Показать сообщение отдельно
Старый 14.07.2011, 18:52   #207
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Женщины мира

Жермена де Сталь (22.04.1766 – 14.07.1817) – известная французская писательница и публицистка



Просвещение и просветители вошли в жизнь баронессы де Сталь, когда она была еще ребенком.
Анна Луиза Жермена Неккер была дочерью известного политического деятеля, банкира и министра финансов при Людовике XVI Жака Неккера, прославившегося своими проектами финансовых реформ и блестящим салоном, который посещали такие знаменитости, как Дидро, Даламбер, Бюффон, Мармонтель, Бернарден де Сен-Пьер.
В одиннадцать лет она с недетской серьезностью прислушивалась к беседам этих людей и отвечала на их шутливые вопросы; в пятнадцать читала «Дух законов» Монтескье и широко известный «Финансовый отчет» своего отца, высказывая о них вполне зрелые суждения. Любимыми книгами ее юности были «Кларисса Гарлоу» Ричардсона, «Вертер» Гёте и, конечно же, романы Руссо, а ее первым серьезным печатным произведением — восторженный панегирик великому просветителю: «Письма о произведениях и о характере Жана Жака Руссо» (1788). Этот выбор очень показателен: в отличие от других вождей Просвещения, Руссо решительно предпочитал разуму чувство; по его стопам пойдут все романтики и одной из первых — Жермена Неккер.
Девушка восхищалась описаниями переживаний героев «Новой Элоизы» или историей духовной жизни самого Руссо, рассказанной им в «Исповеди». Она мечтала о семейном счастье, о сердечной близости с любимым человеком. Эти мечты не сбылись: двадцати лет Жермену выдали замуж за шведского посланника в Париже барона де Сталя, который был старше ее на семнадцать лет. Продиктованный расчетами, а не любовью, брак оказался крайне неудачным; несколькими годами позже мадам де Сталь разошлась с мужем, успев к тому времени прославить его имя.
Восторженное преклонение перед чувством и его гениальным апологетом Руссо не помешало, однако, мадам де Сталь унаследовать чисто вольтеровскую страсть к анализу и рассуждению; через несколько лет после писем о Руссо она опубликовала — уже в эмиграции в 1796 году — трактат «О влиянии страстей на счастье отдельных людей и народов», в котором подробно описывала и анализировала всевозможные человеческие страсти — от жажды славы до любви. Но главное, в чем мадам де Сталь была (и до конца своей жизни осталась) верной дочерью века Просвещения, — это ее несокрушимая вера в прогресс, в торжество разума, добра и справедливости над невежеством, злом и насилием.
Широко и тонко образованная, блестяще владевшая столь популярным в XVIII веке искусством беседы и спора, обладавшая острым причудливым, хотя нередко склонным разбрасываться умом, Жермена де Сталь накануне революции очень быстро становится одной из центральных фигур культурной жизни своего времени, а ее салон - одним из знаменитейших в Париже.
Первые шаги революции вызвали ее восхищение, но террор испугал; она отправилась в эмиграцию, откуда возвратилась после падения якобинской диктатуры. Директория, а затем Наполеон вновь отправили ее в изгнание, где она оставалась почти до конца жизни. Большую часть этого времени она провела в Швейцарии, в замке своего отца — Когте, где ее навещали многие выдающиеся деятели культуры тех лет, в их числе братья Шлегель, Сисмонди, Бенжамен Констан; в последние годы жизни она много путешествовала.
Как писательница Жермена де Сталь обнаруживает еще одну характерную черту, роднящую ее с XVIII веком: моралист и мыслитель нередко берут в ней верх над художником, и она подчас предпочитает идеи в «чистом» виде идеям, воплощенным в образы. Оба ее романа — «Дельфина» (1802) и «Коринна, или Италия» (1807) — повествуют о трагической судьбе женщины, осмелившейся подняться над предрассудками и уродливой моралью сословного общества. Своими романами мадам де Сталь утверждала право женщины на любовь по свободному выбору, не связанному общественными предрассудками; кроме того, она громко и очень смело протестовала против нерасторжимости и мнимой «святости» церковного брака. Известно, что Наполеон считал ее произведения «безнравственными».
Замечательные качества мадам де Сталь как мыслителя с большой силой выступают в ее теоретических трактатах, составляющих важнейшую часть литературного наследства писательницы.
В 1800 году она опубликовала трактат «О литературе, рассматриваемой в связи с общественными установлениями». Лишь немногие современники мадам де Сталь и далеко не все потомки сумели по достоинству оценить эту умную и значительно опередившую свое время книгу. Главная мысль трактата — это мысль о развитии литературы как следствии политического и культурного прогресса общества и о роли самой литературы в этом прогрессе.
В 1810 году в Париже был напечатан еще один большой трактат мадам де Сталь — «О Германии»; это издание было уничтожено по приказу наполеоновского министра полиции, которому книга показалась «недостаточно французской», вероятно, из-за тех похвал, которые там содержались в адрес немецкой культуры; трактат увидел свет во Франции лишь после падения Наполеона. Материалом для трактата послужили наблюдения, сделанные писательницей во время путешествия по Германии, личные встречи со многими выдающимися немецкими писателями и философами — среди них были Гёте и Шиллер. Не будет преувеличением сказать, что эта книга открыла французам немецкую литературу и философию, ранее почти им не известные.
Историческая роль трактата несомненна; сближая две национальные культуры, он содействовал сближению обоих народов. Об этом с глубоким сочувствием говорил, оценивая трактат, Гёте: «Книга мадам де Сталь была тараном, пробившим широкую брешь в китайской стене из старых предрассудков, возвышавшейся между Францией и нами. Благодаря этой книге пробудился интерес к нам как по ту сторону Рейна, так и по ту сторону Ла-Манша».

Жермена де Сталь обладала драгоценной и редкой во Франции тех лет способностью понимать и уважать национальное своеобразие других народов. Путешествуя по России, она с глубоким интересом и сочувствием присматривалась к этой «таинственной» стране и ее людям. «Народ, сохраняющий такие достоинства, способен еще удивить мир»,— написала она в своей книге воспоминаний — и не ошиблась. Ее прозорливость не была случайностью: писательница верила в будущее и в человека, хотя немало ее современников разуверилось и в том и в другом.
А. С. Пушкин, выражая мнение передовых критиков русского общества, высоко оценивал и личность мадам де Сталь, которую «удостоил Наполеон гонения, монархи доверенности, Байрон своей дружбы, Европа своего уважения», и ее литературное творчество. «Взгляд быстрый и проницательный, замечания разительные по своей новости и истине, благодарность и доброжелательство, водившие пером сочинительницы,— все приносит честь уму и чувствам необыкновенной женщины» — так в 1825 году отозвался Пушкин о книге «Десятилетнее изгнание», многие страницы которой посвящены справедливой и умной характеристике России, предоставившей убежище этой неколебимой противнице наполеоновской диктатуры.
Последние годы своей жизни Жермена посветила фундаментальному труду о Французской революции и её последствиях. В конце книги она предсказала политическое будущее мира. И ни в чем не ошиблась.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума