ТЕРОС
Школа Агни Йоги (Живой Этики)
и духовного наследия Рерихов
header
header    
Вернуться   Школа Агни Йоги (Живой Этики) и духовного наследия Рерихов > Заочная школа Агни Йоги > 1. Основы эзотерических знаний и Агни Йоги > 5. Рерихи — великие русские Подвижники

» Меню

3.6. О Камне.

Но прежде, чем приступить к разбору Второй Книги Учения, необходимо рассказать о некоторых событиях в жизни Рерихов, не получивших достаточного освещения в официальных биографиях. В очерке «Вехи» Николай Константинович так описывает это событие: «Было указано, что получится очень ценная посылка. Время шло. Друзья наши как бы забыли об этом обстоятельстве, приехали в Париж. Однажды из банка „Банверс трест” приносят оповещение о получении пакета. Оказалось, что этим наиобыкновеннейшим путем была доставлена самая необычная посылка. Как видите, и так бывает».

Это произошло 5 октября 1923 года, когда Рерихи съехались в Париже по пути в Индию. Как уже упоминалось, впервые мы находим намек о Камне в стихотворении Рериха 1911 года «Заклятье»:

Камень знай. Камень храни. Огонь сокрой. Огнем зажгися.

Красным смелым. Синим спокойным. Зеленым мудрым.

Знай один. Камень храни. Фу, Ло, Хо, Камень несите.

Воздайте сильным. Отдайте верным.

Иенно Гуйо Дья — прямо иди!

 Возможно, что это было одно из Указаний Владыки, принятое, но далеко не сразу расшифрованное. Говорится в нем не только о Камне, но и четырех Его будущих носителях, которые скрыты под именами, очевидно, прошлых воплощений. О том, что, именно, им суждено быть очередными носителями Камня и что, именно, с этим связано, Рерихи получили подробные сведения позже. В неопубликованных записях, сделанных к «Листам Сада Мории» имеются следующие строки: «История Ковчега. Когда ковалась возможность получить Сокровище, в Германии приготовлен был Ковчег. Для него найден был пергамент с древним изображением магических знаков; по приказанию Голоса и заклинаний — написаны четыре буквы, являющие смысл, лишь теперь понятый. Но справедливо вернуть Ковчег хозяйке, когда путь идет на спасение человечества. Часть кожи принадлежала Соломону и могла заключать заклинание зла. ...Часть К. (Камня — П. Б.) лежит у Нас; когда К. соединится, то принесенный осколок, завершит победу. Получите часть, блуждающую в мире».

В письме Н. Рериха от 2 сентября 1923 года из Парижа Шибаеву есть такое упоминание: «Нам сейчас дается Легенда о Камне». Таким образом, Легенда, в которой содержатся подробности истории появления Камня на Земле, была получена Рерихами незадолго до самого Камня. Впоследствии она вошла в книгу Елены И. «Криптограммы Востока», где Е.И. выступает под псевдонимом Ж. Сент-Илер.

10 января 1924 года Рерих пишет Шибаеву уже из Индии: «Подготовьте Легенду к печати ровно через год», а 14 февраля этого же года: «Из Нью-Йорка получите последний текст Легенды и напечатайте в газете». Затем в письме без даты за 1924 год: «Легенду, конечно, Вы дали совершенно анонимно, чтобы и намека на нас не было. Поторопите „Рижский Вестник” о легенде. Укажите, как книга Оссендовского широко идет,— значит, публике сведения о Востоке очень близки».

Была ли Легенда опубликована в газете, нам сейчас не известно. Видимо, первоначальный текст ее отличался сколько-то от окончательного, который был послан Рерихами сначала в Нью-Йорк. Полностью с текстом можно ознакомиться в книге «Криптограммы Востока».

Елена Ивановна, посылая Р.Рудзитису снимок с Камня, писала 1 октября 1935 года: «...прилагаю снимок с одной такой посылки.

Вы можете прочесть о ней в „Криптограммах Востока” — Легенда о камне. Так, на снимке Камень покоится в ковчеге на древней ткани, на которой вышита в сиянии лучей древняя надпись „Сим победим”. Храните этот снимок у себя, покажите и расскажите лишь самым ближайшим. С удовольствием отвечу на Ваши вопросы о Камне, в связи с легендою, если такие появятся у Вас». В письме от 19 января 1939 года есть такие дополнительные сведения: «По всей истории человечества проходит эта вера в Св. Камень, охраняющий страну, в которой он находится.

Братство Грааля хранит Камень, посланный с Ориона, и принят Он был Вел. Учит. Ясоном, который положил его в основание Братской Общины. Сам Камень хранится в Общине, но осколки его посылаются в мир, чтобы сопутствовать великим событиям».

Мы знаем, что Камень этот сопровождал Рерихов в их Среднеазиатской экспедиции. Куда же он девался? На этот счет строилось много догадок. Среди них были и такие: Юрий Николаевич привез Камень в 1957 году в Москву, где он и находится; Камень был привезен в Кулу, находится там и за ним «охотятся» теперь определенные элементы; Камень хранится у Святослава Николаевича в Бангалоре. Все эти догадки, из области человеческой фантазии. На самом деле судьба Камня была предопределена гораздо раньше, и она не зависит от человеческих желаний владеть им. 13 мая 1924 года Еленой Ивановной была сделана следующая запись, не вошедшая в опубликованную книгу «Листы Сада Мории», часть 2: «После станет ясно, как строить Звенигород. Вы уже имеете размеры высот и как расположить ступени. Перед вами пример — вы живете приблизительно на высоте 7000 футов — эта высота удобна для Храма. Над ним, на высоте 12000 футов удобно место для Встреч. Итак, вы имеете ступени жизни. Внизу город новой эпохи, над ним Храм человеческих достижений и место встречи земли с духом. Камень положим во Храм. Л. (С.Н.— П.Б.) будет знать эта место, ибо, когда Вы уйдете, он может быть охранен по тому же каналу. Ясон Иерофант принял Дар Ориона в Азии. Ясон — среди братьев. Накопленное за несколько воплощений упрощает приближение к Основному телу».

О каком Звенигороде идет речь? О каком примере, который имели перед собой Рерихи в то время? Какой Храм надлежало построить и где? Некоторую ясность вносит Послание, полученное в это же время. Оно было материализовано на коре Гималайской березы, не растущей вблизи Дарджилинга. На ней было написано санскритским языком: «Надлежит построить храм (ашрам, школу) наставников для продолжения работы над Учением на том месте «в той стране». Дело в том, что на санскрите «на том месте» и «в той стране» пишется одинаково. Послание и вышеприведенная запись получены в 1924 году, когда Рерихи находились в Дарджилинге, еще до Среднеазиатской экспедиции, то есть до посещения ими Советского Союза. И вопрос, где построить ашрам, так и остался открытым. Во всяком случае в России, на Алтае построить его тогда не было возможности. Наггар, где поселились Рерихи после экспедиции, находился на высоте примерно 5000 футов и поблизости там есть высоты, доходящие до 14000 футов и даже до 27000 футов. Институт «Урусвати» соответствует данным высотам; (примерно 6000 футов). Размеры высот были даны лишь примерно по Дарджилингу. Возможно, что Рерихи пытались реализовать Указ в Наггаре, где есть сообщение с Тибетом. Однако, ввиду того, что миссия Н.К. не была принята, вопрос места Ашрама мог быть до благоприятного времени вообще отодвинут. Во всяком случае, уточнения к приведенному Посланию на бересте так и не последовало. До сих пор место будущей «Школы наставников» не известно. Что же касается Камня, то по достоверным сведениям, Его Рерихи не хранили в своем доме. Частичный ответ о Его местонахождении дает послесловие к «Агни Йоге»: «Я утвердил Агни Йогу столбами ступней Моих и в руки принял Камня огонь. Я дал огненный Камень, той, которая по решению Нашему будет именоваться Матерью Агни Йоги, ибо она предоставила себя на испытание пространственному Огню. Струи этого Огня запечатлелись на Камне при великом полете перед ликом солнца. Туман искр закрыл вершины Хранительницы Снегов, когда Камень совершил огненный путь с юга на север в Хранимую Долину».

Как уже отмечалось выше, Рерихи не хранили Камень у себя дома. Ларец Камня запечатлен Святославом Николаевичем в портретах Елены Ивановны, Николая Константиновича и на отдельной картине. Николай Константинович, изобразил Его на полотнах «Сокровище мира», «Чинтамани», «Держательница Мира». В триптихе «Фиат Рекс» изображен сам Камень в Руках Владыки.

Имеется фотография открытого Ларца с покоящимся на вышитой ткани Камнем. Она относится к 1923—24 годам.

Во многих литературных произведениях Рерих упоминает о Камне. Так, в «Шамбале Сияющей», в диалоге с ламой есть такое место: «Знаете ли вы на Западе что-нибудь о Великом Камне, в котором сосредоточены магические силы? И знаете ли вы, с какой планеты пришел этот Камень? И кому принадлежит это сокровище?» «Лама, о Великом Камне у нас столько же легенд, сколько у вас изображений Чинтамани. Со времени друидов многие народы помнят эти правдивые легенды о естественных энергиях, скрытых в странном госте нашей планеты. Очень часто в таких упавших камнях скрыты алмазы, но это ничто по сравнению с некоторыми неизвестными металлами и энергиями, которые ежедневно находят в камнях, многочисленных токах и космических лучах. „Лапис Эксилис” называется камень, который упоминается старыми мейстерзингерами. Видно, что Запад и Восток сотрудничают во многих вопросах. Вам не надо идти в пустыню, чтобы слышать о Камне». В «Сердце Азии» Рерих пишет: «Великий Тимур, говорится, владел этим камнем. Камень обычно приносится совершенно неожиданными людьми. Тем же неожиданным путем в должное время исчезает. Чтобы опять появиться в сужденный срок в совершенно другой стране. Главная часть этого Камня находится в Шамбале. Лишь небольшой кусок его выдан и блуждает по всей земле, сохраняя магнитную связь с главным Камнем. Бесконечные сказания щедро рассыпаны об этом Камне. Говорится также, что царь Соломон и император Акбар владели им. Эти предания невольно напомнили Лапис Эксилис — Блуждающий Камень, воспетый знаменитым мейстерзингером Вольфрамом фон Эшенбахом, заключившим свою песню словами: „И этот камень называется Грааль”».

С различных сторон отражена Рерихом Легенда о Камне в очерках «Камень», «Держатели» («Врата в Будущее»), «Тайны» («Нерушимое»), «Свет пустыни» («Держава Света», стр. 258). В книге «Твердыня Пламенная» — стр. 10, 235, 250. Рерих, с одной стороны, упоминая о Камне, пишет о нем как о факте, не вызывающем никакого сомнения. Да и какие сомнения могут быть у него, державшего этот Камень в руках и испытавшего Его силу и могущество. Но, с другой стороны, все, что касается Камня, он относит как бы в область «легенд», причем Елена Ивановна в «Криптограммах Востока», где даются наиболее подробные сведения, весь раздел книги назвала, именно, «Легендой о Камне». Несмотря на обилие исторических фактов, она вполне сознательно прикрывает их покрывалом, некой Тайны, которая не вполне до конца дается в руки человеку.

«Явление будет ясно, когда Я произнесу — путь четверых на Восток. Ничто не убавит Заповедь. Уступите сужденному часу». («Криптограммы Востока», стр. 121)

Явление стало ясным для самих четверых Рерихов, и они позволили разобраться в нем каждому по его сознанию, но не больше. Все неосознанное благоразумно передвинуто в область легенд, как это всегда и делалось.

Излишняя конкретизация приводит почти всегда к нежелательным результатам. Возьмем, например, получившую широкую известность и не менее широкое распространение за рубежом и у нас книгу Эндрю Томаса (А.П.Томашевского) «Шамбала, Оазис Света». Предупреждаем, что мы ничего не имеем против автора и верим в искренность его «желаний поставить все на свое место», то есть досказать до конца там, где почему-то не договорил Рерих. Но Рерих никогда не договаривал «до конца» там, где его нет и не может быть. Это, прежде всего, касается наших представлений о Бытии и о «Подвижности Плана» человеческой эволюции, слагаемого из свободной воли человека и Высшего предначертания. Повторяем, что мы не имеем ничего против автора «Шамбала, Оазис Света». В книге много правильного, и намерения автора находятся вне подозрений. Но это не та книга, из которой можно черпать достоверные сведения; и все, кто вздумает на нее ссылаться, могут оказаться в незавидном положении. Им только можно рекомендовать взять билет до станции «Шамбала» и лично убедиться, что все обстоит не так просто. Где же продают билеты до указанной станции, мы к сожалению не знаем, и этого секрета не открывает Томашевский, чья книга сплошь состоит из цитат, в которых перепутаны были с небылицами, факты с легендами так, что их не отличить друг от друга. И все это делается ради того, чтобы доказать существование Шамбалы. Но кто верит в ее существование, тот не нуждается в таких доказательствах, а кто не верит, того они заставят еще больше усомниться. Не всякая «ложь во спасение» действительно спасает; суровая правда все-таки лучше подслащенного домысла. Николай Константинович писал 18 января 1939 года в Прибалтику: «Надеюсь, что читатели не примут всерьез некоторые громогласные утверждения г. Бонча» (под таким псевдонимом писал тогда А.П.Томашевский — П.Б.)

Это самая справедливая характеристика писаний Томашевского — Бонча — Эндрю Томаса. Именно нельзя относиться ко всему им написанному с полной серьезностью. Достаточно сравнить «Шамбалу» Рериха и «Шамбалу» Томашевского, чтобы почувствовать громадное различие между ними, и различие пройдет как раз по линии «серьезности» трактовки этой неисчерпаемой темы. В то время как Рерих, знающий о Шамбале гораздо больше Томашевского и лично встречавший Махатм, пишет: «Конечно, мы знаем, как по всей Азии ожидается наступление новой эры. Каждый толкует по-своему, кто ближе, кто дальше; кто прекрасно, кто извращенно, но все об одном и том же сужденном сроке...» («Алтай — Гималаи», стр. 325). Томашевский смешивает вместе «Близкое» с «далеким». Если Рерих, подводя итоги сказанного о Шамбале, пишет: «Все это сошлось в представлении многих веков и народов около великого понятия Шамбалы. Так же, как вся громада отдельных фактов и указаний, глубоко очувствованная, если и недосказанная» («Сердце Азии, стр. 127), то Томашевский стремится «все досказать», и этим только дискредитирует высокое понятие Шамбалы и Махатм. В «Надземном», § 70 записано: «Урусвати справедливо негодует на неправды, которые пишут о Нас. Действительно, если бы собрать в одну книгу все небылицы о Нас, то получится небывалое собрание лжи. Символические выражения, создававшиеся веками, обратились в неправдоподобные нагромождения о каких-то сокровищах, на которых восседают Владыки Шамбалы. Среди приукрашенных повествований Тибета трудно усмотреть, как нарастали самые ужасные преувеличения, но там народ хотел приукрасить место Мирового Сосредоточения. Воины Шамбалы непобедимы и бесчисленны. Предводитель поражает все зло и утверждает царство Добра — так мыслит Восток и бережет у Сердца сказание, о Победе Света. Каждое приукрашение во славу Света простительно, но Запад мыслит наоборот. Он желает все разоблачить, снимать все покровы до тех пор, пока не дойдет до безобразного умаления... Можно привести много примеров, как самовольно распоряжаются люди Нами, и при этом называя себя, в лучшем случае, посвященными, и в худшем, Махакоганами. Невежды наполняют книги сообщениями о распределении Нашего влияния, но Указы Наши передаются, как личные желания. Так можно представить, насколько Наша жизнь усложняется такими вымыслами». Книга Томашевского, против его желания, как раз являет пример такого «снятия покровов», причем во многих местах «до безобразного умаления».

В 1929 году в Париже вышла книга «Криптограммы Востока» под именем Ж. Сент-Илер. Это один из псевдонимов Елены Ивановны. Хотя книга эта появилась только по возвращении Рерихов из экспедиции, начало ей было положено, гораздо раньше и часть заключенных в ней притч входит во 2 книгу «Листов Сада М.». Это показывает, что она дана из того же Источника, что и Учение в целом. Кстати заметим, что Томашевский широко использовал ее для своей «Шамбалы», вложив высказанные там мысли в уста ламы, с которым якобы имел сокровенные беседы. То, что так просто европеец может достичь высоких лам, уже само по себе вызывает сомнения, а когда «лама» начинает повторять чуть ли не дословно легенду о Люцифере, то эти сомнения превращаются в уверенность о «мифическом происхождении» указанного «ламы».

Но вернемся к «Криптограммам Востока». По существу книгу эту следует также отнести к серии «Живой Этики». В ней изложены в виде легенд имевшие место исторические события и прогнозируется в весьма завуалированном виде будущее, которое суждено человечеству и которого оно может достичь или не достичь — по выбору своей свободной воли. С одной стороны, с исторических фактов снимается налет неправдоподобностей, напластовавшийся вокруг них с веками, а с другой стороны оставлено достаточно места о той «недосказанности», о которой всегда так заботился Рерих. Эта недосказанность особенно нужна бывает в предсказаниях, ибо досказывает сам человек. Нужна она бывает и о минувшем, где сбывшиеся и несбывшиеся пророчества так тесно между собой переплетаются, что составляют одно монолитное целое — Легенду. Но не просто Легенду, а Творящую Легенду, утверждающую то, что еще должно свершиться.

Так, например, на странице 14 книги «Криптограммы Востока» мы читаем: «Сказанное так же верно, как на месте прославления Учителя воздвигнется Храм Знания. Сказанное так же верно, как ученица Благословенного отдаст имя свое Храму Знания. Основание явления Истины закреплено трудами жизни. Дано в Чёртен Карпо».

Первая часть пророчества уже исполнена. Благодаря неустанным трудам Рерихов, преодолевших все чинимые им препятствия, институт «Урусвати» был заложен и в нем проводились нужные изыскательские работы. Сейчас прилагаются все усилия к возобновлению его деятельности, но будущее института, конечно, зависит от готовности людей продолжить начатую Рерихами деятельность. Во многих местах «Криптограмм Востока» мы находим также намеки, вернее сказать, даже «наметки» будущего. Далеко не все они выполняются нами так, как их следовало бы выполнять, как их выполнила до конца Елена Ивановна, которой было Завещано «без зова, своею поступью нести Учение». (стр. 15—16)

В «Криптограммах Востока» сказано уже о «Четырех Законах», разбираемых подробнее в книге «Листы Сада М.». Это «Закон Вмещения, Закон Близости, Закон Бесстрашия и Закон Блага», нарушаемые нами на каждом шагу. Утверждается о вредности «чудес» (стр. 22, 31), к которым все тянутся, «чтобы уверовать». Дана заповедь «руками человеческими», когда мы по привычке уповаем на «Волю Божью». Сказано, что «Уважая деда, не пьют из его чаши», в то же время как люди в повторении старых обычаев видят верность Извечно Меняющемуся.

Специальный раздел посвящен в книге Великому Понятию Женского Начала — Матери Мира. Приводятся неизвестные данные из жизни Христа, Апполония Тианского, Акбара Великого, Сергия Радонежского. В них есть и намеки на настоящее и будущее. Например, в разделе «Акбар Великий» записано: «Но когда придет час открыть следующие Врата, то жена твоя, данная господом, услышит стук Мой и скажет — Он у ворот. Ты же увидишь Меня, лишь перейдя черту. Но когда жена вступит на последний путь, она увидит тебя в образе Моем» (стр. 75). Тут явный намек на Елену Ивановну, но намек этот останется незамеченным теми, кто не догадается, о чем идет речь.

В книге приводится много притч, указывающих на необходимость развивать в себе те или иные скрытые свойства человека, столь нужные в будущем общей эволюции.

В конце книги «Криптограммы Востока» помещены Сказания о Люцифере и Легенда о Камне. В сказании о Люцифере открывается главная причина его «падения», именно — нежелание сотрудничать с другими планетами: «В то время, когда Люцифер превозносит свет земли, Христос указывает на красоту Мироздания. Мы говорим: «Пусть горит свет Люцифера, но за ним не скроется величие других огней», (стр. 108). Из этого исходят все виды человеческого эгоизма, в том числе и привязанность к собственности, стяжательство, так задерживающие эволюцию.

О «Легенде о Камне» мы уже говорили. Она заканчивается словами: «Рок сужденный записан, когда с Запада добровольно Камень придет. Утверждаем понять сужденных носителей Камня, идущих домой. Корабль готов! Новая Страна пойдет навстречу Семи Звезд под знаком трех звезд, пославших Камень миру. Сокровище готово и враг не возьмет золотом покрытый щит. Ждите Камень!»

Для кого-то «Криптограммы Востока» остаются лишь в области легенд и красивых сказок. Кто-то считает эту книгу «Тайнописью», доступной пониманию лишь «посвященных». Кто-то находит в них ответы на свои вопросы, не возникающие у тех, кто видит в «Криптограммах Востока» сказки или тайны за семью печатями.

Точная дата записей «Криптограмм Востока» не известна. Приблизительно можно установить дату «Легенд о Камне» и «Завещание Майтрейи» (дано в Чертен Карпо). Это говорит о том, что Криптограммы записывались Еленой Ивановной продолжительное время, и мы не знаем сейчас, все ли они опубликованы. Значение этой книги громадно, и черпать из нее может каждый в меру своего сознания.

Кроме получения Камня произошло еще одно событие уже в Индии, которое оказало на всех Рерихов огромное влияние. Мы знаем из переписки с Шибаевым, что сначала Рерихи намеревались посетить Адъяр и наладить связи с теософским движением. Но по приезде в Индию они изменили свое решение и поехали в Сикким. В Сиккиме состоялась встреча с Учителем и сопровождавшим Его Джул-Кулом. Произошла она в окрестностях Дарджилинга, в храме. Место это довольно людное. О самой встрече мы находим следующие подробности в «Надземном» (§ 40): «Мы не уходим из жизни, когда Мы появлялись, Мы не отличались от остальных обывателей. Вы сами можете свидетельствовать, что Джул-Кул, когда появился встретить Вас, не отличался от лам. Урусвати немедленно почуяла необычность, но явление могло быть отнесено и к настоятелю монастыря. Так и все Собратья и сотрудники несут обычные земные облики. Но даже при условностях обликов сердечность будет сквозить и в каждом взгляде и улыбке. Можно назвать это качество сердечности и другим именем, более научным, но Мы желаем установить наиболее человеческий взгляд на Нашу Общину», и еще: «Урусвати помнит, как при первой встрече с Нами остальные прохожие как бы рассеялись. Справедливо предположить, что это было следствием Нашего мысленного приказа». (§127)

О том, что встреча эта состоялась непосредственно после появления Рерихов в Индии, свидетельствуют следующие тексты Николая Константиновича:

В «Алтай — Гималаях» имеется многозначительная приписка, пропущенная при последнем издании книги у нас, в России. На стр. 255 после слов: «Направление с северо-востока на юг» в рукописи следовало «Энергия А. Брат Д. К.» В данном случае описывается наблюдение экспедицией шаровидного аппарата 5 августа 1927 года. Упоминание о Джул-Куле показывает, что свидание с Ним уже состоялось и при этом было рассказано об энергиях, которые могли исходить из Братства. Очевидно, об этом и вспомнил Рерих. Кроме того, в неопубликованном очерке «Бывальщина» перечислены в хронологическом порядке необычные явления и встречи: «Не забудется и встреча в Чикаго. А Лондон в 1920! А Париж в 1923! А Дарджилинг! А Москва в 1926! А Белуха! А Улан-Батор! А Тибет! А Индия! Всюду вехи». Здесь Дарджилинг назван после Парижа (получение Камня) и до Москвы. Рерих пишет и в «Путях Благословения», в очерке «Звезда Матери Мира», датированном 8 мая 1924 года, об Учителях так, как будто с Ними встречался: «Люди, встречавшие в жизни Учителей, знают, как просты и как гармоничны и прекрасны Они. Эта же атмосфера красоты должна окутывать все, что касается Их области». (стр. 88)

Несомненно, что это касается встречи в Дарджилинге с Учителями М. и Д. К. Если встречи с Посланниками Белого Братства в Лондоне, Нью-Йорке и Чикаго были неожиданными и кратковременными, то эта встреча была продолжительной и запланированной. При встрече в Дарджилинге были получены инструкции о том, что надлежит сделать в ближайшие годы по Плану Владык, в том числе конкретные задания их главной миссии — поездки в Советскую Россию и передача там «Послания Махатм». Главная цель экспедиции была, именно, — Москва и вообще Советский Союз, с которым надлежало установить связь. С этих пор Рерихи основное внимание уделяли этому.

23 июня 1924 года Рерих пишет Шибаеву, что высылает ему для печатания манускрипт книги «Пути Благословения». В эту книгу вошли не только такие очерки, как «Пламя», но и написанные в Америке и в Индии. Из последних особенного внимания заслуживают «Струны земли» (Мысли о Сиккиме) и «Звезда Матери Мира». В них проскальзывает мысль Рериха о Единстве всех религий, часто приводятся параллели из быта местного населения и русского народа, досконально разбирается положение в Азии. При этом Рерихом затрагивается не только Сикким, в котором он находится, но также, или даже в большей мере, Тибет и Монголия. После самых широких обобщений Рерих указывает: «И если через оболочку вещей каждого дня вам удастся рассмотреть вершины Космоса, какой новый, чудесный, неисчерпаемый аспект примет мир для освобожденного глаза». (стр. 109).

Два экземпляра книги Рерих просит Шибаева переслать Горькому. 15 августа следует письмо с подробным обозначением предстоящей поездки в США. Назначается Шибаеву встреча в Европе, чтобы забрать его на обратном пути в Индию. Рерих запрашивает о местонахождении Горького. Рерих намеревается наладить через Горького связь с советскими дипломатами в Берлине. Характерна запись, не вошедшая в Книги Учения, сделанная 28 июля: «Можешь принять работу, по пути домой не пропусти Берлина»,— значит, посещение Советского посла было заранее запланировано, как заранее разработан маршрут экспедиции, посещение Сибири, Москвы, Монголии. Например, в письме от 3 сентября 1924 года Рерих пишет, что в Монголии Кардашевскому предстоит встретиться с делом транспорта. Кардашевский в то время находился в Литве; в 1927 году действительно присоединился к экспедиции Рериха в Монголии в качестве заведующего транспортом.

Но особенно подробные инструкции получил Рерих в Дарджилинге относительно Советского Союза и его роли в эволюции человечества. В первую очередь это были советы очень «дальнего прицела», касающиеся человека, которому следует строить Новый Мир. Не забудем, что Владыки шли на переустройство мира с открытыми глазами, прекрасно зная, что «мука у середины не чиста, но лучшую купить нет денег». Одновременно нужно было строить новую жизнь и создавать нового человека. Нужно было воспользоваться моментом Русской революции, как реальной возможностью закрепить в мировом масштабе новое, интернациональное сознание, и считаться с неготовностью масс это сознание воспринять. Наступило время смело пойти на разрушение основ старой прогнившей морали при отсутствии должного количества носителей этики нового мира. Приходилось приоткрывать перспективы далекого Космического мировосприятия и вместе с тем трактовать обычные земные вопросы, до сих пор не решенные человечеством. Альтруизм Плана Владык натыкался на своекорыстие людей, личные интересы целых группировок в человеческом обществе входили в противоречие с интересами общими. Никогда еще в мировой истории не обострялись так противоречия, не вступали в бой идеологические факторы. Притом в самих борющихся идеях назрел внутренний кризис. Идеалисты религиозных толков шли на компромиссы со своими идеалами, не гнушаясь прямым обманом своих последователей. Материализм, начисто отрицавший Высшее Начало, выступал за справедливость и равенство. Маркс и Энгельс объявили гедонизм и утилитаризм, не имеющими права претендовать на понимание жизни общества в целом. Идеалисты же тысячами уловок и ссылок на неуловимые «законы жизни», оправдывали существующие несправедливости.

Конечно, как всегда, существовали идеальные идеалисты и логически последовательные материалисты. Но они существовали только сами для себя и не имели выхода в широкие человеческие массы, вставшие с оружием в руках на защиту своих прав. Решали дело не философы, а понимание жизни этими массами, их убеждение и сила.

Александр Блок, увидевший в «Двенадцати» Христа, ведущего за собой революционную, по сути своей разрушительную силу, своим внутренним поэтическим чутьем раскрыл то, чего не увидели политики, делавшие революцию и боровшиеся с нею. Это вполне понятно. Последние видели только два цвета — красный и белый, всех цветов радуги для них просто не существовало, они им мешали бы делать свое дело. Существует мнение, что революции со всеми их кровавыми неизбежностями делают Владыки. Это мнение глубоко ошибочное. К революционному взрыву приводит людей Карма, и делают революции исключительно сами люди. А вот Христа «в белом венчике из роз» посылают Владыки.

В этом оправдание кровавых дел. И оправдываются они отнюдь не иезуитской формулой — «цель оправдывает средства», а тем «восстанием здоровых клеток на защиту всего организма» (письмо Е.И.Р. от 10.09.38), о котором писала Елена Ивановна. Усмотреть это с чисто человеческих позиций было почти невозможно. Эта Высшая справедливость находится вне человеческой логики, в ином, учитывающем все факторы жизни, измерении. Но в этом измерении как раз и находится План Владык. Он возводит случай в ранг закономерностей и руководит историей человечества, не вмешиваясь в свободу воли людей. Повторяем, только люди делали революцию и только от них зависело рано или поздно заметить, что

«Впереди — с кровавым флагом,

И за вьюгой невидим,

И от пули невредим,

Нежной поступью надвьюжной,

Снежной россыпью жемчужной,

В белом венчике из роз —

Впереди — Иисус Христос».

Именно впереди, а не рядом, не вместе с ними. Им, людям, представлялась свободная воля вершить свои земные дела и земные расчеты. Они подчинялись только своей Карме, руководясь своим сознанием, творили новую карму человечества. По непреложным Космическим законам, воздействовать можно было только на человеческое сознание. Скоро или нескоро оно отреагирует на такое Высшее воздействие, опять-таки зависело от самих людей, в какие формы выльется это воздействие опять-таки решали люди.

Вот почему первая книга Нового Учения носила название «Зов». Она звала человечество взглянуть на мир по-новому, без предрассудков, как бы с «нулевого цикла», хотя и с кармическим грузом всевозможных накоплений, которые предстояло изжить. Вторая же книга была названа «Озарение». Она открывала перед людьми небывалое разнообразие мира и учила вместить его. Упоминание на одних и тех же страницах Христа и Будды, Космоса и чисто земной этики, механики йогического сосредоточения и активного участия в жизни, идеалистических позиций и материалистического, предельно трезвого подхода к проблемам, терзающим человечество, одним словом, всего, что люди считают несовместимым, говорит само за себя. Предлагалось отнюдь не эклектическое смешение всего, что уже не раз бывало, а сложное построение, которое каждый достигал собственными усилиями. Творческий подход к даваемому Учению был обязательным условием, «лучше свой челнок, чем чужая ладья» — сказано не напрасно. Впервые давалась свобода инициативе и отсутствие в Учении готовой, законченной системы предполагало вечное становление мира. На странице 102 книги «Озарение» приводится притча о Вопрошавшем: «...Устремившийся ученик задал вопрос, и Учитель кивнул головой. Ученик задал два вопроса, и Учитель кивнул дважды. Скоро ученик задавал непрерывно вопросы, и Учитель непрерывно кивал. Три года продолжалось вопрошание, и три года кивал Учитель. „Значит, по опыту Твоему, все бывает?” И Учитель не только кивнул, но и поклонился в землю, открыв на груди изображение Благословенного, дающего обеими руками. Так была утверждена мудрость и было возвеличено творчество жизни...».

Это «все» зависело только от заданного вопроса. Если не было вопроса, то и предмет или проблема переставала существовать для нерадивого ученика. Вот почему сказано: «Шире широкого сейте. Назначьте в школе награду за количество предложенных вопросов. Прежде платили за ответы, теперь за вопросы» («Озарение», ч. 2, VI, 5.) Наибольшая вместимость — это то, что, прежде всего, должен усвоить человек Новой Эпохи. Через сито вместимости просеивалась «нечистая мука», положенная в закваску теста страны, которой было суждено дать основание Новому Миру. Это оказалось серьезным препятствием и испытанием для первых сторонников Учения, привыкших к тому, чтобы в любой даваемой доктрине была бы законченность. Они с большим трудом воспринимали ту истину, что каждый вновь заданный вопрос создает и новую ситуацию. Они вообще не задавали вопросов или задавали только такие, на которые уже давно есть ответы. А кто знает, может быть, в незаданном вопросе заключалось главное для текущего момента и время было упущено? Вспомним еще одну притчу из «Криптограмм Востока»: «Отчего началось разногласие между Буддою и Девадаттою? Девадатта спросил: „С чего начинать каждое действие?” Благословенный отвечал: „С самого необходимого, ибо каждое мгновение имеет свою необходимость, и это называется справедливостью действия”. Девадатта настаивал: „Как возникает очевидность необходимости?” Благословенный отвечал: „Нить необходимости проходит через все миры. Но непонявший ее останется в опасном ущельи и незащищенном от камней”. Так и не мог Девадатта отличить черту необходимости, и эта тьма заслонила путь ему». (стр. 29)

Очевидно, среди задаваемых вопросов исключен один — о чем спрашивать? Это решает каждый самостоятельно. Каждый должен почувствовать «необходимость момента», а она в одно и то же время, но в разных местах и разных ситуациях бывает тоже различной.

Допустить все и не заблудиться во всем, это значит понять непреложность Плана и подвижность в его осуществлении. Именно, к этому призывает «Озарение»: «Под одним кровом живут непреложность и подвижность — две сестры подвига» («Озарение», ч. 2, VI, 17.). Осознание такой непреложности дает право действовать уверенно, не уподобляясь флюгеру и не стоя столбом при дороге. Надо верить так, как верили Елена Ивановна, Николай Константинович и их сыновья в то, что делается нужное, эволюционное дело, порученное Владыками. Ради этого дела можно съесть кусок мяса, но нельзя свернуть с пути. На этом пути повстречается много иначе думающих и иначе действующих попутчиков. В чем-то они дополняют друг друга, а в чем-то исключают, но мыслят тоже эволюционно, и надо знать, что движение вперед всегда идет дополнениями, а не исключениями. В обширном опыте строительства Мировой Общины «все бывает». «Избегайте однообразия как в месте, так и в труде. Именно однообразие соответствует величайшему заблуждению — понятию собственности. Раб собственности теряет, прежде всего, подвижность духа. Такой раб перестает понимать, что каждый день труда должен быть окрашен особым качеством духа. Такой раб не может переменить место, ибо дух его безвыездно в своем доме земном...» («Озарение», ч. 3, V, 6.).


Текущее время: 05:57. Часовой пояс GMT +3.


Agni-Yoga Top Sites

Рейтинг@Mail.ru

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot