ТЕРОС
Школа Агни Йоги (Живой Этики)
и духовного наследия Рерихов
header
header    
Вернуться   Школа Агни Йоги (Живой Этики) и духовного наследия Рерихов > Заочная школа Агни Йоги > 1. Основы эзотерических знаний и Агни Йоги > 5. Рерихи — великие русские Подвижники

» Меню

3. Часть 2.

 Достижения и быстрое признание Н.К. в искусстве, в науке, на служебном поприще, в общественно-культурной жизни страны достаточно освещены биографами и останавливаться на них повторно нет надобности. Все это можно отнести к сфере «сосредоточения земного», которое протекало под прямым воздействием духовного плана бытия.

К чисто земной области принято относить проблему материального обеспечения, по существу сводящегося к заработку. Денежные средства далеко не всегда равнозначны затрачиваемому тем или иным человеком труду, да и для самого труда еще не найдена абсолютно справедливая формула дифференциации его оплаты. Эта важнейшая социальная проблема в течение тысячелетий угнетает человечество и, как ни странно, многие люди «духовного склада» причисляют ее к разряду «низкоматериальных», не имеющих ничего общего с духовными потребностями и духовным ростом человека.

Между тем жизнь неизменно ставит перед каждым из нас со всей остротой вопрос о материальном обеспечении, подчас в весьма сложном, завуалированном аспекте, и от правильного решения этой задачи всегда зависят не только материальные, но и духовные достижения людей.

Биографы Н.К. мало касались «деликатной» денежной стороны его жизни, полагая, что она не играла значительной роли в его творчестве и деятельности. К тому же постоянный спрос на картины Н.К. и высокие цены на них как бы сами по себе снимали вопрос о каких-то денежных заботах и, тем более, затруднениях. Считалось, что Н.К. был зажиточным, даже богатым человеком, чуть ли не миллионером уже в самом начале самостоятельной жизни. Лично мне на одном выступлении был задан, пожалуй, не столько провокационный, сколько абсурдный вопрос: «Правда ли, что в связи с Октябрьской революцией у Рериха пропало на счетах в русских банках свыше миллиона рублей»?

Чтобы несколько осветить истинное положение этой стороны жизни Н.К. обратимся к документам. Разумеется, обеспеченность деньгами нельзя определять исключительно размером их поступлений. Она зависит также и от уровня неизбежных расходов для конкретно взятого образа жизни. Образ жизни семьи Н.К. исключал всякое расточительство, но тем не менее, требовал значительных сумм. Помимо средств на поддержание обычной «респектабельности» людей его общественного положения, Н.К. всегда имел значительные расходы, связанные с путешествиями, пополнением библиотеки, приобретением картин старых мастеров, археологических экспонатов и предметов народного творчества для своих коллекций.

Основными источниками доходов Н.К. являлись гонорары за картины, монументальные росписи, иллюстрации, литературные произведения и в первый период жизни должностное жалование. Еще до женитьбы Н.К. определился на службу в Общество Поощрения художеств и после женитьбы продолжал работать там сначала в должности секретаря, а затем директора Художественной школы вплоть до 1917 года.

О том, хватало ли с избытком этих средств на покрытие всех расходов семьи Н.К., лучше всего свидетельствует переписка его с Е.И., в которой денежные вопросы затрагивались с полной откровенностью. Остановимся на одном примере: в 1906 году Н.К. едет в Италию. Е.И. с детьми следует за ним и останавливается в Швейцарии. Из Италии посылаются письма с подробными денежными отчетами: на что и сколько израсходовано, и сколько денег и для чего еще остается. Тщательно взвешивая возможность приезда Е.И. в Италию, Н.К. пишет ей: «Даже если не успеешь взять круговой билет — ничего, разница небольшая. А с деньгами не сокрушайся. Место есть, заказ есть, новые мотивы есть — чего же! А сколько готовых вещей! Ожидаю очень». (Архив ГТГ, ф. 44/278)

Е.И. отвечает: «...меня же во Флоренции не жди. Не на что приехать — денег в обрез». (Там же ф. 44/1206)

Кроме Италии Н.К. необходимо было также посетить и Париж, где Дягилев организовывал русское отделение на выставке «Осеннего салона». Из Парижа вновь следуют письма с упоминаниями о денежных затруднениях. Е.И. в свою очередь пишет из Петербурга, что В. Зарубин (делопроизводитель, впоследствии секретарь Общества Поощрения художеств) просил воспользоваться жалованием Н.К. за два месяца с последующей отдачей частями и добавляет: «Хотелось бы ему помочь, но это совершенно невозможно. Вчера у нас было финансовое заседание и пришли к печальному результату — выяснилось, что заплатив все денежные расходы и сделав мне платье в 150 руб., денег у нас не хватит даже на прожитие до 15 августа. Нам самим необходимо будет выписать (в счет жалования Н.К.— П. Б.) рублей 800». (Там же, ф. 44/1215)

Аналогичных подтверждений нехватки денежных средств достаточно много во все периоды жизни Н.К. Конечно, на безбедную жизнь денег всегда хватало, но большие расходы, связанные с предпринимаемой по личной инициативе научно-исследовательской работой, культурно-просветительской деятельностью, путешествиями, участием в международных научных и культурных акциях, — далеко не всегда могли покрываться личными доходами. Для успешного развития многих начинаний с большой затратой сил средства приходилось изыскивать на стороне, что создавало дополнительную ответственность и известную зависимость.

Однако какое отношение все это имело к духовной жизни Н.К., к той Великой Миссии, которую он нес среди нас? Думается, что самое прямое и наиважнейшее. Недооценка всего, что связано с проблемой самообеспечения, гарантирующего создание нужных условий, всегда приводила к недоумениям, неправильным выводам, иллюзорным надеждам и неоправданным действиям. Чаще всего приходится сталкиваться примерно со следующими:

Недоумения: Почему Владыки Шамбалы материально не поддерживают те организации, деятельность которых направлена на общее благо? Почему Они не предоставляют достаточных денежных средств даже своим Посланникам и не освобождают их от повседневных мелких забот о «хлебе насущном»? Почему многие благие начинания Посланников не получали развития или терпели провал из-за финансовых затруднений?

Выводы: Владыки Шамбалы «не хотят» вмешиваться в «дела человеческие», блюдя чистоту своей кармы. Владыки Шамбалы бессильны в оказании денежной помощи. Владыки Шамбалы не осведомлены о тех, кто при обладании достаточными средствами были бы готовы полностью посвятить себя Их Делу.

Надежды: Сильное духовное устремление само по себе устранит все препятствия материального характера, поэтому последние подлежат самоустранению. Для проведения в жизнь Плана Владык будут посланы Доверенные, обладающие такой властью, которая подчинит себе и изменит в нужную сторону любые материальные условия.

Действия: Любые начинания без подготовки и проверки материальной базы. Диспропорция между созданной реальной возможностью и масштабами предпринятого дела. Отсрочки в ожидании самонакопления средств, которые позволили бы начать сразу с «больших дел».

В масштабах одной личности или отдельных группировок все перечисленное обычно сводится к единому знаменателю: дайте мне (нам) больше средств, и я (мы) сделаем для Вас больше. Мы — готовы, дело только за Вами.

Несостоятельность подобной формулы доказывается всей жизнью Н.К. и, может быть, особенно наглядно и доступно его отношением к денежным вопросам. Справедливо называя деньги «расписками срама нашего времени» и отрицая какую бы то ни было их абсолютную значимость, Н.К. в то же время указывал, что дельный денежный баланс он ценит выше восторженных заверений. И в этом нет ни малейшего противоречия, ни малейшей уступки духу меркантильности. Между обычным денежным балансом и Космическим Законом Равновесия действительно существует прямая аналогия. В обоих случаях каждое несоответствие между образованием средств и их использованием указывает на напряженность в состоянии дел и требует принятия экстренных мер для их исправления.

Конечно, Закон Космического Равновесия в сочетании с действием Космического Магнита нечто иное, чем принцип действия равноплечных коромысловых весов или отсчета равномерных объемов. В Великом Космическом строительстве гармоничное взаимодействие возможностей и их реализации протекает в последовательном созидании того и другого. Возможность — это не подачка свыше, которую можно «вымолить», а закономерное сочетание наличных средств, обеспечивающих закономерное же завершение предпринятых действий. И в этом свете положение Владык Шамбалы много сложнее и, по, нашим человеческим понятиям, «невыгоднее» положения простых смертных. Последние, благодаря Жертве Высшего низшему и слагаемым в силу этого кармическим следствиям, неизменно подводятся к, в какой-то мере, подготовленным, благоприятным возможностям, использование которых зависит только от самого человека, от его личных усилий. Владыки Шамбалы, связанные Космическими сроками эволюции, трудясь над созданием лучших возможностей для людей, имеют в компоненте «наличных средств» столь неустойчивый элемент, как человечество в целом, со всеми его несовершенствами, личными и групповыми кармическими накоплениями, наконец, всегда свободной и большею частью совершенно неорганизованной волей.

Прибегая к несколько примитивной аллегории, можно сказать, что Владыки Шамбалы в обмен на чистую монету своей жертвенной Помощи постоянно получают изрядное количество фальшивой. Для того, чтобы в подобных обстоятельствах удерживать Землю от полного банкротства, требуется приложение неимоверных, скорее всего непостижимых нашему разумению Трудов.

Если Земля и человечество в определенном аспекте являются «глиной в руках горшечника» (сказано: «творимы и творчество уделом»), то по своему составу эта глина далека от идеала. И не случайно одним из первых напутствий Учителя своим Посланным было: «Мука у середины не чиста, но купить новую нет денег». (Агни Йога, «Листы Сада М.», кн. 1, 1922, апр. 6.)

Даже для неотложных действий на решающих этапах Плана Владык не хватает кармически подготовленных людей («мука у середины не чиста») не говоря уже о массах, которые необходимо вовлечь в движения глобальных масштабов, вызывающих те эволюционно-революционные взрывы, без которых невозможно в корне менять структуру общественного устройства человечества.

Между действиями Архатов и «магов» имеется существенная разница. «Маги» и их последователи, налаживая связь с тонким миром, даже при лучших своих намерениях, пользуются сомнительным «кредитом», то есть методами, за которые ни им самим, ни окружающим их людям не по средствам «расплачиваться». Архаты направляют ход событий и воздействуют на людей естественным путем и складывают здание будущего «из обожженных глин», а не из сырого месива, «чудом» удерживающего своды на несколько мгновений. Обжиг же кирпичей, как известно, производится «руками человеческими», в опаляющем земном пламени и из глины, которую содержат недра человечества, ибо «нет денег» для «покупки» лучшего материала, или, другими словами, контингент сознательно двигающих эволюцию людей, а следовательно, и использование их в Планах Владык, ограничены.

Земной путь Е.И. и Н.К.— путь Архатов. Величайшим чудом для них была сама Жизнь, а не отклонение от ее закономерных проявлений. Как истинные Архаты и Посланники Шамбалы, Е.И. и Н.К. считались со строгой последовательностью и ограниченностью средств и методов в беспредельном, а следовательно, и в Земном строительстве.

В высочайшей миссии Посланника Белого Братства Н.К. явил нам наиболее правильное, опирающееся на Космическую закономерность отношение даже к столь, казалось бы, чуждому духовным запросам, как деньги. Без преодоления этой ступени «земного сосредоточения», мы явим лишь полную свою несостоятельность и беспомощность в том мире, который искренне хотим переделать к лучшему, следуя Указам Владык и вдохновляясь преданностью к Ним. Ведь Владыки Шамбалы пришли на Землю не для того, чтобы облагодетельствовать скудоумное человечество. Та суровая школа земной жизни, которую они прошли Сами и теперь облегчают усвоить нам, готовит равноправных участников Космического строительства, а не послушных мальчиков и девочек, покорно следующих указаниям своих наставников и умиленно возносящих Им осанну за дарованные свыше блага.

Вполне очевидно, что мы еще очень далеки от истинного понимания форм и условий Космической Жизни, протекающей совокупно в трех планах — плотном, тонком и Огненном. И вряд ли мы сможем приблизиться к такому пониманию, предварительно не решив в «сосредоточении земном» очередных задач самоусовершенствования и познания того плана, волею рока в котором находимся. Логично заключить, что и решать эти задачи нам надлежит путем мобилизации всех возможностей своего материального плана. Лишь успешно усвоив этот урок, мы будем способны к овладению и пользованию более сложными средствами и методами, которые связуют три плана Бытия в Единую Космическую Жизнь.

Это, конечно, не означает, что мы имеем право игнорировать проявления тонкого мира в нашей земной жизни. Однако, как показывает опыт, мы не имеем права «хвататься» за них, игнорируя основные личные или общественные задачи нашего земного существования, ибо разрыв одного звена ведет к распаду всей цепи.

Это положение предельно ясно выражено в следующих словах Учения Живой Этики:

«Владыко, почему не доверишь мне собрать все плоды сада Твоего?

Но где же корзины твои?

Владыко, почему не прольешь на меня ручьи Благодати Твоей?

Но где же кувшины твои?

Владыко, почему вместо шепота не скажешь громом правду Твою?

Но где же уши? И притом грозу лучше слушать в горах».

(Агни Йога, «Листы Сада М.», кн. 7, 1922, июль 3.)

Н.К. и Е.И. начали свое земное Служение с обычного «плетения корзин» и «формовки кувшинов» в обычных же для всех нас условиях, и это неизбежно приводило их к обычным же для всех нас трудностям и ставило в такие положения, которые на первый взгляд, совсем не соответствовали той высокой сфере духовного развития, к которой они принадлежали.

В связи с этим приходится сталкиваться и с такими вопросами: а как же закон Кармы, воздающий за наши прошлые благие дела и карающий за прегрешения? Почему он не оберегал Е.И. и Н.К. в этой жизни от бедствий?

И с такими «догадками»: поскольку личная карма Е.И. и Н.К. не должна была навлекать на них тех невзгод, с которыми им пришлось столкнуться, то все такие испытания посылались им для дальнейшего личного совершенствования.

И опять-таки с такими «благими» заключениями: лучше вообще не затрагивать «бытовых» сторон жизни Е.И. и Н.К., так как все попытки объяснить и тем самым «оправдать» их приводят к умалению Великих Обликов. Недоумения относительно действия Кармы вызываются, конечно, сугубо антропоморфическими истолкованиями этого вездесущего причинно-следственного Закона Бытия. Воздаяние за добро и зло — лишь одно из многих его проявлений, которое находит место в нашей сфере существования. На более высоких ступенях эволюции Карма регулирует творческий процесс Бытия, в котором наши понятия о «грехе», «святости» и «воздаянии» за них или преображаются или полностью исчезают.

Что же касается бытовых сторон и тех житейских невзгод, которые сопровождали Е.И. и Н.К. в данном воплощении, то объяснить их с целью «оправдания» личных «кармических долгов», «ошибок» или «противоречий» Е.И. и Н.К. вообще бессмысленно. Если даже предельно чуткое «объяснение» и избежит умалений, то оно все-таки выкажет полное непонимание жизненного Подвига Е.И. и Н.К. Постигать смысл жизненных испытаний Е.И. и Н.К. нам необходимо только для того, чтобы правильно объяснить себе самих себя, и руководствуясь примером их жизни, научиться находить правильные решения на своем собственном жизненном пути во всех его деталях, даже самомалейших «бытовых».

Самоотверженно трудясь в наших земных отравленных долинах или слушая в горах «грозовую» Правду Учителя, Е.И. и Н.К. никогда не нарушали строжайшей последовательности в естественном процессе восприятия тонкого мира и не забывали Поручения служить человечеству примером своей жизни, а не книжными сентенциями. Именно, на примере их жизни нам показано, как контакты с тонким миром возвеличивают, а не низводят значение материального плана, как недопустимо пренебрежение «малым» земным долгом, как важно в тонких контактах соблюдать равновесие, предупреждающее вторжение разрушительных вибраций из одной сферы бытия в другую. И вряд ли мы сможем извлечь необходимые для себя уроки, если попытаемся проникнуть в духовную жизнь Е.И. и Н.К. в отрыве от познания их повседневной, подвижнической, но и, по обычному, очень «человеческой» жизни, в которой как раз и нашли подтверждение слова Учения: «Приятно сознавать, как два мира соединятся на глазах человечества. Условие чистоты духовной будет познано, как материальное понимание жизни. И снова, как в древнейшие времена жречества, но в применении народном, заблестит огонь познания. Главное, надо привести в равновесие силы природы видимой и Мощь Источников Невидимых... Можно находить особый вред феноменов, ибо разряд насильственно скомканной материи порождает ненавистную атмосферу мятущихся электронов. Ничто так не поражает организм, как ненужные феномены». (Агни Йога, «Листы Сада М.», кн. 2, ч. 3, III, 9.)

На всех доступных нашему обзору этапах жизни Н.К. и Е.И. мы наблюдаем строгое соблюдение Закона Космического равновесия. Так и переход от «сосредоточения земного» к «сосредоточению тонкому» проходил у них планомерно, без крутых переломов мировосприятия и философского мировоззрения. Богатейшие накопления центра «Чаши» раскрывались соизмеримо новым земным условиям и задачам.

Промежуток с осени 1901 года (приезд Н.К. из Парижа и женитьба) по осень 1906 года (назначение Н.К. директором Школы Общества Поощрения художеств) был самым напряженным периодом «созревания» Н.К. как художника, ученого и общественного деятеля. Ежегодные путешествия по России и странам Европы, археологические раскопки, участие в научных съездах, выставки, работы для театра и сложная административная работа в ОПХ требовали приложения неимоверных усилий в области «сосредоточения земного». И, именно, в течение этих напряженных пяти лет в жизнь Н.К. и Е.И. вошло на равных началах «сосредоточение тонкое». Оно не увело их от «мирских дел», требовавших расширения научного знания, развития способностей, умения ориентироваться в окружающей обстановке. Множество забот и трудностей, прекрасно известных каждому из нас, обрушивалось на Н.К. и Е.И. Одолевая их, они трезво оценивали события и не опирались исключительно на то «потустороннее», которое уже заняло в их собственной жизни большое место.

Н.К. и Е.И. посещали спиритические сеансы, обращались к медиумам, испытывали свои собственные силы в области «потустороннего». Необычные способности Е.И. реагировать на явления тонкого мира были замечены В.М.Бехтеревым. Знаменитый русский психиатр и физиолог, изучая гипноз, самовнушение, действие мысли на расстояние, не чуждался спиритических сеансов, как, впрочем, и многие ученые того времени.

Мы знаем, что впоследствии Н.К. и Е.И. усиленно предупреждали против спиритизма как патологического проникновения в тонкие сферы, гибельно действующего на человеческую психику. Почему же сами они не избежали подобных вредных вторжений? Почему не были от этого удержаны Учителем? Почему подвергали себя риску, связанному с занятием спиритизмом? Очевидно тому было несколько причин, о которых мы можем догадываться с разными степенями приближения:

1. Астральные каналы сношений являются наиболее распространенными и эффективными в смысле доказательства существования тонкого мира и возможности общений с ним. Поэтому они первыми и привлекают к себе внимание всех ищущих таких контактов.

2. Астральный мир, как наиболее приближенное звено тонкого мира к земному, до полного раскрытия центров у Посланников Шамбалы (по чисто физиологическим причинам они раскрываются к 30—33-летнему возрасту) является одним из наиболее действенным для получения необходимых сведений и предупреждений. Сам по себе Астральный мир нейтрален. Его темные, негативные стороны порождены человечеством и соответствуют таковым на Земле. Поэтому, соблюдая определенные охранные меры, Владыки Шамбалы, при необходимости, прибегают к астральным каналам общения. Необходимость пользоваться, именно, этими каналами обусловлена тем, что вибрации астрального мира ближе к вибрациям земного, чем вибрации более высоких тонких сфер. Прямые контакты с последними, без наличия хорошо подготовленных и изолированных приемников, грозят большим нарушением равновесия между мирами, чем контакты, в которых астральные слои используются, как трансформаторы, перерабатывающие высокое напряжение на более низкое.

3. Постоянное наблюдение Владык Шамбалы за своими Посланниками делали Е.И. и Н.К. более неуязвимыми по отношению к темным нападениям из низших слоев астрала, нежели это бывает с обычными людьми. Охранный панцирь Владык Шамбалы и, самое главное, внутреннее, подсознательное ощущение Их Водительства всегда служили для Е.И. и Н.К. надежной защитой.

Надо полагать, что сила психической энергии и потенциальная готовность центров к раскрытию также играли немаловажную роль. Они усиливали медиумистические способности тех лиц, к которым Е.И. и Н.К. прибегали при своих опытах тонких сношений. Мало того, они обезвреживали эти, в большинстве случаев отравленные каналы. Аналогично тому, как хороший мастер способен эффективно использовать взрывные устройства, на которых подрывались неопытные новички, Н.К. и Е.И. добивались от медиумов результатов, которые для других могли бы оказаться катастрофическими.

4. Наконец, Н.К. и Е.И. всегда охраняло от заблуждений хорошо развитое чувство соизмеримости. Они прекрасно понимали, что сведения, поступающие через каналы тонкого мира, подвержены тем же колебаниям, как и земные, то есть они могут оправдаться или не оправдаться, оказаться исчерпывающими или односторонними и, как обычно, правильно или неправильно понятыми. Поэтому все черпаемое через тонкие контакты подвергалось тщательной проверке, а при выполнении Указов или предупреждений, полученных этим путем, никогда не игнорировались земные условия, не отбрасывались методы экспериментального научного познания.

Впечатляющие соблазны «потустороннего», которые уводят своих нерадивых поклонников от выполнения земного долга и погружают их в иллюзии «сверхбытия», были бессильны перед духовным Знанием Учителя, которое существовало у Е.И. и Н.К. с момента воплощения. Соприкасаясь со сторонниками тонких контактов, Н.К. не случайно сетовал, что «много медитирующих, и мало действующих». Е.И. и Н.К. имели Поручение действовать и, именно потому могли в свое время, без вредных последствий обращаться даже к медиумистическим приемам, что связанную с этим опасность нейтрализовали энергичной познавательно-творческой деятельностью в обычных для всех условиях земного существования.

Каким архивным материалом о начальных формах «сосредоточения тонкого» у Е.И. и Н.К. мы располагаем? Если говорить о самом первом периоде, то, судя по записям Н.К.., опыты и случаи проникновения в тонкий мир почти не фиксировались, и рассчитывать на подробные сведения о первых контактах с тонким миром вряд ли приходится. Так Н. К, пишет: «Швейцария. Лето 1906 года. Приехала ясновидящая. Многие хотят побеседовать с нею. „Хотите ли она прочтет в закрытой книге?” В это время Е.И. приносит с почты какой-то пакет с книгою из Парижа. Е.И., не раскрывая пакета, называет страницу и строчку, и женщина с закрытыми глазами читает это место, точность которого тут же при всех и проверяется при вскрытии книги. — „Где мы будем жить будущее лето?” — Следует описание каких-то водных путей. При этом добавляется: ,,Вы едете на пароходе. Кругом вас говорят на каком-то языке, которого я не знаю. Это не французский, не немецкий, не итальянский, — я не знаю этого языка”.

На другой год мы совершенно неожиданно жили в Финляндии.

Затем следовали описания судьбы моих картин в Америке на выставке, устроенной Гринвальдом. Затем, как видно теперь, были описаны потоки крови великой войны и революции, смерть императора, а затем начало учреждений в Америке. При этом была любопытная подчеркнутая подробность, что в новых делах будет очень много исписанных листов бумаги. Разве это указание не характерно, когда припомним всю многочисленную переписку со всеми учреждениями в разных странах.

Можно припомнить множество подобных эпизодов как в Европе, так и в России и на Востоке. Когда нечто подобное происходит, мало кто отдает ему должное внимание. Чаще всего эти замечательные, наводящие на многие размышления свидетельства остаются в пределах любопытного анекдота. Но проходят года, и когда совершаются потрясающие события, так легко в обиходе рассказанные, так непосредственно соединяющие прошлое с будущим, тогда запоздало всегда будут произнесены сожалительные фразы о том, как много могло быть своевременно еще более углублено. Искренно пожалеется о том, что бывшие у всех на глазах опыты остались тогда же не записанными». (Н.К.Рерих . Листы дневника, «Бывшее и будущее»)

Еще одно интересное воспоминание Н.К.: «Наши друзья переезжали в новый дом. Вещи уже были перевезены. Среди них старинные, испорченные, никогда не заводившиеся часы. Хозяйка нового жилья задумалась, долго ли придется прожить на этом месте. И вдруг никем не заведенные, испорченные часы звонко пробили десять раз. Это было число лет, прожитых в этом доме. А ведь многие не обратили бы внимания на какой-то бой часов». (Н.К.Рерих . Листы дневника. «Вехи»)

Очерк «Вехи» — автобиографичен; все случаи, описанные в нем, происходили с Н.К., хотя в очерке ссылки на «хорошо знакомых». В данном эпизоде узнается Е.И. и переезд в дом на Мойке в 1906 году. Еще одно упоминание об Е.И.: «...за годы прозревались события. Как всегда, определялись они не календарными сроками, а сопутствующими жизненными знаками. Все это не записано. А ведь кто-то пожалеет, что так многое замечательное не было запечатлено. Из ученых Бехтерев прислушивался внимательно, а затем несколько врачей и исследователей проходили мимо равнодушно». (Н.К.Рерих . Листы дневника. «Сорок лет»)

Эти и многие другие свидетельства относятся к 1904— 1907 гг., следовательно, к этому времени, «сосредоточение тонкое» оформляется у Е.И. и Н.К. в определенную систему, вытекающую из Восточной эзотерики. По срокам это совпадает с возникновением индийской и вообще восточной тематики в живописи и литературных произведениях: «Уже с 1905 года многие картины и очерки были посвящены Индии». (Н.К.Рерих . Листы дневника. «Индия».) — замечает сам Н.К. Повторяю, что из этого отнюдь не вытекает, что в более ранние годы на Е.И. и Н.К. не сказывалось воздействие Шамбалы. В той или иной форме оно должно было проявляться с самых первых лет, но воспринималось только интуитивно.

Есть основание полагать, что именно в указанные годы для Н.К. и Е.И. впервые прозвучало Имя Учителя и начались сознательные поиски путей постоянного общения с Ним. На эту мысль наталкивает и сборник «Цветы Мории». Он открывается стихотворением «Заклятие», датированным 1911 годом. Все другие стихи более позднего периода. Поэтому особо обращает на себя внимание стихотворение «Под землею», датированное 1907 годом. Приведем его:

 Черепа мы снова нашли.

Но не было знаков на них.

Один топором был рассечен.

Другой пронзен был стрелою.

Но не для нас эти знаки.

Тесно лежали, без имени все,

Схожие между собою.

Под ними лежали монеты.

И лики их были стерты.

Милый друг, ты повел меня ложно.

Знаки священные мы не найдем

под землею.



Текущее время: 13:09. Часовой пояс GMT +3.


Agni-Yoga Top Sites

Рейтинг@Mail.ru

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot