Показать сообщение отдельно
Старый 26.01.2008, 11:25   #11
Наталья
Активный участник
 
Аватар для Наталья
 
Регистрация: 09.07.2007
Сообщений: 3,444
По умолчанию


Теффи Надежда Александровна - русская писательница (1872-1952).

Теффи Надежда Александровна (наст. фамилия – Лохвицкая, по мужу – Бучинская), родилась 24 апреля 1872 года. Её прадед Кондратий Лохвицкий (1774-1830) увлекался литературой и во времена Александра I писал мистические стихи. Отец писательницы А.В. Лохвицкий был хорошо известным в Петербурге адвокатом, оратором, профессором, автором научных трудов. Мать Теффи была француженкой по происхождению, она «всегда любила поэзию и была хорошо знакома с русской и в особенности европейской литературой». Училась Теффи в гимназии на Литейном проспекте.
Много лет спустя после появления в печати первых произведений Надежда Александровна дала объяснения тому, как возник псевдоним «Теффи». Она знала некоего глупого человека Стефана, которого слуга почему-то называл Стеффи. Полагая, что глупые люди обычно счастливы, она «ради деликатности» сократила это имя до Теффи, сделав своим псевдонимом. Рассказы и сценки, появлявшиеся за этой подписью, были настолько популярны в дореволюционной России, что даже существовали духи и конфеты «Тэффи».
Как постоянный автор журналов «Сатирикон» и «Новый Сатирикон» (Тэффи печаталась в них с первого номера, вышедшего в апреле 1908, до запрещения этого издания в августе 1918), и как автор двухтомного собрания Юмористических рассказов (1910), за которым последовало еще несколько сборников (Карусель, Дым без огня, оба 1914, Неживой зверь, 1916), Тэффи снискала репутацию писателя остроумного, наблюдательного и беззлобного. Считалось, что ее отличает тонкое понимание человеческих слабостей, мягкосердечие и сострадание к своим незадачливым персонажам.
Излюбленный жанр Тэффи – миниатюра, построенная на описании незначительного комического происшествия. Своему двухтомнику она предпослала эпиграф из Этики Б.Спинозы, который точно определяет тональность многих ее произведений: «Ибо смех есть радость, а посему сам по себе – благо».
Но Теффи владеет не только искусством «добродушного» смеха. Она умеет сочетать «смех» и «слезы» в своих лучших произведениях, несомненно, относящихся к высокому искусству, секрет которого почти невозможно описать в точных терминах. Писательница находит способ соединить смех и слезы, добродушную иронию и сатиру, улыбку и трагическое видение мира.
Не принесли весомых творческих результатов попытки писать социальные фельетоны со злободневной проблематикой, которых ожидала от Тэффи редакция газеты «Русское слово», где она публиковалась начиная с 1910. Возглавлявший газету «король фельетонов» В. Дорошевич, считаясь со своеобразием дарования Тэффи, заметил, что «нельзя на арабском коне воду возить». Круг общения Теффи в это время – петербургская литературная элита. Она была участницей «сред» на «башне» Вячеслава Иванова. Читала свои стихи в доме Сологуба в присутствии таких поэтов, как А. Блок, Вяч. Иванов. Хорошо знала А. Белого, Н. Гумилева.
После закрытия газеты «Русское слово» в 1918 году начинается одиссея Теффи, которая в итоге приводит ее за границу, хотя, уезжая осенью 1919 года, она надеется, что уже весной вернется на родину. Невозможно установить точно, когда она приехала в Париж: есть только сведения, что уже в начале 1920 года писательница была там.
С 1920 по 1940 год никакой другой писатель, наверное, не имел такой успех такой популярности в эмигрантской среде, как Теффи. Она была любимицей в Париже, Берлине, Варшаве, Шанхае, Харбине.
В первом номере газеты «Последние новости» (27 апреля 1920) был напечатан рассказ Тэффи Ке - фер, и фраза его героя, старого генерала, который, растерянно озираясь на парижской площади, бормочет: «Все это хорошо... но que faire? Фер-то - ке?», стала своего рода паролем для очутившихся в изгнании. Публикуясь почти во всех видных периодических изданиях Рассеяния (газеты «Общее дело», «Возрождение», «Руль», «Сегодня», журналы «Звено», «Современные записки», «Жар-птица»), Тэффи выпустила ряд книг рассказов (Рысь, 1923, Книга Июнь, 1931, О нежности. 1938), показавших новые грани ее таланта, как и пьесы этого периода (Момент судьбы, 1937, написанная для Русского театра в Париже, Ничего подобного, 1939, поставлена Н.Евреиновым), и единственный опыт романа – Авантюрный роман (1931).
Теффи до предела была занята общественной работой – различные клубы и общества выбирали ее то членом, то председателем. В откровенных разговорах с близкими друзьями Теффи признавалась, что для нее выступления перед многочисленной аудиторией мучительны. Но несмотря на это, а также на неважное здоровье и жесткие сроки еженедельных публикаций писательница организовывала множество «вечеров помощи», на которых она читала свои произведения.
В прозе и драматургии Тэффи после эмиграции заметно усиливаются грустные, даже трагические мотивы. «Боялись смерти большевистской – и умерли смертью здесь, – сказано в одной из ее первых парижских миниатюр Ностальгия (1920). –... Думаем только о том, что теперь там. Интересуемся только тем, что приходит оттуда». Тональность рассказа Тэффи все чаще соединяет в себе жесткие и примиренные ноты. В представлении писательницы, тяжелое время, которое переживает ее поколение, все-таки не изменило вечного закона, говорящего, что «сама жизнь... столько же смеется, сколько плачет»: порою невозможно отличить мимолетные радости от печалей, сделавшихся привычными.
В мире, где скомпрометированы или утрачены многие идеалы, которые казались безусловными, пока не грянула историческая катастрофа, истинными ценностями для Тэффи остаются детская неискушенность и естественная приверженность нравственной правде – эта тема преобладает во многих рассказах, составивших книгу «Книга июнь» и сборник «О нежности», – а также самоотверженная любовь.
В 1936 году в Париже открылся Русский театр, скетчи Теффи вошли неотъемлемой частью в его репертуар. Драма интересовала писательницу на протяжении всего творческого пути.
В годы второй мировой войны писательница жила во Франции. Трудности военных лет, лишения, которые ей пришлось вынести в оккупированном Париже, подорвали ее здоровье. В. Васютинская вспоминала, что однажды, после выступления на сцене по настоятельной просьбе публики, Теффи пришлось два месяца лежать в постели. Но, несмотря на это, писательница редко отказывала в просьбах о помощи. Её щедрость всегда удивляла. Даже в последние годы жизни, испытывая материальные затруднения, вызванные тем, что она уже не могла работать так продуктивно, как раньше, из-за постоянных болей, не отпускавших её, Теффи старалась помочь хоть чем-нибудь окружающим её людям.
«Все о любви» (1946) озаглавлен один из последних сборников Тэффи, в котором не только переданы самые прихотливые оттенки этого чувства, но много говорится о любви христианской, об этике православия, выдержавшей те тяжелые испытания, что были ей уготованы русской историей 20 в. Под конец своего творческого пути – сборник «Земная радуга» (1952) она уже не успела сама подготовить к печати – Тэффи совсем отказалась от сарказма и от сатирических интонаций, достаточно частых как в ее ранней прозе, так и в произведениях 1920-х годов. Просветленность и смирение перед судьбой, которая не обделила персонажей Тэффи даром любви, сопереживания и эмоциональной отзывчивости, определяют основную ноту ее последних рассказов.
В послевоенные годы Тэффи была занята мемуарными очерками о своих современниках – А. Толстом, А. Куприне, К Бальмонт, Ф. Сологуб, З. Гиппиус.
Умерла Тэффи в Париже 6 октября 1952. Похоронили её на русском кладбище Сен-Женевьев де Буа.
__________________
«Радость по силе равна любви» (Надземное, 823).
Наталья вне форума