолжила записи и за десять лет записала 26 видений, составивших её труд «Sci vias lucis» (Познай пути света, то есть Господа), обычно известный как «Scivias», визионерское изображение всего круга бытия от Троицы до Страшного Суда. Публикация «Scivias» получила одобрение cв. Бернара Клервоского и папы Евгения III. Учитывая вполне светский, реалистический склад ума Хильдегарды, можно предположить, что, записывая свои видения, она интерпретировала их, отчего хаотичная мешанина образов складывалась в логически выверенные, осмысленные картины грядущего. Так, средневековая монахиня предсказала приход к власти Наполеона и затеянную им войну, наступление режима реформации в Англии.
В разворачивающихся перед ней картинах история человечества развивалась по спирали, а космос представал неким яйцом, в котором заложены как силы развития, так и энергия защиты от разрушения.
А вот как Хильдегарда увидела человеческую похоть: «...явление имело образ женщины, которая лежала на правом боку. Ноги она согнула и подтянула так, как это делает человек, который удобно устраивается на своей постели. Ее волосы были как огненное пламя, а ее глаза белы, как мел. На ногах она имела белую обувь, которая была такой скользкой, что женщина не могла ни идти, ни стоять. Из ее рта исходило зловонное дыхание и текла ядовитая слюна. Ее правую грудь сосал щенок, левую - змей. Руками она срывала цветки с деревьев и трав и вдыхала их аромат. На ней не было одежды, плоть ее источала жар, и тот, кто к ней приближался, иссушался этой страстью, как сено».
Вся картинка выстраивается в яркий живописный образ, как если бы Хильдегарда писала мистический роман.
Хильдегарда с детских лет сочиняла гимны и музыку к ним; в 1150-х она собрала многие свои произведения, написанные для литургических нужд её монастыря и соседних общин, в цикле под названием «Созвучие мелодий небесных откровений» («Symphonia armonie celestium revelationum»). В него вошло более 70 одноголосных песнопений в жанрах духовной музыки (антифоны, респонсории, секвенции, гимны), сгруппированные по определённым литургическим темам, причём особое внимание уделялось деве Марии и св. Урсуле. Сохранилось также 82 напева из её оратории «Ряд добродетелей» («Ordo virtutum»), которая посвящена теме борьбы за Душу человеческую между 16 Добродетелями и дьяволом (единственная роль для мужского голоса). По сути «Ordo virtutum» является первым в истории представлением в средневековом жанре моралите; возможно, оратория была исполнена монахинями монастыря Хильдегарды в 1152 году на освящении церкви в Рупертсберге.
Среди других важных работ Хильдегарды следует прежде всего назвать написанную около 1150-1160 гг. «Книгу о внутренней сущности различных природных созданий» («Liber subtilitatum diversarum naturarum creaturarum»), которая сохранилась в виде двух частей, «Книги о простой медицине» («Liber simplicis medicinae»), известной обычно как «Физика», и «Книга об искусстве исцеления» («Liber compositae medicinae», или «Causae et curae»). В «Физике» описываются растения, минералы, деревья, камни, животные и металлы с присущими им лечебными и не лечебными свойствами. Многое из медицинских наставлений Хильдегарды имеет только историческую ценность, но есть также сведения и советы, не потерявшие свою актуальность и сегодня. В сочинении «Causae et curae» Хильдегарда обращается к человеческому телу, его органам и функциям, причинам и методам лечения болезней.
Наряду с прочими лекарственными травами, трактат подробно описывает лечебное применение конопли. Согласно «Causae Et Curae», конопля «растет, когда воздух не слишком горяч и не слишком холоден, и такова же ее природа, а ее семена содержат целебную силу, и здоровому человеку надлежит есть их в цельном виде, и они легки и полезны для желудка, ибо изгоняют из него слизь, и они легко перевариваются и уменьщают количество дурных жидкостей и усиливают благотворные жидкости. Но если коноплю будет есть человек с нездоровой головой и пустым мозгом, у него будет болеть голова. Тому же, чья голова здорова и мозг полон, она не причинит вреда. У того, кто тяжело болен, она вызовет боли в желудке. Тому же, кто умеренно болен, она не причинит вреда. Но тот, у кого простужен желудок, пусть выварит коноплю в воде и, отжав, завернет ее в тряпицу. И пусть положит на свой желудок, пока она не остыла, и это укрепит его и вернет ему здоровое состояние... Конопляный холст полезен для перевязывания язв и ран, ибо тепло в нем умеренное».
В наследие Хильдегарды входят также более короткие работы, в том числе биографии св. Дизибода, основателя монастыря, при котором зародилась её община, и св. Руперта, которому был посвящён её собственный монастырь, а также множество писем. Среди адресатов Хильдегарды были такие известные личности как папы Евгений III, Анастасий IV, Адриан IV, патриарх Иерусалимский, просивший её молиться за него, и германский император Фридрих I Барбаросса, которого она критиковала за его римскую политику и продолжение схизмы в результате назначения антипап. С епископами, аббатами и аббатисами она переписывалась чаще всего по проблемам церковной жизни, давая советы и оказывая поддержку, но временами касалась и своих мистических переживаний. Хильдегарда много путешествовала в окрестностях и часто принимала стремившихся повидаться с нею посетителей.
Умерла Хильдегарда в 1179 г. в основанном ею монастыре Рупертсберг под Бингеном. Её житие было написано двумя монахами, Готфридом и Теодорихом.
В издательствах стран Европы корпят над переводами ее необъятных фолиантов и писем. Журналы печатают рецепты «от Хильдегарды» и ее пророчества. По оценке специалистов, она предвидела время второго Всемирного потопа, когда «волны перестанут подчиняться берегам». А после того как в небе пронесется огромная комета (предположительно, комета Галлея, возвращение которой в пределы видимости с Земли ожидается в 2062 году), некое великое государство, описание которого очень напоминает Америку, по предсказанию Хильдегарды, будет «разорено землетрясениями, бурями и огромными морскими волнами. Океан затопит также и все остальные страны, а жители немногих уцелевших городов будут жить в вечном страхе».
Другое ее пророчество ученые интерпретировали как предвидение угрозы термоядерной зимы. Звучит оно так: «Грозные ветры, зародившиеся на Севере, принесут густой туман и плотные облака пыли, которые забьют людям рты и глаза так, что, объятые жутким страхом, они прекратят свою кровавую резню».

ГИМН СВЯТОЙ ДЕВЕ МАРИИ

Радуйся, благородная,
славная и непорочная Девица —
око целомудрия,
вещество освящения.
Господу угодное.

Ибо столь верховное
в тебя излилось наитие,
что Слово верховное
в тебе облачилось плотию.

О Белая Лилия,
ее же призрел Господь
превыше всего творения.

О прекраснейшая и сладчайшая,
сколь дивно Бог о тебе умилился,
если ласкание жара Своего
так в тебе положил, что Божий Сын
от сосцов твоих кормился.

Ибо чрево твое имело радование,
когда все созвучия хоров небесных
о тебе ликовали,
что девственно зачала ты Сына Божия;
через то чистота твоя
просияла во Господе.

Утроба твоя имела радование,
как трава, росой прохлажденная,
с небес нисходящею (1);
как то и в тебе совершилось,
о Матерь всякого радования.

Ныне же Церковь
совокупно алеет в радовании (2),
и ликует в созвучиях хоров,
сладчайшей ради Девы
и достохвальной Марии,
Божией Матери.
Аминь.

(1) Средневековые толкователи Библии любили представлять девственное зачатие Марии в образе росы, тихо и неприметно сходящей с небес на руно Гедеона (Книга Судей, гл. 6). В 109 псалме, истолковывавшемся как пророчество о Христе, говорится: "подобное росе рождение Твое" (ст. 3).
(2) Алый цвет - символ небесной любви и духовного горения, один из цветов Девы Марии.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Старый 27.12.2009, 10:49   #149
Рунгуна
Модератор
 
Аватар для Рунгуна
 
Регистрация: 29.05.2008
Сообщений: 12,635
По умолчанию Re: Женщины мира

Наташа, ты прямо-таки интернетный кладоискатель.
Спасибо большое, что рассказываешь нам о таких удивительных женщинах!
__________________
Мысль каждая моя лети на крыльях Света,
Владыке помогай всегда, везде, во всём!
Рунгуна вне форума  
Старый 27.12.2009, 12:59   #150
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,441
По умолчанию Re: Женщины мира

Рунгуна, спасибо, дорогая!
Надеюсь, что найду еще много кладов и с большим удовольствием буду с вами делиться.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Старый 27.12.2009, 13:15   #151
Рунгуна
Модератор
 
Аватар для Рунгуна
 
Регистрация: 29.05.2008
Сообщений: 12,635
По умолчанию Re: Женщины мира

Нисколечко не сомневаюсь! :wink:
__________________
Мысль каждая моя лети на крыльях Света,
Владыке помогай всегда, везде, во всём!
Рунгуна вне форума  
Старый 29.12.2009, 19:18   #152
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,101
По умолчанию Re: Женщины мира

Ирена Сендлер (15 февраля 1910г. — 12 мая 2008г.) польская активистка движения сопротивлении, кавалер высшей государственной награды Польши, национальная героиня, заслужившая своей деятельностью во время второй мировой войны почетное звание Праведницы мира. Более двух с половиной тысяч евреев в буквальном смысле обязаны ей жизнью: именно столько маленьких обитателей Варшавского гетто спасла от лагерей смерти Ирена Сендлер.


Она родилась 15 февраля 1910 года на окраине Варшавы в семье врача поляка, в доме, который был открыт для любого больного или нуждающегося. Родители с раннего детства внушили дочери мысль о том, что люди делятся на плохих и хороших, независимо от расовой принадлежности, национальности или вероисповедания. И девочка оказалась хорошей ученицей, она была, как вспоминала её подруга, "самоотверженна по рождению, а не образованию".
Ирене было всего семь лет, когда ее отец умер от сыпного тифа в 1917, заразившись от пациентов, которых его коллеги избегали лечить. Ирена вспоминала напутственные слова отца, сказанные незадолго до смерти: "Если ты видишь, что кто-нибудь тонет, нужно броситься в воду спасать, даже если не умеешь плавать".

Некоторое время спустя к ним в дом наведались представители местной еврейской общины. Люди были очень благодарны отцу Ирены за бесплатную медицинскую помощь и решили как-то помочь его семье, оставшейся без кормильца. Они предложили платить за образование девочки, пока ей не исполнится восемнадцать. Мать, не понаслышке знавшая о нищете, царившей среди евреев, отказалась от великодушного предложения, но не преминула сообщить о нем дочери. Это произвело на девочку неизгладимое впечатление.
После окончания школы Ирена поступила в Варшавский Университет. В 1930-е годы на территории Польши в последних рядах лекционных аудиторий ВУЗов устанавливались особые скамьи для еврейских студентов (так называемое "скамеечное гетто"). В знак протеста Ирена и её единомышленники намеренно садились на скамьи "для евреев" или слушали лекции стоя. Когда националистические головорезы избили её еврейскую подругу, Ирена перечеркнула в своём студенческом билете печать, которая позволяла ей сидеть на "арийских" местах. За это её отстранили от учёбы на три года. Такой была Ирена Сендлер к моменту, когда в 1939 году немцы оккупировали Польшу и заключили всех евреев в Варшавское гетто.
Ирена устроилась на работу в муниципалитет столицы, где пошла даже на подделку документов, чтобы оказать людям из гетто хоть какую-то материальную поддержку. Два года она тайком носила его обитателям еду, лекарства и деньги. А в 1940-м, когда неевреям запретили появляться на территории гетто, Ирена с товарищами устроились в варшавское Управление здравоохранения – нацисты опасались возникновения эпидемий и разрешили санитарам контактировать с евреями.
В 1942 году она вступила в ряды польской подпольной Организации помощи евреям – «Зеготы», при содействии которой организовала крупномасштабную акцию по спасению еврейских детей. Подполье подпитывало ее деньгами, а Ирена знала людей в гетто – сочетание этих двух факторов послужило хорошей базой для успеха акции. Детей выводили через канализацию и подвалы домов, через здание городского суда, примыкавшее одной из сторон к гетто; тех, что постарше, вывозили на телеге в мешках с мусором, совсем маленьких – в сумках для инструментов и под сиденьями трамвая, маршрут которого пролегал по улицам гетто. Малыши в любое время могли заплакать, поэтому младенцам вводили седативные средства. Один из соратников Ирены, водитель медицинского фургона, всегда держал при себе собаку: при приближении немцев он наступал псу на лапу и тот заглушал своим лаем плач малышей, которых он вывозил под дном фургона. Эти крайне опасные операции были рассчитаны по секундам. Один спасённый мальчик рассказывал, как он, затаившись, ждал за углом дома, пока пройдёт немецкий патруль, потом досчитал до 30, стремглав выбежал на улицу к канализационному люку, который к этому моменту открыли снизу. Он туда спрыгнул и по канализационным трубам был выведен за пределы гетто. Ирена Сендлер рассчитала, что, чтобы спасти одного ребёнка, требовалось 12 человек вне гетто, работающих в условиях полной конспирации: водителей транспортных средств, священников, выдававших поддельные свидетельства о крещении, служащих достававших продовольственные карточки, но больше всего это были семьи или религиозные приходы, которые могли бы приютить беглецов. А наказанием за помощь евреям был немедленный расстрел.
Ирина Сендлер вспоминала потом, перед каким страшным выбором ей приходилось ставить еврейских матерей, которым она предлагала расстаться с их детьми. Они спрашивали, может ли она гарантировать, что дети будут спасены. Конечно, ни о каких гарантиях не могло быть и речи, не говоря уже о том, что каждый раз не было никакой уверенности, что вообще удастся выйти из гетто. Единственно, в чём была уверенность, так в том, что, если бы дети остались, они бы почти наверняка погибли. Ирена говорила: "Я была свидетельницей ужасных сцен, когда, например, отец соглашался расстаться с ребёнком, а мать нет. На следующий день часто оказывалось, что эту семью уже отправили в концлагерь.» Что ждало евреев в концлагере, известно всем - один, последний путь – в печь.
Спасенных детей Ирена пристраивала для начала в заслуживающие доверия польские семьи, а потом распределяла по приютам и монастырям. Всю информацию о детях – их старые еврейские и новые христианские имена, имена родителей, местопребывание – она тщательнейшим образом заносила в специальную картотеку, чтобы впоследствии помочь детям отыскать свои семьи. Эти записи были сделаны на кусочках папиросной бумаги. Ирена хранила картотеку в стеклянных банках, закопанных в саду подруги, справедливо полагая, что когда-нибудь эти бумаги могут стать для спасенных единственным источником информации об их прошлом.
Ночью 20 октября 1943 года в дом Сендлер нагрянули 11 гестаповцев. На ночном столике Ирены лежала пачка листков картотеки, только что заполненная Иреной и ее подругой. Ирена хотела выбросить пачку из окна, но увидела, что дом был окружен немцами. Подруга успела спрятать бумаги под одеждой. Фашисты, не сумев найти документы, сочли, что Ирена была маленьким винтиком, а не центральной фигурой сети спасения из гетто. Но её всё же арестовали и бросили в тюрьму Pawiak, где страшно пытали, а потом приговорили к расстрелу. Рассказывают также, что в тюрьме она работала в тюремной прачечной и вместе с другими такими же заключёнными портила бельё немецких солдат, которое она стирала. Когда немцы обнаружили это, они выстроили женщин и расстреляли каждую вторую.
Варшавское подполье смогло выйти на кого-то из высших гестаповских офицеров, и за умопомрачительную взятку женщину отпустили, официально объявив о ее смерти. Руководство «Зеготы» запретило Ирене появляться в гетто до самого конца войны, дав ей, как и всем ее подопечным, новое имя.
Она никогда не хотела, чтобы её называли героиней. Она говорила: " Я до сих пор чувствую себя виноватой, что я не сделала больше". Кроме того, она чувствовала, что она была плохой дочерью, рискуя жизнью своей пожилой матери, плохой женой и матерью. Ее дочери, чтобы иметь возможность видеться с ней, однажды пришлось даже просить, чтобы ей позволили посещать детский дом, где ее мать работала после войны.
В послевоенной Польше ей также угрожал смертный приговор за то, что ее работа во время войны финансировалась польским Правительством в изгнании в Лондоне, и она помогала солдатам Армии Краёвой. И Польское Правительство в Лондоне, и Армия Краёва считались тогда империалистическими марионетками. В 1948, когда она была на последнем месяце беременности, допросы в тайной полиции стоили ей жизни её второго ребенка, рожденного преждевременно. Она была "невыездной", и ее детям не разрешали поступать на дневное отделение Университета.
Много лет после войны Ирена Сендлер прожила в безвестности, и лишь в 1965 году израильский Национальный мемориал Катастрофы и Героизма «Яд ва-Шем», памятуя о заслугах женщины, удостоил ее высшей почести, которую может получить нееврей: внес в списки Праведников мира и пригласил посадить на Аллее Праведников новое дерево. Ирена смогла посетить Землю обетованную лишь восемнадцать лет спустя, когда в Польше рухнул социалистический режим, – до этого момента женщину не выпускали из страны. «Личное» дерево Ирены Сендлер появилось на Аллее Праведников в 1983 году, в 2003-м она стала кавалером высшей государственной награды Польши – ордена Белого орла, а в 2006-м польский президент и премьер-министр Израиля выдвинули кандидатуру Ирены на соискание Нобелевской премии мира. Но Ирена Сендлер не стала нобелевским лауреатом – комитет счел ее заслуги недостаточными.
Последние годы Ирена Сендлер провела в Варшавском частном санатории Елизаветы Фиковской, которую она спасла из гетто в июле 1942 года в возрасте шести месяцев: её вынесли в ящике с плотницкими инструментами.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 30.12.2009, 11:14   #153
Рунгуна
Модератор
 
Аватар для Рунгуна
 
Регистрация: 29.05.2008
Сообщений: 12,635
По умолчанию Re: Женщины мира

Спасибо, Ольга, за прекрасную статью.
За рассказ о подвиге этой скромной женщины. Вся жизнь её стала единым подвигом. И это в тысячи раз сложнее, чем подвиг-порыв. Дух должен быть в тысячу раз сильнее.
Чтобы ежедневно рисковать своей жизнью и жизнью близких своих ради спасения совсем неизвестных тебе детей, нужно воистину героическое мужество и стойкость, а еще - беззаветная любовь к людям.
К счастью, есть на земле такие люди - светочи Духа. Скромные, незаметные толпе, но, думаю, четко видимые Силам Высшим.
Благо матушке-Земле, что были, и хочется верить есть и сейчас, у нее еще такие дочери!
__________________
Мысль каждая моя лети на крыльях Света,
Владыке помогай всегда, везде, во всём!
Рунгуна вне форума  
Старый 17.01.2010, 00:38   #154
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,101
По умолчанию Re: Женщины мира

Ирина Костекиди писала: "А помните ещё пару: русский граф времён Екатерины, если не ошибаюсь, и испанская девушка с зап. побережья Сев. Америки? Граф погибает в дороге через Сибирь, желая получить разрешение на брак от императора (императрицы), а она так и не выходит замуж, т.к. другие для неё не существуют."
Действительно, романтическая любовь испанской красавицы Кончиты и русского графа Николая Резанова, воспетая многими поэтами и писателями, достойна восхищения во все времена наряду с историями Александра и Таис, Перикла и Аспазии, Антония и Клеопатры, Ромео и Джульетты.


Летом 1803 года из Санкт-Петербурга в Японию стартовала экспедиция русской миссии, руководителем которой был Граф Николай Петрович Резанов - камергер Двора Его Императорского Величества, государственный деятель, писатель, блестящий красавец, великолепно образованный, знающий пять европейских языков, учредитель Российско-Американской компании. Ему было 42 года, четыре года назад он похоронил жену.
Экспедиция продлилась несколько лет. В марте 1806 года на корабле «Юнона» Николай Резанов прибыл к берегам залива Сан-Франциско, чтобы пополнить запасы продовольствия для русской колонии на Аляске. Здесь, на земле, в то время носившей имя Erba Buena, произошла встреча, которой суждено было остаться в веках.

Познакомившись с семьёй коменданта испанской крепости Сан-Франциско, граф Резанов произвёл большое впечатление на его дочь Консепсьон или как её называли в семье, Кончиту, которая слыла «красой Калифорнии». В парадном покое комендантского дома Николай Петрович, знакомясь с его обитателями впервые увидел Её. «Моя сестра Мария де ла Консепсьон, — представлял дон Луис, сын коменданта, и гости (Резанов и морские офицеры) вежливо поклонились в ответ на реверанс девушки. Назывались новые имена, звучал голос дона Луиса, но вряд ли до них доходило всё остальное, происходящее после того, как им представили поразившую их необычайной красотой Марию де ла Консепсьон.
Она родилась 10 февраля 1791 года в семье коменданта крепости Сан-Франциско Хосе Дарио Аргуэльо и донны Марии Игнасии Мораги де Аргуэльо. Это была, несомненно, красавица двух Калифорний. Недавно ей исполнилось 15 лет. Она сразу приковывала к себе внимание всякого, кто имел счастье видеть её. Природа щедро одарила её великолепными данными: удивительно пушистые ресницы, большие жгучие чёрные глаза, изогнутые линии бровей, стройные красивые длинные ноги, редкий золотистый цвет кожи, чёрные шелковистые волосы. Консепсьон отличалась от других своей живостью и жизнерадостностью, превосходной белозубой улыбкой, стройностью фигуры: мягкие женственные очертания её грациозного тела могли свести с ума кого угодно. Её глаза завораживали ласкающим бархатным блеском, и в них светилась какая-то неземная одухотворённость... они воспламеняли любовь. С уверенностью и превосходством королевы глядела она на окружающих.
Молодой Георг Лангсдорф, натуралист и личный врач Резанова, влюбившийся в Кончиту с первого взгляда, так описывает её в своём дневнике: «Она выделяется величественной осанкой, черты лица прекрасны и выразительны, глаза обвораживают. Добавьте сюда изящную фигуру,чудесные природные кудри, чудные зубы и тысячи других прелестей. Таких красивых женщин можно сыскать лишь в Италии, Португалии или Испании, но и то очень редко». У неё была совершенно естественная, ненаигранная манера держаться — черта, свойственная людям умным и знающим себе цену.
Кончита, как и все девушки её возраста во всём мире, грезила несбыточными мечтами о встрече со сказочным принцем, естественно, что Н. П. Резанов, командор и камергер Его Императорского Величества, сильный, высокий и красивый человек, произвёл на юную испанскую красавицу глубокое впечатление. Резанов был единственным из делегации русских, кто владел испанским языком, поэтому он мог разделить с Кончитой любую беседу. Он часто рассказывал ей, во многом по собственному её желанию, о Петербурге, Европе, дворе Екатерины Великой...
Он восхищал её своим благородством, образованностью, тактичностью, самообладанием, она этого восхищения и не пыталась скрывать. Именно непосредственностью, откровенностью и искренностью она его и завораживала. К тому же он увидел, как она умна (умна не по годам): Кончита давала ему много дельных советов и раскрыла ему глаза на политическую обстановку в Калифорнии. В разговорах они узнавали друг друга с каждой встречей всё больше и больше, и в сердце девушки родилась страстная любовь к прекрасному принцу её снов. И, конечно, он, опытный, умудрённый жизнью человек, уже догадывался о любви Кончиты к нему. Когда он сделал ей предложение, она не на минуту не задумываясь, согласилась и уверенно выражала желание отправиться вместе с ним в Россию, о которой он ей так много рассказывал.
«Предложение моё сразило воспитанных в фанатизме родителей её (Кончиты). Разность религий и впереди разлука с дочерью были для них громовым ударом. Они прибегли к миссионерам, те не знали, на что решиться. Возили бедную Консепсию в церковь, исповедывали её, убеждали к отказу, но решимость её наконец всех успокоила.
Святые отцы оставили разрешению Римского Престола, и я, ежели не мог окончить женитьбы моей, то сделал на то кондиционный акт и принудил помолвить нас, на то coглашено с тем, чтоб до разрешения Папы было сие тайною.» Из письма Резанова к министру коммерции (Н.П. Румянцеву) видно, что родители Кончиты были поражены, узнав о намерении Николая Петровича жениться на их дочери. В ещё больший ужас они пришли, когда поняли, что Кончита ни за что не откажется от своей любви, несмотря на все уговоры святых отцов, которые, указывая на невозможность брака ввиду различия религий, надеялись «образумить» упрямую девушку, делая упор на её чувство преданности и верности католической вере. Кончита, самоотверженно защищая свою любовь к Резанову, и не думала «изменять» вере, ведь ей казалось, что Бог поймёт их чувства, для неё различие религий не являлось препятствием к браку. В итоге, было решено «испросить разрешения» на данный («смешанный», т.е. между католичкой и православным) брак у святого Римского Престола. Но Резанов на этом не остановился и добился помолвки, которая в отличие от обручения и венчания не являлась церковным обрядом, поэтому о помолвке было объявлено немедленно.

Было решено отложить венчание до той поры, пока граф не вернётся в Санкт-Петербург и не заручится ходатайством своего Императора перед Римским папой для получения официального разрешение католической церкви на «смешанный» брак. Резанов полагал, что на это могло уйти около двух лет. Но не только эта причина торопила Резанова покинуть Сан-Франциско и свою невесту – жители русских поселений на Американском Севере остро нуждались в продуктах питания. Резанов рассчитывал сначала зайти с грузом продовольствия на Аляску, а затем через Сибирь добраться до Санкт-Петербурга. В начале лета 1806 года на судне «Юнона» он отправился в обратный путь.

Я знаю, чем скорей уедешь ты,
тем мы скорее вечно будем вместе.
Как не хочу, чтоб уезжал,
как я хочу, чтоб ты скорей уехал,
Возьми меня, возлюбленный, с собой.
Я буду тебе парусом в дороге.
Я буду сердцем бури предвещать,
Мне кажется, что я тебя теряю...

А.Вознесенский

Для Кончиты начались долгие месяцы, а затем и годы, ожидания. Ежедневно она выходила на берег океана, на самый мыс, усаживалась там на камень и неотрывно смотрела вдаль, ожидая появления корабля своего жениха. Но прошли уже все сроки, а её любимый так и не появился. Родители Кончиты утешали её и старались убедить не отчаиваться. Потом до неё дошли известия о том, что граф Резанов, будучи на Аляске, сильно простудился, однако продолжал свой путь. Хотя перенесённая болезнь подорвала его здоровье, он очень спешил, но, к несчастью, уже в России, он упал с лошади и ударился головой. После этого он уже не оправился и умер в сибирском городе Красноярске 1 марта 1807 года. Кончита долгое время отказывалась верить плохим вестям и продолжала ждать.

Десять лет в ожиданьи прошло
Ты в пути. Ты все ближе ко мне.
Чтобы в пути тебе было светло,
Я свечу оставляю в окне.
Двадцать лет в ожиданьи прошло,
Ты в пути, ты все ближе ко мне.
Ты поборешь всемирное зло...
Я свечу оставляю в окне.
Тридцать лет в ожиданьи прошло,
Ты в пути, ты все ближе ко мне.
У меня отрастает крыло!
Я оставила свечку в окне...

А.Вознесенский

Бесконечных 35 лет ждала Кончита своего возлюбленного. Даже когда ей рассказали о его смерти, она осталась верна ему - так и не вышла замуж, хотя ей предлагали руку и сердце достойнейшие женихи Калифорнии, занималась благотворительностью, обучала индейцев. Её называли La Beata. В начале 1840-х годов донна Консепсьон вступила в третий Орден Белого Духовенства, а по основании в 1851 году в городе Бенишия монастыря Св. Доминика стала его первой монахиней под именем Мария Доминга.
Она умерла в возрасте 67 лет 23 декабря 1857 года и была похоронена на кладбище при монастыре, а в 1897 году все захоронения монахинь, в том числе и её могила, были перенесены на специальное кладбище Ордена Святого Доменика, где она покоится по сей день. Рядом с её простым надгробием в Бениции установлен белый памятник, где всегда лежат цветы. Каждый год общество местного исторического музея устраивает праздник в честь этой истории любви, проводит поэтический конкурс. В небольшом музее Президио есть макет крепости и местности Erba Buena с фигурками Резанова и Кончиты, стоящими на мысу залива.
В 2000 году на Троицком кладбище Красноярска был установлен новый надгробный памятник Николаю Петровичу Резанову в виде большого креста из белого мрамора, на котором можно прочесть надпись «Я тебя никогда не увижу. Я тебя никогда не забуду». В том же году был совершён символический акт воссоединения влюбленных: шериф города Монтерей (Калифорния, США) Гарри Браун привёз в Красноярск розу и горсть земли с могилы Консепсьон Аргуэльо и развеял её над могилой Николая Резанова. В свою очередь, он увёз из России горсть земли с могилы Резанова, которую развеяли на могиле Кончиты на кладбище Святого Доминика в Бениции.
Поэт Андрей Вознесенский посвятил истории графа Резанова и Кончиты поэму “Авось!”, которая была написана в 1970 году. Семь лет спустя Вознесенский создал либретто рок-оперы «Юнона и Авось» (это названия двух парусных судов, участвовавших в плавании Резанова) на музыку Алексея Рыбникова, которую поставил на сцене театра «Ленком» режиссёр Марк Захаров. Премьера оперы «Юнона и Авось» состоялась 9 июля 1981 года. На протяжении многих лет она шла с неизменным аншлагом и до сих пор входит в репертуар театра. Её крылатым девизом является известная фраза “Я тебя никогда не увижу, я тебя никогда не забуду». Опера «Юнона и Авось» гастролировала в Париже, Нью-Йорке, в Германии, Голландии, была поставлена в Польше, Венгрии, Чехии, Германии, Южной Корее.

По этой ссылке вы можете посмотреть отрывок из спектакля "Юнона и Авось" и еще раз прослушать замечательный романс "Я тебя никогда не забуду..." в исполнении Н.Караченцова и Е.Шаниной.
http://www.video4viet.com/watchvideo.ht ... 0%B4%D1%83


На Аляске, вблизи Ситки, бывшей столицы Русской Америки, есть маленький островок под названием Аргуэло. Это последний привет, который послал своей нареченной Николай Резанов, назвав остров ее фамилией.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума  
Старый 17.01.2010, 09:21   #155
Irina
Друг Общины
 
Регистрация: 06.03.2008
Сообщений: 2,692
По умолчанию Re: Женщины мира

Олечка!
Вот спасибо за статью! Читала, а слёзы текли-текли... Редкие воплощения человек встречает близкого своей Душе. Такая Любовь освещает всю жизнь и жизни других воплощений, её признаёшь в историях других людей. Такая Любовь нужна Вселенной и один такой случай затмевает, покрывает собачьи отношения миллионов...
Спасибо!
__________________
5.048. ...предвидеть трудно, как разнесется зараза духа. Сеющие заразу несут ответственность перед всем человечеством.
Irina вне форума  
Старый 18.01.2010, 10:40   #156
Рунгуна
Модератор
 
Аватар для Рунгуна
 
Регистрация: 29.05.2008
Сообщений: 12,635
По умолчанию Re: Женщины мира

Оленька, дорогая!
Спасибо за прекрасную статью.
А ведь это - тоже Подвиг. Подвиг Любви и Верности!
Как жаль, что редки очень Истинная Верность и Истинная Любовь в жизни нашей.
Но все-таки они есть.
И Огни этого Подвига Любви, сверкая в веках, и сейчас зажигают неравнодушные сердца своим Светом. Значит, до сих пор Благо людям несут.
Как же многообразно оно - Служение Общему Благу!
__________________
Мысль каждая моя лети на крыльях Света,
Владыке помогай всегда, везде, во всём!
Рунгуна вне форума  
Старый 18.01.2010, 18:12   #157
arkad
Основатель
 
Аватар для arkad
 
Регистрация: 04.04.2007
Адрес: г. Обнинск
Сообщений: 6,575
По умолчанию Re: Женщины мира

Ольга, спасибо!
Какая Вы молодец! Какая потрясающая история, какой потрясающий романс!
__________________
"Каждый сам кует путь свой".
arkad вне форума  
Старый 26.01.2010, 19:32   #158
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,441
По умолчанию Re: Женщины мира

Вера Игнатьевна Гедройц - первая в России женщина-хирург, (1870*-1932).

Вера Игнатьевна Гедройц... Это имя мало что говорит современнику, а ведь когда-то оно было широко известно, о ее мужестве писали газеты, на фотографиях она была запечатлена рядом с императрицей и ее дочерьми. Вера Игнатьевна увлекалась литературой, писала стихи и прозу, была участницей "Цеха поэтов" Николая Гумилева. А научное значение работ первой в России женщины-хирурга не до конца оценено и по сей день.
Она родилась в 1870 году в селе Слободище Брянского уезда Орловской губернии - родовом поместье отца. Происходила из старинного литовского княжеского рода Гедройц, много давшего культуре России, Польши и Литвы. Вера училась сначала в Брянской прогимназии, где одним из ее преподавателей был прославившийся впоследствии писатель Василий Розанов, затем - в гимназии в Орле и на медицинский курсах Петра Лесгафта в Петербурге. В 1894 году она получила звание домашней учительницы.
За участие в революционных студенческих кружках ее выслали под надзор полиции в имение отца. Под чужим паспортом она бежала в Швейцарию, где в 1898 году с отличием закончила медицинский факультет университета в Лозанне со степенью доктора медицины и хирургии. В 1900 году княжна возвращается в Россию. В 1902 году она подтверждает свой диплом и степень доктора с успехом выдержав экзамен при Московском университете и получает место хирурга в больнице Мальцовских заводов портландцемента (пос. Людиново Калужской губернии).
Вера Игнатьевна принимает участие в работе губернских медицинских обществ, помещает работы в научных журналах. В 1905 году она была назначена главным хирургом больниц Мальцовских заводов. А ведь в то время лишь 3-4% российских врачей были женщинами.
С 1894 по 1907 год она состояла в браке с капитаном Николаем Афанасьевичем Белозеровым. Замужество Веры Игнатьевны, как и многие другие факты ее биографии, было загадочным и необычным. Со своим супругом она почти не виделась, и, по мере возможности, скрывала свой брак ото всех.
Разразилась русско-японская война, и княжна вызвалась ехать на фронт хирургом санитарного поезда Красного креста. Там она вписала свое имя в историю медицины.
Княжна Вера оперировала в специально оборудованном железнодорожном вагоне и в палатках, обложенных глиной для защиты от холода. Только за первые 6 дней работы санитарного поезда она сделала 56 сложных операций. Выдающийся хирург-практик, она успешно оперировала легендарного генерала Гурко и пленного японского наследного принца, который впоследствии прислал дары русским монархам и назвал ее "княжной милосердия с руками, дарящими жизнь".

Газеты писали о необычайной смелости операций, которые княжна делала буквально под огнем противника, но речь в этих репортажах шла не о научной смелости, а о человеческой доблести хирурга - действительно незаурядной. А ведь именно во время русско-японской войны она первой в истории медицины стала делать полостные операции, которые разработала самостоятельно, без посторонней подсказки - и не в тиши больничных операционных, а прямо на театре военных действий. В ту пору в Европе людей, раненных в живот попросту оставляли без всякой помощи.
Вера Игнатьевна представила результаты своей работы обществу военных докторов 27 июля 1905 года, сделав важные для современной военной науки выводы. Ее отчет, с иллюстрациями и графиками занимал 57 страниц. Только за первый месяц с начала операций, с 28 сентября по 28 октября 1904 года, были приняты 1255 пациентов. Среди них, 138 человек имели пулевые ранения в голову и 61 в брюшную полость.

Имя Гедройц становится все более известным, и в 1909 году Царица Александра Федоровна вызвала Веру Игнатьевну в Царское Село, где она получает место ординатора Царскосельского Дворцового госпиталя. С тех пор княжна Вера Игнатьевна стала близким человеком в семье последних Романовых и домашним врачом детей царской семьи.
Помимо медицины, Вера Игнатьевна писала стихи, рассказы и воспоминания и публиковала их под псевдонимом Сергей Гедройц, выбранным в память о рано умершем брате.
Оказавшись в Царском Селе, она знакомится с Н.С.Гумилевым, Р.В. Ивановым-Разумником, А.М.Ремизовым, возобновляет знакомство с В.Розановым, позднее знакомится с С.Есениным. Ее произведения помещают в журналы. В 1910 году Вера Гедройц издает свой первый сборник «Стихи и сказки» (СПб). В конце 1911-го или 1912 году она была принята в «Цех поэтов» и оказала ему неоценимую услугу, внеся половину необходимой суммы при основании журнала «Гиперборей», в котором также печатала стихи (№ 1, 6, 9-10). Она посещала собрания «Цеха поэтов» в Царском Селе, проходивших в доме Николая Гумилева и Анны Ахматовой и под его издательской маркой выпустила свою вторую книгу стихов «Вег» (СПб., 1913). Увы, на литературном поприще ее успехи оказались намного скромнее достижений в медицине. Рецензии на ее сочинения (а о ней писали и Н.Гумилев, и С.Городецкий, и Георгий Иванов) были отрицательные, хотя в них и проглядывает уважение к личности и характеру автора.
В 1912 году Вера Игнатьевна успешно защищает докторскую диссертацию при московском университете. В 1914 году она издает книгу "Беседы о хирургии для сестер и врачей", где обобщает свой опыт, полученный во время русско-японской войны. С началом Первой мировой войны В.И.Гедройц в должности главного врача Царскосельского Дворцового госпиталя работает над его переоборудованием , подготавливает этот и другие госпиталя к приему раненых, и приступает к многочисленным операциям раненых, которые доставлялись в Царское Село с фронта с помощью сети санитарных поездов.
"Эти дни точно в чаду. Работы всегда было много, а теперь, когда в короткий срок нужно открыть большое количество госпиталей, хотелось бы, чтобы день был вдвое. У меня ежедневно не менее пяти полостных операций в Дворцовом госпитале, где я состою исполняющей обязанности главного врача" - пишет Вера Игнатьевна в дневнике 1914 года.
Она обучает императрицу и ее дочерей работе медицинской сестры. Получив диплом сестер милосердия, Царица и Великие княжны ассистировали Вере Игнатьевне при операциях в качестве рядовых хирургических сестер и без всяких скидок на Августейшую кровь.
И жизнь, и характер и облик этой замечательной женщины были ярки и необычны. Вот что пишет о Вере Гедорйц в своих воспоминаниях ее подруга И.Авдиева: " Я сама знаю, что, любя Веру Игнатьевну Гедройц, научилась у нее любить все то, что поднимает жизнь над уровнем обывательщины, что красит будни в праздники. Вся ее жизнь была увлекательнейшим романом... Большая, немного грузная, она одевалась по-мужски. Носила пиджак и галстук, мужские шляпы, шубу с бобровым воротником. Стриглась коротко. Для ее роста руки и ноги у нее были малы, но удивительно красивы. Черты лица - суховатые и слишком тонкие для грузной фигуры - при улыбке молодели… о себе говорила в мужском роде: «Я пошел, я оперировал, я сказал».
Княжна Гедройц много курила, имела низкий голос и крутой нрав. Ее называли: "Жорж Санд Царского Села."
Судя по воспоминаниям сестры дворцового госпиталя Валентины Чеботаревой Вера Игнатьевна была человеком принципиальным, не боялась говорить правду самой императрице Александре Федоровне":
"Была интересная беседа в день открытия Думы: "Дума такая левая!" (сказала Императрица - КФ) Гедройц ей ответила: "Ваше величество, вы верите в мои верноподданнические чувства? А я левее думы!"
К Царской семье княжна Гедройц относилась с любовью и уважением. Узнав о приходе Февральской революции и отречении царя: "Вера Игнатьевна рыдала, как дитя беспомощное". Как могла, она старалась спасти царскосельский лазарет от разорения в период всеобщей неразберихи и ломки устоев. В это смутное время у Веры Игнатьевны объявилось немало недоброжелателей, припомнивших ей близкие отношения с августейшей семьей и другие "промахи".
После упразднения Дворцового Медицинского Ведомства Гедройц прекратили выплату жалованья из Дворцового госпиталя, мотивируя тем, что она работает в другом лечебном учреждении. Все это заставило В.И.Гедройц покинуть госпиталь и Царское Село.
В мае 1917 года она едет на фронт, где становится корпусным хирургом 6-й Сибирской стрелковой дивизии. После ранения была эвакуирована в Киев (январь 1918 г.), где после выздоровления работала в детской поликлинике, а с 1921 года - в факультетской хирургической клинике Киевского мединститута.
На середину 1920-х годов приходится пик творческой активности В.И.Гедройц. Она печатает статьи в хирургических журналах по вопросам хирургии, онкологии, эндокринологии, участвует в работе хирургических съездов. В 1929 г., не оставляя детской хирургии, написав прекрасный учебник, Гедройц избирается заведующей кафедрой факультетской хирургии.
Вера Игнатьевна продолжает работу практического хирурга: в области эндокринной хирургии, при врожденных пороках сердца, в случаях онкологических поражений. Теперь в городе она широко известна. Когда в клинику по поводу осложненного аппендицита поступила Надежда Хазина - жена поэта Осипа Мандельштама, ее спасла княжна Гедройц.
Продолжает она и свой литературный труд, пишет стихи, а, приблизительно, с 1926 года - мемуарную прозу на материале своих обширных дневников.
В 1929 году по «процессу СВУ», подготовленному коммунистической верхушкой и лично Сталиным, арестовывается и ряд украинских ученых медиков. Под чистку попадает и В.И. Гедройц, ее лишают работы без каких-либо объяснений.
Вера Игнатьевна купила дом в пригороде Киева, оставила хирургическую деятельность и решила заниматься только писательской. Задумала издание цикла повестей под общим названием «Жизнь». Издательство выпустило три из них: «Кафтанчик» (Л., 1930), «Лях» (Л., 1931), «Отрыв» (Л., б.г.). Княжна купила себе корову, "которая упорно не давала молока". Пенсию, как выяснилось, она не заслужила.
В 1931 году В.И.Гедройц тяжело заболела и умерла от рака брюшины в 1932 году. Похоронена в Киеве, на Корчеватском (бывшем Спасо-Преображенском) кладбище.
Незадолго до смерти Вера Игнатьевна вручила одному из друзей письмо своего учителя, профессора Цезаря Ру, в котором тот завещал ей, российскому хирургу, кафедру хирургии Женевского университета. В 1937 г. на основании этого письма ее друг был обвинен в шпионаже и репрессирован. Та же судьба, несомненно, ожидала и саму Веру Игнатьевну, если бы она вовремя не умерла своей смертью.
За достижения в области медицины, еще в дореволюционное время, Вера Игнатьевна Гедройц была награждена золотой медалью "За усердие" на Анненской ленте и серебряной - "За храбрость" на Георгиевской ленте, а также знаками отличия Красного Креста всех трех степеней.
Такова вкратце история жизни этой неординарной женщины, жизни - достойной описания в отдельной книге, жизни - посвященной служению людям и отчизне.


* В большинстве источников сказано, что В.И.Гедройц родилась в Киеве, в 1876 году. Владимиру Григорьевичу и Татьяне Хохловым - авторам статей о В.И.Гедройц удалось установить по архивным материалам, что В.И.Гедройц сама исправила год и место рождения в личном деле. Она была не только незаурядной, но и таинственной женщиной.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Старый 28.01.2010, 11:44   #159
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,441
По умолчанию Re: Женщины мира

Таня (Савичева Татьяна Николаевна) -
Дневник Тани Савичевой стал одним из символов Великой Отечественной войны, (1930-1944).

Эту девочку, которая не дожила и до 15 лет, всегда вспоминают в связи с блокадой Ленинграда. Она – символ тех страданий, которые перенесли все его жители. Её дневник, состоящий всего из девяти записей, передает весь ужас и чувство безнадежности, которые охватывали её душу, когда один за другим уходили все её близкие.

Двенадцатилетняя ленинградка Таня Савичева начала вести свой дневник чуть раньше Анны Франк, жертвы Холокоста. Они были почти ровесницами и писали об одном и том же - об ужасе фашизма. И погибли эти две девочки, не дождавшись Победы: Таня – в июле 1944, Анна – в марте 1945 года. «Дневник Анны Франк» был опубликован после войны и рассказал о своем авторе всему миру. «Дневник Тани Савичевой» не был издан, в нем всего 9 страшных записей о гибели ее большой семьи в блокадном Ленинграде. Эта маленькая записная книжка была предъявлена на Нюрнбергском процессе, в качестве документа, обвиняющего фашизм.
Сегодня «Дневник Тани Савичевой» выставлен в Музее истории Ленинграда (Санкт-Петербург), его копия - в витрине мемориала Пискаревского кладбища, где покоятся 570 тысяч жителей города, умерших во время 900-дневной фашистской блокады (1941-1943 гг.), и на Поклонной горе в Москве.
Детская рука, теряющая силы от голода, писала неровно, скупо. Хрупкая душа, пораженная невыносимыми страданиями, была уже не способна на живые эмоции. Таня просто фиксировала реальные факты своего бытия - трагические «визиты смерти» в родной дом. И когда читаешь это, цепенеешь:


«28 декабря 1941 года. Женя умерла в 12.30 ночи.1941 года».
«Бабушка умерла 25 января в 3 часа 1942 г.».
«Лека умер 17 марта в 5 часов утра. 1942 г.».
«Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа дня. 1942 год».
«Дядя Леша, 10 мая в 4 часа дня. 1942 год».
«Мама – 13 мая в 7 часов 30 минут утра. 1942»
«Савичевы умерли».
«Умерли все».
«Осталась одна Таня».




…Она была дочерью пекаря и белошвейки, младшей в семье, всеми любимой. Большие серые глаза под русой челкой, кофточка-матроска, чистый, звонкий «ангельский» голос, обещавший певческое будущее.
Савичевы все были музыкально одарены. И мать, Мария Игнатьевна, даже создала небольшой семейный ансамбль: два брата, Лека и Миша, играли на гитаре, мандолине и банджо, Таня пела, остальные поддерживали хором.
Отец, Николай Родионович, рано умер, и мать крутилась юлой, чтобы поднять на ноги пятерых детей. У белошвейки ленинградского Дома моды было много заказов, она неплохо зарабатывала. Искусные вышивки украшали уютный дом Савичевых - нарядные занавески, салфетки, скатерти.
С детских лет вышивала и Таня - все цветы, цветы…
Лето 1941-го года Савичевы собирались провести в деревне под Гдовом, у Чудского озера, но уехать успел только Миша. Утро 22-го июня, принесшее войну, изменило планы. Сплоченная семья Савичевых решила остаться в Ленинграде, держаться вместе, помогать фронту. Мать-белошвейка шила обмундирование для бойцов. Лека, из-за плохого зрения, в армию не попал и работал строгальщиком на Адмиралтейском заводе, сестра Женя точила корпуса для мин, Нина была мобилизована на оборонные работы. Василий и Алексей Савичевы, два дяди Тани, несли службу в ПВО.
Таня тоже не сидела сложа руки. Вместе с другими ребятами она помогала взрослым тушить «зажигалки», рыть траншеи. Но кольцо блокады быстро сжималось - по плану Гитлера, Ленинград следовало «задушить голодом и сровнять с лицом земли». Однажды не вернулась с работы Нина. В этот день был сильный обстрел, дома беспокоились и ждали. Но когда прошли все сроки, мать отдала Тане, в память о сестре, ее маленькую записную книжку, в которой девочка и стала делать свои записи.
Сестра Женя умерла прямо на заводе. Работала по 2 смены, а потом еще сдавала кровь, и сил не хватило. Скоро отвезли на Пискаревское кладбище и бабушку – сердце не выдержало. В «Истории Адмиралтейского завода» есть такие строки: «Леонид Савичев работал очень старательно, хотя и был истощен. Однажды он не пришел на смену - в цех сообщили, что он умер…».
Таня все чаще открывала свою записную книжку – один за другим ушли из жизни ее дяди, а потом и мама. Однажды девочка подведет страшный итог: «Савичевы умерли все. Осталась одна Таня».
Таня так и не узнала, что не все Савичевы погибли, их род продолжается. Сестра Нина была спасена и вывезена в тыл. В 1945-м году она вернулась в родной город, в родной дом, и среди голых стен, осколков и штукатурки нашла записную книжку с Таниными записями. Оправился после тяжелого ранения на фронте и брат Миша.
Таню же, потерявшую сознание от голода, обнаружили служащие специальных санитарных команд, обходившие ленинградские дома. Жизнь едва теплилась в ней. Вместе со 140 другими истощенными голодом ленинградскими детьми девочку эвакуировали в Горьковскую (ныне – Нижегородская) область, в поселок Шатки. Жители несли детям, кто что мог, откармливали и согревали сиротские души. Многие из детей окрепли, встали на ноги. Но Таня так и не поднялась. Врачи в течение 2-х лет сражались за жизнь юной ленинградки, но гибельные процессы в ее организме оказались необратимыми. У Тани тряслись руки и ноги, ее мучили страшные головные боли. 1 июля 1944 года Таня Савичева скончалась. Ее похоронили на поселковом кладбище, где она и покоится под мраморным надгробием. Рядом - стела с барельефом девочки и страничками из ее дневника. Танины записи вырезаны и на сером камне памятника «Цветок жизни», под Санкт-Петербургом, на 3-ем километре блокадной «Дороги Жизни».
Таня Савичева родилась 25 января, в день поминовения святой мученицы Татианы. Оставшиеся в живых Савичевы, их дети и внуки, обязательно собираются за общим столом и поют «Балладу о Тане Савичевой» (композитор Е. Дога, слова В. Гина), которая впервые прозвучала на концерте народной артистки Эдиты Пьехи: «Таня, Таня… твое имя - как набат на всех наречьях…»
Нельзя сердцу прекращать помнить, иначе - пресечется род наш человеческий.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Старый 04.02.2010, 21:14   #160
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,441
По умолчанию Re: Женщины мира

Балобанова (Балабанова) Екатерина Вячеславовна - историк литературы, переводчица, литератор; теоретик и практик библиотечного дела, (1847-1927).

Балобанова родилась в дворянской семье, воспитывалась в нижегородском Мариинском институте благородных девиц (1857-62); часто гостила у родни во Франции, в Бретони. Во второй половине 1860-х гг. Балобанова обучалась в Сорбонне на отделении кельтских языков, но не закончила курса из-за начала франко-прусской войны; свои занятия она продолжила в Гейдельбергском университете, в различных европейских архивах и библиотеках. В 1875 г. Балобанова (как она рассказывала позже) «намеревалась уже вернуться на родину, но в это время получила письмо из России от брата, который давал ей средства на образование. Брат задавал ей вопрос - «что ты думаешь делать в России с твоими проклятыми кельтами? Не лучше ли тебе выучиться еще чему-нибудь, чтоб иметь средства к существованию». Ответом на слова брата было поступление на библиотечные курсы Геттингенского университета, которые Балобанова закончила по двум отделениям: теоретического и практического библиотековедения. Вскоре по возвращении в Россию Екатерина Балобанова поступила на историко-филологическое отделение только что открывшихся Высших Женских Курсов, занималась в семинаре А. Н. Веселовского и окончила курс в 1882 г. (I выпуск). Главным предметом ее занятий (еще с Сорбонны) был западноевропейский эпос, и в особенности - Оссиановские поэмы Дж. Макферсона; главным итогом - их издание в собственном переводе на русский язык, с исследованием и примечаниями. Кроме того, по результатам собственных исторических разысканий, а также сбора фольклорных материалов во время неоднократных путешествий по Германии, Франции, Испании, Шотландии, Скандинавии, Балобанова написала целый ряд историко-литературных и популярных статей и книг. В 1893 г. Кельто-ирландское общество удостоило Екатерину Балобанову Оссиановским золотым жетоном (медалью) «Honoris causa».
Поступив на службу в библиотеку ВЖК (в 1882 г., сразу по окончании курсов), Балобанова смогла применить на практике свои библиотечные познания. В первую очередь это касалось последовательного проведения принципа поформатной, а затем и поразмерной крепостной («Собольщиковской») расстановки книг; налаживания статистики и учета деятельности библиотеки; организации каталогов, в том числе систематического по самой актуальной на тот момент классификации Брюне; организации взаимно удобного порядка работы со слушательницами. Итогом библиографической работы Балобановой стал составленный ею (с помощью Нат. Ф. Петрушевской ) «Каталог библиотеки С.- Петербургских высших женских курсов» (в 3-х ч. СПб., 1908-09; на правах рукописи).
«Библиотека живет столетиями, а не десятилетиями», - говаривала Балобанова, и идеальное будущее соединялось с деятельным настоящим. Одна из помощниц (Т. Г. Мазюкевич) вспоминала: «К числу особенностей Екатерины Вячеславовны как библиотекаря надо отнести ее исключительное знание книги вообще и в частности - книг своей библиотеки. Своими обширными знаниями она широко делилась и всегда приходила на помощь курсисткам и нам, ее помощницам, когда мы не знали, чем заменить ту или иную книгу. Она часто говорила: «Ах, дети мои, что будет, когда меня не станет». На книгу она смотрела как на ценность особого рода, нуждающуюся в бережном обращении, удобном месте и защите от “лихого” читателя, курсистки, а иногда и профессора. Она знала, - пройдут годы, эту волну курсисток сменит другая, придут и уйдут профессора, сменятся комитетские дамы, а книга, - хранительница мысли, радостей и страданий человека, - должна передаться последующим поколениям».
Опыт работы в библиотеке ВЖК был подведен Балобановой в книге «Библиотечное дело» (СПб., 1901; 2-е изд. - 1903) - первом библиотековедческом пособии на русском языке. Балобанова жила одиноко, собственной семьи не имела. Ее семьей были Бестужевские курсы; она была членом Общества для доставления средств, активную работу вела в Обществе вспоможения окончившим ВЖК (была членом Совета). Многолетняя дружба связывала Екатерину Вячеславовну с ее однокурсницей О. М. Петерсон: с ней вместе она занималась исследованиями средневекового эпоса и романа, с ней совершала летние путешествия по Европе, по Германии и Скандинавии (большей частью пешком или, как бы сейчас сказали, «автостопом»); она помогала О. М. Петерсон организовать частную женскую гимназию, ставшую самой доступной из платных учебных заведений Петербурга, и вела в ней уроки, пока хватало сил.
Библиотека Курсов была для Балобановой делом всей жизни, она приняла ее, можно сказать, во младенчестве, свободно располагающейся в двух небольших шкафах, - и практически пережила ее, покинув стотысячную библиотеку уже после присоединения к университету. И наоборот: библиотека встретила Балобанову молодой, полной сил тридцатипятилетней женщиной - и отпустила без малого восьмидесятилетней старухой... После 1918 г. Е. В. Балобанова продолжила работу младшим библиотекарем в своей библиотеке, которая теперь называлась «Первым Филиальным отделением библиотеки Петроградского университета», под руководством своей бывшей помощницы и ученицы К. М. Милорадович. Покинула службу она только в 1924 г., одряхлевшей и практически ослепшей, когда не смогла уже больше работать. Пенсии по какой-то причине ей не дали. Умерла она 7 февраля 1927 г.
Главный ее труд: "Поэмы Оссиана. Исследование, перевод и примечания" (1891). Б. занималась собиранием легенд и преданий в Бретани, Пиренейских горах, по Рейну и в Тюрингии; результатом этого явились сочинения: "Легенды о старинных замках Бретани" (1896 - 1899), "Рейнские легенды" (1897 - 98), "Западноевропейский эпос и средневековый роман в пересказах и сокращенных переводах с подлинных текстов" (1896) и другие.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума  
Закрытая тема

Моё местоположение:
Вернуться   Форум АГНИ ЙОГИ (ЖИВОЙ ЭТИКИ) и наследия РЕРИХОВ > Великие Учителя и Подвижники > Матерь Мира > Женщины Мира

Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 17:18. Часовой пояс GMT +3.


Agni-Yoga Top Sites

Рейтинг@Mail.ru

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2019, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot