Показать сообщение отдельно
Старый 07.11.2012, 14:49   #7
Меритатон
Участник форума
 
Регистрация: 28.08.2012
Адрес: Калининград
Сообщений: 41
По умолчанию Re: Проза Меритатон

6.

На следующее утро Савелий, наконец, снова встретился с Леной. Произошло это в маленькой бревенчатой столовой, заставленной не новыми, довольно грубой работы деревянными столами и скамейками, где вся компания путешественников собралась в восемь утра на завтрак.
Лена выглядела именно так, как Савелий её запомнил – ослепительно, но, конечно же, с поправкой на ранний подъём и походные условия. Из соображений удобства девушка предпочла заплести свои длинные рыжие волосы во множество тонких косичек, которые к тому же собрала в хвост. Одета Лена была в походные брюки цвета хаки, чёрную футболку и ботинки для ходьбы в горной местности.
Времени было мало, поэтому Савелий успел перекинуться с Леной лишь парой фраз и наспех познакомиться ещё двумя участницами их экспедиции: миниатюрной, изящной Юлией с чёрными, как сама ночь, глазами и волосами, заплетёнными в длинную косу; а также с чуть более высокой, но так же хорошо сложенной зеленоглазой Натальей с копной забранных в хвост тёмно-каштановых, вьющихся волос.
Завтракали быстро, сосредоточенно и в полной тишине, хотя в их компании разговоры в принципе были ни к чему. В половине девятого пунктуальный отряд из десяти человек с вещами прибыл на автостоянку, однако транспорта там ещё не было, что, в общем-то, никого не удивило. Заказанные автомобили появились на территории базы лишь без трёх минут девять, что можно считать неплохим результатом, зная о степени российской пунктуальности.
Вначале десятого вещи были уложены в багажники внедорожников, пассажиры размещены, и началось долгое путешествие по земле Алтайского края. Конечной целью его была лежащая в стороне от основных туристических троп заповедная долина, окруженная заснеженными пиками горных вершин.
Когда машины покинули территорию турбазы и выехали из тенистой лесополосы, дорога стала чуть лучше по состоянию покрытия, однако более извилистой, так как пролегала между крутыми холмами, поросшими редкими деревцами. Через некоторое время путешественники почувствовали, что у них периодически закладывает уши – верный признак перепада высоты, сопровождающего подъём в горы. Постепенно ландшафт стал меняться, становясь более пологим, пока дорога не вышла на широкое каменистое плато, а вдали появились высокие пики алтайских гор.
Как и обещал Евгений, автомобильная часть пути продолжалась весь день, почти пятнадцать часов, за время которого была сделана одна получасовая остановка на обед и ещё несколько коротких санитарных остановок. Конечным пунктом поездки стало начало небольшого горного перевала, который путешественники должны были преодолеть пешком. В двух километрах за перевалом находился оборудованный лагерь, где им предстояло провести эту ночь.
Расположенного на живописной лесной опушке лагеря уставшие путники достигли уже в сумерках. День был утомительный, но предстояло ещё поставить палатки, развести костёр и приготовить ужин. Когда со всем этим было покончено и вся компания расселась вокруг весело потрескивающего огня, началось обсуждение дальнейшего маршрута.
Савелий мало разбирался в особенностях ориентирования на местности и прочих премудростях путешествий в лесу, поэтому не стал особенно интересоваться картой местности, которую активно крутили в руках Сергей и Евгений, дискутируя о завтрашнем дне. Судя по их словам и по прежним разговорам с Евгением, Савелий сделал вывод, что он и Сергей уже бывали там, куда они теперь направлялись вместе. Сергей даже играл в их нынешней экспедиции роль гида.
После ужина к обсуждению маршрута присоединились также Юля с Наташей, очевидно тоже бывавшей здесь прежде. Через некоторое время Савелий заметил, что Юля спорит с Сергеем о чём-то касавшемся дороги. Она указывала на карту, говоря что-то насчёт более удобного пути, а Сергей отвечал ей, что это лишний крюк и, что если пройти напрямик через лес можно сэкономить несколько часов. На это девушка ответила, что, продираясь через заросли, они ничего не сэкономят, а только осложнят себе переход. В конечном итоге Сергей согласился, что она, пожалуй, права.
Остальные в лагере были заняты кто чем. Лена и Николай, расположившись немного в стороне, о чём-то беззвучно беседовали, Юрий отошёл от костра прогуляться по лагерю, Михаил, сидящий напротив Савелия, негромко играл на гитаре какую-то печальную мелодию, по-видимому, собственного сочинения, а Таня сидела рядом и слушала с задумчивым видом.
Постепенно один за другим ребята стали расходиться по палаткам. Савелий, тоже совсем сонный, последовал их примеру и забрался в свой двухместный вигвам. Засыпал он, слушая звуки ночного леса и ощущая нежное струение его жизни, пронизывавшее всё вокруг и его самого.
Следующие два дня были похожи друг на друга как две капли воды, за исключением лишь того, что периодически менялся окружающий пейзаж. Выстроившиеся змейкой путешественники, гружённые огромными рюкзаками, то продирались сквозь лесную чащу, следуя узенькими, местами заросшими тропинками, то выходили на усеянные чудесными горными цветами полянки или более широкие, продуваемые всеми ветрами каменистые равнины, проходили мимо живописных водопадов и прозрачных ледяных озёр, шли вдоль шумных рек, несущихся с вершин. Поднимаясь выше в горы, они ощущали, как меняется воздух, становясь более чистым, холодным и разреженным, кода путники спускались в долины, он заметно теплел и становился более густым, насыщаясь ароматами нагретых солнцем трав.
К вечеру третьего с момента выезда с турбазы дня группа из десяти путешественников достигла последнего горного перевала, отделявшего их от заветной долины. Взобравшись на довольно пологий каменистый перешеек, путники остановились, чтобы полюбоваться представшей их глазам картиной.
Широкая, немного вытянутая равнина укромно расположилась в окружении величественных гор с посеребрёнными снегом вершинами, на дне её расстилался ковёр из изумрудной травы и самых разных цветов. Посредине долины лежало фигурное живописное озеро с неподвижной, гладкой, как зеркало поверхностью, отражавшей небо и последние лучи заходящего солнца. Очень быстро оранжевый диск светила окончательно скрылся за горными хребтами, и бархатная синяя тень летнего вечера накрыла долину.
Красота нетронутой природы так потрясла Савелия, что он не сразу заметил, что они не единственные гости этого живописного уголка алтайских гор. В южной части равнины, примерно в двухстах метрах от озера, был разбит довольно большой палаточный лагерь, вытянувшийся широкой полосой вдоль кромки маленького леска, отделявшего его от побережья. Савелий попытался сосчитать палатки, но его отвлёк Сергей, объявивший начало спуска в долину.
По узкой извилистой тропе примерно за двадцать минут путешественники спустились с каменистого перевала, который с этой стороны оказался значительно круче. Ещё через пятнадцать минут Савелий вместе со своими спутниками оказался в палаточном лагере, и тут его ждал сюрприз.
Оказалось, что здесь собралась интернациональная компания в количестве более трех сотен человек, прибывших из разных уголков мира от Индии и Японии до США и Австралии. Пока Савелий с друзьями пробирались через лагерь в поисках подходящего места для стоянки, они то и дело слышали приветственные возгласы на самых разных языках. Когда же они услышали: «Привет, народ! Идите к нам!», поиски были закончены.
Российская «сборная» расположилась на самой границе леса, как можно ближе к озеру. Когда к ней присоединились и Савелий с друзьями, и без того самая многочисленная национальная компания достигла числа в тридцать семь человек. Здесь были ребята со всех уголков России от Владивостока до Калининграда, все разные и одновременно похожие. Все были очень радушны, улыбались, шутили, смеялись, помогали вновь прибывшим ставить платки и оборудовать стоянку.
Покончив с работой, перед ужином Савелий отправился прогуляться по лагерю. По пути он встречал людей из разных стран: итальянцев, чьи палатки соседствовали с российскими, украинцев, канадцев, индийцев, французов, израильтян, африканцев, немцев, японцев, палестинцев, англичан и многих других. Все улыбались ему, что-то говорили на своих родных языках и, хотя Савелий не знал ни одного иностранного языка, кроме английского, он всех понимал.
Здесь, в этом многонациональном лагере, слова были не нужны. Они лишь иногда сопровождали прямой обмен мыслями, дополняли подлинное общение – телепатию. В этом небольшом в сравнении с человечеством собрании людей, принадлежащих к самым разным национальностям, политическим и религиозным течениям, царила атмосфера всеобщего полного взаимопонимания.
Всё вокруг было пронизано ощущением гармонии и искренней радости общения людей друг с другом, наполнявшим Савелия светлым покоем и глубоким счастьем. Счастлив он был просто от того, что находился здесь среди этих искренних, открытых людей, чьи сердца вместе с его собственным наполняли пространство дыханьем любящей человечности.
Он не заметил, как стало темно, и на небе появились первые, непривычно яркие для живущего вдали от гор человека, звезды. Что-то изменилось вокруг, словно наступившая ночь придала звучанию их общего сознания особый торжественный мотив.
Все как один оставили свои дела и направились сквозь реденький, окружающий озеро лес к неподвижной водной глади. Повеял мягкий ночной ветер, и в его дуновении, в насыщенном запахе цветов и травы Савелий ощутил какой-то слабый давно забытый аромат, пробудивший в его сознании смутные далёкие воспоминания.
Вместе со всеми Савелий вышел на берег холодного горного озера, поверхность которого точно серебряное зеркало и отражала загадочный свет далёких звёзд. Вокруг было много людей, но их присутствие ничуть не мешало Савелию, не лишало его чувства уединённости с природой. Напротив, стройное звучание их разума и сердец, сливаясь с его собственными, усиливали все чувства Савелия, так что ночь казалась ему светлее дня.
Мир вокруг был подвижен, он струился и мерцал, как водный поток в лунном свете. Пространство окутывало Савелия, словно тонкая полупрозрачная материя, он ощущал прикосновение её трепещущих складок. Всё, что прежде было неосязаемым и неощутимым, теперь стало материальным и плотным; что было неслышимым, стало оглушающим; что было невидимым, теперь ослепляло. Вещи же, казавшиеся прежде столь твёрдыми, реальными, грубыми, как земля под ногами, как камни на ней, стали теперь будто призраками самих себя. Всё стало живым, вибрирующим потоком, проходящим сквозь Савелия, потоком, частью которого был он сам.
Дивное видение предстало перед Савелием: высокая, красивая девушка в лёгкой светлой одежде бежала по поверхности зеркального озера. Она звонко и радостно смеялась, её длинные волосы развевались на ветру. Едва касаясь ногами воды, девушка обегала широкие круги по озеру, иногда взмывая ввысь над его поверхностью.
Присмотревшись, Савелий вдруг понял, что это вовсе не видение, а парящая над озером девушка – Елена.
Перед тем, как Лена появилась над озером, энергетическое напряжение в массе собравшихся заметно возросло, став физически ощутимым. Оно-то и создало парус, поднявший её в воздух.
Сделав ещё несколько кругов, Лена вернулась на берег, а её место над заводью заняла другая девушка, а потом молодой человек и снова девушка, и так далее. Однако, хотя летающих и поддерживала энергетическая помощь собравшихся, воспользоваться ею умели пока не все.
Савелий был заворожён происходящим, он всё смотрел, как люди, сменяя друг друга, грациозно танцуют в воздухе и даже не заметил, как к нему подошла Лена. Встав рядом, она тоже стала смотреть на невесомый вальс и одновременно поддерживать парящих.
- Смотри, Савелий, - возник в его голове тихий голос Лены, - это то, о чём ты мечтал в детстве. Это то, что чудилось тебе в звучаниях прекрасных, волшебных мелодий, что неуловимо ощущалось в дуновении ночного ветра, то, что ты пытался увидеть, всматриваясь в заходящее солнце и мерцающие звёзды. Это образы грядущего мира. Мира, где говорят, не произнося ни звука, где видят с закрытыми глазами, где ходят, не оставляя следов… Будущее уже пришло. Мы – это будущее!
Меритатон вне форума   Ответить с цитированием