Показать сообщение отдельно
Старый 02.08.2018, 13:19   #15
Солас
Активный участник
 
Регистрация: 03.06.2017
Сообщений: 184
По умолчанию Re: ДОКЛАДЫ ГЛАВНОГО ХРАНИТЕЛЯ ХРАМА

Гарольд Форгостайн: Художник и Храм

Гарольд Форгостайн оказал огромное влияние на множество людей через свою работу, преподавание, свою личность и преданность Храму. Я бы хотела поделиться с вами рассказом о его жизни, творчестве, вере и том, каким образом он сделал жизнь многих людей немного богаче.

Гарольд родился 11 мая 1906 г. в г. Маркет, штат Мичиган. Его родители, Натан и Мэри, много трудились, чтобы обеспечить Гарольда и его младшую сестру Луизу. У них был небольшой магазинчик, над которым располагались жилые комнаты, в которых они жили. В возрасте 13 лет, после смерти матери, Гарольд, вернувшись из школы, много помогал отцу с работой в этом магазине.

В средней школе он учился уже в Питсбурге, штат Пенсильвания, где занимался ежедневной школьной газетой, рисуя карикатуры. От природы он обладал замечательным чувством юмора, и за свои карикатуры был приглашен в Национальное школьное общество. Позднее он вспоминал об этом со смехом, поскольку обычно членами этого сообщества избирались те, чьи успехи были более значительными, чем просто карикатуры.

В 1927 г. Гарольд окончил Технологический колледж Карнеги в Питсбурге, с дипломом бакалавра живописи. Недавно он сказал мне, что учился работать в основном маслом, а не акварелью, что говорит о его широких возможностях как художника, а также о его умении переключаться на работу с одной техники на другую. Позднее, когда он занимался преподаванием, он помог многим обрести такое понимание разных техник, мастерство и способность к видению.

В течение 2 лет после окончания колледжа он работал в гравировальной мастерской в Огайо, занимаясь иллюстрированием альбомов, и, скопив достаточно денег, в сентябре 1929 г. уехал в Нью-Йорк в надежде сделать карьеру в коммерческом художественном деле и искусстве. Но его мечте не суждено было сбыться. Через несколько недель рухнули биржевые рынки, и работы для свободного художника стало очень мало. Гарольд вспоминал: “Я так и не понял, были ли у меня шансы заняться этим делом. Это было и начало, и конец моей профессиональной художественной карьеры. Просто не случилось». Ему пришлось зарабатывать на жизнь редкими заказами и просто случайными подработками, чтобы душа не рассталась с телом, и в 1934 году он стал преподавать живопись взрослым на курсах при Терапевтическом обществе.

Со своей будущей женой Каролин Митчел он был знаком с самого детства, их семьи часто вместе совершали поездки на природу. В 1937 году на День Поминовения они поженились — потом он часто шутил, что это помогало ему не забывать о годовщинах свадьбы. Они переехали в квартиру на 5 этаже, с видом на реку, откуда также открывался замечательный вид на город. Каролин любила музыку, и чтобы перевезти в эту квартиру ее любимое пианино, его пришлось поднимать через окно.

Все это время он очень много занимался живописью – на холсте, дереве, картоне. В это же время, в конце 30-х годов Гарольд познакомился с главой нью-йоркской группы Храма. Он и Каролин вступили в эту группу и переписывались с доктором Дауэром (вторым Главным Хранителем), жившим в Халсионе. Дауэр попросил Гарольда сделать для него специальную серию работ. Так началась работа над серией из почти 30 больших картин маслом, посвященных жизни и мифам Гайавата, которые теперь находятся в нашей коллекции.

В 1941 году Гарольд и Каролин переехали в Халсион. Сначала, в течение нескольких лет им пришлось работать на фабрике по переработке овощей. Потом он долго не мог даже видеть овощи на своей тарелке; шутил, что уже переварил столько овощей, что хватит на две жизни.

В художественной жизни города он стал принимать участие начиная с 1947 года, когда устроился работать преподавателем живописи в образовательные классы для взрослых при средней школе в Сан-Луи, и заменял преподавателей в местной начальной и средней школах и колледже. На уроках, где он показывал, каким образом можно применять художественные приемы в жизни, ему помогала цветочный декоратор и специалист по использованию цвета. Эти люди, а также многие его ученики, вскоре составили основу Художественной ассоциации Сан-Луи.

Благодаря этой работе Гарольд получил постоянное место преподавателя на художественном отделении в одной из местных школ. Он преподавал рисунок, дизайн, акварель и натюрморт. Кроме этого, он продолжал учить взрослых рисованию пейзажей в течение летних месяцев, занимался с учениками по выходным в вечерних классах в здании санатория.

В период с 1940 по 1980 Гарольд создал около 800 акварелей, на многих из которых изображались дюны или цветы. Несмотря на множество созданных им работ, они выставлялись только в Галерее Университетского центра в Халсионе, и он просто складывал свои работы в коробки. Составление каталога его работ началось в процессе подготовки первой персональной выставки Гарольда в ноябре 1986 г., которая проходила в художественном центре Виллидж Арт. Работы Гарольда – явное свидетельство любви художника к живописи, свету и его способности передавать глубину и душу изображаемого предмета – чаще всего это были цветы и многочисленные дюны.

У этого человека было огромная потребность в творческом самовыражении – он жил, чтобы рисовать и рисовал, чтобы жить. Он также глубоко верил в Храм и жертвовал своей творческой работой тогда, когда он мог что-то сделать для Храма. Это была серьезная жертва. К примеру, чтобы достичь успеха в художественном мире, нужно оставаться в Нью-Йорке. Однако, Гарольд переехал в Халсион, чтобы служить идеалам, в которые он верил. Он продолжал писать картины, но также красил дома, копал канавы, забивал гвозди, убирал туалеты, преподавал в классах, учился сам, читал — он делал все, что требуется для того, чтобы Храм продолжал работать.

Живопись обогатила его служение, а служение обогатило его живопись. В 1968 году он стал Главным Хранителем Храма, продолжая выражать свое внутреннее видение в работе, как художник и как учитель в широком смысле. И сейчас я хочу адресовать ему это письмо:

Дорогой Гарольд
,
Да, я опять пишу тебе письмо. Я знаю, что твой слух уже давно стал ухудшаться, поэтому письма – это единственный способ обратиться к тебе и быть уверенной, что ты услышишь каждое слово и действительно поймешь, что я пытаюсь тебе сказать. Я верю, что именно сейчас боль стихла, у тебя присутствует ясность слуха и возрожденная энергия души и духа.

Как я говорила в своем прощальном письме к Каролин, вы оба – важная часть моей большой семьи здесь, в Халсионе, где я выросла. У тебя всегда был неподдельный интерес ко всем нам, ты учил нас ценить красоту бегущих волн или неба, отраженного в тихих прудах, когда мы выезжали на пикники. Ты всегда был готов ответить на вопросы, пошутить, подурачиться, нарисовать карикатуру, поиграть в игры и просто быть с нами в необходимое время. Спасибо тебе за то, что ты приучил нас ко многим вещам. У тебя, как у отца, была действительно большая семья.

Буквально сотни людей смотрят на тебя как на важного учителя в своей жизни. Для многих из нас, будь то занятия по математике или рисунку, ты находил способы помочь нам научиться помогать самим себе, верить в собственные таланты, ценить работу других с проницательностью и знанием.

Другие помнят твою терпеливость и ясность мышления, когда мы пытались разобраться с эзотерическими вопросами, казавшими непонятными. У тебя был дар подобрать очень наглядный пример, который многое разъяснял.

Для некоторых из нас твой метод обучения был неизменным — внешне казался неподатливым и упрямым как кирпичная стена — пока мы бились о те убеждения, которые ты отстаивал. Когда измученные и побитые, мы, наконец, стали спрашивать «Почему?», ты всегда был готов поговорить о принципах праведной жизни, братстве, толерантности и собственной ответственности. Оглядываясь назад, я вижу, что ты никогда не отклонялся от света маяка – Учения Храма. Во времена испытаний и конфликтов мне часто хотелось, чтобы ты был помягче, но я понимаю, что ты хотел, чтобы каждый из нас равнялся на наши самые высокие устремления. Даже когда мы спорили по тому, как поступить в том или ином деле, я научилась доверять твоей интуиции. Я вижу, как мы развили свою силу через конфликты, которые ты принес нам, а также мир и покой, которые ты дал нам.

Наверно тебе будет много икаться в ближайшие годы, поскольку многие из нас постоянно начинают фразы со слов «Ну, как говорил Гарольд,…» или «Гарольд сказал мне, что...». Ты не очень любил, когда тебя цитируют. Но, пожалуйста, помни, что это от того, что мы любим тебя и, ощущая себя иногда не совсем на месте, нам может потребоваться попросить тебя о помощи, чтобы справиться со своими проблемами. Если станет слишком сентиментально и слезливо, ты всегда можешь нарисовать карикатуры прямо на облаках!

Спасибо тебе, что ты был с нами во многих разных ролях: уважаемый учитель, приемный отец, дядя, остроумный партнер в игре, увлеченный художник, исповедник, дорогой друг, а в некоторых случаях, оппонент, но в каждой такой роли – настоящий учитель во всем и до конца.

Помнишь, как на прошлой неделе мы говорили с тобой о приближении смерти, и что для тебя это самая трудная работа, которая только у тебя была? Возможно, это было верно в тот момент, но теперь, из твоего места покоя и света, я могу только верить, что ты осознал, что вся твоя жизнь была наполнена воспламеняющим Светом в наших жизнях. С этим светом, который ты принес нам, мы должны найти способы передать его дальше, так чтобы ты знал, что твоя работа – трудная работа – была сделана очень хорошо.

От всех нас с любовью и верой.

Элеонор

1990 г.

Солас вне форума   Ответить с цитированием
2 благодарности(ей) от:
valentin (03.08.2018), Рунгуна (02.08.2018)