Показать сообщение отдельно
Старый 21.02.2012, 20:12   #41
Чайка
Активный участник
 
Аватар для Чайка
 
Регистрация: 10.01.2009
Сообщений: 8,104
По умолчанию Re: Интересные события

Наверное, каждый, кто побывал в Крыму, хоть раз видел дельфинов, которые веселой стайкой обычно сопровождают прогулочные катера в открытом море, высоко выпрыгивая из воды и улыбаясь своими милыми мордочками. Удивительные, загадочные животные, вокруг которых существует столько самых невероятных легенд и версий об их уникальных способностях.

А знаете ли вы, друзья, что с 1975 года вход в главную базу Черноморского флота в Севастополе охраняли боевые дельфины? Сейчас расскажу.

В 1967 году в Казачьей бухте Севастополя был открыт первый советский военный океанариум. На довольствие было поставлено 50 дельфинов-афалин.

..



В 1970-х к работам подключилось несколько десятков научных институтов СССР. Дельфинов и тюленей готовили по нескольким направлениям: охрана и патрулирование местности, уничтожение диверсантов, поиск и обнаружение тех или иных подводных объектов.

Обучение проходило по давно наработанным шаблонам: действие – подкрепление. У животных вырабатывались навыки нужного поведения. За выполнение задания они получали рыбку. Однако, поняв смысл происходящего, дельфины проявляли инициативу и сами предлагали те или иные алгоритмы сотрудничества. Вскоре удалось добиться неплохих результатов.

«Я присутствовал на военных учениях, когда дельфины занимались поиском диверсантов в Севастопольской бухте, – рассказывает руководитель группы морских млекопитающих НИИ проблем экологии и эволюции РАН Лев Мухаметов. – Зрелище незабываемое. Вход в порт там очень узкий, всего 700 м. На берегу стояли постоянные клетчатые вольеры, в которых и содержались животные. Афалины при помощи своего природного сонара, даже сидя взаперти, способны замечать любой подводный объект на дальности примерно полкилометра. Так вот, обнаружив пловцов, они нажимали на специальную педаль. В воздух поднималась ракета, и раздавался сигнал тревоги. Потом зверь вставал так, что указывал носом примерное местоположение ‘гостя’. После чего он нажимал на другую педаль, и двери вольера открывались. Дельфин несся к нарушителю и обезвреживал его».
В сентябре 1973 года Океанариум посетил Главком ВМФ адмирал Горшков, который был приятно поражен увиденным. Морские млекопитающие обнаруживали диверсантов почти в 100% случаев.
«Скрыться от дельфина просто невозможно, – рассказывает тренер Владимир Петрушин. – Да и сражаться с ним под водой человеку не с руки. Мы регулярно проводили учения. Пловцам ГРУ ставилась задача проникнуть на охраняемую территорию, а мы в это время выпускали животных. В итоге не было ни одного прорыва.
«Вопреки всеобщему мнению, севастопольских дельфинов не обучали убивать людей, – продолжает Лев Мухаметов. – В противном случае они бы просто начали нападать на своих, ведь отличить нашего аквалангиста от чужого животному сложно. Поэтому, достигнув цели, они только срывали с диверсанта ласты, маску и выталкивали его на поверхность. Но и этого было вполне достаточно. Тем временем с берега выходил быстроходный катер со спецназом, который и подбирал незадачливого аквалангиста».
Тем не менее боевые средства поражения (ножи, иглы с парализующими или отравляющими веществами и даже пистолеты, надеваемые на нос и срабатывающие при ударе) в арсенале спецподразделений имелись. Но, как показала практика, после атаки со смертельным исходом дельфины переживали сильный стресс и зачастую саботировали дальнейшие приказы, недаром об их доброжелательности по отношению к людям слагались легенды. Поэтому и советские и американские специалисты старались не доводить дело до крайности. Другое дело – морские львы и тюлени. Они без всяких угрызений совести тыкали людей отравленными иглами.

С 1975 года боевой отряд морских млекопитающих заступил на штатное дежурство в севастопольской бухте и совместно с отрядом спецназа нес круглосуточное патрулирование. Свою 4-часовую вахту каждая дельфинья смена несла у бетонных ворот-створа, выходя на скрытую позицию по специальному гидроканалу у Константиновского равелина. Любой подозрительный объект, плывущий по поверхности или в глубине, она засекала аж за несколько километров, немедленно передавая соответствующий сигнал-предупреждение на центральный пульт. А там уже опытный оператор решал самолично, какие меры принять. Приказать ли дисциплинированным дельфинам вытолкнуть это “нечто” на поверхность, как бы на всеобщее обозрение, демаскировать, послать ли на перехват быстроходный вооруженный катер или нейтрализовать дельфиньими силами сразу.
Приходится лишь горько сетовать, что подобной стражи не было здесь в 1955 году, когда иноземные боевые пловцы, тайком пробравшиеся на рейд, потопили флагман-линкор “Новороссийск” с 600 матросами и офицерами. Эта давняя трагедия до сих пор больно отдается в тысячах сердец ветеранов и родственников погибших в мирные дни моряков. Ластоногие стражи не допустили бы этого.
С дельфинами проводилось много различных экспериментов. Об одном из них рассказал ученый Российской транспортной академии из Петербурга Алексей Круглов.
“Случай, пожалуй, из ряда вон выходящий в мировой практике — сброс дельфина на парашюте и одновременный прыжок тренера с вертолета в заданном районе моря. Поднимается геликоптер с руководителем ведущей лаборатории глубоководных исследований капитаном I ранга Борисом Журидом и дельфином. И вот сначала сброс дельфина. Парашют, слава Богу, раскрылся. Затем сразу прыжок человека. Приводнились! У дельфина, правда, не отстегнулся парашют — автоматика не сработала, а рук-то нет, — и купол понесло ветром вместе с прыгуном. Но Журид настолько точно приводнился, что, успев отстегнуть собственный парашют, скоренько доплыл до дельфина и освободил его. Подняли обоих на корабельную палубу. Оба целы-здоровы. Оба улыбаются”.

Но служба боевых дельфинов не сводилась только к выявлению вражеских лазутчиков.
В марте 1973 года руководство ВМФ получило в распоряжение секретный отчет американского военно-морского центра в Сан-Диего, в котором утверждалось, что за два года американцам удалось обучить группу дельфинов и еще двух касаток находить и поднимать затонувшие боевые торпеды. Подобные опыты тут же стали проводить и в Севастополе. В феврале 1977-го на Черноморском флоте появилось еще одно подразделение – поисковое. Именно оно прославило океанариум и принесло огромную пользу флоту.
«Способности дельфинов успешно искать потерянные предметы поражала наших тренеров, – рассказывает тренер Владимир Петрушин. – Они могли находить даже болты и гайки, показанные когда-то им и потом разбросанные по акватории бухты».
На специально отведенных полигонах в Черном море постоянно проходили корабельные стрельбы. И хотя командование предпринимало все меры предосторожности, моряки теряли несколько учебных торпед в год. Найти их аквалангистам было практически невозможно. Потеряв ход, торпеда тонула и тут же зарывалась в глубокий ил. Вот здесь-то и была необходима помощь дельфинов.
«У афалин имеется прекрасный акустический радар, – рассказывает Лев Мухаметов. – При этом он намного совершеннее всех технических устройств подобного характера, что придумал и сделал человек. При помощи эхолокатора животные могут не только находить даже самую мелкую рыбешку в воде, но и заглядывать под землю до полуметровой глубины. И при этом они безошибочно определяют, из чего сделан затонувший объект: из дерева, бетона или металла».
На практике это выглядело следующим образом. Дельфинам на морды надевали специальные рюкзаки с аудиомаяками и буйки с якорями. Обнаружив потерянную торпеду, они подплывали к ней, тыкались носом в грунт и сбрасывали аудиомаяк вместе с буйком. А дальше в дело вступали водолазы.
Как утверждали военные, создание и содержание службы боевых дельфинов в Севастополе окупилось уже через несколько лет. Одна учебная торпеда стоила примерно 200 000 советских рублей, а таких торпед животные спасли сотни! При этом они обнаруживали такие вещи, о которых давным-давно позабыли и сами адмиралы. «Я сам был свидетелем, как во время учений наш дельфин нашел автоматическую мини-подлодку, потерянную еще 10 лет назад», – рассказывает Лев Мухаметов.
В своей специальности поисковые дельфины достигли невероятного мастерства. Они даже освоили подводное фотографирование. Специально для спецподразделения был разработан фотоаппарат, выдерживающий глубины свыше 100 метров. Животных учили правильно направлять объектив на цель, замирать и только в этот момент спускать затвор. Одна из сложностей при подводной съемке состояла в том, что мощная вспышка слепила животных, поэтому пришлось учить их закрывать глаза. Потом по фотографиям можно было легко определить, что за находка лежит на дне и стоит ли тратить силы на ее подъем.
Иногда за помощью к военным обращались и гражданские ведомства. К примеру, по просьбам археологов боевые дельфины искали и находили останки античных кораблей. С их помощью со дна поднимались древнегреческие амфоры и другие предметы старины.
В 1991 году после распада Советского Союза дельфинарий в Севастополе перешел под юрисдикцию Украины, и все военные эксперименты с животными были прекращены.

По единодушному мнению сотрудников Института проблем экологии и эволюции, гораздо продуктивнее использовать дельфинов не в военных, а в мирных целях. Например, они могут быть очень эффективны при обследовании подводных сооружений, в частности газопроводов. Дельфин способен заметить любое механическое повреждение или струйку газа, выходящую из трубы, сфотографировать их, закрепить тросы, по которым можно спустить под воду необходимое оборудование. Специалисты института готовы предложить свои услуги по подготовке первого в мире подразделения гражданских дельфинов, в задачи которого будет входить обслуживание и контроль за состоянием европейского газопровода, проложенного по дну Балтийского моря. И кто знает, может быть, использование дельфинов в мирных целях принесет большую пользу науке и откроет двум самым умным биологическим видам на Земле новые пути к полноценному сотрудничеству.
__________________
Утверждаю победу Света всегда и во всём!
Чайка вне форума   Ответить с цитированием