Показать сообщение отдельно
Старый 07.11.2012, 18:20   #13
Меритатон
Участник форума
 
Регистрация: 28.08.2012
Адрес: Калининград
Сообщений: 41
По умолчанию Re: Проза Меритатон

2.

Когда Игорь, наконец, уснул, был уже первый час ночи. Сон его был похож на смерть, что ему недавно пришлось испытать – такой же тёмный и пустой, но не столь глубокий. Утром он проснулся с уже давно знакомым ощущением, что часы, проведённые им во сне, были словно вычеркнуты из его жизни.
Игорь терпеть не мог спать и вообще хоть как-то выпадать из жизни, прекращать действовать, думать, общаться. Он не переносил тишину и одиночество и всячески старался их избегать, потому что, когда он оставался один в тишине, голову его тут же наполняли тоскливые мысли страхи, существование казалось ему бессмысленным, внутри росла пустота. Игорь практически не бывал дома, всё время проводил на работе или с друзьями. Однако порой он был вынужден приходить домой и оставаться один и не только в его чёрные вечера, но и в обычные, когда не было причин оставаться в офисе и все знакомые были заняты. Тогда ему приходилось скрепя сердце терпеть одиночество, коротая его перед телевизором или в интернете с наушниками, но это слабо помогало ему. И самым печальным для него было то, что он не мог даже попытаться избавится от этих моментов тоски, потому что не смог бы посвятить кого-либо в свою ужасную тайну. А даже если бы и смог, и если бы это кто-то поверил бы ему, то едва ли согласился принять. К тому же сам Игорь не хотел, чтобы кто-то жалел его или, что ещё хуже, разделил бы с ним его страдания.
Понедельник – начало рабочей недели - для большинства людей, возможно, неприятнейший из дней. Ведь что может быть противнее, чем проснуться в семь утра, а то и раньше, и осознать, что впереди ещё целых пять утомительных, нудных дней, которые предстоит провести в застенках офиса, в окружении зачастую мало приятных тебе людей… Однако так воспринимают начало означенного дня не все.
Проснувшись вместе с будильником, верещавшим из телефона, лежащего на тумбочке возле кровати, Игорь с удовольствием подумал, что меньше чем через два часа он будет уже на работе, в кабинете, расположенном на его любимом шестнадцатом этаже. Там он снова встретится со своими коллегами и одновременно друзьями – талантливыми, творческими людьми, где они вместе будут творить, создавая новые великолепные, неповторимые по своей оригинальности здания.
Как уже можно было понять, Игорь был архитектором и не просто рядовым сотрудником, но в свои неполные двадцать восемь лет он уже был главным архитектором крупнейшей в регионе строительной компании, занимавшейся разработкой и реализацией самых креативных и дорогостоящих проектов. Игорь не мог представить занятия более интересного, деятельности более реальной, чем его работа. Каждый день, добираясь на службу, он видел живое воплощение его идей, материальные результаты его труда. Эта материальность, след, оставленный им в жизни, давали ему ощущение удовлетворённости и спокойствия, будто говоря, что даже если завтра он умрёт, память о нём останется жить на десятилетия, а, возможно, и на века в созданных им домах.
Без пяти девять утра Игорь распахнул матовые стеклянные двери своего кабинета и переступил его порог. Глазам его предстал живописный хаос из чертежей, линеек, карандашей и прочих канцелярских принадлежностей, царивший на его фигурном рабочем столе. Беспорядок был следствием внезапно напавшего на Игоря вечером прошлой субботы вдохновения, которое заставило его остаться в офисе ночевать – так он был увлечён. Он мог бы оставаться на работе и дольше, ведь в том состоянии Игорь не чувствовал ни усталости, ни голода, но память о том, чем должен увенчаться вечер воскресенья, заставила его всё-таки отложить своё детище и ехать домой. Сейчас же, прежде чем продолжать творить, ему необходимо было навести хотя бы относительный порядок.
Скоро уборка была закончена, и Игорь смог, наконец, вернуться к своему проекту. Погрузившись в работу, он не замечал времени, штрих за штрихом невесомый образ, рождённый его сознанием, проявлялся на белой бумаге, обретая чёткие очертания. Теперь Игорь уже точно знал, как будет выглядеть здание нового дворца бракосочетаний – лаконично, изящно и торжественно, без лишней вычурности и пошлых аляпистых украшений. Это будет настоящий храм, куда серьёзные, взрослые люди будут приходить, чтобы в достойной, соответствующей событию атмосфере объединить свои судьбы и идти дальше по жизни вместе.
К обеду проект дворца был закончен, и Игорь, довольный своей работой, впервые за день вышел из кабинета. Идя по коридору вдоль прозрачных дверей творческих мастерских его коллег, он видел, как внутри кипит работа, как занятые увлекательным и, несомненно, полезным делом люди трудятся возле кульманов и столиков с ещё незаконченными макетами, вертят в руках пробники цветных штукатурок и красок, образцы отделочных материалов. Никто, казалось, и не собирался прерывать работу и отправляться на обед. Однако постепенно, один за другим люди стали медленно покидать свои уютные кабинеты и, влекомые неумолимым голодом, двигаться в сторону лифта, который доставил бы их на шестой этаж в местный кафетерий.
Игорь уже собирался последовать их примеру, как вдруг на полпути между его офисом и зеркальными створками лифта его кто-то окликнул. Обернувшись, он увидел высунувшуюся из дверей одного из кабинетов голову второго архитектора Ивана Семёновича.
- Ой, Игорь! А ты не мог бы заскочить ко мне на секундочку? – произнесла голова просящим виноватым тоном, хлопая голубыми глазами за широкими прямоугольными стёклами очков в чёрной оправе.
- Хорошо, - ответил Игорь, возвращаясь назад.
Зайти на секундочку у Ивана означало застрять как минимум на полчаса, поскольку, хотя парень он был очень хороший, у него был один существенный недостаток – он всегда очень долго ходил вокруг да около, прежде чем, наконец, говорил то, что хотел. В результате любой разговор, который в нормальных условиях занимает не больше одной минуты, Иван умудрялся растянуть не меньше, чем на двадцать.
- Извини, что занимаю твоё свободное время, Игорь, но, понимаешь, дело в том, что…, - тут пошёл рассказ о том, что у разных людей бывает разное видение одних и тех же проблем, и что порой они сами не знают, чего хотят. Однако не стоит их строго судить за это, ведь, когда перед тобой лежит множество возможных решений имеющейся задачи, зачастую бывает трудно выбрать из них какое-то одно.
- Ваня, - прервал его Игорь, не выдержав давления неиссякаемого потока бесполезных слов на его мозг, - ближе к делу. Что конкретно им не нравится?
Поняв намёк, Иван глубоко вздохнул и произнёс:
- Крыша. Заказчик считает её недостаточно эстетичной, и ему всё равно, что требуемый им плоский вариант слишком непрактичен в наших климатических условиях. Говорит, что согласен на любые расходы, лишь бы любоваться видом на озеро и парк с высоты третьего этажа, сидя на крыше.
- Ясно, - ответил Игорь и, схватив со стола Ивана карандаш, подскочил к кульману и стал вносить изменения в эскиз. - Если он готов пойти на любые расходы, значит, будет так, - он кивнул на исправленный чертеж. На нём красовалось вытянутое трёхэтажное здание невообразимой формы, рифленое и изогнутое, плоскую крышу которого перекрывали, перекрещиваясь концами, три стеклянных лепестка.
- Здесь ему и плоская крыша с шикарным обзором на триста шестьдесят градусов, и защита от непогоды и ветра. Стекло будем использовать самое прочное и самое дорогое.
- Гениально, - искренне улыбнулся Иван.
- Да, ладно, - махнул рукой Игорь. – На самом деле, мне кажется, что так действительно лучше.
- Пожалуй, - согласился Иван, но таким тоном, будто хотел ещё что-то добавить. – Слушай, я знаю, ты терпеть не можешь зависать здесь в воскресенье, но на этой неделе мы представляем финальный вариант проекта медцентра. Ты помнишь, сколько с ними было хлопот. В общем, директор хочет, чтобы мы все и ты, в том числе, обязательно были.
- Что? Вот чёрт! – вырвалось у Игоря, но, тут же опомнившись, он добавил, - Мне, просто, нужно быть в этот день в другом месте… Не знаешь, долго это представление будет продолжаться?
- Как пойдёт, - пожал плечами Ваня, - но не думаю, что весь день
- Эх, - вздохнул Игорь. – Ладно, что-нибудь придумаю.
На самом деле у Игоря был вариант на крайний случай, вроде этого, и ему уже приходилось пару раз его использовать. Он тут же вспомнил о содержимом потайного сейфа, вделанного в стену в его кабинете. Там он держал важные документы, некоторое количество денег и ключи от крыши их офисного здания. Игорь раздобыл их несколько лет назад, как только стал здесь работать, подкупив старого вахтёра. Год назад тот вахтёр ушёл на пенсию, и теперь уже никто в этом здании не знал, что у Игоря есть доступ на крышу. Но, всё же, подобный способ укрыться был очень рискованным, поэтому Игорь всегда всячески старался избегать необходимости оставаться на работе в столь опасные дни.
Остаток недели не был отмечен для Игоря какими-либо знаменательными событиями, всё было так же, как и всегда – ранний подъём утром, увлекательная и плодотворная работа в течение дня, вечера в компании друзей и чёрные провалы сна по ночам. Лишь одним эта неделя отличалась для Игоря от десятков ей подобных – растущим чувством беспокойства, связанным не столько с его опасениями насчёт грядущего воскресенья, сколько с непонятным ожиданием. Игорю постоянно казалось, словно вот-вот должно произойти что-то важное, некое событие, которому суждено изменить его жизнь.
Наконец день X наступил. Встреча с заказчиками была назначена на два часа дня, а закат – на 18.03. Четырёх часов должно было хватить на то, чтобы выяснить все детали, ответить на все вопросы, устранить последние разногласия и утвердить-таки конечный вариант проекта. Но всё оказалось не так просто… В качестве куратора процесса строительства нового медицинского центра выступал низенький пузатый мужчина, гладкая залысина на голове которого могла поспорить по своим отражающим способностям с широким овальным зеркалом, висевшим на белой стене напротив того места, где сидел Игорь. Этот звонкоголосый гражданин, который вполне мог быть замечательным врачом, но который абсолютно ничего не понимал в строительстве, уже битый час прыгал вокруг макета клиники, сотрясая воздух бестолковыми возражениями. Причём никто из слушавших его не мог понять, что именно его не устраивает, так как он постоянно менял свои показания.
С каждой минутой Игорь нервничал всё больше, ёрзая на стуле, он постоянно переводил взгляд с успевшего утомить всех куратора на огромное панорамное окно, за которым солнце уже клонилось к закату, приобретая выраженный оранжевый оттенок. Посмотрев прямо перед собой, Игорь встретился взглядом с собственным отражением. Из зеркала на него смотрел, напряжённо сузив карие глаза, угрюмый худощавый мужчина. Лучи скупого зимнего солнца, отражаясь от его чёрных волос, придавали им бронзовый оттенок. Руки его, лежащие на столе, были сцеплены вместе и сжаты с такой силой, что побелели пальцы.
Игорь снова посмотрел на круглого оратора, отчаянно молясь про себя, чтобы тот, наконец, закончил вещать. И вдруг, точно небо услышало его, дверь зала собраний, в котором проводилась презентация, распахнулась, и в комнате появился высокий седовласый человек – главный врач больницы-заказчика. Широко шагая, он пересёк зал и, остановившись возле макета, находившегося в самом его конце на тёмной деревянной столешнице, извинился перед собравшимися за своё позднее появление. Затем он попросил вкратце повторить ему содержание презентации.
Поднявшись со своего места, Иван с готовностью выполнил его просьбу. Повторный рассказ занял чуть больше пяти минут, поскольку в этот раз лысеющий куратор не влезал в него после каждого слова, чтобы задать вопрос или внести замечание. Когда Ваня закончил и наступила тишина, весь зал напрягся, ожидая реакции главного врача и надеясь, что он не окажется столь же «щепетилен», как его подчинённый.
К счастью главный врач, привыкший доверять профессионалам и не имевший склонности к пустым тирадам, лишь покивал головой и, сказав: «Да-да, всё хорошо, меня это устраивает», - тут же подписал соглашение. Бедный куратор, увидев это, как-то сдулся и, даже не пытаясь возражать начальнику, тихо отполз в сторонку.
Буквально через минуту Игорь уже мчался во весь опор к лифту, который должен был доставить его на последний этаж. Там он по лестнице поднялся в техническое помещение – ключом от него он также разжился с помощью бывшего вахтёра – а затем по выдвижной металлической лесенке взобрался к потолку и, отперев круглый люк, выбрался на крышу.
Меритатон вне форума   Ответить с цитированием