Показать сообщение отдельно
Старый 07.12.2018, 20:40   #16
Солас
Активный участник
 
Регистрация: 03.06.2017
Сообщений: 237
По умолчанию Re: ИСТОРИЯ ХРАМА

УИЛЬЯМ Г. ДАУЭР

Уильям Дауэр родился в г.Сиракузы, в штате Нью-Йорк 22 марта 1866 года в семье, имеющей американские, голландские и французские корни. Он учился в общественной школе в Сиракузах и написал свое первое стихотворение в четвёртом классе, которое подписал следующим образом: «Вилли Дауэр, эсквайр». Как видите, он начал свою литературную карьеру очень рано.
Дауэр получил религиозное образование в Епископальной церкви и воскресной школе. Однако он понимал, что религия гораздо более глубокая жизненная реальность, чем вероисповедание. Он старался создать для себя свою систему духовной жизни.

В 21 год в дневнике сделал запись, которая свидетельствует о юности, пыле, энергии, а также философском складе его ума: «Время не ждёт никого. Какая истина сильнее этого? Прошёл ещё один год. Кажется, пролетел он как один день».
В детстве и в более поздние годы Уильям очень интересовался электричеством и проводил много экспериментов в своём доме. В начале 1887 года он прочёл лекцию об электричестве в студенческом клубе, и вот что он об этом написал в дневнике: «Я чувствовал себя почти удовлетворённым моими усилиями, но не совсем». А позднее он запишет: «Нам следует быть очень внимательными, чтобы выполнять требования жизни. Что может быть ужаснее, чем в старости оглядываться на потраченную впустую жизнь? Каждая минута бесценна! Пусть золотые мгновения, подобные солнечному свету, не минуют нас», и это самое прекрасное чувство. Какие чудеса мы можем совершить, если будем применять это в наших жизнях. Ретроспективный взгляд на события прошедшего года моей жизни: я сделал ошибки, некоторые из них исправил. Чувствую, что сейчас я как будто бы на правильном пути к успехам в том, чего я желаю больше, чем ранее желал в течение почти семи лет. Я также должен делать другие дела, которые имеют первостепенное значение для достижения цели. Это надо делать быстро, с помощью Божественного Творца всего добра». В марте того же года он записал: «Мой день рождения. Сегодня мне 21 год. Ровно год тому назад я с нетерпением ожидал начала занятий в медицинском колледже. Сегодня я ожидаю поступления в университет. Что принесёт будущее?»

И в конце года запись в дневнике: «Прошёл ещё один год. Я хочу подвести итоги событий года. Я поступил в университет и, наконец, осуществил свои мечты. Я буду стремиться наилучшим образом использовать все счастливые преимущества, которыми располагаю, и если не произойдёт ничего, что может остановить, мои занятия, то я предчувствую, что польза от них будет действительно огромной и желанной. Велики мутации времени, и ни один человек не знает, что исходит из Великого Неизвестного. Я надеюсь и молюсь, чтобы великая причина всего сущего, которая до сих пор покровительствовала мне, не покинула меня, но подводила бы меня к самым высоким вершинам и проявила своё великое милосердие».
Когда в 1888 году я впервые услышал об Учителях, мне, естественно, захотелось связаться с ними, и я интересовался, как и многие тысячи других людей, как это можно сделать.

Я приехал в Нью-Йорк, вступил в Теософское общество и в своем юношеском энтузиазме даже написал письмо Учителю Мория в Раджпуре, но, конечно, не получил никакого ответа. Некоторые из моих знакомых по Теософскому обществу говорили, что они собираются ехать в Азию и либо найти Учителя, либо оставить свои кости белеть на азиатских равнинах.

В своем стремлении встретить Учителей Белой Ложи я приехал в Нью-Йорк и обратился к У.К.Джаджу и спросил его: «Скажите, мистер Джадж, как мне встретить Учителей?» Он ответил: «Доктор, а каковы ваши взгляды на природу Высшего Я?» Я изложил свою концепцию, он сделал несколько замечаний, а затем сказал: «Вы хотите встретить Учителя? Вы можете выйти на улицы этого города и встретить нищего или идиота, который скажет или покажет вам то, что вы хотите знать». Потом он взял листок бумаги, нарисовал круг и сказал: «Сейчас вы находитесь на окружности, а хотите узнать нечто в центре внутренних планов; и ваши ментальные руки, или лучи вашего ума распространяются, возможно, на тысячи миль вокруг, чтобы отыскать то, что вам нужно, соприкасаясь с разумами, или с аурами, других людей. И если эти лучи ничего не находят, они возвращаются и отправляются в другом направлении. В конце концов среди миллионов людей на земле находится кто-то, кто хранит в своем аурическом сознании то, что вас интересует, и вы получаете это от него, хотя он и не будет знать об этом, как и вы не будете знать источника сведений. Таким образом работают Учителя». «Сейчас, — продолжал он, — возвращаясь домой и имея это устремление, думайте об этом. Думайте об Учителях и думайте обо мне». И когда он сказал «обо мне», удивительная сила незримо прошла между нами.

Затем я прочитал некоторые из работ Е.П.Блаватской, и мне пришло в голову, что Учителя живут не на поверхности земли, а в пещерах и под землей. Поэтому я обследовал многие из таких мест как в штате Нью-Йорк, так и в близлежащих штатах. Вам это покажется смешным, как сейчас кажется и мне, потому что, когда я искал на внешнем плане, Учитель все время был открыт и доступен, но я не знал об этом. И вдруг, когда я оставил этот поиск Учителя на внешнем плане, Учитель Мория явился мне, сначала на внутреннем плане, а затем, после образования Храма, в 1899 году явился Исполнительному Совету Храма в пригороде Сиракуз, штат Нью-Йорк, средь бела дня, видимый всем нам. Он говорил с нами, так как мы хотели, чтобы Мория обратился к нам ко всем вместе. При этом присутствовало по меньшей мере двенадцать или пятнадцать человек, и все слышали и видели одно и то же в одно и то же время.

Незадолго до этого Посещения в Сиракузах моя коллега и сотрудница Голубая Звезда получила сведения, что Учитель Мория находится на Атлантическом побережье в определенном городе и собирается посетить Сиракузы во время собрания, встретиться с Исполнительным Комитетом и еще несколькими людьми. Это сообщение пришло обычной почтой, но вместо имени Мория в нем было указано другое имя. Ничего не говоря моей сотруднице Голубой 3везде, я тогда взял на себя труд написать прямо на имя и адрес Учителя Мория, но не получил ответа. Не прошло и двадцати четырех часов с момента отправки письма, как Г.З. сказала мне на проходившем тогда собрании руководства Храма: «Учитель Мория был здесь и сказал нечто, что я не поняла, дословно следующее: «Скажи Уильяму, что ответ ему находится в такой-то книге, на такой-то странице, в таком-то параграфе». Это был случай, когда я писал на физическом плане, и Учитель Мория ответил через посредство моей сотрудницы на внешнем плане.

Подобные случаи происходили с вашим покорным слугой, вспоминает Дауэр, и в отношении Е.П.Блаватской, и У.К.Джаджа в первые годы работы Храма, а также в отношении Учителя Кут Хуми. Но, конечно, самым активным из Учителей в основании и деятельности Храма был и остается Учитель Иларион.
Поскольку наш разговор касается контактов с Учителями на этой планете, я позволю себе кратко поведать о наших встречах с Ними, осознавая, что все сказанное может быть принято только на основе пережитого опыта и не может быть никому абсолютно доказано.

Учитель Иларион является Регентом Красного Луча. Он связывался с Голубой Звездой, со мной и с некоторыми другими в 1898 году, и сообщил духовный импульс для организации работы Храма, говоря, что это продолжение работы, начатой их Посланницей — Е.П.Блаватской, и что нам следует работать прежде всего с учениками из Теософского общества, поскольку они наилучшим образом подготовлены принять то, что должно произойти.
Голубая Звезда имела видение Учителя Илариона в его Одеянии Нирманакайя, пересекающего бездну на крыльях Великой Птицы. Такая картина теперь висит здесь, в Храме. Это было символическим выражением того факта, что начался Его цикл работы для мира. Великая Птица — это Хамса, Птица Мудрости, и Учитель стоял на ней с жезлом власти.

Он направлял нашу работу и указал переехать в Калифорнию в 1903 году. Мы были и остаемся в постоянном сообщении с Ним, и Его основополагающие наставления, впервые публиковавшиеся в «Темпль Артизан», были собраны через несколько лет в книге «Учение Храма».
Прежде чем быть поставленным во главе храмовой работы в 1898 году, я имел много внутренних переживаний, в которых меня посещал некий человек, казавшийся моим близким родственником, но я не узнавал его, пока это не повторилось несколько раз. В конце концов (помните, что это все было внутренне) я, по-видимому, был подвергнут суровому испытанию на внутреннем плане и прошел его успешно. В тот момент, когда я принял свое решение, с нижнего этажа раздался голос: «Доктор, один человек из Ложи хочет увидеться с вами». Поскольку я исполнял роль врача для нескольких братских организаций, которые назывались «ложами», я подумал, что это пациент. Я поспешил вниз и увидел стоящего там человека невыразимой красоты и благородства, в котором мгновенно узнал Учителя Илариона. Я распростер руки Ему навстречу и сказал: «Отец, у меня только что было ужасное испытание». Он ответил: «Мне все известно об этом, сын мой». Затем я взглянул в Его лицо, и у меня было ощущение, что передо мной человек, который может создать или разрушить мир, солнечную систему или вселенную. На Его лице, особенно вокруг рта и подбородка, появился несказанный и неописуемый свет, излучающий силу. Я говорил с Ним, и Он мне отвечал, а потом Он сказал: «Сын мой, я насытил твою ауру планами для работы на много, много лет вперед, но не надо делать сегодня то, что следует делать завтра. Помни, что существует порядок». Потом мы еще разговаривали, но ощущение этой мощной свежести духа оставалось во мне еще несколько недель, и до сих пор я это чувствую.

Я могу также свидетельствовать, что Учителя не имеют какого-либо особенного внешнего образа или черт лица; впоследствии я много раз видел Учителя, и это, несомненно, была демонстрация определенных истин. Я мог видеть, как меняется цвет Его глаз, пока я смотрел в них. Я мог видеть, как меняется цвет Его волос, Его черты лица, и все же это оставался все тот же Учитель Иларион.
Я хочу также обратить ваше внимание на великую мистическую истину отождествления ученика (чела) с Учителем, что иногда называют «седьмым посвящением»; это означает полное слияние астральных тел ученика и Учителя, когда они становятся едины. Ничего не зная о такой возможности, не думая о ней и не стремясь к ней, я все же имел такой опыт: я вдруг обнаруживал себя тождественным с одним из Учителей, затем с другим, третьим. Я был теми Учителями, но я был также и собой.

В дополнение к этому опыту, чтобы показать вам, как работает Ложа, я хотел бы со всей скромностью передать вам еще одно свое переживание, которое пришло ко мне после переезда в Калифорнию. Внутренне я вернулся в спальню моего детства и, казалось, вновь стал ребенком. Я спал в маленькой комнате и как будто был разбужен легким царапанием или постукиванием в оконное стекло, которое выходило на крышу, как в мансарде. Я выглянул, и было будто бы достаточно светло, чтобы разглядеть лицо человека, лезущего в мою комнату, лицо отвратительное и жестокое, как у вора или грабителя, или даже убийцы. Волна ужаса накатилась на меня, и в этом ужасе я залез под одеяло и спрятал голову, дрожа от страха. И тогда другая сила вошла в мое внутреннее существо, и я сказал: «Ничто не может причинить мне вред, потому что я един с Христом», — и в тот же миг ослепительная вспышка света озарила комнату, такая великолепная и белая, что ее почти нельзя было вынести, и этот свет исходил от человека, проникавшего в мою комнату, и я воскликнул: «Это свет Христа. Это не вор и не грабитель». Это иллюстрация того, как могут происходить контакты, и, конечно, они случаются по-разному с разными людьми, в зависимости от кармы и от достигнутого соответствия между ментальным и духовным уровнями Ваших «Я».
Это был единственный случай в истории моих внутренних переживаний, когда Великий Учитель явился мне с таким ослепительным светом, что я не мог вынести его и потерял сознание. При первой же возможности я спросил нашего возлюбленного Учителя о значении этого события, и Он ответил: «Это начало твоего опыта, который будет продолжаться, и в конце концов ты сможешь сохранять сознание, и это будет означать, что союз создания с Создателем достигнут».

Все эти переживания и контакты просто иллюстрируют, как работает Ложа. Еще многое можно было бы сказать на эту тему, но я закончу высказыванием, сделанным Учителем Иларионом в ответ на один вопрос. Он сказал: «Сын мой, ты не имеешь понятия, насколько многочисленно Великое Белое Братство. Сонмы и сонмы уже достигли просветленного сознания, и мы могли бы изменить мир в мгновение ока, но это значило бы отнять у человечества его венец победителя».
Помните, что существует двенадцать великих подразделений Ложи, которые включают все церкви, все подлинно эзотерические группы — все это отделы или секции Ложи под водительством Учителей; и есть Семь Великих Учителей, управляющих ими, и конечно же, у Них есть ученики, посвященные и помощники.
Хочу сказать, что те из наших членов, кто уже вступал в общение с Учителями Иларионом, Морией и Кут Хуми, а также с другими Учителями, включая Учителя Р., и те, чье сознание настроено в созвучии с Ложей и с Храмовым отделом в ее работе, рано или поздно увидят, услышат или почувствуют эти космические импульсы, вдохновляющие, питающие и возвышающие их, поскольку они хранят в сознании великое предписание, данное нам в начале работы: «Будь верен себе — будь верен нам».

Свои медицинские занятия Дауэр закончил в Сиракузах и в 1891 году поехал в Нью-Йорк, поступил в аспирантуру и в это же время встретил У.К. Джаджа и других выдающихся деятелей Теософского общества. Он вступил в это общество, когда ему было 26 лет. По возвращении в Сиракузы основал и очень активно участвовал в отделении Теософского Общества. Джадж назначил его президентом. В обществе проходило много интересных собраний, лекции, прочитанные на них, публиковались в прессе и возбуждали у людей большой интерес. Офис доктора стал неформальным центром общества. Однажды Франчиа Ла Дью пришла в этот офис. Она услышала о теософских собраниях и почувствовала сильное влечение к теософии. В этот день она принесла с собой свой дневник, в котором были записаны многие замечательные её переживания. Она их не понимала, но доктор Дауэр помог прояснить многие из них. Переживания были в высшей степени значительны, показывающие созревшую душу, готовую для восхождения на высшую ступень. Франчиа Ла Дью вступила в Общество, став действенным его членом.

С детства Уильям очень интересовался жившими на севере штата Нью-Йорк индейцами и их ритуалами. В молодости он часто посещал племена онандага, сенека и тускарора и беседовал с ними о Гайавате. Он утверждал что у племён было «очень глубокое понимание сокрытых законов жизни», которым учил Гайавата. В 1897 году Дауэр познакомился с вождем онандага Даниэлем Ла Фортом, его пригласили на традиционный ритуал подношения табака, чтобы он прочитал лекцию о теософии и Великом Духе. Дауэр рассказывал присутствующим: Я называю вас всех братьями, потому что в действительности люди любого цвета кожи: красного, белого, черного и желтого – произошли из одного корня, из одного итого же Великого Духа – и поэтому должны быть братьями. Мы знаем, что корень тянется под землей выпуская ростки… Все они кажутся отдельными на земле, но если взглянуть внимательней и поискать поглубже, мы увидим, что они не разъединены, а на самом деле се являются единым целым.
После этого обращения вождь племени заявил, что для них было «большим удовольствием узнать, что их обряды понимались правильно; что всех присутствующих объединял Великий Дух».

Дауэр, Франчиа Ла Дью и другие храмовники были борцами за права коренных жителей Америки, индейцев местного племени Онондага. За эту борьбу благодарные индейцы посвятили их в Клан Черепахи.
Глубокую связь доктора Дауэра и миссис Ла Дью с культурой американских индейцев можно по-настоящему понять, когда оказываешься среди картин в Университетском Центре. В начале 30-х годов доктор Дауэр попросил художника и члена Храма Гарольда Форгостайна написать картину специально для индейского общественного центра «Гайавата» — тогда только что построенного в Халсионе.
По мере развития храмовой мысли в архитектуру и ритуалы Храма вводились элементы культуры североамериканских индейцев. Использование четырех сторон света в ритуале «квадрата», в архитектуре с духовным столпом в своём центре, гармонизация мужского и женского в культовой практике, обрядовая музыка- всё это обретало смысл через понимание Дауэром традиции «длинного дома». Когда Дауэр был Главным Хранителем, он носил имя Красная Звезда, что подкрепляло его связь с так назывемыми «краснолицыми», а также с Красным Лучом, созидательной субстанцией света Илариона.

На раннем этапе движения Храма Дауэр приложил много усилий на уравновешивание и гармонизацию двойственности: богатства и бедности, мужского и женского, идеального и реального, так как считал это необходимой основой для всей остальной деятельности Храма. По мере развития своей организации теософы Храма воплощали в жизнь идеи духовного братства, основав реформаторские группы с широким спектром деятельности, связанные с «квадратами», для активного участия в региональной и национальной политике. Группы, действовавшие в период с 1899 по 1902 год, были известны как Братство людей, Храм братства и позднее Лига братств, по аналогии с Лигой ирокезов, основанной Гайаватой. Дауэр был активным участником в собраниях и конференциях Лиги братств, которая ставила задачей расширение воздействия на процесс социальных реформ, назревших в стране. Собрав сотни реформаторов с разными взглядами и программами Лига потерпела полную неудачу в деле объединения различных направлений реформистского мышления.

К моменту переезда в Калифорнию в 1903 году у Дауэра, врача по образованию, вышли на первый план идеи объединения теософии с эзотерической наукой, затмив политику, в которой его постигло разочарование.
В Халсионе около Океано был приобретён просторный трёхэтажный Дом в викторианском стиле. Его превратили в отель и санаторий. Железнодорожная станция, расположенная недалеко от побережья, стала желанными воротами для тех, кто хотел посетить Храм, чтобы излечить свои недуги, духовные и телесные. Со всего света стали приезжать туда люди, чтобы вылечиться от нервных расстройств и туберкулёза, алкогольной зависимости. Километры чудесного пляжа, дюны, неоглядные просторы тоже вошли в число лекарств доктора Дауэра. Жизнь среди этой красоты, рядом с чуткими и добрыми людьми учила гармоничному отношению к природе и к собственной душе. Дауэр на ряду с традиционной терапией вводил нетрадиционные методы лечения - хиропрактику, остеопатию, натуропатию, гипноз, психотерапию, а также заочное лечение –суггестивную терапию, основанную на теории телепатии, силе мысли, и животного магнетизма.
У Дауэра был рентгеновский аппарат — первый на Центральном Побережье. Также применялось и новейшее по тем временам оборудование для лечения с использованием света, цвета и электричества. Создавались особые условия для туберкулёзных больных — со спальными павильонами на свежем воздухе, хорошим питанием и лёгкими прогулками. Главное, что все пациенты пользовались одинаковым вниманием, независимо от их материального положения. А для привлечения необходимых средств в журнале Храма «The Temple Artisan» печатались обращения к возможным спонсорам. Потому-то и стоило лечение вместе с проживанием и питанием всего 10 долларов в месяц!
В связи с ухудшением здоровья Дауэра санаторий закрылся в конце 1933 года, а к 1949 году санаторий был продан.

Дауэр для Ла Дью был как Олькотт для Блаватской; он интересовался наукой и политикой, в то время как она обращала взор в более высокие духовные сферы. Внешний и Внутренний Хранители Храма, они составляли мощную команду с его объективной чувствительностью и её духовным видением.
В 1922 после смерти Франчиа Ла Дью доктор Дауэр принял пост Главного Хранителя Храма и вскоре объявил, что настало время строительства здания для проведения служб Храма - Мемориал Голубой Звезды. Он сообщил что «здание будет поражать своей уникальностью и красотой; его треугольная форма и 36 колонн, а также многие символические линии в конструкции Мемориального Храма сделают его посланием и кристаллизованным учением основ Мудрости, Науки и Религии». Храм будет стоять «как духовная сила и внешний символ и знак» и станет «Центром Света для Мира». Несмотря на множество сложностей при строительстве, здание Храма было закончено в середине 1924 года.
В 20-х годах усилилось количество злобных нападок, осуждений и сплетен вокруг Храма. В 1929 году проходило шумное судебное разбирательство, что привлекло внимание всей страны, усилив неприятие Храма, как организации. Храмовники считали, что наступил Год Реализации и «стихийные силы на всех планах пробуждаются к действию», рассматривали Великую депрессию с идеалистических позиций, как неизбежный крах коррумпированной системы, предвещавший новую возможность для общества, основанном на духовном братстве.
К 1931 году 65-летнему Дауэру становится труднее руководить группой из-за ухудшения здоровья, и он предоставил широкие полномочия молодому священнику Уолласу де Ортега-Максею, который внес многие изменений в формы служб, облачения священников, в убранстве Храма, а также внёс решающий вклад в открытие Университета Халсиона, президентом которого стал Дауэр.
Но уже в начале 1932 года Максей сложил свои полномочия и уехал из Халсиона.

Здоровье Дауэра ухудшалось и к концу 1934 года не мог заниматься делами Храма. За два дня до смерти его последователи собрались на ритуал жертвы огню и медитацию вокруг центрального алтаря Храма, а затем отправились навестить Дауэра. Позже писали: «о высоком духовном присутствии, наполнявшем комнату и весь дом, - возвышенном, мощно-величественном, священном и бесконечном, - как будто все хозяева Духовной Сферы обнимали, держали и охраняли наших любимых».

После смерти 9 октября 1937 года его жена Перл произнесла следующие слова:
«Уходящая душа, неси с собой в Молчание Великого Белого Духа фимиам нашей любви и устремлений,
да не придётся тебе возвращаться на Землю рабом перевоплощения,
да войдёшь ты в Жизнь Вечную, если на то будет воля Божья»
Солас вне форума   Ответить с цитированием
2 благодарности(ей) от:
valentin (09.12.2018), Рунгуна (07.12.2018)