Показать сообщение отдельно
Старый 07.11.2012, 14:44   #3
Меритатон
Участник форума
 
Регистрация: 28.08.2012
Адрес: Калининград
Сообщений: 41
По умолчанию Re: Проза Меритатон

2.

Очнувшись от воспоминаний, Савелий ещё какое-то время сидел на диване неподвижно, рассматривая бледно синие, искрящиеся разводы, медленно проплывающие на фоне светло-бежевой стены гостиной. Голову Савелия по-прежнему наполнял звон, не умолкающий ни днём, ни ночью. Он старался не замечать его, но удавалось это лишь тогда, когда он был чем-то по-настоящему увлечён.
- Боже! Когда же это кончится! – воскликнул Савелий, обхватив голову руками. – Проклятая ведьма, это была ты! Почему я только сейчас вспомнил! Из-за тебя всё это началось!
Он вскочил с дивана и стал носиться по комнате из одного конца в другой.
- Что же мне делать, что?! – бормотал он себе под нос. – Я схожу с ума! Да замолчите вы, - гаркнул он сидящим на подоконнике, воркочущим голубям. Испуганные птицы тут же вспорхнули и унеслись.
- Так, - продолжал Савелий рассуждать вслух, - надо её найти. А какой смысл? Она же сказала, что ничего не исправить. Нет, я должен. По крайней мере она знает, что будет дальше… В любом случае, это лучше, чем ничего.
Приняв решение, Савелий начал действовать. Он быстро нашел номер и стал звонить единственному человеку, который мог как-то помочь в поисках Елены.
- Алло, Андрюха, привет!
- Привет, - вяло отозвалось в трубке.
- Ты, что, спишь?
- Да так, прилёг на пару минут, ночь трудная выдалась, - промямлил в ответ Андрей. – Что-то случилось?
- Нет, ничего. Слушай, у тебя есть какие-нибудь контакты на Ленку, Олину подругу?
- Какую Ленку? Ты о ком?
- Ну, была такая на вашей свадьбе, высокая, рыжая, с зелёными глазищами. Короче говоря, вылитая ведьма.
- Что-то припоминаю. Была вроде одна. Чё, понравилась? – хмыкнул Андрей, - поздно ты как-то вспомнил.
- Не в этом дело, - прервал его Савелий, - мне срочно нужно с ней связаться.
- Ага, как же, - продолжал прикалываться Андрей, - очень-очень срочно, прям приспичило.
- Дай мне её телефон, а ещё лучше адрес, - прошипел в трубку Савелий.
- Нету, ни того, ни другого, - ответил Андрей, - увы.
- Чёрт! Ты уверен? А может у Ольки есть?
- Не знаю. Она со мной не разговаривает.
- Опять? Уже второй раз за месяц.
- Второй, десятый, тебе какая разница! – рявкнул Андрей.
- Ладно-ладно, прости! – смутился Савелий. – Но мне очень нужно её найти. Может, есть хоть телефон Таньки. Они, кажется, подруги.
- Не помню такой, - буркнул Андрей.
- Она тоже была на свадьбе. Такая невзрачная, типа лаборантки.
На то, чтобы заставить Андрея вспомнить Татьяну, времени ушло намного больше, чем прежде возродить в его памяти Лену. Наконец, когда Савелий с трудом выдавил из себя фразу: «Компьютерный гений» - Андрей вспомнил.
- А, эта мелочь?
- Она самая, - обрадовался успеху Савелий.
- Есть её телефон. Но только он у меня на работе где-то записан. До завтра подождёшь.
- Придётся, - ответил Савелий раздосадовано. – Спасибо, друг.
- Да не за что. До завтра, Сав.
- Пока.
Савелий выключил телефон и снова сел на диван, но тут же снова вскочил и направился в прихожую. Там он натянул кеды, взял куртку и ключи от машины и вышел из квартиры.
Если у современного молодого человека есть машина, тем более такая, какую не стыдно показать, он будет ездить на ней везде, где только возможно. Независимо от того, далеко или близко находится пункт назначения, он ни за что не станет добираться до него пешком, ни за что не даст своему железному коню упустить хоть одну возможность размяться.
Так и Савелий, несмотря на то, что парк, куда он направлялся, находился всего лишь в каком-то километре от его дома, тем не менее, добирался до него на машине.
Смеркалось. Горячее летнее солнце уже успело скрыться за плоскими крышами окрестных домов, и прогретый за день воздух парка начал постепенно терять накопленное тепло. Опьяняющий аромат душистых трав и деревьев, растущих в парке, кружил голову Савелию. Он шёл по вымощенной плиткой узкой дорожке, вдыхая сладкий аромат и наслаждаясь подступающей ночной прохладой. Сходящиеся над его головой кроны высоких деревьев образовывали зелёный сводчатый потолок, а сама аллея, по которой он шёл, напоминала вытянутую копию центрального зала древнего готического собора.
Вдруг Савелий заметил какое-то движение в кустах справа, чуть впереди него. Через несколько секунд оттуда вылез молоденький дворовый пёс, размером со среднего пуделя. Пёс остановился напротив Савелия и уставился на него доверчивым, просящим взглядом, дружелюбно махая хвостом.
- Привет, - сказал Савелий, - тоже решил по парку пройтись?
На самом деле, Савелий не очень любил собак, как и животных вообще. К ним, как, впрочем, и ко всему окружающему миру, он относился нейтрально. Во всяком случае, до недавнего времени.
Сейчас Савелий потому и пришёл в парк, что хотел снова почувствовать…
Пёс не обманул ожиданий Савелия. Стоило молодому человеку обратиться к животному, как он ощутил ответ. Необычное чувство ментального контакта - словно нить, уткнувшаяся в лоб между бровей и коснувшаяся сердца - связало Савелия и собачьего подростка.
Нет, Савелий не слышал «мыслей» пса, он вообще ничего не слышал, кроме обычного своего звона. Но он чувствовал своего собеседника, как если бы прикасался к нему физически. Ощущение это казалось ему забавным и даже приятным, поэтому последние две недели, как он впервые установил контакт, Савелий регулярно наведывался в парк.
В парке теперь ему нравилось куда больше, чем во всём остальном городе, особенно поздно вечером на безлюдных тропках. Здесь не только была возможность встретиться наедине с потенциальным контактёром, но, к тому же, здесь он лучше чувствовал деревья.
Деревья были не то, что животные, они не устанавливали контакт. Вместо этого они излучали, и чем их было больше, тем сильнее они это делали. В парке Савелий буквально купался в их мягких и сонных вибрациях, наполнявших воздух.
Пёс тявкнул, сообщая Савелию, что общение общением, а он хочет есть.
- Да, дружок, я помню, - улыбнулся Савелий, извлекая из кармана куртки плотно запечатанный пакетик с несколькими дольками колбасы. Открыв и разорвав пакетик пошире, Савелий положил его перед собакой, на дорожку. Пёс вмиг смёл угощение и снова уставился на человека, всё так же усердно махая пушистым хвостом.
- Больше нету, - развёл руками Савелий в ответ на просящий взгляд, - извини малыш.
Пёс, как ни странно сразу поверил, что больше он ничего не получит, но совсем не обиделся. Звонко тявкнув на прощанье, он побежал по дорожке в противоположную от Савелия сторону и скоро скрылся в сгущающейся дымке.
Уже стало довольно темно и в парке зажглись фонари. Савелию совсем не хотелось расставаться с приятной прохладой и сумраком этого маленького участка природы и возвращаться в утомительно пёстрый, шумный мир людей. Но выбора не было – завтра ему нужно идти на работу, и завтра он, возможно, сможет сделать первый шаг к избавлению? Нет. Скорее, к пониманию того, что же всё это значит.
Утро следующего дня для Савелия было окрашено в радостные цвета благодаря предвкушению получения заветной информации. Однако ликование его было недолгим. Стоило Савелию переступить порог родного офиса (на часах было ровно двадцать минут десятого), как он тут же набросился на ещё сонного Андрея, требуя обещанный телефон. Но оказалось, что Андрей ошибся – у него не было телефона Тани. К счастью, он успел узнать у своего знакомого, работавшего в фирме Касперского, её московский адрес. Что же касается номера телефона, то Таня его недавно сменила, и пока он был известен лишь её непосредственному начальнику.
- Москва? – переспросил разочарованно Савелий. – Ты предлагаешь мне ехать в Москву?
- Боюсь, тебе больше ничего не остаётся, если ты действительно хочешь с ней связаться, - пожал плечами Андрей. – Когда там у тебя отпуск?
- Через неделю, - задумчиво ответил Савелий и протянул Андрею руку за бумажкой с адресом.
- Да ладно, не парься, - подбодрил его молодой человек, отдавая листок. – Может, забуримся сегодня куда-нибудь? Что-то мы с тобой давно нигде не зажигали.
- Нет, извини, друг. У меня в последнее время голова от громкой музыки болит.
- Стареешь, брат, - Андрей толкнул Савелия в плечо, - Какой-то ты замороченный стал.
- Да так, навалилось всё сразу… Ладно, хватит перетирать. - Савелий встряхнул головой, отгоняя невеселые мысли, - пойду работать.
Молодой человек направился к своему столу, стоявшему возле окна в другом конце офиса.
Андрей, глянув ему в след, насмешливо хмыкнул и снова принялся за работу.
Рабочий день Савелия прошёл как обычно, если не считать того, что примерно четвёртую его часть он провёл, заказывая билет на самолёт до Москвы на ближайшую субботу, а также бронируя для себя номер в гостинице. Савелий планировал найти Таню в Москве и получить от неё нужную информацию за один день, чтобы днём в воскресенье уже вернуться домой. Поэтому он также забронировал место на соответствующий рейс обратного направления.
Савелию совсем не хотелось ехать в столицу, ему было лень собираться сломя голову, тащиться в большой, душный, грязный, многолюдный город, где ему придётся разыскивать совсем несимпатичную ему девицу и с огромным трудом (он знал, что именно так оно и будет) выпытывать у неё нужные сведения.
Скорее всего, Танька упрется и наотрез откажется ему что-либо сообщить о свое подруге. Да и с чего бы ей откровенничать с парнем, которого она видит второй раз в жизни, и который, как она считает, по своему психологическому возрасту соответствует десятилетнему мальчишке. Наверняка Таня решит, что это просто какой-нибудь его, Савелия, пустой бзик и пошлёт его куда подальше. Как в таком случае её переубедить и получить-таки информацию о Лене, Савелий не представлял. Однако, привыкший действовать по обстоятельствам, он, в конечном итоге, решил пока не заморачиваться и положиться на удачу.
По завершении рабочего дня Савелий с чувством выполненного долга отправился домой. Он рассчитывал поужинать, а затем, как обычно прогуляться вечером в парке, но его планам помешала начавшаяся около восьми часов вечера гроза.
Гром и молнии, шум дождя и завыванья ветра, неистово раскачивающиеся деревья и судорожно натянутые линии электропередач – давно в городе не было такой мощной грозы, и казалось, что дом Савелия находится в самом её эпицентре. Каждый новый удар грома бил ему по ушам, сотрясая дрожью всю квартиру. Электрические разряды молний раскалёнными иглами вонзались в его ставший удивительно чувствительным мозг, а вспышки ослепляли молодого человека.
С трудом оторвавшись от дивана, Савелий подошёл к окну и задёрнул плотные шторы, в комнате стало совсем темно. Он снова лёг на диван и начал усиленно потирать виски, стремясь унять пульсирующую головную боль.
Савелий устал за день, поэтому, несмотря на шум за окном и физический дискомфорт, довольно быстро впал в дрёму, перешедшую в неглубокий сон.
Пестрая мешанина цветов и какофония звуков, неясные образы и смутные ощущения наполнили мозг Савелия. Он что-то делал, куда-то шёл, пытался найти что-то. Сон прояснился. Он идёт по тёмной аллее, над его головой в непроглядной тьме смыкаются кроны непомерно высоких деревьев. Далеко впереди он различает слабенький огонёк, мерцающий в густом тумане, он манит, зовёт Савелия, тянет к себе. Савелий ускоряет шаг, потом переходит на бег, он бежит всё быстрее и быстрее, но огонёк не становится ближе. Он словно убегает от Савелия, заманивая его всё дальше в чащу. Внезапно тьму над его головой прорезает яркая вспышка – огненная комета, прочертив абсолютно чёрное небо, ударяется о землю где-то на горизонте, и всё заполняет ослепительный свет.
Прежде чем Савелий снова обрёл зрение, он услышал чистые, знакомые звуки – шум морского прибоя и крики чаек в небесах. Впереди, насколько хватало глаз, от высокого скалистого обрыва до прозрачного горизонта распростерлось Море. Огромные синие волны с грохотом разбивались о скалы, свежий, самый свежий и чистый в мире ветер гнал по ультрамариновому небу безупречно белые облака. Савелий дышал полной грудью, так дышал, как никогда в жизни.
Если бы Савелий мог нарисовать картину, представшую перед его взором, он бы назвал её СВОБОДА. Свобода – лучшее описание того, что он видел и чувствовал. И в этот миг наивысшего счастья и торжества где-то на границе сознания Савелия зазвучал ясный негромкий голос: «Дальше некуда бежать, дальше можно лишь летать!».
Савелий открыл глаза, он снова вернулся в свою затемнённую, пустую гостиную, а в его голове ещё звучали таинственные стихи.
Меритатон вне форума   Ответить с цитированием